Бизнес-драма «Техстроя», или Как А. и Н. не усидели на одной трубе

29.09.2020 10:06



Казанский завод полимерных труб «Техстрой» в сентябре отпраздновал свое 20-летие. Бизнес, зародившийся в конце 90-х, вырос в компанию с тремя заводами, занимающую второе место в России по объемам поставок Фото: «БИЗНЕС Online»
В 2017 году случилось событие, повлекшее острый конфликт в компании. Николаев (справа) получает от Алексеева (слева) 20% акций «Техстроя». Николаев говорит, что решение принималось абсолютно добровольно обеими сторонами В 2017 году случилось событие, повлекшее острый конфликт в компании. Николаев (справа) получает от Алексеева (слева) 20% акций «Техстроя». Первый говорит, что решение принималось абсолютно добровольно обеими сторонами Фото: ingushetia.ru
Был построен завод в ингушском Карабулаке, который был организован по иной схеме: он был передан на баланс ингушских властей, а «Техстрой» стал его арендатором Был построен завод в ингушском Карабулаке, который организовали по иной схеме: он был передан на баланс ингушских властей, а «Техстрой» стал его арендатором Фото: ingushetia.ru
«По итогам 2017 года «Техстрой» показал лучшие результаты за всю свою историю, и по результатам финансовой отчетности, и по объемам производства и продажи продукции» «По итогам 2017 года «Техстрой» показал лучшие результаты за всю свою историю и по результатам финансовой отчетности, и по объемам производства и продажи продукции» Фото: tatarstan.ru
Отношения между акционерами с 2018 года начинают портиться. Николаев говорит, что Алексеев стал менять команду, и не в лучшую сторону Отношения между акционерами с 2018 года начинают портиться. Николаев говорит, что Алексеев стал менять команду, и не в лучшую сторону Фото: tatarstan.ru
Работы по стадиону «Горняк» и футбольному полю должны были завершиться 31 декабря 2019 года, а по обеим школам — 31 декабря 2020-го Работы по стадиону «Горняк» и футбольному полю должны были завершиться 31 декабря 2019 года, а по обеим школам — 31 декабря 2020-го Фото: sev.gov.ru
В 2019 году власти Севастополя сообщили о разрыве с «Техстроем» двух контрактов из четырех: на стадион «Горняк» и школу в Радиогорке В 2019 году власти Севастополя сообщили о разрыве с «Техстроем» двух контрактов из четырех: на стадион «Горняк» и школу в Радиогорке Фото: sev.gov.ru
В марте 2020 года Николаев был уволен. Он находился в командировке в Москве, которую руководство «Техстроя» оформило как прогул В марте 2020 года Николаев был уволен. Он находился в командировке в Москве, которую руководство «Техстроя» оформило как прогул
В самом разгаре конфликта, в августе неожиданно прошли обыски по уголовному делу в домах Колесниковой и Николаева В самом разгаре конфликта, в августе неожиданно прошли обыски по уголовному делу в домах Колесниковой и Николаева Фото: «БИЗНЕС Online»
Крупнейшего в Татарстане производителя полимерных труб раздирает внутрикорпоративный конфликт
Создатель и гендиректор «Техстроя» Алексей Алексеев потребовал от своего давнего делового партнера Евгения Николаева вернуть 20% акций компании. Супруга Алексеева обвиняет Николаева в провале крымских проектов. Тот же намекает на серьезные финансовые проблемы фирмы и едва ли не возможное банкротство, до которого «Техстрой» якобы могут довести приближенные гендиректора. «БИЗНЕС Online» выслушал все стороны нетривиального конфликта, точку в котором предстоит поставить суду.

Как пилят трубу

Казанский завод полимерных труб «Техстрой» в сентябре отпраздновал свое 20-летие. Бизнес, зародившийся в конце 90-х, вырос в компанию с тремя заводами, занимающую второе место в России по объемам поставок. По собственным данным компании, «Техстрой» занимает 17% российского рынка полимерных труб. В 2019 году выручка составила 6,7 млрд рублей. Число сотрудников предприятия, по данным базы «Контр.Фокус», составляет 644 человека.
Тем не менее история успеха «Техстроя», на самом деле нерядовая и впечатляющая, в последнее время приобрела драматичный оборот. К своей круглой дате компания подошла, будучи раздираемой внутрикорпоративным конфликтом. Поссорились два совладельца: Алексей Алексеев и Евгений Николаев. Первый, он же генеральный директор, владеет 80% акций «Техстроя», второй — 20%. Алексеев через суд требует у Николаева вернуть ему долю, проданную в 2017 году.
Конфликт уходит корнями в дни создания предприятия. Все участники спора говорят: в те времена никто даже не предполагал, что компания так взлетит. Тогда ключевые должности на предприятии получали люди «с нуля», простые торговцы полиэтиленом со временем превратились в топ-менеджеров крупного предприятия и строителей заводов. Но сейчас, когда рыночная стоимость «Техстроя» оценивается навскидку в сотни миллионов рублей, детали имеют большое значение.
Свою позицию нам рассказал миноритарный совладелец Николаев. С Алексеевым напрямую поговорить не удалось, но его позицию подробно высказали супруга Марина Алексеева, занимающая пост заместителя гендиректора «Техстроя» по экономике, и финансовый директор предприятия Роман Абдуллин. Стоит отметить, что они пришли в управление предприятием только в этом году. Кроме того, с нами пообщалась бывший главный бухгалтер предприятия Лариса Колесникова. К обсуждению конфликта присоединились и неравнодушные наблюдатели среди партнеров компании.
К слову, Алексеев редко становился героем масс-медиа, в том числе наших публикаций. Одно из таких нечастых исключений: в 2014 году именно его называли владельцем и водителем шикарного спорткара Lamborghini Aventador, который появился на дорогах Казани и начал пугать автолюбителей мегаскоростями. Всего за три недели водитель спорткара собрал около двух десятков нарушений скорости, гоняя под 130–180 км/ч. После уплаты штрафов в ГИБДД провели с собственником профилактическую беседу.

Путь наверх и болезнь основателя

Компания «Техстрой» основана в 2000 году на 100% Алексеевым, он изначально был идейным вдохновителем и генеральным директором предприятия. До 2007 года «Техстрой» продавал пластиковые трубы (для водопровода, канализации и других нужд), произведенные на «Казаньоргсинтезе», и как дилер реализовывал до 80% продукции казанского завода. Про историю возникновения компании мы впервые сообщали в 2011 году, отметив, что у КОСа появился конкурент в сфере производства полимерных труб и им стал его дилер.
Николаев пришел в «Техстрой» обычным менеджером (по его словам, в 2002 году, а по информации «Техстроя» — в 2004-м). Впоследствии он, по его словам, занимался привлечением финансирования, структурированием сделок по закупке оборудования, запуском новых производственных линий и в целом развитием предприятия.
К 2007 году Алексеев задумал построить свой трубный завод, создав, таким образом, конкурента КОСу. Изначально идея была похожа на авантюру: КОС отказывался продавать «Техстрою» сырье в течение полутора лет. Однако «Техстрой» нашел и зарубежное финансирование, и импортное сырье. В качестве производственной площадки была выбрана заброшенная промбаза в Казани на улице Вольской: полуразрушенное здание привели в порядок, закупили импортные станки.
Николаев рассказывает, что в то время помог предприятию привлечь зарубежное финансирование и привлечь импортных поставщиков. По его словам, уже тогда активно проявила себя группа из нескольких менеджеров «Техстроя»: помимо Алексеева, выделялся также его первый зам Ленар Гильмутдинов, а также сам Николаев и главный бухгалтер Колесникова. «Предприятие было создано с нуля, усилиями нескольких человек, из которых в настоящее время остался на предприятии только один — генеральный директор Алексеев», — говорит Николаев. Командная работа, по его словам, помогла создать первую производственную площадку и проторить дорожку к двум новым.
Почему никто из топ-менеджеров поначалу не требовал у Алексеева долю в предприятии? «На первых порах никто не думал, что „Техстрой“ станет таким крупным, — вспоминает Николаев. — Все работали на доверии».
Алексеева, естественно, иначе оценивает вклад Николаева и других коллег своего мужа в становление предприятия. «Это была исключительная воля и энергия именно Алексеева. Алексей Владимирович сам договаривался с иностранными банками, с производителями оборудования. Мы были первой компанией в России, которая купила европейское оборудование, а сейчас у нас уже 22 линии. Все помогли в реализации проекта — кто-то бумаги ксерокопировал, кто-то писал письма, кто-то решал вопросы финансирования», — рассказывает Алексеева.
В 2007 году Николаев становится заместителем гендиректора по инвестициям. В 2011 году казанский «Техстрой» открывает линию труб крупнейшего диаметра в России. На церемонию приезжают президент Татарстана Рустам Минниханов, Леонид Алехин, занимавший тогда пост руководителя КОСа, и другие VIP-персоны. «Техстрой» продолжает расширяться: чтобы удачно охватить географию поставок по России (а РФ до сих пор является ключевой территорией для «Техстроя», лишь небольшая часть труб уходит в другие страны СНГ), он планирует новые заводы, выбирая их расположение исходя из логистики. На очереди — завод в свердловской Талице, который был открыт в 2013 году. Затем построили завод в ингушском Карабулаке, который организовали по иной схеме: предприятие было передано на баланс ингушских властей, а «Техстрой» стал его арендатором.
«Тогда у нас были хорошие отношения с Алексеевым», — вспоминает Николаев. Бизнес шел согласованно. Но в декабре 2014 года происходит драматичное событие. Алексеев находится в ингушской гостинице во время очередных переговоров с властями республики по поводу завода, и у него случается тяжелый инсульт. Не сразу удалось оказать бизнесмену медицинскую помощь. Местные медики боролись за его жизнь и в течение месяца отказывали семье в перевозке пациента в Казань. Дальше последовала тяжелейшая реабилитация — Алексеев буквально начинал жить заново.
Этот переломный момент разделил историю «Техстроя» на до и после. До 2015 года Алексеев был единым центром управления, говорят в компании. Его супруга Марина еще не вникала в дела предприятия. На тот момент «Техстрой» могли «подхватить» только приближенные к Алексееву топ-менеджеры. Таковыми стали Гильмутдинов и Николаев: первый на тот момент занимал должность коммерческого директора, второй — замгендиректора по инвестициям. Оба получили доверенности генерального директора. В 2015 году завод в Карабулаке запускали уже Гильмутдинов и Николаев, вспоминает последний.
В 2015–2017 годах предприятие, по словам Алексеевой, стабильно развивалось, катясь по проложенным ранее рельсам, а сам Алексеев продолжал реабилитацию.
Николаев утверждает, что по состоянию здоровья Алексеев выпал из рабочего процесса на 56 дней, а после этого вышел на работу и продолжал управление. При этом переданная Николаеву доверенность, по его словам, не давала большой власти на предприятии. «У меня была обычная нотариальная доверенность на заключение договоров, а не на „управление предприятием“, так как в силу своих обязанностей я подписывал в том числе банковские договоры и другие документы, где требовалась именно нотариальная доверенность. Такие доверенности Алексеев мне выдавал всегда начиная примерно с 2010–2011 года», — рассказал нам собеседник.
Колесникова рассказала нам, что Алексеев восстановил полномочия на предприятии довольно быстро — он уходил в отпуск по болезни на три месяца. При этом даже с доверенностями, как уверяет наша собеседница, у исполнительных директоров не было много власти. «На Николаеве были вопросы по инвестициям: привлечение новых инвесторов и внедрение новых интересных проектов», — рассказала о разделении полномочий на «Техстрое» Колесникова.

доля раздора и миллиардные кредиты

В 2017 году случилось событие, повлекшее острый конфликт в компании. Николаев получает от Алексеева 20% акций «Техстроя». Первый говорит, что решение принималось абсолютно добровольно обеими сторонами. «По итогам 2017 года „Техстрой“ показал лучшие результаты за всю свою историю и по результатам финансовой отчетности, и по объемам производства и продажи продукции. Алексеев, понимая, что немалая заслуга в этом принадлежит мне, предложил часть своей доли», — сказал Николаев.
Формально Николаев получил долю по номинальной стоимости — за 1,7 млн рублей. При этом и тогда и сейчас рыночная доля «Техстроя», оценивается куда дороже. В судебном иске Алексеева от 26 июля 2020 года сказано, что пятая часть компании стоит 99 млн рублей — тоже не так много, как можно было бы предположить. Николаев же считает, что реальная стоимость его доли даже меньше, чем он за нее в свое время заплатил. Во-первых, пакет не контрольный, а во-вторых, заложен в ВТБ. Кроме того, все 100% активов предприятия, из которых складывается стоимость доли, также находятся в залоге у различных банков. Николаев говорит, что оплатил акции и хранит расписку. Он прислал копию документа «БИЗНЕС Online».
«Решение по передаче долей со мной не обсуждалось», — вспоминает главный бухгалтер Колесникова. В свою очередь, «Техстрой» отказался комментировать нам «внутренние процессы компании и взаимоотношения между сотрудниками».
Кстати, почему же Гильмутдинов не получил долю, как Николаев, хотя имел в то время даже более весомые позиции? «В разговоре с Алексеевым я предложил также часть доли передать Гильмутдинову, но Алексеев отказал. И через несколько месяцев стало ясно почему — Алексеев уволил Гильмутдинова. Его охрана буквально вытолкнула за ворота „Техстроя“», — рассказал нам Николаев.
В свою очередь, Алексеева считает, что уход Гильмутдинова — это следствие как раз политики Николаева: Гильмутдинов не был согласен с его методами руководства, покинул «Техстрой» и открыл свое дело. Алексеева говорит, что компания рассталась с Гильмутдиновым корректно и стороны не имеют друг к другу претензий. «Гильмутдинов ушел по собственному желанию, по согласованию с Алексеевым», — вспоминает Колесникова. «БИЗНЕС Online» предложил Гильмутдинову ответить на наши вопросы, но он воздержался от комментариев.
В данных обстоятельствах в 2017 году «Техстрой» получил два крупных кредита от Сбербанка и ВТБ (по нашим данным, лимит кредитных линий составляет 2,5 млрд рублей). Гильмутдинов и Николаев, действуя по гендоверенностям, дали по займам личные поручительства.

Кадровая чехарда

После ухода Гильмутдинова Николаев остался в должности первого зама. Отношения между акционерами с 2018 года начинают портиться. Николаев говорит, что Алексеев стал менять команду, и не в лучшую сторону. «Временно на место Гильмутдинова был назначен Булат Хабибуллин, исполнявший до этого на предприятии обязанности менеджера по логистике», — говорит Николаев. Хабибуллина, к слову, предложил назначить он сам, пока не будет найден полноценный коммерческий директор.
«Алексееву Хабибуллин быстро приглянулся, причем не столько своими профессиональными качествами и умением продавать произведенную продукцию, сколько умением прислуживать начальству. На этом поприще дела у Хабибуллина резко пошли в гору, он стал лучшим другом и советчиком Алексеева, однако с продажами ситуация резко ухудшилась: в 2018 году объем реализации по сравнению с 2017 годом существенно упал — с 49 тысяч тонн в год до 38 тысяч тонн, — утверждает Николаев. — Через непродолжительное время широчайшими полномочиями по управлению предприятием был наделен и личный водитель Алексеева Хайруллин, что вызвало шок у всего трудового коллектива».
Хабибуллиным крайне недовольна и Колесникова. «В 2018 году на должность коммерческого директора приняли Хабибуллина, у которого не было опыта работы коммерческим директором и авторитета предыдущего директора. Соответственно, упал объем продаж, маржинальность, и банки стали снижать лимиты», — рассказала бывший бухгалтер.
В 2019 году уволилась финансовый директор «Техстроя» Надежда Павленко, а в этом году — сама Колесникова. Последняя рассказала нашему изданию, что топ-менеджмент не устроил составленный ей годовой баланс за 2019 год, не уточняя при этом, чем именно.

Крымские контракты

По словам Алексеевой и Абдуллина, основной пункт разногласий с Николаевым — крымские контракты 2018–2019 годов, которые чуть было не поставили компанию на грань краха— как в финансовом, так и в репутационном плане. Они уверяют: заключение этих контрактов инициировал Николаев, а проблемы со стройкой дошли до четы Алексеевых, только когда в компанию начали приходить письма с судебными претензиями от заказчика.
Суть «крымского похода» «Техстроя» «БИЗНЕС Online» подробно описывал год назад. Вкратце напомним эту скандальную историю: в июне–августе 2018 года «Дирекция капитального строительства» Севастополя заключила с «Техстроем» четыре госконтракта на общую сумму 1,57 млрд рублей. Компания должна была реконструировать стадион «Горняк» (ДЮСШ № 7) за 373 млн рублей, построить футбольное поле с искусственным покрытием на улице Сладкова за 93,2 млн рублей и возвести две школы — в микрорайоне Радиогорка за 448,9 млн рублей и в бухте Казачья за 656,8 млн рублей. Работы по стадиону «Горняк» и футбольному полю должны были завершиться 31 декабря 2019 года, а по обеим школам — 31 декабря 2020-го.
«Николаев принял решение самостоятельно, ни с кем не советуясь, о стройке в Крыму. Алексей Владимирович даже не в курсе был», — утверждает Алексеева.
Действительно, на школах и стадионах «Техстрой» до сих пор не специализировался. «Николаев залез в эту стройку, хотя это совершенно не свойственная для нас тема, — говорит Алексеева. — Когда шел разговор о Крыме, то он утверждал, что строить мы будем не весь объект, а именно коммуникации, ливнёвку. А оказалось, что это полноценное строительство объектов с нуля. Мало того, что не свойственная нам стройка, так ещё и в Крыму, где есть свои особенности».
А вот Николаев уверяет, что крымские контракты были целиком согласованы с Алексеевым. «Он был прекрасно осведомлен о крымских контрактах, даже давал свое личное поручительство по банковским гарантиям в обеспечение этих контрактов. Кроме того, все крымские госконтракты со стороны „Техстроя“ подписаны коммерческим директором Хабибуллиным, в этом можно убедиться, зайдя на сайт, где размещены эти госконтракты. А самой стройкой занимался замгендиректора по строительству Евгений Яшин», — отметил Николаев.
По словам Николаева, разногласия между ним и новой командой гендиректора у него начались уже в ходе исполнения крымских контрактов: в выборе подрядчиков, в вопросах освоения выделенных средств. По его словам, Алексеев согласовывал подрядчиков, которые выполняли работы по завышенной стоимости, что подкосило исполнение контрактов. «Я был против выполнения допработ, отсутствующих в сметах и не согласованных с заказчиком, так как понимал, что заказчик может эти работы не оплатить. С большей частью таких дополнительных работ так и произошло. Яшин же настаивал на их выполнении, Алексеев принимал в итоге сторону Яшина», — описывает ситуацию Николаев.
В 2019 году власти Севастополя сообщили о разрыве с «Техстроем» двух контрактов из четырех: на стадион «Горняк» и школу в Радиогорке, обвинив казанскую компанию в предоставлении подложных документов на участие в тендере и неисполнении обязательств в сроки. Два других контракта продолжали исполняться. Тогда Николаев подробно изложил «БИЗНЕС Online» позицию компании, объясняя, что проблема возникла с проектантом «Горняка», а также кадровой чехардой среди крымских чиновников.
В марте 2019 года Алексеев забрал доверенность у Николаева на управление предприятием. «В конце 2018 года и в 2019 году два из четырех контрактов были расторгнуты, и на тот момент мы начали понимать: что-то не то, и начали перехватывать бразды управления», — поясняет Алексеева. Но Евгения Николаева, по ее словам, оставили на предприятии в должности первого замгендиректора — ему была поставлена задача решить проблемы с крымскими контрактами.
В свою очередь, Николаев уверяет, что контракты были расторгнуты не из-за него: «Контракт на реконструкцию стадиона „Горняк“ был расторгнут 9 июля 2019 года, второй упоминаемый Алексеевой контракт на строительство был также расторгнут в этот день А доверенность Алексеев у меня отозвал в марте 2019 года, еще до того, как начались проблемы по строительству. То есть эти события никак не связаны между собой».
В любом случае, само заключение контрактов Николаеву не простили. В начале 2020 года Алексеев передал кураторство над крымской стройкой Яшину.
«Мы после рабочей встречи в Крыму поняли, что вернуть два контракта не сможем, и сосредоточились на работе по оставшимся двум. Были выполнены обязательства перед заказчиком и закончено выполнение работ в срок по стадиону „Сладкова“. Еще один объект достраиваем и планируем сдать в конце года. Мы расхлебываем единственное управленческое решение, которое сделал Николаев, и оно „Техстрой“ подкосило», — обвиняет партнера мужа Алексеева.
«Алексеев передал полномочия по стройке в Крыму заму по строительству Яшину: подбор подрядчиков, закупка материалов. Николаев курировал отношения с заказчиком — Дирекцией УКС Севастополя. Сейчас по стройке невозможно сказать, кто виноват и что делать», — дает свою оценку Колесникова.

Как ушел Николаев

В марте 2020 года Николаев был уволен. Он находился в командировке в Москве, которую руководство «Техстроя» оформило как прогул. Вернувшись в Казань, Николаев узнал, что больше не входит в число сотрудников предприятия. Он категорически не согласился с увольнением и начиная с апреля попытался оспорить его в Головинском районном суде Москвы («Техстрой» сейчас зарегистрирован в столице). 2 сентября суд ему отказал.
Алексеев также изменил устав предприятия, ранее позволявший Николаеву как акционеру влиять на крупные сделки «Техстроя». «Это было сделано для сохранения финансовой устойчивости компании, так как непредсказуемый Николаев своими действиями измотал не только компанию, но и кредитующие банки», — говорят Алексеева и Абдуллин.
Николаев не отрицает, что ходил в банки, и объясняет, почему он так поступил. «В круг моих обязанностей входило взаимодействие с банками. Кроме того, я являюсь поручителем перед всеми банками-кредиторами на сумму более 2,5 млрд руб. Мне пришлось обсуждать ухудшение ситуации на предприятии с банками потому, что она действительно ухудшалась в результате кадровых перестановок, произведенных Алексеевым, и ошибочных управленческих решений, предпринимаемых им и его женой. Моя позиция заключалась в том, что с банками необходимо было вести игру в открытую, совместно искать решение и выход из ситуации, в которую впервые за 20 лет попал „Техстрой“», — объяснил Николаев.
К слову, о банках. Николаев утверждает, что «Техстрой» могли ждать финансовые проблемы. «В феврале — марте 2020 года уже было понятно, что Техстрой не сможет вовремя (30 июня 2020 года) погасить кредит Сбербанку. Я считал, что к решению этой проблемы необходимо было готовиться заранее, совместно с банками. В итоге я оказался прав: в результате того, что переговоры со Сбербанком о пролонгации кредита были начаты своевременно, к моменту просрочки погашения кредита 30 июня 2020 года Сбербанк успел проанализировать ситуацию, подготовить и согласовать допсоглашение о продлении срока погашения кредита и не стал применять предусмотренных в таком случае санкций», — сказал он.
«БИЗНЕС Online» запросил и ВТБ, и Сбербанк о ситуации с кредитами «Техстроя». «Компания своевременно и в полном объеме выполняет все взятые на себя обязательства перед банком», — так нам ответили в ВТБ. В Сбербанке на наш запрос не ответили. В распоряжении «БИЗНЕС Online», однако, есть документ, датированный серединой июля 2020 года, в котором сказано, что просрочек по кредиту перед Сбербанком у «Техстроя» не имеется.

Суды и споры

Летом же Алексеев сделал ответный ход, подав несколько исков в московский арбитраж (сейчас ООО «Техстрой» зарегистрировано в Москве). В частности, он потребовал у Николаева вернуть долю в компании. В документе сказано — иск о признании договора купли-продажи части доли недействительным, о возврате 20% доли номинальной стоимостью 1 701 420 руб. В исковом заявлении указано, что Николаев получил долю в компании по номинальной, а не рыночной стоимости, но впоследствии выяснилось, что «достигнутая договоренность о добросовестном руководстве Николаевым была нарушена». В качестве аргумента Алексеев приводит ряд операций по налоговым оптимизациям, которые, по его словам, проводил Николаев и которые навредили предприятию (об этом ниже).
«Чтобы все 100%, как это изначально были, остались в компании, — ответили на вопрос о целесообразности этого иска в „Техстрое“. — Это не совсем корректно и безопасно, чтобы доля была, грубо говоря, у врага, который всеми силами хочет навредить». Впрочем этот иск пока на паузе — не оплачена судебная пошлина.
Параллельно Марина Алексеева подала иск в Ново-Савиновский райсуд Казани, также инициируя отмену сделки по передаче доли. (В открытой картотеке, как отметил нам Николаев, его не найти, так как это семейный спор.) Она мотивировала свои требования тем, что как супруга не давала согласия на отчуждение доли в семейной собственности по указанной цене.
Николаев считает, что обладает полноценными правами акционера и со своей долей расставаться не готов. «Алексеева давала нотариальное согласие как супруга на эту сделку, это обязательное требование при оформлении таких сделок, а сразу же после сделки она давала нотариальное согласие „ВТБ“ на залог уже не 100% доли, а 80%. То есть она была прекрасно осведомлена о сделке и не возражала.», — объяснил свою позицию Николаев.
Помимо требований от супруги крупнейшего акционера, к Николаеву есть и другие претензии. Так, два других арбитражных иска (истцы — Алексеев и ООО «Техстрой») требуют от Николаева компенсации убытков. Первый иск заявлен на 23 млн руб., а второй — на 71,7 млн руб. Их суть в «Техстрое» нам не прокомментировали. Однако в документе, имеющемся у «БИЗНЕС Online», говорится, что «Техстрой» обвиняет своего бывшего топ-менеджера и совладельца в операциях по налоговой оптимизации, которые привели к проблемам с налоговой службой и уплате штрафов за недоплаченный налог.
Николаев отмечает, что ему ничего неизвестно про второй иск, а на первый им подано заявление о фальсификации доказательств со стороны истца и заявлено ходатайство о проведении экспертизы представленных истцом документов.
Наконец, в самом разгаре конфликта, в августе неожиданно прошли обыски по уголовному делу в домах Колесниковой и Николаева. Как выяснилось, дело было возбуждено по ст. 145.1 УК РФ (необоснованная невыплата заработной платы руководителем предприятия). Заявителем выступал сотрудник крымских строек Сергей Григорович, уголовное дело было возбуждено следственным комитетом Советского района Казани. На «Техстрое» не стали комментировать это дело, равно как не стал рассуждать о нем и Николаев. В следственном комитете РТ это дело нам комментировать также отказались.
«БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий.

Источник: www.business-gazeta.ru