Новичок «Ак Барса»: «Как-то сидели в ресторане, и одноклубник заказал свиные мозги»

1.02.2021 12:06



Тревор Мерфи: «Мне не нужно было много времени — я комфортно себя чувствую в том хоккее, который ставит Квартальнов. Если не филонить и нормально работать, любой сможет адаптироваться» Фото: ak-bars.ru
«Когда я зашел в раздевалку, то был в шоке — нигде такого не видел. Это огромная и красивая раздевалка, где есть всё, что нужно для тренировочного процесса. Я несколько минут ходил с открытым ртом и смотрел, как всё устроено» «Когда я зашел в раздевалку, то был в шоке — нигде такого не видел. Это огромное и красивое помещение, где есть все, что нужно для тренировочного процесса. Я несколько минут ходил с открытым ртом и смотрел, как все устроено» Фото: ak-bars.ru
«Моя задача — выходить и работать, не думать о чем-то другом. Пока я с этим справляюсь, и мне нравится моя роль в «Ак Барсе» «Моя задача — выходить и работать, не думать о чем-то другом. Пока я с этим справляюсь, и мне нравится моя роль в «Ак Барсе» Фото: ak-bars.ru
«В целом Казань мне нравится, но я и раньше знал, что это отличный город, когда приезжал сюда с «Куньлунем» «В целом Казань мне нравится, но я и раньше знал, что это отличный город, когда приезжал сюда с «Куньлунем» Фото: ak-bars.ru
«Я приехал в Россию развиваться. Если возникнет хороший вариант с НХЛ, естественно, я попробую свои силы. Но если у меня будет долгая и хорошая карьера в КХЛ, то я не расстроюсь из-за этого» «Я приехал в Россию развиваться. Если возникнет хороший вариант с НХЛ, естественно, я попробую свои силы. Но если у меня будет долгая и хорошая карьера в КХЛ, то я не расстроюсь из-за этого» Фото: ak-bars.ru
Тревор Мерфи рассказал о китайской кухне, Зарипове, которому не может быть 39, и хоккее Квартальнова
Защитник Тревор Мерфи зимой стал новичком «Ак Барса». Казанский клуб давно следил за 25-летним канадцем, который в минувшем сезоне стал одним из самых результативных игроков «Куньлуня». Мерфи считается защитником атакующего плана, здорово смотрится при игре в большинстве — именно для этого «барсы» и подписывали канадца. За «Ак Барс» он провел 14 матчей, набрал 8 (2+6) очков, и в целом спортсмен оставляет приятное впечатление. В интервью «БИЗНЕС Online» игрок отметил, что условия в казанском клубе на уровне НХЛ.

«КОГДА УВИДЕЛ РАЗДЕВАЛКУ «АК БАРСА», ХОДИЛ С ОТКРЫТЫМ РТОМ»

— Тревор, что вы слышали об «Ак Барсе» до перехода?
— Я знал, что клуб находится на уровне таких грандов, как «Авангард», СКА, ЦСКА, и, конечно, понимал, что играть здесь непросто. «Ак Барс» — топ-команда в игровом и бытовом плане. Организация в Казани на уровне НХЛ, к игрокам относятся профессионально.
— Когда поступило предложение из Казани?
— Со мной связался агент в день матча и попросил не выходить в нем на лед. Он сказал, что потребуется несколько дней, чтобы урегулировать все моменты. Лично я не контактировал ни с кем из «Ак Барса» до переезда в Казань. За весь переговорный процесс отвечал агент.
— Вы советовались с кем-нибудь из канадцев до перехода?
— Со мной связывался Райан Уилсон. Если не ошибаюсь, он здесь провел 10–15 матчей. Райан объяснил, как здесь все обстоит, и отметил, что клуб делает все для победы.
— Вы в прошлом сезоне стали лучшим защитником «Куньлуня». Были предложения от других клубов в межсезонье?
— Я предполагал, что мной могут заинтересоваться, но в планы вмешалась пандемия. Я перезаключил контракт с «Куньлунем» и настраивался играть за него, но держал у себя в голове мысль, что могу сменить команду по ходу сезона. Сейчас все разрешилось, и мне все нравится в Казани.
— Насколько для вас было важным перейти в другой клуб до дедлайна?
— Для «Куньлуня» сезон сложился не слишком удачно: мы поздно собрались всей командой из-за коронавируса, стартовали с результата 0–15. Очевидно, что мы рассчитывали не на это, и руководство пошло на какие-то перемены. Я рад, что мной заинтересовался «Ак Барс».
— Вы отметили, что в плане организации «Ак Барс» на уровне НХЛ. В чем именно?
— Когда я зашел в раздевалку, то был в шоке — нигде такого не видел. Это огромное и красивое помещение, где есть все, что нужно для тренировочного процесса. Я несколько минут ходил с открытым ртом и смотрел, как все устроено. Действительно, уровень команд НХЛ.
— Вы около недели не могли дебютировать за «Ак Барс» из-за проблем с документами. Что это были за проблемы?
— Мне требовалось оформить рабочую визу. Не могу рассказать всех деталей, так как сам их не знаю, но, к счастью, все закончилось хорошо.
— Каковы ваши первые впечатления от работы с Дмитрием Квартальновым?
— Первое, что бросается в глаза, — интенсивность на тренировках. Возможно, это объясняется тем, что в таких клубах, как «Ак Барс», нет права на поражение. Также Квартальнов детально объясняет игрокам вещи, которые хочет видеть от них на льду.
— Как главный тренер общается с иностранцами?
— Он говорит на русском, а переводят уже его помощники. Хоккей сам по себе универсальный язык, который не нужно переводить. Если что-то рисуют на планшете, то все понятно. У Квартальнова агрессивный хоккей, построенный на коротких сменах. Во время них необходимо выкладываться на 100 процентов, всегда нужно находиться начеку и контролировать шайбу.
— Пришлось ли вам адаптироваться к хоккею Квартальнова?
— Мне не нужно было много времени — я комфортно себя чувствую в том хоккее, который ставит тренер. Если не филонить и нормально работать, любой сможет адаптироваться. Это не составит большого труда.
— Принято считать, что Квартальнов ставит североамериканский хоккей. Вы как канадец согласны с этим?
— Да, на 100 процентов! Агрессивный прессинг, пас через нейтральную зону. Нельзя отсиживаться, так как мы должны заставить соперника ошибаться и терять шайбу.

«ЗАРИПОВУ ПРОСТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ 39 ЛЕТ»

— Вас подписывали в «Ак Барс» на особую роль — защитника для большинства. Ощущаете ли вы двойную ответственность на себе?
— Играть в большинстве — серьезная привилегия, надо доказывать, что ты подходишь по уровню. Если я буду делать все, что могу, выкладываться, то никаких проблем у меня не будет. Моя задача — выходить и работать, не думать о чем-то другом. Пока я с этим справляюсь, и мне нравится моя роль в «Ак Барсе».
Можно ли назвать большинство «Ак Барса» в каком-то плане легким, потому что с вами выходят Стефан да Коста и Найджел Доус?
— Эти парни очень высокого уровня. Выступать с ними вместе — одно удовольствие. Они постоянно придумывают новые комбинации и какие-то схемы, которые позволяют им забивать. Больше всего меня удивляет, что они делают так в каждом матче. Это лучшее подтверждение их высокого уровня.
А что вы скажете о Данисе Зарипове?
— Для меня большая честь играть с ним в одной команде. Это настоящий лидер. Он держит в тонусе спортсменов, всегда помогает и поддерживает в раздевалке. Данис — существенная часть нашего коллектива, на нем многое держится.
Вы можете поверить, что ему 39?
— Когда я слежу за его игрой, у меня закрадываются мысли, что ему просто не может быть 39. Я бы очень хотел играть на таком уровне в его возрасте.
— Откуда у вас навыки атакующего защитника?
— В детстве меня поначалу ставили в нападение и только потом перевели в защиту. В возрасте 17–18 лет я пару раз сыграл на позиции нападающего, получалось неплохо, но потом меня вернули в оборону. Думаю, там я более полезен.
Когда только начинал, я следил за такими двусторонними защитниками, как Данкан Кит. Когда я стал профессионалом, меня сразу начали наигрывать в большинстве. Я выделялся за счет хорошего катания и броска, думаю, поэтому мне отводили подобную роль.
Вы говорили про Данкана Кита. А кого сейчас вы считаете лучшим защитником в НХЛ?
— Я в последнее время не так внимательно слежу за НХЛ, но в целом в каждой команде есть неплохие парни, которые помогают в атаке. Мне нравятся Виктор Хедман и Тори Круг из «Бостан». Это очень сильные защитники.
А что насчет российских? Может быть, Михаил Сергачев?
— Определенно! Тем более что я какое-то время играл с ним в «Виндзоре». Уже тогда он был эффективен не только в защите, но и в атаке.
В чем его феномен?
— У него есть все, что нужно современному защитнику — замечательный бросок, прекрасное катание и высокий уровень понимания хоккея. Он в целом очень интеллигентный и приятный парень. Всегда мог поддержать любую беседу и был приветлив. Я рад, что он добился таких высот.
Вы закрыли для себя дверь в НХЛ или еще есть надежда, что вернетесь туда?
— Я приехал в Россию развиваться. Если возникнет хороший вариант с НХЛ, естественно, я попробую свои силы. Но если у меня будет долгая и хорошая карьера в КХЛ, то я не расстроюсь из-за этого.

«МНЕ НРАВИТСЯ ЗАНИМАТЬСЯ ГОТОВКОЙ ПОД МУЗЫКУ»

Вы уже больше месяца в Казани. Как вам город?
— Его я особо не видел, потому что много ограничений, связанных с коронавирусом. Мы несколько раз с партнерами по команде ходили ужинать, но по большей части стараемся не посещать места с большим столпотворением людей. В целом Казань мне нравится, но я и раньше знал, что это отличный город, когда приезжал сюда с «Куньлунем».
Может, вас что-то удивило здесь?
— В первую очередь погода. В Казани очень холодно. Перед Новым годом мы тренировались на открытом воздухе, занимались этой игрой, не помню, как называется, бенди? Это оказалось странно. На улице было настолько холодно, что на базе максимально отапливали все помещения. Мне запомнился перепад температуры, когда приходишь с улицы и заходишь внутрь.
Но вы ведь из Канады. Почему вас так удивила холодная зима?
— Я из южной части страны, где не так холодно. У нас обычно температура держится в районе 3 градусов тепла, а самая низкая — минус 3 или минус 5. Вообще, в моем городе Виндзоре климат последние 10 лет движется в сторону потепления. Не знаю, с чем это связано.
— Вы никогда раньше не играли в бенди?
— Нет, но я слышал, что в России его часто сравнивают с хоккеем, потому что коньки и в целом форма чем-то похожи. На мой взгляд, это абсолютно другая игра. Для меня это больше футбол на льду.
Ходили ли вы в баню после тренировок на свежем воздухе?
— Я слышал, что такое русская баня, но пока был только в сауне. Для меня это отличный способ восстановиться. Особенно если ты заболел или получил тяжелые нагрузки. После сауны легче дышать, организм работает по-другому.
— Почти все легионеры «Ак Барса» на рождественские праздники улетали домой. Почему вы остались в Казани?
— В Канаде действовал локдаун, поэтому для меня не было разницы, сидеть дома здесь или там. К тому же у меня возникли проблемы с приездом в Казань, поэтому снова покидать город стало бы неразумно. Я решил не рисковать.
Как вы провели Рождество в Казани?
— У нас был командный ужин, а после я провел время с родственниками в Zoom. Часто приходится общаться с родными поздно ночью из-за разницы во времени. Это, наверное, единственная особенность нынешней ситуации.
А вам подобное не мешает спать?
— Я к такому уже привык, потому что не первый год играю в России. В принципе, никаких проблем из-за этого не возникает: обычно мы созваниваемся в 11–12 часов вечера по российскому времени — мои друзья и родственники в это время просыпаются, а я после звонка ложусь спать.
Как вы проводите свободное время в Казани?
— Я очень люблю готовить. Что-то сложное не делаю — в основном это паста. Мне нравится включить музыку и заниматься готовкой. Это своего рода релакс для меня.
Может быть, фильмы или сериалы?
— Не могу сказать, что я фанат. Просмотр чего-то зависит от настроения и свободного времени. Но, конечно, смотрел такие сериалы, как «Последний танец» или «Ход королевы». Весь мир о них говорил — ты просто не можешь остаться в стороне и не взглянуть. Но, как я уже говорил, мне больше нравится готовка под приятную музыку. В этом плане, наверное, я могу показаться вам странным (улыбается).

«В «КУНЬЛУНЕ» Я ДЕРЖАЛСЯ В СТОРОНЕ ОТ КИТАЙСКОЙ КУХНИ»

— Вы весь минувший сезон провели в Китае. Что вам запомнилось больше всего в этой стране?
— Самый запоминающийся момент — сам Пекин. Масштабы и красоты города, возможность побывать на китайской стене, познакомиться с этой культурой. Если бы мне 10 лет назад сказали, что я буду играть в Китае, я бы не поверил.
В бытовом плане запомнились, конечно, постоянные перелеты. Но, к счастью, почти весь костяк нашей команды составляли американцы и канадцы. Американцев было 16–17 человек, а канадцев — 7, и с ними оказалось не только классно играть, но и находиться в одном коллективе. Они уже длительное время в Китае и могли что-то подсказать, если возникали трудности.
— Трудно ли проходила адаптация в «Куньлуне»?
— Поначалу было трудно. Когда только приезжаешь в новую команду, идет предсезонный сбор, и времени познакомиться с городом особо нет. Но потом уже меня поддержали опытные канадцы и показали все. Помогло, что вся команда жила в отеле.
— Как вам китайская кухня? Приходилось пробовать что-то необычное?
— У нас в команде сложилась группа игроков, которая предпочитала держаться в стороне от такой кухни (смеется). Сюда входил и я. Благо в Пекине оказалось достаточно ресторанов североамериканского типа, куда можно было сходить поесть. Как-то раз мы сидели в ресторане, и один из китайских игроков заказал мозги свиньи. Ему действительно это принесли, и выглядело блюдо так же, как если вы найдете в Google фотографию мозгов. Он разрезал это, как стейк, и спокойно ел — это самая отвратительная еда, которую я видел за всю жизнь.
— Несколько игроков, которые играли в Китае, жаловались на экологию. Особенно зимой, когда жгли уголь для отопления.
— Как нам объясняли, раньше там было намного хуже, чем сейчас. Но в настоящий момент в стране следят за этим. Есть приложение, которое отслеживает уровень загрязненности воздуха. Если оно показывало 300 условных единиц, мы носили защитные маски. Было такое всего пару раз в неделю, в остальном все нормально — такой же воздух, как в Москве.
— Можете вспомнить самый затруднительный перелет за время в Китае?
— Маршрут Пекин – Хельсинки занял у нас 14–15 часов… В принципе, среднестатистический перелет у нас составлял 18 часов, потому что два часа нужно, чтобы добраться до пекинского аэропорта. Затем уже идет перелет, а после, если находишься в Москве или Санкт-Петербурге, тоже тратишь какое-то время на перемещение по городу из-за пробок.
Тревор МЕРФИ
Дата рождения: 17 июля 1995 года
Место рождения: Виндзор (Канада)
Карьера: «Виндзор» (ОХЛ) — 2012–2014; «Милуоки» (АХЛ) — 2015–2017; «Аризона» (НХЛ) — 2017/18; «Тусон» (АХЛ) — 2017–2019; «Сан-Диего» (АХЛ) — 2018/19; «Куньлунь» (Пекин) — 2019/20; «Ак Барс» (Казань) — с 2020-го.
Статистика за «Ак Барс»: 14 матчей, 8 (6+2) очков.

Источник: m.business-gazeta.ru