«Каждая его статья была посвящена защите прав татарского народа»

25.06.2018 11:20



В Татарстане простились с известным татарским журналистом Наилем Аланом
Кабо-Верде — Лиссабон — Москва — Казань... именно такой путь пришлось «проделать» известному татарскому журналисту Наилю Алану, чтобы найти свой последний приют в родном селе в Тюлячинском районе: чтобы привезти на родину его тело, понадобилось две недели. Попрощаться с ним пришли друзья и коллеги. О том, почему на похоронах не было официальных лиц, хотя они и поспособствовали возвращению журналиста, — в репортаже «БИЗНЕС Online».
Журналист Наиль Алан скончался 11 июня на острове Сал Кабо-Верде Фото: из социальных сетей
«ОН ОЧЕНЬ ЛЮБИЛ ЭТОТ ОСТРОВ ЗЕЛЕНОГО МЫСА»
Кабо-Верде – Лиссабон – Москва – Казань: именно такой путь пришлось проделать известному татарскому журналисту Наилю Алану (Хисамиеву), чтобы найти свой последний приют в родном селе в Тюлячинском районе Татарстана. Почти две недели понадобилось для того, чтобы привезти на родину тело журналиста татаро-башкирской редакции Радио Свободная Европа «Азатлык», скончавшегося 11 июня на острове Сал Кабо-Верде – островном государстве в Атлантическом океане, республике в Западной Африке.
После долгих бюрократических процедур и полицейского разбирательства, в среду, 20 июня, тело Алана погрузили в самолет и отправили в Казань через Лиссабон и Москву. В Татарстан оно прибыло только в субботу утром. В этот же день родные и близкие встретили его в аэропорту, отвезли в морг седьмой горбольницы Казани, где провели обряд омовения и завернули в белый саван по мусульманскому обряду. Там же с журналистом смогли попрощаться друзья и коллеги. В два часа дня тело журналиста предали родной земле в деревне Алан. Журналист начал сотрудничать с Радио Азатлык в 1993 году — тогда он проживал в Тюменской области и писал о жизни и проблемах сибирских татар. После переезда в Казань продолжил работу с Радио Азатлык, а с 2011-го проживал в Праге. По словам его коллег, он хотел, чтобы его похоронили именно в его родном селе.
«В десятых числах мая ему сделали операцию на сердце – провели шунтирование, — рассказала „БИЗНЕС Online“ коллега Хисамиева, журналист Римма Бикмухаметова. – Многие коллеги в Праге советовали ему остаться — перемена климата, долгий перелет могли негативно сказаться на самочувствии. Но день рождения – 5 июня – он хотел встретить именно там, в Кабо-Верде. Он очень любил этот остров Зеленого мыса, у него есть несколько рассказов, посвященных ему. При каждой своей поездке туда он посещал местные школы и детские сады, дарил детям подарки, в основном канцелярские товары. В этот раз я его тоже спросила, повезет ли он „своим“ детям подарки, на что он ответил, что они уже все давно выросли. То есть он знал их всех поименно, следил за их жизнью. Никто не знал, что смерть настигнет его именно там».
Несмотря на то, что Алан был журналистом Радио Свобода, которое после ухудшения отношений между США и Россией было объявлено иноагентом, а также несмотря на то, что он задавал неудобные вопросы и освещал неудобные темы, властные интересы Татарстана в некоторой степени помогло возвращению тела журналиста на родину. Департамент внешних связей президента Татарстана направил в МИД России и российское посольство в Кабо-Верде официальное письмо с просьбой поспособствовать в этом вопросе. А вот ВКТ не только не направил своего представителя на похороны, но даже не выразил соболезнования родным и близким, более того, не дал даже официального сообщения о кончине татарского журналиста.
Расходы по транспортировке тела журналиста полностью взяла на себя редакция радио «Азатлык», а все организационные и финансовые расходы по организации похорон — ближайший друг Алана, его односельчанин, директор бассейна ПАО «Казаньоргсинтез» Ирек Даутов.  
По словам Бикмухаметовой, Алан недооценен властями. «Хотя, они все внутренне понимают, что он боролся за права татар и интересы Татарстана», — отмечает она.
«В СИБИРИ НЕТ НИ ОДНОГО ТАТАРИНА, КОТОРЫЙ ЕГО НЕ ЗНАЕТ»
Попрощаться со своим другом в Татарстан приехал и бизнесмен из Тюмени, известный татарский общественный деятель, меценат Ринат Насыров. «Я провожал в последний путь многих, видел, как попрощаться с человеком приходят до 50 тысяч человек. Но раз государство – правительство – показывает негласно, что это не наш человек, то и представителей республики здесь нет – ни главы района, ни единого депутата, ни даже представителей союза журналистов Татарстана. Несмотря на то, что республика и письмо написало, и помогло в какой-то мере», — рассказал он «БИЗНЕС Online». «Он внес неоценимый вклад в развитие татарского народа, навел мосты между сибирскими татарами и Казанью», — не сдерживая слез, говорил во время прощания с другом бизнесмен.
Как отметил позже в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Насыров, они были знакомы и дружили с Аланом более 30 лет. «В Сибири нет ни одного татарина, который его не знает, — рассказал бизнесмен. — Он был для нас своеобразной скорой помощью. Уехав сначала в Казань, а потом в Прагу он нас не оставил, продолжал освещать наши проблемы – что бы где бы ни случилось – закрывается школа, какие-то другие проблемы в селе, он тут же принимался за их решение. Ничего не боялся, мог напрямую позвонить и губернатору, и прокурору. После одного такого звонка удалось отстоять Центр татарской культуры в Тюмени».
Ринат Насыров Ринат Насыров
Официальный Татарстан представляла, пожалуй, только вице-президент академии наук РТ Дания Загидуллина. И то, она, скорее, присутствовала больше как частное лицо – они учились с Аланом вместе на факультете татарской филологии КГУ. «Мы, его однокурсники и одноклассники здесь сегодня собрались и для нас это тяжелый день, — сказала она на панихиде. — Это тяжелый день не только для нас, но и для всего татарского народа, потому что татарский мир потерял сегодня одного из сильнейших своих журналистов. Мы оценим его вклад только со временем. Каждая его статья была посвящена защите прав татарского народа. Он старался для того, чтобы татары жили лучше, пытался своими словами пробудить татарский народ, чтобы он сохранял свой язык, свою культуру. Благодаря ему здесь, в Алане, сохранилась школа, и не только здесь – во многих других деревнях и селах. И если татарский язык сегодня все еще присутствует в школах, то здесь, несомненно, есть и его заслуга. Поэтому мы воспринимаем его уход, как потерю всего татарского народа, не только свою личную».
Дания Загидуллина Дания Загидуллина
«ПО ПОДГОТОВКЕ ЖУРНАЛИСТОВ У НЕГО БЫЛИ ПРЕТЕНЗИИ»
Многие друзья Алана отмечали, что Наиль был творческим и деятельным человеком. В студенческие годы был участником знаменитого ансамбля при КФУ «Каз канаты», который сейчас нынешний ректор Ильшат Гафуров ликвидировал, не выделив средства на заработную плату его художественному руководителю. Многие участники этого коллектива также пришли попрощаться со своим коллегой. Среди них экс-ведущая ТНВ Миляуша Сибгатуллина, завкафедрой татарской журналистики КФУ Василь Гарифуллин и другие. «Их всех поднял этот ансамбль. Но вот Гафуров уволил его руководителя, не нашел для него денег на зарплату. КФУ сэкономил на нем», — с горечью отмечает еще один известный татарский журналист Ильфат Файзрахманов
Сибгатуллина тоже родом из этого села. «Он был пионервожатым в лагере, в нашей деревне был лагерь „Акчарлаклар“, там он нас и научил всем танцам и песням ансамбля „Каз канаты“, — поделилась она воспоминаниями с „БИЗНЕС Online“. — После этого мы все влюбились и пошли кто на журналистику, кто на татарскую филологию, а при поступлении в КФУ и сами стали активными участниками этого ансамбля. Наши родители очень дружили, его отец преподавал в школе биологию, мой – историю. Он был очень творческим человеком, научил нас не только танцевать, но и собирать букеты. Он был лидером, мог повести за собой толпу».
Гарифуллин отметил, что это большая потеря для татарского народа: «Мы все знаем его как человека, который положил всю свою жизнь, все свои силы, весь свой талант и потенциал на благо татарского народа. Он оставил после себя огромное наследие, его нам еще предстоит изучить». В беседе с «БИЗНЕС Online» он рассказал, что знаком с Аланом с детства: «Он уже тогда был творческим человеком, выступал в качестве конферансье, декламировал стихи. Уже потом, во время учебы в университете, мы вновь встретились в ансамбле „Каз канаты“, танцевали вместе, он был одним из сильнейших солистов, был центральной фигурой нашего ансамбля. Мы объездили со своим ансамблем весь Советский Союз – Рига, Вильнюс, Алма-Ата, Ташкент, Уфа, Тюмень. Потом он и сам уехал в Тюмень с миссией преподавать татарский язык. Мы часто встречались, он объединял нас всех, именно по его инициативе мы недавно выпустили книгу, посвященную нашему ансамблю... Мы со студентами анализируем, изучаем труды многих журналистов, а вот его творчество как-то осталось в стороне. Видимо, из-за того, что он работал в Праге... Иногда приходилось даже спорить: и по татарскому языку, и по подготовке журналистов у него были к нам претензии. В последний раз, когда звонил, он меня с упреком спросил, что, Васил абый, ликвидируете татарскую журналистику? Тогда я ему ответил, что пока у татарского народа есть такие сильные журналисты, как он, татарская журналистика будет существоват. Вот, и его вдруг не стало...» Стоит отметить, что с этого года факультет татарской журналистики перестал существовать как отдельное направление, теперь это лишь группа в составе.
От имени жителей деревни выступил один аксакал: «Он был очень человечным. Я его сейчас оцениваю не как журналиста, а как обычного жителя нашей деревни. Он был самым человечным в нашем селе», — поблагодарил всех, кто приехал проводить его в последний путь бабай. Хисамиев рано осиротел – когда ему было 5 лет, от заболевания сердца умерла мама Закия, преподаватель русского языка и литературы в школе. После женитьбы отца во второй раз, у него появляются младшие брат и сестра. Вторая жена отца Сююмбике апа стала для Наиля второй мамой, но и она умерла, когда Наиль оканчивал университет. Отец Вазых также был учителем – преподавал биологию в деревенской школе. В деревне все еще есть люди, которые помнят, как мама Наиля Закия – учитель русского языка, приводила маленького сына с собой на уроки, поскольку маленького Наиля не с кем было оставить дома.  «Он никогда не хвастался своими успехами и достижениями. Даже когда он смог отстоять школу в своей деревне, мы у него спросили, как ему это удалось, он играючи ответил „да, было дело“ и все. Он никогда не кичился, не хвастался», – делится воспоминаниями одноклассница Алана Зульфия.
«Он вообще не любил хвастаться своими успехами. Мало кто знал, что он имеет звание почетного журналиста РФ», – добавила экс-заместитель руководителя республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа» Нурия Беломоина.
Пришла попрощаться со своим земляком и владелица ресторана «Дворянское гнездо» и легендарной пиццерии на «Черном озере» Равиля Шайдуллина. «Он был моим другом детства, мы с ним постоянно переписывались. Был очень добрым, человечным, человеком с большим сердцем, поэтому и ушел рано, наверное. Он ко всем умел находить нужные слова и подход, он всем был другом, со всеми был в хороших отношениях», — рассказала она корреспонденту «БИЗНЕС Online».
«НЕ ХОТЕЛ ЗАНИМАТЬСЯ ТЕМ, К ЧЕМУ НЕ ЛЕЖИТ ДУША»
Наиль Алан (Хисамиев) родился 5 июня 1963 года в деревне Алан Тюлячинского района Татарстана. В 1980 году по окончани средней школы поступил на факультет татарской филологии Казанского университета. В 1986-м отправился в Тюмень, где долгие годы проработал преподавателм татарского языка, а также основал и стал ведущим радиопередачи «Дусларга сукмак» на татарском языке. Последние годы жил и работал в татаро-башкирской редакции радио «Свободная Европа» «Азатлык» в Праге. Алан писал о национальных правах татарского народа, о развитии национальной культуры, состоянии татарских сел, о проблемах сибирских татар. Он был одним из ведущих журналистов татаро-башкирской редакции Радио Свободная Европа.
Настоящая фамилия журналиста – Хисамиев. «В Тюмени мне начало приходить очень много писем и звонков от татар всей Тюменской области. Тогда еще не было интернета, и татарская передача на радио стала неким связующим звеном между всеми татарами области. В некоторых письмах мою фамилию писали с ошибками, для сибирских татар фамилия Хисамиев сложновата для произношения. Тогда мне и пришла идея взять псевдоним – начал представляться в эфире как „Наиль Алан“, от названия своей родной деревни», — рассказывал Алан.
«Во время учебы в университете известный тюрколог Диляра Тумашева рассказала нам, студентам пятого курса о том, что в Сибири нужны учителя татарского языка, — вспоминал Алан. — Она описала нам сибирскко-татарские деревни как сказочные: там, среди густых лесов, рек и болот живут сибирские татары, которые сохраняют свою самобытную культуру. Сначала записалось семь человек, в итоге в Сибирь отправилось мы вдвоем – я и Фанзиля Завгарова (ныне директор республиканского центра развития традиционной культуры Татарстанаавт.). После того, как в России началась не очень дружественная политика по отношению к нерусским народам, в 2004 году, сократили наше вещание. Если раньше мы вещали по два часа в неделю на татарском языке, то позже сократили до 25 минут. Руководство радио предложило мне дополнительно, помимо своей передачи, выбрать еще какую-нибудь работу. Я не хотел заниматься тем, к чему у меня не лежит душа, поэтому после 17 лет жизни в Тюмени вернулся обратно в Казань. В то время я уже сотрудничал с радио „Азатлык“ и его главный редактор предложил мне работу на постоянной основе».
Уже за поминальным обедом после похорон, выходцы из родного села Алана и друзья журналиста решили организовать в местной школе или родном доме Алана, в котором он планировал встретить старость, музей.

Источник: www.business-gazeta.ru