Осталось уговорить Путина: Радий Хабиров грезит об Олимпиаде-2030

12.01.2021 12:06



Заявочная кампания на игры начинается за 7 лет до их проведения, так что в теории у страны есть возможность заявиться в 2023 году на 2030-й Фото: © Peter Kneffel/ dpa/ globallookpress.com
Александр Жуков: «Если речь о 2030-м годе, то почему бы и нет — регион спортивный» Александр Жуков: «Если речь о 2030 годе, то почему бы и нет — регион спортивный» Фото: Igor Russak/ ZUMAPRESS.com/ globallookpress.com
В Башкортостане хотят всё осилить разом. Хотя логичнее было сначала заявить свои претензии на турнир масштаба той же Универсиады и двигаться к любому большому форуму поэтапно В Башкортостане хотят осилить всё сразу. Хотя логичнее было сначала заявить свои претензии на турнир масштаба той же Универсиады и двигаться к любому большому форуму поэтапно Фото: imago sportfotodienst/ globallookpress.com
Внезапная идея заявиться на Игры, приуроченная к 450-летию Уфы, пока выглядит скорее дешевым пиар-ходом
Неожиданные новости поступили накануне из Уфы. Республика на официальном уровне заявила, что собирается подавать заявку на зимнюю Олимпиаду 2030 года. О подобных мечтах не раз заявляла и Казань, но пути двух столиц сильно различаются. Каковы шансы Башкортостана полноценно включится в эту гонку, выяснил «БИЗНЕС Online».

В МОСКВЕ ОЛИМПИАДУ НЕ ОБСУЖДАЮТ

Новость об Олимпиаде за день прошла путь от анонимных каналов до пресс-секретаря главы республики. Сначала телеграм-канал «Подслушано в Башкортостане» опубликовал фотографию, предположительно, сводного перечня по подготовке к празднованию 450-летия Уфы. Там как бы между делом стоит пункт об организации заявки города на зимние игры 2030 года. Со ссылкой на канал новость разместили на сайте государственного агентства «Башинформ». Ближе к вечеру появилось официальное подтверждение. «Идея действительно есть, как идея. Пока заявочная кампания не началась, мы прорабатываем возможность подачи заявки», — сказала Диана Ихсанова, представляющая главу Башкортостана Радия Хабирова.
Если идея действительно имеется, то только в самой республике. По информации «БИЗНЕС Online», на федеральном уровне сейчас не разрабатывается и не обсуждается проект заявки на следующую Олимпиаду от какого бы то ни было города вообще. Спортивные чиновники только что отошли от судебного процесса между международным антидопинговым агентством (ВАДА) и российским (РУСАДА). В декабре точку в нем поставил Спортивный арбитраж, который одобрил санкции ВАДА, но только на два года вместо предлагаемых четырех. До декабря 2022-го Россия, как заявлено, не может принимать Олимпиады, Паралимпиады и чемпионаты мира и, более того, подавать на них заявки.
Заявочная кампания на игры начинается за 7 лет до их проведения, так что в теории у страны есть возможность заявиться в 2023 году на 2030-й. Но есть ли гарантии, что по завершении санкционного периода напряжение в международном спортобществе спадет на нет? К тому моменту пройдут игры в Токио, если они в итоге состоятся, и Пекине — на каждом турнире сборной, согласно логике последних действий ВАДА, обязательно помешают с отбором и участием.

ТАТАРСТАН ДВАЖДЫ ЗАЯВЛЯЛ ОБ ОЛИМПИАДЕ?

Когда тему с Олимпиадой-2030 подхватили федеральные эксперты, разумеется, не могла быть не затронута Казань. После того, как город провел Универсиаду-2013, чемпионат мира по водным видам спорта – 2025, Кубок конфедераций – 2017 и чемпионат мира по футболу – 2018, единственным непокоренным рубежом, как кажется, осталась Олимпиада. Почетный президент ОКР Александр Жуков не преминул об этом напомнить.
«Если речь о 2030 годе, то почему бы и нет — регион спортивный, — сказал Жуков ТАСС. — В Башкортостане, правда, раньше ни разу об этом не говорили. Например, Татарстан дважды уже изъявлял желание. Так что почему бы и нет, всё возможно». Слова функционера, конечно, нуждаются в дополнительных разъяснениях. Татарстан никогда не оформлял прямых притязаний на Олимпиаду. Но у республики были мысли когда-нибудь выйти на этот уровень через опыт менее крупных турниров — так, под «дважды» имеются в виду планы Татарстана на Европейские игры и летнюю юношескую Олимпиаду.
В январе 2019-го Казань собиралась подать заявку на Европейские игры 2023 года. В год десятилетия Универсиады город хотел принять аналогичный по масштабу турнир, только среди взрослых спортсменов. До этого они проводились всего два раза — сначала в Баку, затем в Минске. В последний момент федеральные власти все переиграли: от Европеады отказались и сделали выбор в пользу Екатеринбурга и летней Универсиады-2023.
В качестве альтернативы на будущее Казани предложили другой мегапроект — юношескую Олимпиаду. Идею провести турнир обсуждали еще при прошлом министре спорта РФ Павле Колобкове. «У нас большие планы, не только по этой заявке, — говорил он в январе 2020 года. — Посмотрим, будем обсуждать с нашими международными коллегами». Но с приходом на должность Олега Матыцина обсуждения по юношеским играм тоже сошли на нет. Новый министр, который попутно занимал пост руководителя ФИСУ и ранее концентрировался на международном фронте, вначале знакомился с обстановкой в России, затем бросил все силы на процесс в Лозанне между ВАДА и РУСАДА. Новых турниров при нем Татарстан, к слову, не получал. Однако в теории заявка Казани все еще возможна, но ждать придется долго. Юношескую Олимпиаду, которая должна была пройти в 2022 году в Сенегале, перенесли на 2026-й, на который собирался замахнуться Татарстан. Так что весь календарь сдвинется вперед, а для России откроется еще несколько окон.
Организации, которые проводят Европейские игры и юношескую Олимпиаду, входят в международный олимпийский комитет (МОК). Провести их на высоком уровне — хороший способ зарекомендовать себя с лучшей стороны перед спортивными чиновниками, которые определяют, где проходят главные игры.

БАШКОРТОСТАН ВЫБРАЛ НЕ ТОТ ПУТЬ — ПРИМЕР ТАТАРСТАНА ПЕРЕД ГЛАЗАМИ

В вопросе Олимпиады Башкортостану в первую очередь нужно получить одобрение свыше. Требуется содействие федеральных властей на самых разных уровнях (в конечном счете заявку оформляет не сам город, а олимпийский комитет России), и, чтобы заполучить их доверие в действующей системе, необходимы годы кропотливой работы.
В Уфе из объектов, которые могли бы пригодиться под зимние соревнования, можно выделить разве только «Уфа-Арену», принимающую матчи «Салавата Юлаева», и центр шорт-трека — вида, который прославил в республике олимпийский чемпион Семен Елистратов. Любой крупный турнир потребует дополнительной инфраструктуры, в том числе временной, а на Олимпиаде среди прочего есть соревнования по скоростному спуску и гигантскому слалому. Для них требуется не просто новый объект, но и необходимый перепад высот.
Татарстан, один из самых обеспеченных регионов России по инфраструктуре, добывал ее не сразу, а на дистанции нескольких турниров. Дворец водных видов спорта появился в Казани к Универсиаде, на чемпионате мира – 2015 было заказано сразу несколько бассейнов, которые затем отправили в районы республики, к ЧМ-2025 года планируется построить многофункциональную арену на 15–18 тыс. мест. К слову, новый комплекс необходим и для юношеской Олимпиады — с ним шансы у возможной заявки Казани повысятся в разы, ведь тут же отпадет вопрос о месте проведения церемоний открытия и закрытия, а также ряда соревнований. Готовить проект в Татарстане начали уже за пять лет до самого ЧМ-2025.
В Башкортостане, в свою очередь, хотят осилить всё сразу. Хотя логичнее было бы сначала заявить свои претензии на турнир масштаба той же Универсиады и двигаться к любому большому форуму поэтапно. Ну или найти аргументы для президента России Владимира Путина, который не пожалел 1,5 трлн рублей на зимние игры в субтропическом Сочи. Олимпиада-2014 надолго останется в истории как самая дорогостоящая.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Источник: www.business-gazeta.ru