«Самый страшный враг не межрелигиозная рознь, а иблис»: 25 ярких цитат митрополита Феофана

22.11.2020 10:06



О коронавирусе, исламе и православии, взаимоотношениях церкви и государства, роскоши священников
Скончавшийся 20 ноября митрополит Казанский и Татарстанский Феофан был частым гостем «БИЗНЕС Online», участвовал в наших опросах, интернет-конференции. Мы выбрали самые интересные цитаты из опубликованных в нашей газете материалов. В чем-то с владыкой можно, наверное, поспорить, а где-то, безусловно, согласиться. Например, когда он говорил, что «мир, как великую драгоценность, необходимо беречь в народе и нашем общем доме, Татарстане», что «мы должны показывать пример всей России».

О КОРОНАВИРУСЕ

«Я не о том, чтобы вообще не говорить о COVID-19, а о том, что во всем необходимы мера и баланс — баланс разумного. Ведь посмотрите: если мы возьмем любую тяжелую болезнь, бытующую в человеческом обществе, и начнем каждый день публиковать во всех мировых СМИ по ней бюллетени, паники возникнет никак не меньше. К примеру, от рака ежегодно умирает от 7–8 миллионов до 10 миллионов человек во всем мире, и это, как мы видим, практически в 10 раз больше, чем от коронавируса. А от давно всем известного туберкулеза в день погибают более 3 тысячи человек! Но разве мы что-нибудь слышим об этом, за исключением скупых комментариев специалистов? А вот о COVID-19 нам твердят даже не ежедневно, а ежеминутно. Какой эффект это может иметь? Как говорят в народе: вот называй человека постоянно дураком, а потом глядишь — он и впрямь начинает чудить. Если же все время говорить про COVID-19, люди поневоле начинают оглядываться: а где же он, невидимый и ужасный — спереди, сзади, сбоку или сверху на нас, как коршун, набросился? Вместо разумного предупреждения о болезни и ее последствиях через нагнетание истерии мы заражаемся другим недугом — психологическим, нервным стрессом, который становится постоянным нашим спутником. А стресс — самая благоприятная почва для развития всех заболеваний, и поди потом разберись: человек умер от коронавируса или от нервного перенапряжения, от ужаса, в который его погрузили СМИ».

* * *

«Нынешнее время выглядит сложным и запутанным не только в России, но и во всем мире. Если еще минувшим летом мы питали надежды, что коронавирус пошел на убыль (в связи с чем отменили наиболее жесткие из введенных ограничений), то теперь, к нашему великому сожалению и скорби, мы видим, что пандемия набирает новую силу. Отчасти в этом повинны мы сами — своей неряшливостью и беспечностью. И неважно, чья это беспечность и где она была проявлена — в нашей ли стране или в Китае, или в Италии, или, скажем, во Франции или США. Результат один: костер, который мы считали почти погасшим, теперь снова пылает, как ни в чем не бывало, и для него не существует никаких границ».

* * *

«Что такое коронавирус, если вдуматься? Это вовсе не одно лишь явление в области медицины, а полный пересмотр отношений между государствами, крупными корпорациями и отдельными людьми. Это их отчуждение — причем до такой степени, какого, возможно, еще не бывало в мировой истории».

* * *

«Еще одна опасная тенденция, которая закладывается в нынешнюю эпоху пандемии — атомизация общества, его еще более глубокая, чем прежде, разобщенность. Люди начинают удаляться друг от друга и бояться друг друга. Причем зачастую это происходит между самыми близкими людьми — трещина в отношениях проходит даже между родственниками. Такое естественное в прошлом чувство опеки и ответственности за ближнего, который занедужил, за собственных родителей, вдруг спотыкается об ужас: а вдруг я от них заражусь коронавирусом? И даже если эти люди абсолютно здоровы или страдают каким-нибудь другим недугом, страх все равно сохраняется. Как будто исчезла презумпция невиновности: каждый из близких или любой из прохожих рассматривается как потенциальный носитель COVID-19. Но ведь и от этих фобий, когда уйдет пандемия, нас придется лечить, но, наверное, уже не вакциной и не прививками. Здесь потребуется долгосрочная духовная терапия»

* * *

«Между прочим, ни одно государство не проявило такой заботы о своих гражданах, как Россия в период первой волны пандемии. Разве мы уже забыли о самолетах, которые специальными рейсами вывозили граждан РФ из-за рубежа? А ведь среди них, возможно, были и те, кого и не следовало бы вывозить: они сами бежали за границу в поисках счастья, а потом взмолились: „Заберите нас обратно!“ И Россия протянула им руку помощи: отправляла самолеты, оказывала медицинскую поддержку, тратила на это бюджетные деньги. Ну что ж, если страна в целом будет крепкой, то такими же качествами окажутся наделены и ее регионы и республики, и каждый живущий в ней гражданин почувствует себя защищенным».

* * *

«Сможет ли Татарстан обойтись без нового локдауна? Уверенности не может быть ни у кого. Она может появиться только тогда, когда поймут все без исключения — и бизнес, и власть, и народ божий, — что нужны строгие меры соблюдения санитарно-эпидемиологических норм. Это маски, как можно меньше тусовок, конечно же, домашние посиделки. Разгильдяйство к хорошему не приведет. Мы должны совершенно это четко понять. Да, сейчас Татарстан, слава богу, является островком стабильности, но дальнейшая его судьба в наших руках».

* * *

«[Необходимость нового карантина] может появиться только тогда, когда поймут все без исключения — и бизнес, и власть, и народ божий, — что нужны строгие меры соблюдения санитарно-эпидемиологических норм. Это маски, это как можно меньше тусовок и, конечно же, домашних посиделок. Разгильдяйство к хорошему не приведет. Мы должны это совершенно четко понять. Да, сейчас Татарстан, слава богу, является островком стабильности, но дальнейшая его судьба в наших руках».

О КАРАНТИНЕ В РАИФСКОЙ ОБИТЕЛИ

«Чтобы, не дай Бог, если кто-то окажется зараженным, не заболели другие. Очень строгие меры. Поскольку посещаемость большая, трудно уберечься. Где этот вирус сейчас может витать? Потому было принято решение закрыть на карантин… Я дал вообще указание: как только где-то есть подозрение — сразу же отстранять тех лиц от служения, окружение обязано сдавать все тесты, чтобы профессионально реагировать на эту заразу. Пока, слава богу, спокойно все. Но это все относительно. Сейчас не успеешь сказать так, а завтра будет все по-другому уже. Это относится не только к нам, но и везде так… У меня совершенно четкая позиция: мы должны предпринимать все меры предосторожности, потому что люди — это самое главное. Я бы убедительно всех просил, чтобы сейчас все серьезно отнеслись к этой коварной болезни. У нас ко многому относятся на авось, мол, ничего не будет. К сожалению, есть и бывает. Поэтому меры предосторожности, а не только одна медицина, могут уберечь нас от большой беды. Поэтому маски [носите], как можно меньше общения… Что же поделать, такое время, такие вызовы сегодня. Молодежь, берегите стариков. И старики, берегите сами себя тоже. Не надо думать, что пронесет. Если не пронесет, то понесут. Бросить надо эти выдумки все, что это чушь и якобы нагнетание. Это все правда, реальность!»

О ТАТАРСТАНЕ И КАЗАНИ

«Без преувеличения могу сказать: те, кто живет в республике — счастливый народ. Посмотрите: когда на календаре День народного единства? Правильно, в день Казанской иконы Божией Матери! Слушайте, ну какая же это для всех нас, живущих в Казани и Татарстане, замечательная дата! Ведь Россия огромна, богата и разнообразна, но День народного единства полностью выстроен вокруг Казанского богородичного образа. И с ним же связано освобождение Москвы от непрошенных гостей с Запада. А ведь казанская икона — это далеко не в последнюю очередь сама Казань. Именно в нашем городе явились те чудесные огромные мощь и сила, двигавшие поступками бесстрашного патриарха Гермогена, вдохновившие народное ополчение и оказавшиеся способными защитить и выручить из беды всю Россию!»

* * *

«Разве не должны мы, татарстанцы, дорожить нашей устоявшейся репутацией дружной и мирной республики? Вот говорят: многоконфессиональный Татарстан, но давайте будем честными — это прежде всего две основные религиозные группы: православие и ислам (или ислам и православие — кому как больше нравится). И мы научились жить вместе, несмотря на то, что этому предшествовала непростая история — жить в реальном (а не надуманном) мире и реальном согласии. Вот этот мир — как великую драгоценность — необходимо беречь в народе и в нашем общем доме, Татарстане. Мы должны и по сей день показывать пример всей России».

ОБ ИСЛАМЕ И ПРАВОСЛАВИИ

«Еще философ Владимир Соловьев в работе „Три разговора“ писал, что в последние три периода жизни человечества на Земле религии должны объединиться, потому что самым страшным врагом будет не межрелигиозная рознь, а иблис. Я совершенно открыто говорю: для нас нет необходимости противостоять друг другу, нам надо объединиться против реального наступления на религию как таковую. Посмотрите, что на Западе происходит: говорят, что ей нет места в общественном поле, что это должно быть некое частное пространство, да и то замкнутое. Проще говоря, религию хотят загнать в гетто, как было в советское время. Это опасная тенденция! Мы видим, к чему она приводит: гомосексуальные браки и прочее. Кстати, в Америке очень сильное движение против гомосексуалистов, а нам навязывают это как достижение просвещенного в свободном выборе человечества. Поэтому наша задача — объединиться для борьбы против вседозволенности».

О СОБОРЕ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

«Конечно же, не могу не сказать о соборе Казанской иконы Божией Матери, до полного воссоздания которого, как я уповаю, остаются считанные месяцы. Пожалуй, каждый мой день начинается и кончается визитом в собор. Буквально недавно я забрался по строительным лесам под самый церковный купол — какая же там красота! Под купольными росписями — иконостас, равного которому (запомните, я не постесняюсь это сказать) не будет нигде в России, даже в храме Христа Спасителя и в Храме воинской славы в парке „Патриот“. Это будет пятиярусный иконостас высотой до 18 метров. Царские врата — 6 метров в вышину! Основа иконостаса облицована итальянским мрамором, а его же колоннада — из белого греческого мрамора. Бронзовые и деревянные резные украшения, лепнина с позолотой! Такого вы не увидите нигде».

* * *

«Взгляни, народ божий, на этот великолепный собор. А думал ли кто, даже постарше из вас, что вы увидите это чудо возрождения? Болело сердце, но не верил ум, что это возможно, ибо слишком далеко шагнуло безбожие. Прошло три года — и все возможно. Я часто говорил и говорю: вот оно, свидетельство взаимопонимания власти государственной и церковной».

О ШАЙМИЕВЕ И МИННИХАНОВЕ

«Не могу не сказать доброе слово в адрес Минтимера Шаймиева. Меня поражает этот человек широтой своей деятельности и внутренней энергией. Он руководил республикой и в советское время, и в очень сложный перестроечный период, сегодня тоже настолько погружен в миссию духовного возрождения, что это уже его внутренний мир. Госсоветник не играет в хорошего дядю, он живет этим. Думаю, Минтимер Шарипович войдет в историю не только как человек, сохранивший мир и стабильность в республике и в целом в России, но и как тот, кто оставит возрожденное духовное наследие — и ислам, и православие. Это вечный живой памятник Шаймиеву. И, конечно, действующий президент Рустам Минниханов останется в истории».

О СОЗДАНИИ КАЗАНСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ АКАДЕМИИ

«Дела продвигаются нормально, но я не сторонник того, чтобы без разговоров забрать здание на Ершова, 2 (ранее — горбольница № 6, ныне клиника КФУ — прим. ред.). Хотя у нас есть все законные права на него, поскольку оно было построено специально для духовной академии. А куда мы денем больницу? Выкинем, что ли? Этого делать нельзя! Второе: в дореволюционное время, когда строили академию, там было спокойное место, а сегодня рядом злачный развлекательный «Корстон». Думаю, не очень хорошее соседство получилось бы, если бы там находилась академия. Поэтому надо думать.
Я хочу поблагодарить Минниханова, потому что мы находим консенсус. У нас взаимопонимание: он учитывает наши нужды, а мы — республики и ее руководства. Поэтому главная задача — добиться своего, но не вступить в конфликт при этом, что очень важно. Для открытия будущей академии сегодня необходимо получить государственную аккредитацию… Академии нужна уже хотя бы для того, чтобы восстановить историческую справедливость. Разве у Казани нет амбиций вернуть славу духовной столицы? Построили исламскую академию, а православная была здесь исторически».

О СМИ И РОССИИ

«Приведу простой пример: раньше мы „ножки Буша“ покупали, а сегодня полностью сами себя мясом обеспечиваем. Взялись и сделали, и у нас уже многие вещи создаются. Просто СМИ все время на негативе, а надо позитив показывать, который у нас уже есть».

О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВА

«Церкви не нужно слияние с государством, не требуются эти оковы. Но она не может стоять особняком, сторонним наблюдателем, потому что Церковь — это граждане. Если кто-то из чиновников молится, так пусть продолжает, он имеет на это право»…

О МОЛОДЕЖИ

«Внедрение основ православной культуры в школьную программу — вопрос довольно сложный. Суть сети православных учебных заведений в том, что они могут быть не только общеобразовательного характера, но и более качественными воскресными школами, лицензированными по общецерковным правилам… Вы, наверное, слышали слова Путина на встрече с руководителями мировых информагентств на петербургском экономическом форуме? Когда его спросили, что читать детям, он ответил: «Библию, Тору и Коран. Не повредит, потому что сегодня наше общество слишком расхлябано».

* * *

«Всегда говорили, что молодежи в церкви нет: „Вот умрут старушки — и некому будет в храм ходить“. Это заявляли и 20, и 40 лет назад. Но всегда появлялись и новые старушки, и новые молодые. Я считаю, в России религиозная жизнь на подъеме. Сейчас она более углубленная, нет шелухи, которая была после революции 1991 года. Тогда все рванули в религию, думаю, из-за страха — а что будет при новой идеологии?»

О ХРАМЕ — ПАМЯТНИКЕ ПАВШИМ ВОИНАМ НА КАЗАНКЕ

«Думаю, это очень большая проблема. Я много получаю писем, что негоже памятник в таком состоянии содержать. И не надо вдаваться в историю, кто и зачем его ставил. Это памятник! Если мы будем исторические моменты политизировать с точки зрения сегодняшнего дня, то очень далеко зайдем. Конечно, объект надо восстановить. Не должно быть вандализма. Это еще и еще раз покажет лицо Татарстана, который является примером не сосуществования, а реальной жизни в мире и согласии».

О ТРАГЕДИИ ВО ФРАНЦИИ

«Последний дикий случай: когда во Франции убивают учителя. Ответьте мне на вопрос: где же корень этой беды экстремизма? В голове этого юноши или, может быть, иной? А тот учитель, который провоцировал как раз на уроках юные умы, жестоко, выставляя карикатурно высшие ценности духовной жизни… Они к чему приводили? К просвещению или к возбуждению злобы, ненависти и обиды? Это тоже наша с вами забота».

О РОСКОШИ СВЯЩЕННИКОВ

«Опять Церковь обвиняют в роскоши… Разве я роскошно одетым пришел к вам? А то, что на богослужении, — это дань Богу. И мечети такие роскошные строились. Я был в Иране и поразился, какие там изумительные мечети. Это не людям, а Богу, слава Богу. Все лучшее всегда отдавалось Ему. Даже для жертвоприношения выбирают лучшего барана, а не захудалого… Да, у ряда священников есть и иномарки дорогие, и часы… Если такая проблема есть везде, то имеется она и у священников. Они такие же люди, не с Луны свалились. Если издадим указ, чтобы священники ходили в рубищах и жили в шалашах, то опять нападки будут — они в социуме живут. Я даю свои рекомендации. Например, никаких дорогих машин. Автомобиль необходим в современном служении священника. Конечно, он должен быть надежным, но не чрезмерно дорогим».

О ХЭЛЛОУИНЕ И «БАЛЕ САТАНЫ»

«Некий ресторан проводит в Казани мероприятие под названием „Бал Сатаны“. Какие эмоции вызывает это сочетание слов у любого нормального человека, особенно у человека верующего? Для религиозного человека это означает вершину безнравственности и бесчеловечности, для человека светского — просто является ругательным словом. В любом случае это слово несет в себе мощный негативный заряд, ощущаемый практически всеми. Так неужели теперь что-то изменилось? Может быть, теперь Сатана будет править у нас в городе? Или в республике?»

* * *

«Можно, к примеру, в частном заведении распространять наркотики или устанавливать игровые автоматы? На это мы обычно отвечаем: „Нет, нельзя!“ Так почему же наркотики и игровые автоматы нельзя, а „Бал Сатаны“ — можно? Сегодня — бал, а завтра что же? Жертвоприношения будут совершаться в честь того, кого на Руси всегда называли „врагом рода человеческого“?»

Источник: www.business-gazeta.ru