«Господин негодовал, почему водочный завод среди эпизодов фильма...»

30.09.2018 11:20



Эхо казанского фестиваля мусульманского кино, или Чем недовольны татарстанские режиссеры
Для чего на КМФМК задумывалась секция «Национальный конкурс»? Над этим вопросом задумываются местные кинематографисты, обсуждающие победу фильма «Чистополь. Из жизни малого города» московского режиссера-документалиста Галины Долматовской. Почему сама Долматовская считает, что благодаря картине о Чистополе узнают в мире, с чем не согласны Ильдар Ягафаров и Юрий Гвоздь, и какой пункт регламента фестиваля мусульманского кино нарушается с регулярностью — в материале «БИЗНЕС Online».
Целый ряд известных татарстанских кинематографистов оказались недовольны распределением наград в секции «Национальный конкурс» Фото: «БИЗНЕС Online»
ДЛЯ ЧЕГО СУЩЕСТВУЕТ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНКУРС» КМФМК?
Хотя 14-й по счету Казанский международный фестиваль мусульманского кино завершился еще пару недель назад, инфоповоды, спровоцированные мероприятием, не исчезают.
Напомним, что критики в адрес организаторов в этом году было немало, и дело не только в традиционно затянутых церемониях открытия и закрытия, по поводу которых «оттопталось» немало журналистов. Директору фестиваля Миляуше Айтугановой предъявляли и странное расписание, когда потенциально самые громкие картины показывали утром в рабочие дни; и «косяки», связанные с тем, что некоторые иностранные картины показывали без перевода и субтитров; и, к примеру, странная для кинофеста практика, когда конкурсный фильм «Мулла» параллельно прокатывался в государственном кинотеатре «Мир», где за показ брали деньги. Впрочем, все это не помешало КМФМК стать на днях лауреатом регионального  конкурса национальной премии в области событийного туризма Russian Event Awards среди Приволжского и Уральского федеральных округов.
Но оказалось, что претензии к устроителям есть не только организационного характера. Как выяснил «БИЗНЕС Online», целый ряд известных татарстанских кинематографистов оказались недовольны распределением наград в секции «Национальный конкурс». Напомним, что этот своего рода «конкурс в конкурсе» появился в программе КМФМК в прошлом году, как было заявлено, по инициативе самого Рустама Минниханова, и мотивировал художников призовым фондом в 1 млн рублей. По регламенту в секции участвует 10 картин, но в 2018-м эту цифру увеличили до 15-ти.
Так вот, весь сыр-бор произошел вокруг главного приза «Национального конкурса», который получила картина «Чистополь. Из жизни малого города», режиссер которого Галина Долматовская – доктор искусствоведения, известный столичный документалист и дочь поэта Евгения Долматовского. Понятно, что автора этого фильма трудно отнести к татарстанским кинематографистам, поддержка которых и была заявлена в качестве одной из главных целей появления новой секции на КМФМК.
Почему же «Чистополь. Из жизни малого города», независимо от качества самого кино (кстати, премьера его состоялась еще в ноябре 2017 года в московском ЦДЛ), оказался в «Национальном конкурсе» в Казани? Директор КМФМК была лаконична. «В национальной секции по регламенту могут быть либо  фильмы о Татарстане, либо фильмы , созданные  в копродукции „Татарстан и другая страна“, либо фильмы наших кинематографистов. Он попадает в регламент, он снят о Татарстане. Хороший фильм, отборщики фестиваля во главе с киноведом Сергеем Лаврентьевым определили его», — так ответила на вопрос «БИЗНЕС Online» Айтуганова. Правда, осенью 2017-го она несколько иначе формулировала задачу этого  конкурса: «В этом году мы предложили ввести национальную секцию на фестивале, чтобы поддержать наше местное кино».
Что же на самом деле сказано в регламенте КМФМК? Он опубликован на официальном сайте фестиваля: «В национальный конкурс отбираются лучшие 10 фильмов, созданных в Татарстане или при участии Татарстана (копродукция)». Если «созданных в Татарстане» подразумевает исключительно место съемок, то, видимо, картина Долматовской регламенту вполне соответствует.
Но, кстати, в самом этом документе есть любопытные вещи, которые говорят о том, что некоторые его положения регулярно нарушаются. «Дресс-код фестиваля во время торжественных церемоний по случаю открытия и закрытия фестиваля, а также торжественных ужинов строго определен. Он предполагает:  для женщин вечерние платья, для мужчин фраки.  В приглашениях указывается дресс-код с пометкой: White Tie (белый галстук, Ultra formal, Wt) или Black Tie (черный галстук, Cravate noire, Tuxedo, Bt)», — этот пункт нарушают примерно все.
Миляуша Айтуганова: «В национальной секции по регламенту могут быть либо  фильмы о Татарстане, либо фильмы , созданные  в копродукции „Татарстан и другая страна“, либо фильмы наших кинематографистов. «Чистополь» попадает в регламент» Фото: «БИЗНЕС Online»
ГАЛИНА ДОЛМАТОВСКАЯ: «А ТЕПЕРЬ О ЧИСТОПОЛЕ УЗНАЮТ И В ДРУГИХ СТРАНАХ, КУДА ПРИГЛАШЕН ФИЛЬМ»
«БИЗНЕС Online» попросил прокомментировать ситуацию самого режиссера фильма «Чистополь. Из жизни малого города».
- Галина Евгеньевна, расскажите для начала о самой картине?
- Все сказано в его названии. Это сцены из  повседневной жизни малого города, которые однако вот уже три четверти века сплетены с его  военным прошлым. В  самом начале войны сюда был эвакуирован Союз писателей и писательские семьи.  Кто-то, как Анна Ахматова, был здесь коротко, кто-то как Борис Пастернак, Леонид Леонов, Николай Асеев на два самых трудных года.
Чистополь наложил отпечаток и на их творчество и на их жизнь. Многолетняя переписка  писателей с чистопольцами сегодня  среди драгоценностей Российского Государственного архива литературы и искусства.  А какие архивные богатства хранит музейное объединение Чистополя! И не просто хранит, а  превращает в книги, привлекая в город людей, которых интересует отечественная литература  и ее создатели. 
Уже довольно давно Татарстан следит за судьбами  «московских чистопольцев», как здесь их называют. Я тоже горжусь этим званием.  Бывших странников войны и их наследников неоднократно собирали и в Москве и на  земле Татарстана,  цементируя наше братство,  наш пароль «Чистополь».
Моя семья много лет была связана перепиской с замечательным краеведом  Ниной Степановной Харитоновой. Именно она и Наиль Мансурович Валеев, а еще Любовь Григорьевна Демченко – директор Музея Бориса  Пастернака лет  13 назад предложили мне  сделать фильм о Чистополе  от первого лица, опираясь на чистопольский архив и архивы писательских семей, ведь, повторяю, благодаря Чистополю  мы все дружим десятилетиями – Твардовские, Сурковы,  Васильевы, Ардовы, Пастернаки, Островые, Шамбадалы, Рудерманы, Арбузовы , список можно продолжать...
- Были ли татарстанцы в вашей съемочной группе?
- Съемочная группа наша  — всего два человека : оператор и я , так как я волею  обстоятельствоказалась связана с продюсерской студией, главный лозунг которой при съемках фильма был «денег нет». Потому даже звукооператора нам в экспедицию не позволили взять. Обходились сами.
Очень большая нагрузка легла на чистопольцев. Мы не единожды обсуждали все детали съемок с директором Государственного архитектурного и литературного-исторического музея-заповедника Александром Печенкиным и его сотрудниками. Кстати он , и Ольга Печенкина, приехали на премьеру в Казань. Ольгин серебряный голос, как и весь ансамбль Тагира Мухаметова (вместе с Лилией Валеевой) – на мой взгляд, украшение  музыкальной палитры фильма.
Все транспортные проблемы съемок (а мороз в феврале был серьезный, да и прикамские ветра его усиливали ) тоже взял на себя музей –заповедник. Дом учителя, Музей уездного города, Музей Пастернака воистину  нас приютили. Сотрудники открыли нам архивы,  не считаясь со временем, будь то раннее утро или поздний вечер, будни или выходные. Песни ансамбля  Тагира нам тоже записал прекрасный звукооператор в свой студии,  чистополец Геогргий Маланичев. То есть без такого активного участия чистопольцев  просто невозможно было  снять  фильм.  Потому так длинен список имен в титрах фильма, кому  мы благодарны. Низкий им поклон.
Премьера в Центральном Доме литераторов с  его переполненным 500-местным залом тоже  прошла с чистопольским участием.  Трио Тагира Мухаметова – он, Лилия Валеева, Ольга Печенкина приехали утром, чтобы выступить  после показа фильма и уехать ночью.  Надо было видеть и слышать, как их принимали, как зрители кричали «браво», как несли им цветы на сцену. Это был праздник Чистополя в Москве, где кстати присутствовали и заместитель полномочного представителя РТ в РФ Азат Ахтареев  и сотрудники представительства. Вот и судите сами об участии Татарстана  в нашем  фильме.
- Как вы считаете, почему у некоторых татарстанских кинематографистов вызвал недовольство тот факт, что «Чистополь. Из жизни малого города» участвовал именно в «Национальном конкурсе» на КМФМК?
- Что касается недовольства казанских товарищей относительно участия нашего фильма в «Национальном конкурсе».   На показе в Казани выступил тоже участник конкурса (с полнометражным фильмом о Табееве) господин Гвоздь и довольно долго обвинял меня в непрофессионализме, слишком переполненном событиями фильме и т.д. (но обычно это относят к его достоинствам), что татарским режиссерам на короткий метр федеральных денег не дают, а тут 63 минуты непрофессионалу (фильм был профинансирован минкультом РФприм. ред.). Не скрою, я была озадачена  и развлечена таким пассажем. Неудобно напоминать: я без малого 30 лет доктор искусствоведения, профессор с дипломом ВАКа – не за преподавание, а по специальности, в течение четверти века  руководитель отдела документального кино в головном институте страны по кино — НИИ киноискусства,  некоторые мои фильмы объехали  без преувеличения полмира. Господин негодовал, почему водочный завод  среди эпизодов фильма, а про Бутлерова ни слова.  В зале поднялся  возмущенный шум, не давший ему закончить свои обвинения. Должна его обрадовать, у  меня экспертная комиссия министерства  тоже поначалу не дала деньги на Чистополь, отправив в резерв, а потом год спустя, повторную заявку (кстати, уже с водочным заводом) приняла, сократив  метраж и финансирование. А уж то, что я  сделала нужный мне метраж, так же как и иностранные субтитры, также , как и афиши – это мое личное дело. 
И вообще надо читать условия «Национального конкурса»:  фильмы, сделанные в Татарстане или о Татарстане. Полагаю, что наш фильм  подходит под все критерии, не говоря о том, что Чистополь – моя малая Родина.  Здесь было поминальное собрание по моему,  считавшемуся погибшим отцу, сюда он приехал на несколько дней, после побега из плена. Здесь работала в госпитале медсестрой моя юная мама, здесь я, как и многие дети войны, научилась говорить. Именно сюда я отдала на хранение бесценный оригинал письма Пастернака моей матери, который просили все известные архивы и музеи.  Невозможно  перелистать все, что связывает мою семью с этим городом, где я бывала не единожды. Как там у Маяковского: «Землю, с которою вместе мерз, вовек разлюбить нельзя» Опять же судите сами – имела ли я право на участие  в «Национальном конкурсе». А теперь о Чистополе узнают и в других странах, куда приглашен фильм.
«Все сказано в его названии. Это сцены из  повседневной жизни малого города, которые однако вот уже три четверти века сплетены с его  военным прошлым» (нажмите, чтобы увеличить)
«В НОМИНАЦИИ „НАЦИОНАЛЬНОЕ КИНО“ ПОБЕДА  ДОЛЖНА БЫЛА ДОСТАТЬСЯ НАЦИОНАЛЬНОМУ РЕЖИССЕРУ»
Почему же в Казани недовольны наградой для фильма Долматовской? «Скажу честно, это, конечно, неправильно, — считает глава союза кинематографистов РТ Ильдар Ягафаров. — В номинации „Национальное кино“ победа  должна была достаться национальному режиссеру. Потому что это все-таки поддержка наших ребят. И не с точки зрения какой-то идеи фильма, а с точки зрения взращивания новых режиссеров, операторов, — вот что самое главное было в самой идее конкурса, как мне кажется». Вообще, по его мнению, сам КМФМК превратился в «гигантский затянутый проект». «Идея мусульманского кино размылась. К тому же сейчас не было интриги, давали призы сразу двоим, мол, дайте еще одному дадим, чтоб не плакали (призы за лучшую мужскую и женскую роли, за режиссуру, за лучший короткометражный фильм в главном конкурсе КМКМФ получили сразу по две картины прим. ред.). Так нельзя. Фестиваль очень четко должен давать один приз, тогда сохраняется его статус», — рассказал Ягафаров «БИЗНЕС Online».
Согласен с ним и известный режиссер-документалист и Юрий Гвоздь, которого упомянула в своем интервью Долматовская. Он подтвердил нашему корреспонденту, что задавал «неприятные вопросы» на показе фильма «Чистополь. Из жизни малого города» в Казани. Гвоздь понимает, что его позиция может выглядеть как обида, поскольку в том же конкурсе была представлена работа режиссера  «Личное дело Фикрята Табеева»: «Но я не за себя переживаю, а за всех коллег».
Кстати, не все известные казанские режиссеры захотели высказаться на эту тему, кто-то предпочел отказаться от комментариев. А вот, например, Салават Юзеев не видит здесь особой проблемы: «Любой фестиваль — вещь достаточно непредсказуемая. Там может быть что угодно, это отчасти и лотерея: как, что, куда попадает, почему попадает? Это частенько вызывает вопросы. Я не в курсе все этой ситуации, но это не такое большое событие, потому что фестиваль есть фестиваль, очень многое зависит от случая».
А вот такое мнение высказала «БИЗНЕС Online» председатель комиссии художественного экспертного совета по кино министерства культуры РТ, профессор кафедры киноискусства и анимации Казанского института культуры Елена Алексеева: «Я не успела посмотреть этот фильм, хотя хотела, режиссера Галину Долматовскую знаю по предыдущим картинам. Но дело не в этом. Я знаю, что „Чистополь. Из жизни маленького города“ снят московскими кинематографистами, и то, что он был представлен в номинации „Национальное кино“... Все-таки хотелось бы здесь видеть работы исключительно татарстанских кинематографистов. Тем более что оценивают эти фильмы международное жюри. То есть одно дело, когда мы изнутри имеем мнение о наших работах. И другое, когда приехали люди из разных стран, и как они оценивают наше национальное кино. Вот это было интересно». Нашего собеседника удивило, что картина Долматовской была представлена в «Национальном конкурсе». «В Москве итак множество кинофестивалей, фильмы их производства могут участвовать там», — резюмировала Алексеева.

Источник: www.business-gazeta.ru