Искандер Гиниятуллин: «А контейнеры «для пофигистов» мы решили не ставить»

26.07.2018 05:20



Главный жилищник Казани о большом «мусорном эксперименте» в Авиастрое — способен ли народ сортировать мусор хотя бы на две части?
«Обычная стандартная кухня. Под обычной раковиной одно ведро и два пакета. В пакеты складываем то, что сдаем на переработку, в ведро — несортируемые отходы», — рассказывает о своем личном опыте дуального сбора мусора Искандер Гиниятуллин. О том, какой сюрприз ждет горожан с 1 августа, какой помощи он ждет от экоактивистов и при чем тут МСЗ, замруководителя исполкома Казани по ЖКХ рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».
Искандер Гиниятуллин: «МСЗ — это конечная стадия обращения с отходами. Он не появится раньше чем через три-четыре года. К этому времени в Казани необходимо отладить систему раздельного сбора и сортировки отходов» Фото: kzn.ru
АВИАСТРОЙ ЖДЕТ ДУАЛЬНЫЙ СБОР: КОНТЕЙНЕРОВ ДЛЯ «ПОФИГИСТОВ» РЕШИЛИ НЕ СТАВИТЬ
В Авиастроительном районе Казани появились первые раздельные контейнеры для отходов, но люди к этому оказались не готовы. Местные жители буквально «клали» на дуальный сбор, швыряя пакеты как обычно. Между тем раздельный сбор, который анонсировал на деловом понедельнике замруководителя исполкома Искандер Гиниятуллин, официально начнется с 1 августа. К этому моменту «сюрприз», аналогичный тому, что корреспонденты «БИЗНЕС Online» увидели на улице Челюскина, должен появиться во многих дворах.
— Искандер Анварович, первые контейнеры поставили – насколько ожидаемо, что мусор в них начали валить так, как привыкли?
— Скорее всего, первое время так все и будет. Но третьего контейнера — «для пофигистов» — мы решили не ставить: слабину давать не надо! Да и степень сортировки у нас не настолько глубокая, чтобы это было не под силу нашим жителям. В конце концов, если человек не хочет сортировать, он кинет мусор в контейнер с несортируемыми отходами.
— В ходе встреч инициативной группы по МСЗ вы не раз говорили, что у города нет полномочий в сфере обращения отходов. И вдруг Казань начинает эксперимент по раздельному сбору. Если нельзя, но очень хочется, то можно?
— У муниципалитета по-прежнему нет полномочий. По идее, создать, развить всю эту инфраструктуру должен региональный оператор, который появится в следующем году. Но в обществе сегодня есть социальный запрос на раздельную сортировку отходов. Этот запрос мы знаем, слышим. Чем ждать, лучше начать! Совместно с управляющей компанией и перевозчиками отходов решили попробовать. Пока в экспериментальном режиме.
— Наверное, во всем «виноват» мусоросжигающий завод.
— МСЗ — это конечная стадия обращения с отходами. Он не появится раньше чем через три-четыре года. К этому времени в Казани необходимо отладить систему раздельного сбора и сортировки отходов. Тем более у нас в период чемпионата мира по футболу уже появилось определенное количество емкостей для раздельного сбора, появился определенный опыт. Чтобы добру не пропадать, мы решили его использовать.
«У нас в период чемпионата мира по футболу уже появилось определенное количество емкостей для раздельного сбора, появился определенный опыт. Чтобы добру не пропадать, мы решили его использовать»» «В период чемпионата мира по футболу появилось определенное количество емкостей для раздельного сбора. Чтобы добру не пропадать, мы решили его использовать» Фото: kzn.ru
— То есть это такое «мусорное наследие» ФИФА получается — в виде контейнеров! Но ведь еще есть планы поставить 80 экобоксов. Откуда средства на это?
— Бюджета у города на это никакого нет, потому что полномочий нет, а значит, и финансировать мы ничего не можем. Однако минстрой РТ выделил деньги на закупку 80 экобоксов для опасных отходов. Сейчас объявлен конкурс. По результатам торгов мы их купим и поставим в Казани. В Авиастроительном, например, выставим 10 штук, остальные более-менее равномерно распределим по районам.
Экобоксы появятся в самых «проходных» местах. По большому счету они возле каждого дома и не нужны. Согласитесь, взять в карман четыре батарейки, донести до контейнера сложности не составляет. В экобоксы можно будет выкинуть лампочки, батарейки, ртутные градусники, энергосберегающие, люминесцентные лампы.
— Часть контейнеров — наследие мундиаля, хорошо. А кто закупает остальные? Мы же ранее постоянно слышали: у УК денег нет, а тут такие расходы разом!
— Управляющая компания контейнеры не закупает. Недостающие емкости закупает перевозчик отходов. Это ООО «Предприятие жилищно-коммунального хозяйства» (ПЖКХ).
«Машина будет одна и та же. Но сначала она будет приезжать за одним контейнером, потом за другим. ПЖКХ разработало собственную систему контроля, есть диспетчерская система» «Сначала мусоровоз будет приезжать за одним контейнером, потом — за другим. ПЖКХ разработало собственную систему контроля, есть диспетчерская система» Фото: ©Григорий Сысоев, РИА «Новости»
«СВОЮ ДОЛЮ СЧАСТЬЯ ДОЛЖНЫ ПОЛУЧИТЬ ВСЕ»: МУСОРОВОЗ ПРИЕДЕТ ДВАЖДЫ
— Сколько будет контейнерных площадок?
— Пока 109, это площадки управляющей компании Авиастроительного района. Но перед руководством района мы ставим задачу вовлечь не только эту УК, но также ТСЖ и ЖСК, которые там есть. С ними тоже надо работать. Свою долю счастья должны получить все. В частный сектор с раздельным сбором мы пока не заходим.
— Вы говорили, что эксперимент в Авиастрое начинается потому, что там меньше всего мусоропроводов. А есть цель вообще от них отказаться?
— Остаются мусоропроводы в Приволжском районе на Горках, в Ново-Савиновском. В 2006 году, когда принимали новую муниципальную схему обращения с отходами, в нее заложили отказ от мусоропроводов. Смотрите: мусоровозу заехать в один двор и с одной площадки забрать контейнеры нескольких домов проще, чем подъезжать к каждому подъезду в условиях плотно припаркованных автомобилей. Мусоропроводы в современных условиях нетехнологичны, их эксплуатация слишком дорогая.
— Какой объем мусора в Авиастрое генерируется ежедневно?
— Примерно 400 кубометров мусора.
— Дуальный сбор — два контейнера. Каждый день будут вывозить оба?
— Вывозить будут по мере заполнения. Как сейчас работает система в управляющих компаниях? У них есть график вывоза. В понедельник, бывает, нужно и два раза приехать, а когда-то достаточно через день. График скользящий, он учитывает степень наполнения.
Мы предполагаем, что контейнер с влажными отходами будет наполняться не так быстро, потому что пищевых отходов в домашних хозяйствах образуется не столь уж много. В основном в нашем мусоре — тара и упаковка, поэтому контейнеры, которые будут заполняться пластиком, придется возить чаще.
— Да, но ведь «влажный» контейнер надолго не оставишь — источник запахов на весь двор!
— Пахнуть не будет — будем вывозить. Есть санитарные нормы по периодичности вывоза отходов в жаркое время. От данных норм мы никуда не уйдем. Для того это и «пилот», чтобы все такие моменты отработать. Я вообще уверен в том, что для пищевых отходов нам не нужен кубовый контейнер, достаточно меньшей емкости. Объем уже не тот. Посмотрим и это тоже.
— Мусоровозы будут разные? А то получится так, что все в кучу сгребут — ну и зачем нам тогда сортировать. Обман...
— Мы понимаем, что это щекотливый момент, поэтому уделили ему особое внимание. Машина будет одна и та же. Но сначала она будет приезжать за одним контейнером, потом — за другим. ПЖКХ разработало собственную систему контроля, есть диспетчерская система. Они расписали, куда и за каким видом мусора водитель должен заезжать. Представители экодвижений города подсказали простой способ самоконтроля — установить в кабине водителя табличку с указанием, какой именно контейнер забирается, с желтой или серой наклейкой. Водитель видит желтый цвет и забирает эту емкость, после выгрузки переворачивает табличку и едет за другими. Посмотрим, как это будет работать.
Мы надеемся на то, что не будет ошибок. Если они и будут, то это будут именно ошибки, а не злой умысел.
— Пару лет назад вы говорили, что видеокамеры системы «Безопасный город» на домах будут использоваться для контроля заполняемости баков. Эта система работает?
— Да. В Авиастрое у операторов не очень хорошо развита система кабельной канализации, поэтому не так много домов оснащено видеонаблюдением. Но там, где они стоят, одна из камер направлена на контейнерную площадку.
— Так мы теоретически даже готовы ловить за руку всех, кто бросает мусор «не туда»?
— Хорошо бы еще, чтобы у нас эти камеры просвечивали через пакет и можно было дистанционно определить, что там внутри...
«Цвет контейнеров один – зеленый. Этикетки желтого и серого цвета. Для этого использован опыт ФИФА — они довели до нас утвержденные стандарты с наклейками. Мы просто взяли исходники, которые были у них, и добавили татарский текст» «Емкости с желтой наклейкой предназначены для сортируемых сухих чистых отходов. Контейнеры с серой наклейкой — для несортируемых влажных и прочих отходов» Фото: kzn.ru
МАСШТАБНАЯ ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА С «ВЫХОДОМ В НАРОД»: «САЛАВАТ КУПЕРЕ» — ПРИГОТОВИТЬСЯ?
— Контейнеры уже начали выставлять, но люди, как видим, еще не знают, что и куда выбрасывать!  
— Цвет контейнеров один — зеленый. Этикетки желтого и серого цвета, их в ПЖКХ клеят всем коллективом. Для этого использован опыт ФИФА — они довели до нас утвержденные стандарты с наклейками. Мы просто взяли исходники, которые были у них, и добавили татарский текст.
Емкости с желтой наклейкой предназначены для сортируемых сухих чистых отходов, пригодных для промышленной переработки. Это газеты, тетради, писчая бумага, картон, стеклянные банки, бутылки, битое стекло, пластиковые бутылки от молока и молочных продуктов, воды, пива, соков и других жидкостей, канистры, ведра, тазы, полиэтиленовые пакеты и пленка, металлические банки из-под напитков и консервов, крышки, аэрозольные баллончики и другое железо.
Контейнеры с серой наклейкой — для несортируемых влажных и прочих отходов. К этой категории относятся пищевые отходы, а также глянцевые журналы, рекламные буклеты, листовки, пенопластовые лотки от готовых продуктов, стаканчики от кофе на вынос, упаковки тетрапак от молока, кефира, соков, пакеты от чипсов, хрустящие прозрачные коробки от тортов, пирожных, салатов, одежда, текстиль, обувь, мокрые тряпки, ветошь, замоченный картон и грязная бумага. В общем, влажные, мокрые, загрязненные отходы.
— Как будете информировать людей?
— Готовим печатные информационные материалы, листовки, плакаты, которые будем размещать возле жилых домов, на платежных квитанциях. Возле контейнеров будут плакаты, на контейнерах — наклейки. Символика будет единая. Кроме того, запланировано четыре семинара со старшими по домам.
Привлечем волонтеров, чтобы первое время народ встречали у контейнерных площадок. Мы обратились за помощью и к экоактивистам, движению «Против МСЗ. За раздельный сбор мусора». В части «за раздельный сбор» я попросил их помочь, выйти вместе с нами. Я и сам найду время и буду встречать людей, подсказывать и сам чему-то учиться. К этой работе, надеюсь, подключатся и другие экологические организации города. Достигнуты предварительные договоренности с организаторами движений «Экологично. Казань» и «Будет чисто» о проведении совместных акций и участии в семинарах для старших по домам.
Мы хотим на примере Авиастроительного района выявить все шероховатости, отработать их, устранить и до конца года зайти в другие районы.
— И какие районы рассматриваете в качестве продолжения?
— Народ просит «Салават Купере», придем и туда. Рассматриваем и Вахитовский район — у них своя история, тоже интересная.
— Говорили, что в городе готовят программу экологического воспитания для школьников...
— Она подготовлена, начнется с начала учебного года. Будем рассказывать и показывать действующие объекты по сбору и утилизации мусора. Поставим емкости для раздельного сбора мусора в школах. В раздельные урны отходы сейчас собираются в 7 школах города. Дети уже приучаются.
«Мы и сейчас пропускаем весь мусор через сортировку. Схема сбора и транспортировки мусора предусматривает доставку отходов на две мусоросортировочные и перегрузочные станции. Одна – на улице Родины, вторая – на Васильченко» «Сейчас схема сбора и транспортировки мусора предусматривает доставку отходов на две мусоросортировочные и перегрузочные станции: одна — на улице Родины, вторая — на Васильченко» Фото: kzn.ru
«ПОКА НЕ ПОЯВИТСЯ УСТОЙЧИВЫЙ НАВЫК СОРТИРОВКИ, ВЕСЬ МУСОР ПОЙДЕТ НА СОРТИРОВОЧНУЮ СТАНЦИЮ»
— А на сортировку повезут мусор только из желтых контейнеров? Серые — прямиком на свалку?
— Пока у жителей не выработается устойчивый навык, весь мусор повезем на сортировочную станцию. Будем смотреть, что там.
Мы и сейчас пропускаем весь мусор через сортировку. Схема сбора и транспортировки мусора предусматривает доставку отходов на две мусоросортировочные и перегрузочные станции: одна — на улице Родины, вторая — на Васильченко. Здесь мусор сортируют, крупные вещи измельчают в шредере. Затем отходы перегружают в большие мусоровозы — за счет более мощного пресса они способны заменить 7–10 обычных машин, которые ездят по дворам. И далее мусор поступает на полигон ТБО. А ценное вторсырье — картон, металлы, ПЭТ — продается переработчикам.
То есть в Казани не везут прямиком на полигон отходы с каждого двора.
— Мусор с Авиастроя пойдет двумя потоками: сухой и мокрый. И на мусоросортировочной станции «перетряхнут» оба. Так?
— Да. На станции есть две линии: на одной будет сухой мусор, на другой — мокрый, а также несортируемые отходы из других районов. Если помните, когда мы с экоактивистами были на предприятии, одна линия не работала — к августу ее запустят в строй.

— А объем вторсырья увеличится?

— В первую очередь расчет на то, что удастся извлечь опасные отходы. Есть надежда получить больше хорошей макулатуры, стекла, алюминия, металла. Когда начнется предварительная сортировка дома, качество сортируемых фракций будет выше. Пусть количество этих фракций и не вырастет, но качественной бумаги, которая, мы рассчитываем на это, будет сухой, уже будет больше. Пластик тоже будет в более товарном виде. Ведь сейчас сортировщицы отбирают полезные фракции из месива — сами понимаете, какое это качество. Если это пойдет более чистым потоком, то это будет гораздо эффективнее.
— И людям там будет работать проще, будем надеяться! А что будет с крупногабаритным мусором? Обрезки ДСП, досок, строительные отходы, старая мебель — как это организовано сейчас, как это будет?
— Сейчас крупногабаритный мусор собирается со дворов по отдельному графику, по мере необходимости, степени наполненности площадок КГМ. Попав на мусороперегрузочные станции, КГМ проходит так называемый «грохот». Отсеиваются фракции, потом это отправляется в измельчитель и все превращается в труху. Труха идет на захоронение, а полезные фракции — в переработку.
Но сегодня мы начали получать от предпринимателей обращения с тем, что они готовы заниматься переработкой крупногабаритного мусора. У нас же там собирается всевозможная аппаратура, электроника, мебель... Например, в Советском районе заключено несколько договоров на раздельный сбор и вывоз КГМ под переработку. Не под измельчение, а на разборку по составляющим.
«Это не вопрос того, что мы не можем сортировать. Это вопрос желания и возможностей. Возможности мы начинаем создавать – было бы у людей желание!» «Это не вопрос того, что мы не можем сортировать, это вопрос желания и возможностей. Возможности мы начинаем создавать — было бы у людей желание!» Фото: kzn.ru
«Я НЕ ВЕРЮ, ЧТО СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА СЛОЖНО НАУЧИТЬ СОРТИРОВАТЬ ОТХОДЫ! ЕСЛИ ТОЛЬКО ОН НЕ ХОЧЕТ ЭТОГО ДЕЛАТЬ»
— Авиастроительный район имеет, наверное, самый большой в Казани частный сектор. Там будет раздельный сбор?
— Пока нет. Сегодня в частном секторе стоят бункерные площадки, куда люди несут отходы. Мы пока говорим о многоквартирных домах, управляющих компаниях.
— Мусор в частном секторе чем-то отличается?
— Там опять же упаковка, тара. Но есть сезонные отходы — почему-то люди туда складывают сорняки, растительные отходы. Проблема — коммерсанты: они везут туда упаковку из магазинов, сваливают строительный мусор.
— Раз речь зашла о поселках: как обстоят дела с заключением договоров на вывоз мусора с населением, есть ли долги, каковы суммы?
— В частном секторе есть норма накопления на человека в год. Мы пока не можем достичь стопроцентного охвата частного сектора договорами — многие живут там, но не зарегистрированы, сложно кого-то застать. В качестве эксперимента в Кульсеитово мы внедряли мешочный сбор — жителям выдавались мешки, они накапливали мусор, выносили за ворота, по количеству накопленных мешков предприятие предъявляло оплату. Платежи, опять же, были незначительными, а логистика усложнилась: надо заехать на каждую улицу, подъехать к каждому дому. Собирать так можно, но за это надо платить, а население к этому пока не готово. Была бы адекватная плата за вывоз, то можно было бы о чем-то говорить. В условиях фиксированных платежей бизнесу это неинтересно.
— Есть ли социология: столько-то процентов готовы сортировать хоть завтра, а вот столько — вообще не хотят?
— Мы общаемся сегодня с активистами. И меня удивляет, что люди, заточенные на эту деятельность, убеждают меня в неготовности общества ко всем этим процессам. Что на все это нужны годы и годы. Сложно комментировать за всех... Сказать, сколько готовы сортировать, а сколько не хотят, не могу, но эксперимент покажет.
— А вы сами как, делите мусор? В комментариях, например, пишут, что не царское это дело — мусор сортировать.
— Нам дома потребовалось 15 минут, чтобы сесть и проговорить, каким образом мы будем это делать. Собираем отдельно макулатуру, отдельно весь пластик, в контейнер возле дома складываем пищевые и несортируемые отходы. Бумагу я приношу в комитет ЖКХ — здесь есть емкости для раздельного сбора бумаги и пластика, которые отсюда увозят предприниматели. Если у нас появляются консервные банки, то мы их споласкиваем и кладем вместе с пластиком, потому что их тоже выбирают. Нам не потребовалось на это десятилетий. Обычная стандартная кухня. Под обычной раковиной одно ведро и два пакета. В пакеты складываем то, что сдаем на переработку, в ведро — несортируемые отходы.
В цирке медведей учат ездить на велосипеде. И я не верю, что современного человека сложно научить сортировать отходы! Может быть, человек не захочет этого делать, но в то, что его невозможно научить, я не верю.
Да, я видел комментарии к заметке с моим выступлением. Кто-то пишет, что не будет сортировать мусор: мол, пусть чиновники сами сортируют. Так что это не вопрос того, что мы не можем сортировать. Это вопрос желания и возможностей. Возможности мы начинаем создавать — было бы у людей желание!
Похожая попытка внедрения раздельного сбора мусора была перед Универсиадой. Ставили раздельные контейнеры, но потом как-то все сошло на нет. Опыт провалился!
— Тогда мы поставили контейнеры на улицах, не во дворах. Эффекта это не дало, все было завалено чем попало. Да и просветительской работой тогда особо не занимались.
Это тоже был своего рода эксперимент — посмотреть, как отреагируют люди, получится или не получится. Не получилось: тогда социального запроса на раздельный сбор не было, а отдельные энтузиасты тонули в общей массе безразличия. Сейчас общество значительно продвинулось в этом направлении — вот и посмотрим.
«Если с сегодняшних 5 процентов выйдем на 30-40 процентов выборки ценного вторсырья — может быть, перевозчик сможет на этом что-то заработать. И тогда можно будет думать о снижении тарифов» «Если с сегодняшних 5 процентов выйдем на 30–40 процентов выборки ценного вторсырья, перевозчик сможет на этом что-то заработать. И тогда можно будет думать о снижении тарифов» Фото: kzn.ru
РАСХОДЫ НА ПЕРЕВОЗКУ ВЫРАСТУТ ВДВОЕ, НО ТАРИФЫ ПОКА ОСТАНУТСЯ ПРЕЖНИМИ
— А что с тарифами? Ведь во дворы по два раза ездить придется! А люди сейчас пишут, что раз их мусор — сырье, то и тариф надо снизить. Это кажется справедливым.
— Для жителей платежи не вырастут. Жители от нас ждут того, что платежи должны снизиться, а не увеличиться.
Но пока снижение тарифов прогнозировать сложно. Расходы на перевозку мусора увеличатся как минимум в два раза. Смотрите: сначала мусоровоз должен забрать и отвезти, например, сухой мусор, а потом вернуться за мокрыми отходами, а раньше он приезжал и забирал мусор за раз.
— Но ведь сортировать будет проще! Будет больше вторсырья из нашего мусора. Это же золотое дно!
— Говорят, золотое дно. Но в реальности — дно, да не золотое. Сейчас та же мусоросортировочная станция на Васильченко работает в ноль, и это в лучшем случае. Пока раздельный сбор создаст только сложности. Перевозчик получил нагрузку в виде приобретения контейнеров и удвоения количества рейсов.
Но задачи каких-то показателей достичь нет. Стоит задача привести людей к пониманию, что надо сортировать отходы. Посмотрим, как пойдет! Если будет окупаться, то будет супер. Если с сегодняшних 5 процентов выйдем на 30–40 процентов выборки ценного вторсырья, может быть, перевозчик сможет на этом что-то заработать. И тогда можно будет думать о снижении тарифов.
Тут же вопрос еще упирается в то, а смогут ли они сдать такое количество отходов, готовы ли предприятия принять это вторсырье.
«Дело упирается в проблему отсутствия спроса на вторичное сырье. И это – возрождение перерабатывающей отрасли – задача государственного масштаба» «Дело упирается в проблему отсутствия спроса на вторичное сырье. И это — возрождение перерабатывающей отрасли — задача государственного масштаба» Фото: kzn.ru
У КОГО МОЖНО ПОУЧИТЬСЯ КАЗАНИ В СБОРЕ ОТХОДОВ, СЛОЖНОСТИ СБОРА ПЭТ И ЧЕМ ГОРОД МОЖЕТ ПОМОЧЬ «МУСОРНОМУ» БИЗНЕСУ
— Есть ли где-то в России опыт раздельного сбора? Дуального или более «тонкого»?
— Ставят в пример Тольятти, Саратов, Саранск. Много сказок рассказывают: мол, по 15 процентов мусора перерабатывают. Но на самом деле это все несколько преувеличено.
В Саранске говорили, что буквально из ничего достигли 15-процентной переработки отходов, а у нас 5–7 максимум. Мне стало интересно, откуда эти цифры. Оказалось, что в 15 процентах дворов у них стоят сетки для сбора ПЭТ. У нас такие сетки стоят в 30 процентах дворов. Так у нас уже тогда 30 процентов переработки, раз по такому критерию идет оценка? Рассказывают и про Саратов — там есть новая линия с воздушной сортировкой мусора, ручного труда там нет, и на этой станции достигнут уровень сортировки в пределах 8 процентов. То есть в пределах наших же значений.
Но в целом, пообщавшись с коллегами, мы пришли к выводу — да, есть локальные решения, но каких-то прорывных технологий нет. Не видим мы пока в России примеров сортировки, о которых можно сказать: класс, молодцы, давайте повторим.
При этом в Казани ПЖКХ на существующих МПС способно выбирать до 30 процентов отходов. Технические возможности оборудования это позволяют. Но дело упирается в проблему отсутствия спроса на вторичное сырье. И это — возрождение перерабатывающей отрасли — задача государственного масштаба.
В этом смысле столица нашей республики даже удостоена неплохих оценок со стороны Гринпис. Недавно на совете по правам человека представитель Гринпис довольно-таки комплементарно отозвался о Казани.
«С этим сбором есть свои проблемы. Например, люди чаще всего кидают бутылки такими, какие они есть. А надо их смять, скрутить, раздавить и снова закрыть крышкой, чтобы они занимали меньше места. Сейчас приходится возить много воздуха» «С ПЭТ-тарой есть свои проблемы. Люди чаще всего кидают бутылки такими, какие они есть, а надо их смять, скрутить... Сейчас приходится возить много воздуха» Фото: kzn.ru
— Действительно, Алексей Киселев назвал ситуацию уникальной — он сказал, что даже есть сортировочные комплексы... Но вы упомянули сетки для ПЭТ-тары — как оцените эффект? Сетки-то переполняются.
— Эффект есть, люди разобрались — и не понадобилось каких-то дополнительных разъяснений. Это работает, и даже чересчур хорошо: предприниматели не успевают вывозить!
С этим сбором есть свои проблемы. Например, люди чаще всего кидают бутылки такими, какие они есть, а надо их смять, скрутить, раздавить и снова закрыть крышкой, чтобы они занимали меньше места. Сейчас приходится возить много воздуха. А длинные «концы» пока губят экономику. У того же «Эко-Приоритета» база находится далеко за городом.  Они сейчас подыскивают площадку в городе для перегрузки. Сетки же они возят «газелями». Чтобы перевезти тонну ПЭТа, им надо сделать сколько? 40 рейсов? А тонну они сдают по 18 тысяч рублей. Представляете экономику?
— Как-то не очень радужно получается. Город как-то помогает таким предпринимателям?
— Это направление является особо приоритетным в городской программе льготного кредитования. Кроме того, республиканская программа «Лизинг-грант» будет также поддерживать предпринимателей, работающих в сфере обращения отходов. Можно получить первоначальный взнос на приобретение оборудования по лизинговой программе, а потом проценты закрывать за счет городской программы.
Сырья для переработки в городе, в общем-то, выше крыши. Ежедневно в Казани образуется 1,6 тысячи тонн отходов. Если взять за норму хотя бы европейскую глубину сортировки в 50 процентов, это значит, что до 800 тонн ежедневно можно продавать.
— А это вообще реально? Ждут ли сборщиков отходов на заводах по переработке отходов?
— Пока не совсем. Конечно, цветные металлы, железо принимают без проблем. Это пользуется спросом, тут даже сортировки не надо. Со стеклом — проблема: допустим, в тех же Минеральных Водах, куда везут стеклотару, своя специфика. Сегодня они принимают зеленое стекло, завтра — коричневое, а ты привез вагон-другой, да не того. Простой вагона — это деньги, доставка железной дорогой — тоже деньги. И вот что делать предпринимателю?
По стеклу точка по приему в 2019 году откроется в индустриальном парке М7 в Зеленодольском районе — там появится завод по переработке. ПЭТ сейчас превращают в крошку, которую используют в производстве бытовых товаров. Термопласт-автоматы не стоят каких-то заоблачных денег, в них выпекают из этого материала вешалки, стаканчики и так далее. Вот такие небольшие производства есть и в Казани.
Но как таковой отрасли, которая могла бы все это переработать, нет. В Советском Союзе был налажен и прием сырья, и переработка. Но та система, к сожалению, умерла. Произвести продукцию из первичного сырья сейчас дешевле, чем из вторичного. А если это так, то твоя продукция неконкурентоспособна. Значит, нужны субсидии, какие-то меры поддержки бизнесу либо покупателям этих продуктов. Целесообразно идти не просто к сортировке, а к сокращению объемов образующихся отходов — уходить от одноразовой тары, упаковки. Но на местном уровне такие вопросы не решить.
— А с приходом регоператора — что будет с предпринимателями, которые уже вложились в сбор отходов? Он не потеснит их из этой сферы? Или все-таки будет конкуренция?
— Задача регионального оператора будет заключаться в сборе и вывозе отходов с северо-западной, западной части Татарстана. Помимо Казани, задача будет стоять в Арске, Зеленодольске, Буинске, Кукморе, Услоне. В одном лице региональный оператор весь этот объем не охватит, будет привлекать субподрядчиков, тех, кто сегодня уже задействован в сборе отходов.
«Когда мы начинали пилотный проект «Сдал батарейку — спас ежика», субсидии на сбор, вывоз, утилизацию батареек от минэкологии получила компания «ПЭК». Установили 35 точек»Фото: пресс-служба министерства экологии и природных ресурсов РТ
— Кстати, говорят, что за переработку тех же батареек приходится заводу в Челябинске платить 110 рублей за килограмм...
— Конечно.
— Но тогда откуда деньги на это? Вот те же экобоксы! Кто этим займется, как за это платить?
— Этим займется перевозчик. Когда мы начинали пилотный проект «Сдал батарейку — спас ежика», субсидии на сбор, вывоз, утилизацию батареек от минэкологии получила компания «ПЭК». Установили 35 точек. Если целевой субсидии не будет (а ее не будет, когда появится региональный оператор), соответственно, эти расходы лягут в тариф. Больше никак. Если только не появится каких-то федеральных мер поддержки.
— Производители же платят утилизационные сборы. Где эти деньги?
— Этот сбор должен пополнять утилизационный фонд, и из этого фонда должны финансироваться мероприятия в сфере утилизации. Но до конца эта схема не проработана. На пакетике, например, из Германии изображен зеленый треугольник со стрелочками — это символ утилизационного сбора. Он заложен там в цену. Но вы же понимаете, что потом мы этот пакет в Германию не отправляем, а утилизируем у себя, за свой счет. Немцам, наверное, хорошо, но у нас это проблема.

Источник: www.business-gazeta.ru