Страсти по «Алмачуар»: «Какой смысл строить из себя ангелов, если молоко уже убежало?»

22.11.2020 10:06



«С Миляушой Айтугановой (на фото) мы решили сделать совместный проект, искали тему, хотели, чтобы это было что-то общее, тюркское, интересное для двух народов»
Ильшат Рахимбай: «Буду снимать свой «Алмачуар». И, скорее всего, получатся два очень разных по подаче, глубине и энергетике фильма» Ильшат Рахимбай: «Буду снимать свой «Алмачуар». И, скорее всего, получатся два очень разных по подаче, глубине и энергетике фильма»
Тлеуханова Vs Рахимбай: действующие лица скандала вокруг фильма по рассказу Галимджана Ибрагимова и их версии событий
«БИЗНЕС Online» уже писал о ситуации вокруг фильма «Алмачуар», совместного кинопроекта Казахстана и Татарстана. Из него был вынужден уйти один из вдохновителей, казанский режиссер Ильшат Рахимбай. В ответ на нашу публикацию в редакцию пришло письмо от генпродюсера Alma Pictures Алмагуль Тлеухановой с разъяснениями от казахстанской стороны. Мы решили опубликовать это письмо, а также предоставили Рахимбаю право ответа. Выводы по итогам двух монологов делать самим читателям.

АЛМАГУЛЬ ТЛЕУХАНОВА: «МОЕ МНЕНИЕ — ОН ПОВЕЛ СЕБЯ НЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО И НЕ ЭТИЧНО»

Алмагуль Тлеуханова — генеральный продюсер «Alma Pictures» (Казахстан):
— Года полтора назад я была приглашена на Казанский международный фестиваль мусульманского кино, работала в составе жюри проектов по копродукции. Там с Миляушой Айтугановой — директором этого фестиваля — мы решили сделать совместный проект, искали тему, хотели, чтобы это было что-то общее, тюркское, интересное для двух народов. Миляуша Лябибовна вспомнила о рассказе Галимджана Ибрагимова «Алмачуар» и о том, что давно хочет экранизировать его. И так совпало, что один из молодых режиссеров Татарстана Ильшат Рахимбай также хотел снять фильм по книге татарского классика. Так мы объединили наши интересы и усилия, собрали информацию,
подготовили документы и подали заявку в казахстанский Киноцентр. Все складывалось замечательно. Мы презентовали наш проект, его поддержали, началась подготовительная работа. И вот на этом этапе, мы как продюсеры фильма, ставили определенные задачи перед Ильшатом, обсуждать производственный процесс, адаптировать сценарий. Но, он тяжело шел на контакт, стал диктовать условия и постоянно менял их. При этом, подчеркну, что с татарской стороны не было окончательного подтверждения по финансированию, все было на уровне устных переговоров. Со стороны Казахстана же, де-юре и де-факто мы понимали, что деньги будут выделены. Поэтому не то, чтобы мы не прислушивались к мнению Ильшата, но всячески пытались донести до него, что придерживаться пожеланий казахстанской стороны необходимо.
Ильшат хотел, чтобы с ним находилось его коллега Гульнара Иванова, с которой он писал сценарий, хотел привезти своего оператора-постановщика, не шел на обсуждение по условиям гонораров и т. д. А тут еще в связи с пандемией COVID-19 закрылись границы и стало невозможным привезти с России большое количество, как членов команды, так и актеров. Мы с Миляушой Лябибовной пытались убедить его в том, что это не только его авторский проект, а проект, который будет создаваться по заказу министерства культуры и спорта Казахстана. Возможно, и Татарстана. А, значит, он должен придерживаться определенных правил. И тогда он сам заявил о своей неготовности работать на этом проекте.
«Алмачуар» уже был в списке победителей питчинга Киноцентра Казахстана, значит, проект состоится без участия Ильшата Рахимбая. Продюсерами было принято решение привлечь казахстанского сценариста Бекболата Шекерова для написания оригинального сценария на основе того же рассказа Галимджана Ибрагимова.
И в таком составе мы вновь начали работать, в юридических рамках, человеческих и профессиональных. Ильшат об этом знал. После того, как он отказался, я несколько раз обращалась к нему и Гульнаре Ивановой с просьбой выкупить сценарий, но они ни на какие условия не шли. Мое мнение — он повел себя не профессионально и не этично. Мы написали новый сценарий, собрали сильную команду с казахстанской стороны, пригласили режиссером-постановщиком Юлию Захарову, привлекли на одну из ролей Алсу Абульханову.
При всем моем желании и Миляуши Лябибовны, из-за локдаунов, мы не могли привлечь большее количество актеров и членов группы с татарстанской стороны. Но потом, когда Ильшат Рахимбай узнал о начале съемок, он стал давать в прессе материалы под абсолютно неэтичными и необоснованными заголовками «Как казахи поссорили Рахимбая с Айтугановой».
Я понимаю журналистов, им нужен хайп, но здесь речь идет о двух дружественных народах и это совсем другой уровень. Автором идеи данного проекта для меня является Миляуша Айтуганова, предложение я получила именно от нее. Всю татарскую сторону регулировала Миляуша, я не принимала самостоятельно какие-то решения. Мне татарский рынок абсолютно не знаком. Я — продюсер, который работает в Казахстане, и я полностью положилась на выбор Миляушы. Безусловно, мы все вопросы с ней согласовываем. И наше общее мнение: Ильшат поступил непорядочно по отношению и к ней, и по отношению к нам, как партнерам из Казахстана. И еще: юридически по мотивам любого произведения можно ставить сколько угодно фильмов, автор идеи — не единственный, кто имеет право экранизировать чужое произведение. В истории много таких примеров — «Анну Каренину» кто только не снимал, «Гамлета» сняли полмира.
Поэтому, если Ильшат Рахимбай будет снимать свою версию «Алмачуара», никто этому препятствовать не будет, и мы искренне порадуемся за него и пожелаем ему удачи.
Эксклюзивность же нового сценария картины была подтверждена Гильдией продюсеров России, что исключает какие-либо обвинения в плагиате. Согласно юридическим правилам, в целях соблюдения прав Бекболата Шекерова, сценарий «Алмачуар» не может быть обнародован до официальной премьеры фильма.

ИЛЬШАТ РАХИМБАЙ: «МИРОМ ПРАВЯТ ИДЕИ, ЕСЛИ БЫ ЭТО БЫЛО НЕ ТАК, ТО ПРОДЮСЕРЫ КРАЛИ БЫ ДЕНЬГИ, А НЕ ИДЕИ»

Ильшат Рахимбай — режиссер (Казань):
— Во-первых, они не поставили меня в известность о том, что решили продолжить снимать этот фильм. У меня есть тому доказательство — переписка, в которой они написали, что будут снимать другой проект на эти же деньги, а не продолжат снимать этот же проект с другим режиссером. Никто об этом мне не сказал. Я узнал об этом через несколько месяцев от совсем других источников, а не от продюсеров. О чьей непрофессиональности здесь может идти речь?
Во-вторых, про экспертизу. То, что сценарий якобы не обнародуется до премьеры фильмы, — это что за закон? Это кто придумал? Почему в такой конфликтной ситуации он не может быть для ознакомления преподнесен? Если они не хотели конфликта, нужно было просто мне его показать еще три месяца назад, и тогда никаких споров не было бы, тем более, если сценарий кардинально отличается от нашего. Камон, коллеги, так в чем проблема, почему тогда вы его так старательно скрываете, мы же общались пару месяцев назад как лучшие друзья?
Здесь юридически, понятное дело, мы не сможем доказать, что сценарий или проект украден, авторское право — одна из самых непонятных ситуаций в мире юриспруденции. Потому что могут быть немного другие актеры, немного другие перипетии и т. д. В суде такое доказать невозможно, даже если это так. Здесь вопрос в морали сторон, в продюсерско-режиссерских, человеческих отношениях. У меня подход к этому проекту был, видимо, более трепетный, личный. И поэтому попытка залезть в творческие механизмы его создания вызвали у меня, как и у любого адекватного режиссера, неприятие.
В-третьих, конечно, я буду снимать свой «Алмачуар». И, скорее всего, получатся два очень разных по подаче, глубине и энергетике фильма.
В-четвертых, при любых обстоятельствах, как бы продюсеры не хотели оправдать свои действия, любые попытки выйти из воды сухими будут тщетны. Тут нет серых мастей, предельная ясная ситуация с антагонистами и протагонистами. Вопрос в том, если уж это случилось, для чего дана эта ситуация от Всевышнего мне, им, нам всем. Что ж, нужно уметь делать правильные выводы и идти дальше, более мудро и осмысленно.
Суть еще в том, что, на самом деле, это я пригласил их в проект, чтобы они помогли его реализовать. А не они меня. Они, возможно, думают наоборот, вот в чем колоссальная разница нашего понимания ситуации. Грубо говоря, я их нанял и что-то пошло не так. «Алмачуар» с момента задумки никогда не был продюсерским проектом и не будет. Даже если и был, то изначально продюсером там был я. Набирал команду, писал историю, создавал энергетический поток. Просто вовремя не успел схватить рычаги, которыми бы мог управлять. Видимо, это приходит с опытом. То, через что я прошел, на самом деле, очень хороший, глубокий опыт взаимодействия с людьми.
P. S. Знаете, в чем внутренний конфликт продюсеров? Они думают, что балом правят деньги и тот, кто их нашел. В действительности, все прекрасно понимают, что миром правят идеи. И если бы это было не так, то продюсеры крали бы деньги, а не идеи… Всем желаю фрактальных благостных открытий и гармонии.
И маленький, но очень важный лайфхак для всех: Бог нам всем дал язык. Им можно лечить и ранить. А еще с помощью него можно договариваться. Юля Захарова, дорогая, я очень тебя уважаю, но почему же ты не отвечала на звонки и сообщения в самом начале? Я же предупреждал, что начнется «спектакль». Я до сих пор жду ответа. Какой сейчас смысл строить из себя ангелов, если молоко уже убежало?
А если рассматривать этот случай через теорию божественных учителей, которые в зависимости от танцев планет могут приходить к тебе, как в черном, так и в белом обличии, то я безмерно благодарен учителям на данном этапе жизни. Они научили меня быть чутким, внимательным, и уважительно относиться к чужому труду.

Источник: www.business-gazeta.ru