Вояж по будущей М12: «У всех родственники в Москве, наши мужики работают там вахтой»

26.07.2020 13:06



Виталий Тимофеев (справа): «Люди постоянно приходят в сельсовет и спрашивают: «Ну когда же будет новая дорога?» Наверное, это для всех окажется хорошо, если раньше из Москвы к нам ехали 9–10 часов, то теперь время составит 4–5 часов»
«Новая дорога М12 будет проходить по территории Кайбицкого района, первым в Татарстане станет заезжать к нам» Нажмите, чтобы увеличить
Солидная часть населения уезжает отсюда вахтовым методом работать не в Казань, а сразу в Москву, где, и это не секрет, зарплаты превышают средние по району Солидная часть населения уезжает отсюда вахтовым методом работать не в Казань, а сразу в Москву, где, и это не секрет, зарплаты превышают средние по району
Халима: «Москва будет ближе. Что касается покупателей в нашем магазине, то не думаю, что их будет больше» Халима: «Москва окажется ближе. Что касается покупателей в нашем магазине, то не думаю, что их будет больше»
Светлана Матвеева: «Строительство высокоскоростной дороги Москва-Казань нас особо не тревожит, поскольку она нам не мешает» Светлана Матвеева: «Строительство высокоскоростной дороги Москва – Казань нас особо не тревожит, поскольку она нам не мешает»
«Озабоченности у местных жителей нет, местные жители принимают это, как радостное событие, потому что многие ездят в Москву» «Озабоченности у местных жителей нет, они принимают это как радостное событие, потому что многие ездят в Москву»
Фарида Сундурова рассказала, что при первоначальном варианте строительства М-12 близ Ульянково была запланирована зона отдыха для проезжающих мимо машин, и тогда в их селе эту новость встретили с большим энтузиазмом Фарида Сундурова рассказала, что при первоначальном варианте строительства М12 близ Ульянково была запланирована зона отдыха для проезжающих мимо машин и тогда в селе эту новость встретили с большим энтузиазмом
Места предполагаемого прохождения автобана Нажмите, чтобы увеличить
Ринат Зиннатуллин (слева): «Сначала было согласование, собрали все замечания, мы своем мнение высказали проектировщикам, они все равно чужие люди, не знают наше состояние, мы им объяснили» Ринат Зиннатуллин: «Сначала было согласование, собрали все замечания, мы свое мнение высказали проектировщикам, они все равно чужие люди, не знают наше состояние, мы им объяснили»
Рамис Хаялиев: «На Свияге ожидается строительство большого моста — это будет самый крупный объект на территории нашего района, где будет проходить эта трасса» Рамис Хаялиев: «На Свияге ожидается строительство большого моста — это будет самый крупный объект на территории нашего муниципалитета, где станет проходить данная трасса»
«Для прогона скота предусмотрены места, для прогона техники, никаких неудобств в связи с этим я не вижу» «Для прогона скота предусмотрены места, для прогона техники, никаких неудобств в связи с этим я не вижу»
Ранис Зиятдинов: «Думаю, будет на пользу, дорога ведь будет прямая, а то, что платная, ничего страшного. Заплатим, почему бы не заплатить, когда все платят» Ранис Зиятдинов: «Думаю, будет на пользу, дорога ведь окажется прямой, а то, что платная, ничего страшного. Заплатим, почему бы не заплатить, когда все платят»
Подъехать к будущему месту строительства моста у нас не получилось, для этого пришлось бы спускаться вниз, а из-за ливня дорогу развезло (место, где будет мост через Волгу) Подъехать к будущему месту строительства моста у нас не получилось, для этого пришлось бы спускаться вниз, а из-за ливня дорогу развезло (место, где будет мост через Волгу)
Ирина Майорова : «Да, дороги плохие. Желательно, чтобы новую трассу подальше от нас построили, потому что здесь ключи бьют, как раз там, где они хотят проводить дорогу» Ирина Майорова: «Да, дороги плохие. Желательно, чтобы новую трассу подальше от нас построили, потому что здесь ключи бьют, как раз там, где хотят проводить дорогу»
Новый автобан поможет жителям Кайбиц заработать на стройке и в кемпингах. Но казанские дачники по соседству против. Часть 1-я
На этой неделе стал известен свежий вариант трассировки скоростной платной трассы Москва – Казань. 145 км дороги (7-й и 8-й этапы строительства) должно пройти по Татарстану, причем около 60% пути разрезает территорию Кайбицкого района РТ. «БИЗНЕС Online» начал свое путешествие из самой западной точки республики, проехав весь 7-й этап будущего автобана вплоть до места, где должен появиться мост через Волгу. Путевые заметки — в нашем материале.

«НАСЕЛЕНИЕ В ОСНОВНОМ КРЯШЕНЫ И НЕКРЕЩЕНЫЕ КРЯШЕНЫ»

Жителей Кайбицкого района некоторые называют «западниками», и дело не только в географическом расположении. Да, эта земля самой последней в республике встречает закат солнца, и так получилось, что будущий платный автобан Москва – Казань (М12) первым делом, входя в Татарстан, пересечет именно его границы.
Но местные отличаются и «западностью» мышления, а именно смелостью суждений и упорством в отстаивании собственных прав. Так, в 2014 году именно здесь должен был появиться полигон твердых бытовых отходов площадью 10 га, куда свозили бы на переработку весь мусор из Чувашии. Вернее, де-юре полигон находился бы на территории Канашского района ЧР, но буквально впритык к кайбицкой земле. Тогда общественность, объединившись с активистами из чувашских деревень, подняла шум, в результате «мусорщики» вынуждены были перенести свое детище в Новочебоксарск, где сейчас и благополучно складируют ТБО. Через эту «отвоеванную» землю и должен проходить автобан, который построят к 2024 году.
«Новая дорога М12 будет проходить по территории Кайбицкого района, первым в Татарстане станут заезжать к нам, — рассказывает „БИЗНЕС Online“ глава Старотябердинского сельского поселения Виталий Тимофеев. — Сначала со стороны Чувашии — Канашский район, рядом с деревней Яманово, затем будет выходить из лесного массива и по прямой проедет между двумя деревнями — Старотебярдино и Янсурино, потом заезжает в лесной массив в Чувашии и оттуда выходит на Хозесановское сельское поселение».
Оба села (Старотебярдино и Янсурино) расположены на месте компактного проживания крещеных татар. Особо уникальное из них Старое Тебярдино (Иске Тәрбит), «Википедия» нас информирует, что местное «население в основном кряшены и некрещеные кряшены». Т. е., несмотря на то что на дворе XXI век, недалеко от Казани можно встретить, простите за тавтологию, татароязычных язычников. Правда, по словам Тимофеева, не сказать, что апологеты многобожия рьяно придерживаются древнего верования предков, но зато они со своими крещеными соседями едины во мнении относительно перспектив строительства автобана, пусть и платного.
«Люди постоянно приходят в сельсовет и спрашивают: „Ну когда же будет новая дорога?“ Наверное, это для всех окажется хорошо, если раньше из Москвы к нам ехали 9–10 часов, то теперь время составит 4–5 часов, — продолжает наш собеседник. — Трасса между двумя деревнями, там будет эстакада снизу и для техники, и для скота. Заезд на автобан построят около населенного пункта Маяк в Чувашии, рядом с Ульяновской трассой. Там будет развязка — въезд и съезд с автобана». Т. е., согласно проекту, как говорит глава сельского поселения, из родной деревушки на М12 никак не попасть, придется ехать примерно десяток километров до деревни Маяк Канашского района.

«ЕСТЬ ОПАСЕНИЯ, ЧТО УНИЧТОЖАТ ЛЕС, А НАША ДЕРЕВНЯ ПРЕВРАТИТСЯ В ГОРОД»

«Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось», — перефразируя классика, можно сказать, что столица Российской Федерации дорога сердцу не только русского, но и татарского, кряшенского, чувашского, короче говоря, всех народов, проживающих в Кайбицком районе РТ. Потому что, как выяснил наш корреспондент, солидная часть населения уезжает отсюда вахтовым методом работать не в Казань, а сразу в Москву, где, и это не секрет, зарплаты превышают средние по району (в 2018 году она составила в Кайбицком районе 22,5 тыс. рублей).
Неудивительно, что новость о трассе, которая свяжет столицу России с главным городом Татарстана, обрадовала местных жителей. В этом «БИЗНЕС Online» убедился во время остановки в селе Молькеево (Мәлки), давшем название одной из пяти этнографических групп крещеных татар — молькеевских кряшен. На улице в летнюю пору встретить здесь людей проблематично, поэтому мы остановились возле продуктового магазина с названием «Затлы» («Благородный»), где можно было увидеть представителей благородных семейств села. Кстати, абсолютно все собеседники газеты из числа посетителей деревенского супермаркета осведомлены о строительстве платного автобана.
Покупательница Елена, не назвавшая своей фамилии, поведала о практической пользе новой дороги лично для нее: «Из Москвы родственники приезжают — копать картошку, косить сено. Это самое главное! В пятницу на выходные приехал, в воскресенье — обратно. У нас тут у всех родственники в Москве есть, наши мужики работают там вахтой». Наша собеседница даже огорчена, что М12 откроется только через четыре года.
У стоящей на другой стороне прилавка продавщицы Халимы тоже много родственников в Первопрестольной, весть о строительстве платной дороги она воспринимает в целом положительно, но есть и опасения: «Москва окажется ближе. Что касается покупателей в нашем магазине, то не думаю, что их будет больше. И есть опасения, что уничтожат лес, а наша деревня превратится в город».
Хоть магазин «Затлы» расположен и не на федеральной трассе, а на автомобильной дороге республиканского значения, отбоя от клиентов здесь нет. Корреспондент «БИЗНЕС Online», выходя из торговой точки, столкнулся с жителями соседних сел, приехавшими в Молькеево за покупками. Они также не против того, что автобан пройдет возле их населенных пунктов. Как резюмировал один немногословный бабай: «Дорога — это всегда хорошо».

«КАК МЫ ЖИЛИ, ТАК И ПОСЛЕ СТРОИТЕЛЬСТВА ЭТОЙ ДОРОГИ БУДЕМ ЖИТЬ»

Понятно, что в Москву татарстанцы едут не от хорошей жизни. Но, хоть впереди и маячит перспектива длинного рубля, долгие недели вне родного дома — это не самое большое удовольствие. А строительство высокоскоростной магистрали автоматически создает здесь новые рабочие места, поскольку для возведения объекта нужны будут строители, дорожники, а после введения объекта в эксплуатацию понадобятся люди, занятые в сфере обслуживания, — на протяжении всей трассы предусмотрено создание кемпингов, зон отдыха и просто площадок, где можно будет передохнуть. Тут свои услуги и могут предложить местные жители.
Например, так считает глава Хозесановского сельского поселения Светлана Матвеева. «Строительство высокоскоростной дороги Москва – Казань нас особо не тревожит, поскольку она нам не мешает, — сказала собеседница „БИЗНЕС Online“. — Дороги, прогоны для скота все предусмотрены. Как мы жили, так и после строительства этой дороги будем жить. Она не станет мешать, а, наоборот, около нашего сельского поселения начнет строиться заправка, зона отдыха, думаю, для народа появится работа. Это хорошо, так как молодежь в сельской местности не остается, а если будет высокооплачиваемая зарплата, то может и не уезжать. От села дорога будет расположена в 300 метрах, заправка — в полукилометре, с точки зрения экологии тоже нет вреда. Зато появится мост через реку Кубню».
Матвеева — авторитетный в районе человек, возглавляет кайбицкое отделение общественной организации кряшен Татарстана. Интересно, что у ее родного села Хозесаново (Хуҗа Хәсән) довольно любопытная история. По легенде у одного старика были три сына — Хасан, Карабаш (Курбаш) и Малик. Перед смертью он им сказал: «Идите, дети мои, куда глаза глядят. Где ваш конь остановится, там и расположитесь». Карабаш (Курбаш) создал деревню Курбаш (Кырбаш), Малик — Молькеево, а Хасан расположился у реки Инеш (левый приток реки Кубни) — здесь возникло Хозесаново.
Глава сельского поселения сопроводил нас к месту, где трасса будет заходить на земли жителей. Для того пришлось довольно далеко отъехать от Хуҗа Хәсән, а чтобы сфотографировать это место, корреспондент «БИЗНЕС Online» забрался на комбайн. Вообще, во время путешествия по району пришлось несколько раз идти проселочными тропами, которые здесь называют «Шакур юлы». Оказывается, это легендарный земляк — конокрад Шакур Рахимов, больше известный как Шакур-карак, привычно обходил селения, чтобы не попадаться на глаза. Хотя его расстреляли 95 лет назад, имя остается до сих пор в памяти народа.

«САМОИЗОЛЯЦИЮ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО ПЕРЕЖИЛИ, ЛЮДИ ЕЗДИЛИ В МОСКВУ, СО СПРАВКАМИ возвращались»

Если в прежние годы вахтовая работа жителей Кайбиц в Москве особых беспокойств не вызывала, то ковидный 2020-й стал головной болью для руководителей всех уровней в районе. Например, и. о. главы Больше-Подберезенского сельского поселения Оксане Емельяновой пришлось быть все время на чеку. «Самоизоляцию замечательно пережили, люди ездили в Москву, со справками возвращались, садились на карантин, сидели две недели, опять уезжали», — рассказывает она «БИЗНЕС Online». В общем, угроза заражения коронавирусом не останавливала тех, кто выбрал местом работы столицу России.
Сама и. о. главы поселения пришла пообщаться с нами в маске и перчатках, говорит, что береженого Бог бережет. Средства индивидуальной защиты она сняла только, когда давала интервью о своем отношении к строительству автобана: «В наше поселение входит пять деревень: Каргала, Плетени, Большое Подберезье, Малое Подберезье и Сосновка. Трасса располагается между двумя Подберезьями, проходит полями, не задевая села, через реку Кубню и в сторону Ульянковского сельского поселения между Корноухово и Ульянково. Озабоченности у местных жителей нет, они принимают это как радостное событие, потому что многие ездят в Москву».
Емельянова возглавляет поселение с преимущественно русским населением. Село Большое Подберезье является малой родиной заместителя премьер-министра Чувашии — полномочного представителя Чувашской Республики при президенте РФ Петра Чекмарева. Он долгие годы трудился председателем местного колхоза «Подберезье». Родной брат Петра Александровича Федор Чекмарев долгие годы являлся предшественником собеседницы «БИЗНЕС Online».

«БЫЛА ПРОБЛЕМА КЛАДБИЩА, У НАС ЕСТЬ ЗАХОРОНЕНИЕ XVI ВЕКА, В НАРОДЕ ЕГО НАЗЫВАЮТ ИЗГЕЛӘР ЗИРАТЫ»

После Больше-Подберезенского сельского поселения наш путь лежал на восток, где высокоскоростная магистраль, согласно планам, должна пройти между селами Ульянково и Корноухово. Глава Ульянковского сельского поселения Фарида Сундурова встречала нас на своей территории. Она рассказала, что при первоначальном варианте строительства М12 близ Ульянково была запланирована зона отдыха для проезжающих мимо машин и тогда в селе эту новость встретили с большим энтузиазмом, особенно представительницы прекрасного пола. Ведь возникла хорошая возможность подзаработать. Для примера: когда проезжаешь через село Именьково Лаишевского района, то вдоль дороги расположены лотки, где продают рыбу, казылык, вяленых гусей, яблоки, да еще много чего.
Ульянковцы тоже надеялись наладить этот малый бизнес, но произошло непредвиденное. Зона отдыха была перемещена в другое место: «Перенесли на территорию Больше-Подберезенского сельского поселения. Хотя люди надеялись продавать излишки ягод, фруктов». Но, как говорит Фарида Абдулловна, в зоне отдыха на новой площадке места хватит всем. Она рассказывала это, показывая на карты с изображением мест предполагаемого прохождения автобана, расстелив бумаги на капоте Chevrolet Niva.
К нашей компании присоединился и мэр райцентра, руководитель исполкома Большекайбицкого сельского поселения Рамис Сафин. Он также считает, что, кроме пользы, от нового проекта ничего не стоит ожидать: «Автобан проходит с левой стороны села Старые Чечкабы и слева от райцентра. Через два оврага, два русла реки, далее дорога уходит до Кушманов. Появятся рабочие места, тем более от райцентра недалеко будет зона отдыха».
Хотя проект и не подлежит публичному обсуждению, как оказалось, его авторы неоднократно обращались к представителям населенных пунктов, через которые пройдет трасса. Об этом нам рассказал глава Муралинского сельского поселения Ринат Зиннатуллин. Он сообщил «БИЗНЕС Online», что проектировщики несколько раз меняли проект по их просьбе: «Сначала было согласование, собрали все замечания, мы свое мнение высказали проектировщикам, они все равно чужие люди, не знают наше состояние, мы им объяснили. Мы старались оставить скотопрогоны, создав при этом условия для прохода техники. По нашему сельскому поселению проходит 15 километров дороги. Была проблема кладбища, у нас есть захоронение XVI века, в народе его называют изгеләр зираты, то есть кладбище, где похоронены святые. Рядом протекает ручей. Мы высказали свое мнение, в итоге решили сделать магистраль на 200 метров южнее». В возглавляемом Зиннатуллиным сельском поселении платный автобан пройдет между татарскими селами Кушманы и Мурали.

«МНЕ ЖЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ОСТАВАТЬСЯ ВНЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ — ЭТО НЕ ЛУЧШИЙ ПУТЬ»

В конце своего путешествия по Кайбицам мы пообщались с нашим гидом по местам прохождения М12, заместителем главы района Рамисом Хаялиевым. Даже редакционный водитель признался, что без такого шерпы, ориентируясь только по карте, нам было бы непросто найти все необходимые населенные пункты.
— Рамис Рафисович, как вы думаете, почему именно ваш район оказался основным в Татарстане при проектировании трассы?
— Кайбицкий — самый западный муниципалитет республики, через эту территорию проходили во все века и во все эпохи основные дороги между Москвой и Казанью. Даже во время войны возможный приход фашистов ожидался именно через территорию Кайбицкого района, потому что это самая прямая дорога. Так что естественным образом, когда мы услышали про проект, я одним из первых открыл, везде поискал, находил места… Даже в какой-то степени переживал за то, чтобы действительно дорога прошла через наш район, так и оказалось. В самом деле, это прямая дорога Москва – Казань, которая проходит через такие города, как Владимир, Муром, Арзамас, Канаш, заходит через одну из западных точек нашего района около деревушки Камылово и через анклав Молькеевского региона пересекает сквозь.
— Какая часть автобана будет проходить через ваш муниципалитет?
— Вся протяженность района вплоть до реки Свияги. А на Свияге ожидается строительство большого моста — это будет самый крупный объект на территории нашего муниципалитета, где станет проходить данная трасса.
Что подобное даст Кайбицкому району? Думаю, что многое. Это практически революционный вклад, в истории никогда не было у нас вложения таких многомиллионных инвестиций. Тут не просто прохождение трассы, наша территория представляет собой гористую местность, она пересечена большим количеством рек и оврагов. Значит, через каждый овраг, каждую балку, реку (Урюм, Кубня, Биреля) ожидается строительство мостов, путепроводов, тоннелей. Практически около каждого села, каждой деревни планируется большое возведение какого-либо комплекса, связанного с развязкой, путепроводом, тоннелем. Это значит, большое количество рабочих мест во время строительства. В дальнейшем идет эксплуатация. На территории нашего района ожидается возведение двух многофункциональных зон отдыха, которые представляют собой и заправки, и мотель, значит, везде потребуются люди для обслуживания.
История говорит о том, что около больших трасс всегда складывались города. Почему расцвели Самарканд, Бухара? Потому что они стояли на Шелковом пути, и это своеобразный Шелковый путь. Во время президентской видеоконференции, когда каждый район демонстрировал свои инвестпроекты, глава нашего муниципалитета Альберт Рахматуллин представил перед Рустамом Миннихановым как один из больших инвестпроектов, который перевернет нашу жизнь, строительство этой дороги.
— Не пострадают ли населенные пункты от прокладывания новой дороги?
— Мы сегодня проехали практически от начала и до конца наш район и увидели, что никакое село напрямую не попадает на эту трассу, она выбрана достаточно умно, рационально, оптимально, таким образом, чтобы избегать сближения с селами. Конечно, много пересечений трасс, но никогда на одном и том же уровне они не пересекаются — или в виде тоннеля проходят снизу, или в виде путепровода сверху. Для прогона скота предусмотрены места, для прогона техники, никаких неудобств в связи с этим я не вижу, а что касается связи с Москвой, то многие наши жители работают там в строительстве разных объектов. Я думаю, что это прекратится, раз у нас развернется возведение. Ни один лес на нашей территории не пересекается с трассой. Не вижу ущерба и для водных ресурсов.
— То есть у руководства Кайбицкого района вообще нет никаких опасений в связи с будущим строительством?
— Много говорят о том, что загазованность увеличится, трасса станет работать достаточно нагруженно, будет 6-полосной. Я думаю, что у нас один из чистых экологических районов, нигде близко к населенным пунктам дорога не подходит и не будет влиять на загазованность территорий. Но придет цивилизация, развернется строительство промышленных площадок, могут быть большие объекты, перевалочные базы, кому-то такое может не понравиться. Мне же кажется, что оставаться вне цивилизации — это не лучший путь. Лучший путь — строительство дороги, инфраструктура, новые направления в развитии, чтобы и на данной территории люди стремились к чему-то и развивались.

«СЕЛЬСКОМУ ЖИТЕЛЮ НЕТ НИКАКОЙ ПОЛЬЗЫ ОТ ЭТОЙ ДОРОГИ»

По территории Кайбицкого района проходит 80 км автобана из 145 в целом по Татарстану. Между тем 7-й этап строительства по ту сторону Волги включает и другие территории. Так часть населенных пунктов соседнего Апастовского района подпадает под новый проект. К сожалению, глава местного поселения по какой-то причине отказался показать и рассказать «БИЗНЕС Online», где будет проходить автобан, какие перспективы ожидают жителей и на что надеяться апастовцам.
В итоге мы сами заехали в одно из сел, а именно Карамасары, которое встретило нас похоронной процессией, направлявшейся на местный погост. Как удалось узнать, провожали в последний путь пожилого человека из Казани, скончавшегося не от коронавируса, но, несмотря на отсутствие COVID-19, жителям села запретили выпускать детей на улицу кататься на велосипеде. Об этом нам поведала многодетная мать, отказавшаяся назвать свое имя: «У нас трое детей, запретили, чтобы дети на велосипеде ездили, якобы из-за коронавируса. Ходили учителя из школы и собирали подписи. Разве можно в деревне детей не пускать на велосипеде кататься? Их бабушка живет неподалеку, они к ней не могут съездить. Ну что это такое…»
О том, что автобан пройдет недалеко от села, дама не слышала, но относится к такому отрицательно, поскольку подобное может навредить детям: «Сельскому жителю нет никакой пользы от этой дороги, потому что детям не останется места для игр. Когда спокойная деревня, то они хорошо играют, ну а когда большая трасса, сами знаете. Детям захочется выйти на нее».
Но живущий через несколько домов Ранис Зиятдинов рад появлению автобана. Сократится дорога от дома до обеих столиц и не только: «Думаю, будет на пользу, дорога ведь окажется прямой, а то, что платная, ничего страшного. Заплатим, почему бы не заплатить, когда все платят. Будут рабочие места. Здесь плохо с работой, единственное место — это ферма, там всего два человека работают, откормом скота занимаются. У меня жена дома сидит, за ребенком-инвалидом ухаживает, жить на что-то надо. Сам я подумываю в Казань уехать, найти там работу, здесь нет никаких перспектив». Судя по всему, ему все же придется отправиться в столицу РТ, ведь в этом году строительство точно не начнется.

«ПРОЧИТАЛИ У ВАС, ЧТО ПРОЛОЖАТ БЛИЗ НАШЕЙ ДЕРЕВНИ, РАССТРОИЛИСЬ»

Как известно, по территории Татарстана пройдет 7-й и 8-й этапы трассы Москва – Казань. «БИЗНЕС Online» проехал 7-й до самого берега Волги. Согласно первоначальному плану, автобан должен был пройти близ села Кзыл Байрак Верхнеуслонского района, но после корректировки проект предусматривает появление дороги в районе деревни Гребени, куда нас по поручению заместителя главы района Сергея Осянина любезно согласился доставить глава Шеланговского сельского поселения Валерий Майоров, хотя сами Гребени не относятся к его поселению.
Тут неожиданно зарядил ливень, путь до места предполагаемого строительства моста основательно размыло, и редакционная машина оказалась не в силах проехать к берегу Волги. Пришлось пересаживаться в служебный автомобиль, полноприводную Chevrolet Niva, нашего провожатого. Дорогу в 5 км мы преодолевали минут 15, из-за скользкой дороги два раза машину разворачивало вокруг своей оси.
Казалось бы, местные жители должны обрадоваться перспективе строительства здесь высокоскоростной магистрали, но как бы не так. Гребени — заброшенная деревня, здесь сейчас проживают лишь дачники, которые добираются к месту своего отдыха лишь в сухую погоду, а зимой приезжают на снегоходе. Оказалось, они прочитали статью на «БИЗНЕС Online» об изменении трассировки М12. «Сначала говорили, что мост должен пройти возле Кзыл Байрака, а потом прочитали у вас, что его проложат близ нашей деревни, расстроились, потому что шумно будет, а так тишина у нас тут», — сказала Татьяна Александровна. Несмотря на то что сегодня она собиралась ехать в Казань, из-за дождя пришлось отложить поездку до лучших времен, т. к. семейный седан не сможет преодолеть 5 км бездорожья.
В отличие от женщины, семья ее соседки Аллы владеет внедорожником, с этим проблем нет. Она также не испытывает особой радости от того, что М12 пройдет возле них: «В чем-то хорошо, в чем-то не очень. Мы привыкли жить в тишине. Если у меня подруга говорила, что у нее автобус останавливается на даче возле дома, то прекрасно. Но нам такое нехорошо, мы привыкли к тишине, спокойствию. Хотя доезжать до дома можно будет быстрее — это лучше». Не радует дачников и появление рядом непрошенных гостей. «Будут с трассы съезжать, а это грязь», — сообщил «БИЗНЕС Online» Дмитрий. И правда, в деревне тишина, лежат велосипеды, дома люди не закрывают, все друг друга знают по именам, несмотря на то, что это не коренные жители.
В итоге подъехать к будущему месту строительства моста у нас не получилось, для этого пришлось бы спускаться вниз, а из-за ливня дорогу развезло так, что дачники предупредили: «Потом подняться не сможете». Что ж, придется возвращаться в Казань… Дождь продолжал лить, на пути следования автомобиля попалась женщина, которую мы подвезли до трассы. Ирину Майорову там ждал родственник, который доставил продукты, но из-за распутицы не смог довезти до адресата, пришлось пенсионерке самой идти 5 км пешком за продуктами питания. Несмотря на такие мытарства, Ирина Павловна против автобана, а путь в 5 км считает даже полезным для здоровья: «Да, дороги плохие, у нас LADA Kalina не проедет. Желательно, чтобы новую трассу подальше от нас построили, потому что здесь ключи бьют, как раз там, где хотят проводить дорогу. Я как в апреле уезжаю, так только в начале ноября возвращаюсь обратно в Казань. Продукты каждую неделю кто-то из родственников привозит. Здесь у нас заповедный уголок: лисы, кабаны, лоси приходят — и вдруг эта трасса. Тут и охотничье хозяйство недалеко. Если будет трасса, то его не станет». Глава поселения Майоров предложил свою однофамилицу отвезти обратно в Гребени, на что бабушка категорически возразила, мол, нужно больше пешком ходить.
Кто знает, может, казанских дачников из Гребеней еще услышат, ведь окончательную трассировку М12 утвердят только осенью.

Источник: m.business-gazeta.ru