Ильдус Янышев: «Ротарианцы – масоны? Чудовищное заблуждение!»

1.10.2018 02:20



Новый губернатор Ротари России мечтает провести в Казани всемирную конвенцию на 45 тыс. человек вслед за Сеулом, Атлантой и Торонто
Уникальная кругосветка известного предпринимателя, председателя союза велосипедистов РТ Ильдуса Янышева завершается: 7 октября он финиширует в Казани. Причем от Альметьевска до столицы  — в составе международного велоралли. Напомним, что Янышев проехал по Европе, США, Китаю, Дальнему Востоку, Сибири, а сейчас крутит педали уже в Башкортостане. В дороге Ильдус Ахтямович узнал новость: его избрали губернатором всего Ротари России. О своем новом статусе он рассказал «БИЗНЕС Online».
Уникальная кругосветка Ильдуса Янышева завершается: 7 октября он финиширует в Казани
«В МИРЕ СЕГОДНЯ БОЛЕЕ 1,2 МИЛЛИОНА РОТАРИАНЦЕВ»
– Ильдус Ахтямович, существует масса версий и домыслов, поэтому первый вопрос: что такое Ротари?
– Это ассоциация клубов, целью которой является общественное служение. Первый Ротари-клуб был основан 23 февраля 1905 года в Чикаго. Тамошний адвокат Пол Харрис хотел познакомить между собой своих клиентов, он считал, что, встречаясь в клубе и делясь своим опытом ведения бизнеса, они смогут почерпнуть много полезного. Такие встречи проводили по очереди в бизнес-офисах каждого члена клуба, вот его и назвали «Ротари» (в переводе с английского – «изменение», «ротация»). В клуб вступали чаще всего бизнесмены с высокой репутацией, которым не были безразличны местные проблемы. Поэтому деятельность клубов Ротари приобрела ярко выраженную общественную направленность. Ну а на съезде-конвенции Ротари в далеком 1923 году было принято положение о социальном служении. Там записали, что такое служение. Это не просто умонастроение или какая-то субъективная философия, а руководство к действию. Поэтому каждый ротарианец и каждый Ротари-клуб ведут практическую деятельность, реализуют гуманитарные проекты.
По своей сути Ротари является выражением философии человеческой жизни, которая состоит в нахождении баланса между естественным желанием человека извлекать для себя выгоду и осознанием своей обязанности и необходимости помогать другим. Для любого ротарианца очевидно, что, живя в конкретном социуме, можно и нужно улучшать жизнь людей и окружающей среды, так как мы все взаимозависимы друг от друга. В этом смысл философии нашего движения – «Общественное важнее личного (Service above Self)», и он основан на практическом воплощении простого этического принципа – «Тот, кто больше отдает, больше получает».
– В Ротари-клубах ведь не только бизнесмены?
– Конечно, в Ротари вступают состоявшиеся люди, которые добились успеха в своей профессиональной деятельности. Это, кроме предпринимателей, ученые, педагоги, медицинские работники, журналисты... Сегодня в мире 34 тысячи Ротари-клубов, они есть более чем в 170 странах. Общее количество ротарианцев – свыше 1,2 миллиона. В России 88 клубов Ротари от Калининграда до Сахалина, в которых состоят более 1200 человек. В Ротари есть также международная молодежная организация «Ротаракт», в нее входят молодые люди с лидерскими наклонностями в возрасте от 18 до 30 лет. Имеется также «Интеракт» – юношеский клуб при Ротари, куда принимают тех, кому 12–18 лет. То есть это такая трехступенчатая система организации, что-то вроде пионерии, комсомола и партии. А выражаясь языком управления, Ротари – это очень эффективная и хорошо себя зарекомендовавшая социальная франшиза.
Я глубоко убежден, что занятие социальной деятельностью, в том числе и благотворительностью, должно быть так же технологично, как и работа большой компании, политической партии или, например, ООН. Но у нас в обществе, к сожалению, еще не созрело понимание того, что социальная деятельность может быть технологизирована, иметь свои закономерности и регламенты. В России принято заниматься благими делами на эмоциях, на добрых позывах. И, как правило, такие организации недолговечны и прекращают свое существование с потерей к ней интереса или возможностей ее основателя. Как показывает мое знакомство с технологиями Ротари, эта отрасль человеческой деятельности  тоже имеет свою специфику в управлении. Более того, скажу откровенно, что управлять или координировать общественную организацию бывает намного сложнее, так как тут нет привычных инструментов подчинения и мотивации. Сейчас модно говорить о самоуправляемых организациях, их активно поддерживает Герман Греф, переводя некоторые отделения Сбербанка в эту систему управления. С этой точки зрения Ротари – идеальная организация «бирюзового типа», которая работает с эволюционными целями, где нет прибыли, а главная цель – социальное благо и самореализация ее участника.
– Звучит очень красиво и пафосно. Такое вообще возможно?
– Возможно, и уже на протяжении 113 лет в 170 странах мира. В Ротари есть важные принципы. Во-первых, это всегда организация неполитического толка. Клубы Ротари за время своего существования ни разу не участвовали ни в каких избирательных кампаниях и соблюдают в этом вопросе полный нейтралитет. Хотя иногда предпринимались попытки использовать Ротари-бренд, его ресурсы и клубы в личных интересах в ходе избирательных кампаний и продвижении товаров или услуг коммерческого характера. Но такие люди вынуждены были покинуть Ротари. И во-вторых, что тоже очень важно, Ротари дистанцируется от религиозных и национальных различий, от всего, что разделяет людей. «Ротари Интернэшнл», международная ассоциация клубов Ротари, является неправительственной организацией и уже более полувека имеет консультативный статус в ООН и ЮНЕСКО. Так что Ротари во всем мире очень авторитетная организация в международном сообществе.
«Сегодня в мире 34 тысячи Ротари-клубов, они есть более чем в 170 странах. Общее количество ротарианцев – свыше 1,2 миллиона»
«НЕ СТАНУТ ЛИ ОНИ, ВСТУПИВ В РОТАРИ, ЖЕРТВАМИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТРИГ?»
– А когда Ротари появилась в России?
– Ротари в нашей стране стала набирать обороты в 90-е годы, тогда были созданы первые клубы. Тогда такой клуб посещал мэр Москвы Юрий Лужков, членами Ротари-клубов были мэр Тольятти, губернатор Иркутской области и другие авторитетные люди страны... Во всем мире в клубах Ротари состоят весомые, значимые люди.
Позднее из-за ухудшения отношений и с США, и с Западной Европой, когда у нас стали, скажем так, пристально наблюдать за зарубежными некоммерческими организациями, то у многих возникло опасение – не станут ли они, вступив в Ротари, жертвами политических интриг? Тут важно различать, что Ротари не иностранная, а подлинно международная (чувствуете разницу?) организация, такая же, как, предположим, Красный Крест, Всемирная организация здравоохранения или фонд дикой природы. То есть она представляет интересы всех своих 1 200 000 членов из 170 стран, и все страны там принимают равное участие в управлении через своих представителей в коллегиальных органах. И главный принцип Ротари – это постоянная сменяемость. Меняются президенты клубов, меняются губернаторы округов, и президенты всего «Ротари Интернэшнл» – ими становятся представители разных стран, как в ООН. Постоянная ротация происходит в этой организации, поэтому она не может стать заложником какой-либо личности, работать на конкретное лицо или в интересах одной страны. Она всегда работает на общечеловеческие идеи и цели. Никому не удастся использоваться Ротари для своих бизнес-целей или политических амбиций.
Со времени основания Ротари в 1905 году международное сообщество и Россия переживали в своих внешнеполитических отношениях то периоды «весны», то глубокой «заморозки». Такая переменчивость в «погоде» неотъемлемое свойство любой политики, даже между не всегда дружественными странами Европы и Америки. Но это никогда не отменяло наличие социальных и гуманитарных проблем (голода, эпидемий, помощи сиротам, инвалидам, жертвам катаклизм и т.д.), которые требуют своего решения независимо от политической конъюктуры. И Ротари-клубы в различных, даже враждующих странах, придерживаясь принципов нейтралитета, всегда вносили совместный вклад в их решение.
– А когда и как о Ротари узнали вы?
– Социальными практиками я занимался давно. Еще когда жил в Москве, руководил благотворительным фондом. Там и познакомился с ротарианцами и узнал от них, что в Казани тоже есть Ротари-клуб. Это был 2004 год. Я посетил заседание и, изучив более глубоко Ротари как социальную технологию, понял, что это лучшая технология социально ответственного служения деловых людей своему обществу на локальном, национальном и глобальном уровнях. Я понял, что не надо изобретать велосипед (смеется) – Ротари дает практически все инструменты и ресурсы для того, чтобы очень активно и эффективно реализовывать социальные проекты, получать новые навыки в общении, управлении, интересные контакты по всей России и миру.
В 2007 году меня уже избрали президентом Ротари-клуба Казани, и я еще глубже погрузился в этот удивительный мир новых возможностей. А когда посетил конвенцию Ротари – она проходит каждый год в разных городах мира, а тогда была в США, в Солт-Лейк-Сити, – я увидел более 20 тысяч гостей со всего света, поддержку на уровне губернаторов штатов, федеральных чиновников. И я понял, что это очень серьезная, мощная организация. После этого я принял участие в международной миссии по искоренению полиомиелита среди детей в Индии. Увидел, насколько страшна эта болезнь, и она не знает политических границ, и как эффективно действует против нее ротарианское мировое сообщество. Ротарианцы собирают сотни миллионов долларов ежегодно и лично проводят вакцинации детей своими собственными руками при поддержке ВОЗ и благотворительного фонда Билла и Меринды Гейтс. При этом надо иметь в виду, что Ротари не организация, где просто собирают деньги, а организация, где собирают идеи и создают условия и механизмы для того, чтобы члены этой организации, ее друзья и партнеры непосредственно сами занимались благими делами. Это очень важное свойство, дополнение, потому что человек, совершая какое-либо социально значимое, полезное обществу действие, однозначно повышает собственную самооценку, получает позитивные эмоции и полезные навыки, связи с людьми не только в своем городе, но по всей стране и даже по всему миру.
«В Ротари вступают состоявшиеся люди, которые добились успеха в своей профессиональной деятельности»
«КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ НЕВОЛЬНО ОКАЗАЛОСЬ СВОЕГО РОДА ПРАЙМЕРИЗ»
– Как вас избрали, так сказать, губернатором – слово-то какое! – всего Ротари России?
– История с моим избранием очень интересная. Губернатором я стал в достаточно жесткой конкурентной борьбе – был избран из четырех кандидатов, очень уважаемых людей. Вообще, чтобы стать губернатором, нужно отвечать определенным квалификационным требованиям. Например, быть членом Ротари не менее 7 лет, быть президентом своего клуба один срок, работать в округе на должности помощника губернатора или быть членом одного из окружных комитетов. Также необходимо знать английский язык. И конечно же, пользоваться авторитетом среди ротарианцев своего округа. И вот у меня в жизни сложилась такая ситуация, что велосипед дважды поднял меня на новый уровень общественной деятельности. Первый раз – в 2010 году, когда мне предложили избираться в депутаты Казгордумы, как раз потому что я активно занимался продвижением идей велокультуры в Казани. Это и стало моей предвыборной платформой и лейтмотивом деятельности как депутата. А во второй раз в ходе моего кругосветного путешествия на велосипеде я познакомился со многими Ротари-клубами в зарубежных странах и на территории России. И невольно это оказалось своего рода праймериз, когда я увидел клубы, а клубы увидели меня.
Кстати могу рекомендовать эту предвыборную технологию для будущих депутатов. Избираешься в районе — обкатал на велике избирательный округ, людей узнал, себя показал. То же самое и для региональных парламентов, и так далее... В условиях просыпающегося электората и усиления конкуренции победа обеспечена.
А само избрание в Ротари происходит очень демократично. Каждый клуб может выдвинуть как из своего состава, так из любого другого клуба кандидата на пост губернатора. Клубы выбирают и членов номинационного комитета, который каждый раз выбирается заново. Этот комитет тайным голосованием и выбирает губернатора. Возвращаясь к технологии выборов, хочу сказать, что у Ротари есть очень интересная система – сначала человека избирают губернатором-номини (номинированным), который потом станет уже полноценным губернатором. С 2019 года я буду губернатором-элект и буду помогать действующему губернатору, работать в округе и учиться, получать необходимую квалификацию. И только потом, в 2020 году, полноценно вступлю в должность. То есть далеко не каждый попадает в губернаторы, а если и попал, то нужно очень хорошо потрудиться, освоить все регламенты, нюансы ротарианской деятельности, и только потом стать полноценным лидером движения в своем округе или, в нашем случае, в своей стране. При этом приходится много трудиться и постоянно учиться. Мне придется выезжать на обучение в Международную академию Ротари и стажироваться с действующим губернатором в 2019–2020 годах.
– А вообще, на сколько выбирается губернатор?
– На один год. Но работает он фактически три года – сначала в качестве элект-губернатора, то есть избранного губернатора, это уже дает определенные полномочия и предполагает определенные обязанности. Потом ты работаешь уже действующим губернатором. А третий срок – как бывший губернатор, обеспечиваешь преемственность в своем округе и, как правило, становишься членом правления округа или можешь продолжить свое служение на европейском или мировом уровне. У каждого губернатора набирается команда помощников, председателей и членов окружных комитетов – есть, например, комитет по фонду Ротари, комитет по грантам, комитет по ротарианскому просвещению, по регистрации новых клубов, по законодательству и этике, по наградам и так далее. Это достаточно большая команда, которая работает вместе с губернатором и реализует стратегию, которую вырабатывает правление.
– Работа губернатора оплачивается?
– Конечно, нет, она осуществляется полностью на общественных началах, так как в губернаторы идут не для того, чтобы зарабатывать. Но производятся компенсации всех расходов, связанных с этой деятельностью. Для этого есть бюджет округа, собираемый из членских взносов, на которые содержится офис в Москве и штат наемных сотрудников.
– Россия – это один ротарианский округ?
– Было два округа – на европейской части и на территории за Уралом. Но они объединились под номером 2223, этот округ будет действовать с 2019 года. А я в 2020-м году вступлю в полноценное губернаторство.
Понимаю настороженное отношение к Ротари в России – у нас привыкли к доморощенным социальным институтам и считают, что благими делами можно заниматься самим, зачем для этого использовать международный опыт или бренд? Но я считаю, что лучший международный опыт, он нужен не только для сборки телевизоров или обучения мастеров делового администрирования, но и для социальной деятельности. Однако нам этого понимания еще надо достичь, и пользу Ротари для страны и людей оценить на основе объективных показателей, а не домыслов. Я подсчитывал, в России количество ротарианцев на 100 тысяч жителей в 100 раз меньше, чем в среднем по миру. В Европе, в США, в Азии, в каждом городе, где 20–50 тысяч жителей, есть Ротари-клуб. А у нас даже не во всех городах-миллионниках. Конечно, тут играет негативную роль сложная международная обстановка и мнение о том, что Ротари, как и любая международная организация, может быть инструментом «вашингтонского обкома», или что ротарианцы – это масоны... У нас пока еще эта форма культуры только-только начинает завоевывать доверие общества.  
«При въезде в любой город США есть такой стенд с логотипами общественных организаций, которые тут есть. Ротари в левом верхнем углу»
«ЛЮБОЕ ДЕЛО, СЛОВО И МЫСЛЬ ПРОВЕРЬ ЧЕТЫРЕЖДЫ: НА ПРАВДУ, НА ЧЕСТНОСТЬ, НА ДОБРОТУ, НА БЛАГО ДЛЯ ЛЮДЕЙ»
– Да, нередко говорят, что Ротари – это масонская, вернее, парамасонская организация. Об этом в свое время писал Дугин. Все не так, вы скажите или... сознаетесь?!
– Конечно, не так, это чудовищное заблуждение, игра троллей. Начнем с того, что в массовом общественном сознании россияне достаточно консервативны по отношению к «иным» религиям, философским школам, иностранным некоммерческим организациям. И при том очень часто, лично не разбираясь в сути, просто вешают ярлыки или руководствуются слухами. Прежде всего масонские ложи – организации предельно закрытые, а в Ротари-клуб может поступить любой, даже женщины, которых к масонским ложам близко не подпускают. И еще – собрания масонских лож недоступны для посторонних, а к нам на собрания может прийти любой, кому это интересно. Вся деятельность Ротари широко освещается на сайтах и в открытых источниках. Вообще, у нас все процедуры, в том числе выборные, совершенно прозрачные и сбалансированные. И, повторю, политикой Ротари не занимается и не будет заниматься.
Добавлю также, что каждый ротарианец должен руководствоваться в жизни этическими принципами так называемого четырехвопросника, своеобразного этического теста на то, правильно ли мы мыслим, говорим, делаем. Это применимо и в личной жизни, и в общественной, и в предпринимательской деятельности. Четыре вопроса такие. Истина ли это? Порядочно ли это для всех заинтересованных? Способствует ли это доброй воле, взаимопониманию и укреплению дружеских отношений? Принесет ли пользу всем заинтересованным сторонам? Ротарианцы говорят, что любое дело, слово и мысль проверь четырежды: на правду, на честность, на доброту, на благо для людей.
– Звучит красиво. Хорошо бы всем нам руководствоваться такими правилами... Хотя теория – это одно, практика – другое. 
– Этот четырехвопросник – по сути, расширенное толкование золотого этического правила: «Поступай так, как ты хочешь, чтобы поступали по отношению к тебе». За рубежом принадлежность к Ротари – свидетельство того, что ты человек с хорошей репутацией, что с тобой можно иметь дело. Благодаря Ротари я приобрел друзей и новые контакты практически по всему миру, причем контакты очень качественные. Потому что они, как настоящая дружба, основаны не на выгоде, не на каком-то корыстном интересе. В структуре Ротари есть огромное количество содружеств, как мы их называем, которые объединяют ротарианцев по интересам. Это могут быть содружества юристов, яхтсменов, врачей, музыкантов, наблюдателей птиц... Или велосипедистов – в таком содружестве состою я, и нас 3 тысячи в более чем 60 странах мира. Все мы имеем возможность участвовать и в соревнованиях, и в благотворительных мероприятиях. Проводим регулярные встречи в разных странах мира. То есть это очень хороший инструмент для дружбы, для самосовершенствования.
Любая религия предполагает, что успешный человек свою десятину, в исламе – закят, будет жертвовать на благие дела. Такие возможности дает и Ротари. Причем ротарианцы не подарки и деньги раздают, а, как принято в социальных технологиях, дарят нуждающимся «удочку». Поэтому проекты Ротари имеют наивысший коэффициент полезности. При этом такие проекты проходят сначала всестороннее обсуждение, а реализуются часто совместными усилиями разных клубов одной или даже нескольких стран с привлечением муниципальных образований и других организаций. Есть международные комитеты (Россия – Болгария, Россия – Грузия, Россия – Нидерланды, Израиль), которые объединяют ротарианцев разных стран для дружбы и сотрудничества. Есть и много международных программ, когда, например, осуществляется международный обмен молодежи – россияне живут в семьях ротарианцев в другой стране, учатся там в школе, а оттуда дети приезжают к нам в Россию. Это позволяет глубже понять другую культуру, укрепляет дружеские отношения между жителями разных стран, несмотря ни на какие разногласия между их правительствами. К тому же не требует никаких бюджетных денег... Есть и программа профессионального обмена – врачей, скажем.
«Во время своего велотура я видел построенную ротарианцами спортивную площадку в Омске»
ОТКРЫТЬ ДОМ РОТАРИАНСКОЙ ДРУЖБЫ В МОСКВЕ
– Какие проекты у Ротари есть в России?
– Скажем, казанский клуб Ротари реализует экологический проект озеленения России – мы собираем грунт и семена деревьев, которые будем высаживать весной. Наш клуб приобрел оборудование по уходу за недоношенными детьми в первой детской городской больнице. Во время своего велотура я видел построенную ротарианцами спортивную площадку в Омске. В Волгограде совместно с фондом Елены Исинбаевой реализовано строительство парка для детей с инвалидностью. Есть проект медицинского обследования лиц, которые живут в труднодоступных районах – для этого, например, в Ульяновске ротарианцы закупают оборудование для ранней диагностики рака. Клуб Ротари в Кемерове после страшного пожара в ТЦ организовал психологическую помощь, а для детей из семей пострадавших организовал поездку в Казань. Ежегодно наш округ Ротари проводит молодежные тренинги по лидерству RYLA. У нас в стране очень много ротарианских проектов, их социальный эффект можно оценить в эквиваленте в сотен миллионов рублей ежегодно. Но очень трудно оценить ту доброту сердец и личный вклад членов и партнеров Ротари-клубов, которую они передают людям на всей планете.
– У вас как у будущего губернатора Ротари России какие планы?
- Своей задачей, как и любой вновь избранный губернатор, ставлю увеличение количества новых клубов в России. В Казани сейчас всего два клуба, а может и должно быть минимум 5–10 и больше, в зависимости от социального статуса, возраста его участников, направлений деятельности. Хочу сформировать сильную, мощную команду, которая будет реализовывать эффективные социально-ориентированные проекты на огромной территории нашей страны. Поставил целью реализовать большой национальный проект. Также хочу открыть Дом ротарианской дружбы в Москве. Еще есть мечта провести всемирную конвенцию Ротари в России, а может быть, даже в Казани. Например, на последних ежегодных всемирных конвенциях Ротари в Сеуле, Атланте, Торонто участвовали более 45 тысяч гостей со всех стран мира. По масштабам это сопоставимо с проведенными в Казани Универсиадой или любым саммитом мирового уровня. Просто наши СМИ этого не передают, но это не значит, что этого нет.
– Ничего себе — 45 тысяч гостей...
– И это при полном отсутствии бюджетного финансирования... Конвенция проходит неделю, у нее большая деловая и культурная программа. Это очень способствует развитию региона, качественному изменению человеческого капитала принимающей стороны и ее узнаваемости в мире. А в условиях антироссийских санкций Ротари может стать гуманитарным мостиком к улучшению отношений с другими странами, сохранению благоприятного имиджа России. Но для проведения конвенции надо пройти сложнейшую заявочную процедуру – не менее сложную, чем на чемпионат мира по футболу. И для этого потребуются годы работы и иные масштабы развития ротарианского движения в России.
– О вашем кругосветном путешествии – когда возвращаетесь?
– Я сейчас уже нахожусь в Уфе. Пройдено более 24 тысяч километров через 13 стран мира. Накоплено большое количество материала для реализации социальных проектов в России. 4 октября прибываю в Альметьевск и туда же приезжают президент всемирного содружества ротарианцев-велосипедистов Жан Люк Бергег из Франции, руководитель китайской ассоциации велосипедистов Сонг, велосипедисты из Германии, а также велосипедисты из Ротари-клубов России. В Альметьевске мы проведем круглый стол и ознакомимся с инфраструктурой «Велосипедной столицы России». А 5 октября все вместе мы на велосипедах отправимся в Казань, это будет международное благотворительное велоралли, посвященное искоренению полиомиелита. Мы финишируем 7 октября у «Ривьеры», как предполагаем, в 12 дня. И сразу, с колес, я сделаю доклад на ротарианской региональной ассамблее, которая будет проходить 6–7 октября в Казани. А 8 октября в ГРК «Ривьера» мы проведем первую международную конференцию «Велосипед на службе человечества: гуманитарные измерения», где рассмотрим ход реализации наших проектов «Шоссе Мира», «Путь Тукая», «ВелоДобро» и других. Подпишем соглашения о сотрудничестве с Харбинской ассоциацией велосипедистов, проведем фестиваль видеороликов «Почему я выбираю велосипед?» Впереди у меня очень много интересной и новой работы.

Источник: www.business-gazeta.ru