Вячеслав Миллер: «Додо Пицца» – очень живучий бренд»

6.07.2020 09:06



Вячеслав Миллер: «Главная ошибка бизнесмена, когда он начинает новый проект, — это недостаточно серьезное планирование» Фото: Светлана Зайнуллина
«В 2000 году компания поручила мне найти предпринимателя, от лица которого проводилась бы дистрибуция торговой марки «Кока-Кола» в Альметьевске. Я подумал, что это возможность» «В 2000 году компания поручила мне найти предпринимателя, от лица которого проводилась бы дистрибуция торговой марки Coca-Cola в Альметьевске. Я подумал, что это возможность» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Я продумывал аргументы, чем же все-таки убедить Федора. Наблюдал за картиной, как развивается «Додо». Заявок на этот город не было» «Я продумывал аргументы, чем же все-таки убедить Федора. Наблюдал за картиной, как развивается «Додо». Заявок на этот город не было» Фото: «БИЗНЕС Online»
«И вот мы запустились в Альметьевске. Отработали год, выиграли тендер на Казань и начали открывать пиццерии в столице. Сейчас у нас здесь уже шесть пиццерий. А в общем — семь» «И вот мы запустились в Альметьевске. Отработали год, выиграли тендер на Казань и начали открывать пиццерии в столице. Сейчас у нас здесь уже шесть пиццерий. А в общем — семь» Фото: Светлана Зайнуллина
«Додо пиццу» в Казани ведут они (сыновья). Я приезжаю туда на день-два на планерки по результатам недели» «Додо Пиццу» в Казани ведут они (сыновья). Я приезжаю туда на день-два на планерки по результатам недели» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Федор первым начал пропагандировать социальное отношение к бизнесу. Штрафы в компании запрещены, тимбилдинг регулярный, к людям отношение, как к родственникам» «Федор первым начал пропагандировать социальное отношение к бизнесу. Штрафы в компании запрещены, тимбилдинг регулярный, к людям отношение, как к родственникам» Фото: Светлана Зайнуллина
«Средний возраст работников в казанских пиццериях — в пределах 22-23 лет. Менеджер у нас даже есть 20-летний. Такой молодой, уже руководит людьми» «Средний возраст работников в казанских пиццериях — в пределах 22-23 лет. Менеджер у нас даже есть 20-летний. Такой молодой, уже руководит людьми» Фото: Светлана Зайнуллина
«Мы работаем в «Чикен» на курице. До сих пор даже в Татарстане нет птицефабрики, которая делала бы калиброванную курицу» «Мы работаем в «Чикен» на курице. До сих пор даже в Татарстане нет птицефабрики, которая делала бы калиброванную курицу» Фото: tatarstan.ru
«В целом франшиза «Додо Пицца», по моему мнению, самая лучшая в области общепита поскольку управляющая компания очень серьезно погружена в проблемы своих партнеров» «В целом франшиза «Додо Пицца», по моему мнению, самая лучшая в области общепита поскольку управляющая компания очень серьезно погружена в проблемы своих партнеров» Фото: Светлана Зайнуллина
«Планы у нас грандиозные. По нашему договору с «Додо пиццей» мы должны открыть всего 9 пиццерий в Казани. На каждые сто тысяч жителей по стандарту надо открывать одну пиццерию. Минимум девять, может, и на этом не остановимся» «Планы у нас грандиозные. По нашему договору с «Додо Пиццей» мы должны открыть всего 9 пиццерий в Казани. На каждые сто тысяч жителей по стандарту надо открывать одну пиццерию» Фото: Светлана Зайнуллина
«Додо пицца» — это франшиза. Я действую в рамках франшизы, лучшей в России. Я счастлив быть в команде предпринимателей, которые развивают этот бренд» «Додо Пицца» — это франшиза. Я действую в рамках франшизы, лучшей в России. Я счастлив быть в команде предпринимателей, которые развивают этот бренд» Фото: «БИЗНЕС Online»
Как бизнесмен из Альметьевска завоевал Казань с франшизой и почему Федор Овчинников заставил его мыть туалеты
«Думали, нам дадут франшизу. Я на тот момент был состоявшийся бизнесмен, но получили отказ… Мы уехали ни с чем, ошарашенные, озадаченные», — вспоминает о зарождении бизнеса с международной сетью пиццерий Вячеслав Миллер. О том, как предприниматель начинал с нуля в Альметьевске и каким образом переживает «коронакризис», он рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

«ОБЩЕПИТ — ЭТО НЕПЛОХАЯ ТЕМА, ЧТОБЫ ЗАРАБОТАТЬ»

Фамилия Миллер в Альметьевске на слуху. Многие называют ее, когда говорят о примере успешного бизнеса. Что предшествовало этой репутации? С чего начинался ваш путь в предпринимательстве?
— Я прошел путь от грузчика до директора собственного предприятия. Родился в Альметьевске. Мои родители, так как они связаны с нефтяной отраслью, поехали развивать Север, и я учился в Нижневартовске Тюменской области, там окончил школу. В юности был увлечен животными, решил попробовать себя в сельском хозяйстве и поехал по направлению от одного предприятия учиться в Самарскую сельскохозяйственную академию. Окончил ее с отличием. Вернулся в 1995 году в Нижневартовск, но работу не нашел из-за кризиса, а компания, направившая меня ранее на учебу, обанкротилась.
К тому времени я успел жениться, у меня родился сын. Пришлось добывать деньги, пытаться прокормить семью, и я пошел работать грузчиком в торговую компанию. Тогда в принципе работала только торговля. Производство стояло. Спустя год меня начали повышать: высшее образование все-таки было, проявлял инициативу. В этой же компании дошел до начальника отдела продаж. Дальше меня позвал к себе мой дядя, который в Альметьевске работает в торговле, достаточно известный человек — Яков Робертович Миллер. Тогда торговля преимущественно велась в ларьках. У нас было пять точек. Мы преобразовали их в павильоны. Расширили ассортимент и так далее. Я помогал развивать дяде его бизнес.
В тот момент познакомился с ребятами из Coca-Cola, которые начали осваивать юго-восток республики, и пригласили меня. Работал с ними с 1997 по 2000 год. Тоже дошел до начальника отдела продаж. В 2000 году компания поручила мне найти предпринимателя, от лица которого проводилась бы дистрибуция торговой марки Coca-Cola в Альметьевске. Я подумал, что это возможность. С одним предпринимателем мы создали ООО, которое стало дистрибьютором. Успешно развивали оптовую компанию, получили контракты с Mars, Danone и так далее. Когда я уходил, там было уже около 40 миллионов оборота.
Жена работала на фабрике «Алсу» экономистом. Так как она была знакома еще и с ресторанным бизнесом, в 2004 году мы взяли в аренду кафе ВЭГУ и начали кормить студентов. Доставляли еду по городу. Тогда этим никто не занимался, мы были одними из первых. Дальше пошли куры гриль. Модная тема была. У нас было четыре или пять тонаров. Мы искали, как заработать, и такие способы находили. Потом тонары запретили.
Почему вы решили уйти из оптового бизнеса в общепит?
— Я не то чтобы ушел, я делал это параллельно. Был дистрибьютером Coca-Cola, когда в 2005 году к нам пришли летние кафе-шатры, меня они заинтересовали. Я обратился в «Ямашнефть», попросил площадку на каскаде прудов. Мы организовали большое кафе. Таких кафе сейчас нет. Там был шатер с караоке, шашлык, развлечения, программы музыкальные. Чего только не было! Было весело, шумно, конечно, и немного, может быть, буйно. И вот за то, что было буйно местами, нас УВД поприжало. Через пару лет нас прикрыли. Но тем не менее я понял, что общепит — это неплохая тема, чтобы заработать. Это направление меня заинтересовало, как и жену. Мы начали все это параллельно развивать. В оптовом бизнесе было четыре учредителя, делить было невыгодно. Поэтому я искал способ развить что-то собственное.
В 2006 году мы увидели объявление о том, что в достраивающийся торговый центр ищут арендаторов. В отделе аренды нам посоветовали забрать все площадки. Желающих работать в этом сегменте общепита в Альметьевске вообще не было. Посмотрели, как развивали эту тему в Перми, вдохновленные вернулись домой. Встал вопрос о деньгах. По подсчетам нужно было в районе 12 миллионов. Денег таких не было. Мы искали способы. Обороты оптовой компании не позволяли вынимать оттуда деньги, дело само еще было молодое. К тому же партнеры не понимали моего желания реализоваться в сфере общепита. Они хотели, чтобы я развивался вместе с ними в дистрибуции продуктов. Но мне всегда хотелось заниматься своим делом.
И как искали деньги?
— Порядка восьми миллионов нашли, взяв оборудование в лизинг. Остальное нужно было где-то искать. Выходом стал кредит под залог недвижимости, под 15-16 процентов, кажется. К сожалению, состояние российской экономики не позволяет кредитовать бизнесменов без обеспечения. Получив кредит, начали воплощать проект, и снова уперлись. Главная ошибка бизнесмена, когда он начинает новый проект — недостаточно серьезное планирование. Мы запланировали 12 миллионов, а понадобилось 15. Нужно было на середине проекта еще три миллиона где-то искать. В оборот пошли квартиры родителей. Мы рисковали не только своими средствами, но и средствами наших семей. Вот такая получилась многозависимая схема.
Тем не менее она сработала.
— Мы открылись в 2007 году, и это было достаточно успешное открытие. Запустили английский бренд SFC («Чикен»), «Бонна пиццу», «Пельмешки». Люди говорили, что никто не будет пельмени есть вне дома. Но все успешно пошло. Через год открыли такое же предприятие в Нижнекамске. В этом состоянии доработали до 2013 года.
В 2013 году я стал читать блог Федора Овчинникова. Он начинал с книг, потом переключился на общепит, мне стало вдвойне интересно. И когда он в блоге упомянул о том, что будет открывать пиццерии по франчайзингу, я задумался: неужели эта пицца такая вкусная, что ради нее стоит платить деньги за франшизу?
Мы с женой сели на самолет и полетели в Сыктывкар. Пришли в его пиццерию, съели по пицце. Поняли, действительно круто, надо брать. Пришли к Федору, думали нам дадут франшизу. Но за ужином с ним мы получили отказ. Принцип развития сети заключается в том, чтобы предприниматели были с горящими глазами, молодые, импульсивные, желающие снести все на своем пути. А я на тот момент был состоявшийся бизнесмен. Ездил на хорошей машине, имел хорошую квартиру и дом, и достаточно обеспечен был. Он сказал, что я не подхожу. Мы уехали ни с чем, ошарашенные, озадаченные.
Какая схема позже помогла добиться своего?
— Я продумывал аргументы, чем же все-таки убедить Федора. Наблюдал за картиной, как развивается «Додо». Заявок на этот город не было. Подумал, у меня ведь есть сыновья. Каждому сейчас уже по 25 лет. Все-таки они уже заканчивали институты. Цель любого человека — поднять детей, и бизнесмен — не исключение. Кому-то этот бизнес нужно продолжать и развивать, и как раз в моих планах было именно это, чтобы мои дети развивали бизнес. Этот аргумент я и привел Федору.
Он пригласил меня на съезд в Сыктывкаре и сказал: «Я согласен, но тебе придется на месяц бросить все дела и работать у меня в пиццерии в Сыктывкаре. И учти, надо будет мыть полы, туалеты, делать нарезки продуктов, готовить пиццу. Ты должен будешь научиться делать все сам». Я согласился. Бросил все дела, уехал в Сыктывкар на месяц. И вот мы запустились в Альметьевске. Отработали год, выиграли тендер на Казань и начали открывать пиццерии в столице. Сейчас у нас здесь уже шесть пиццерий. А в общем — семь.

«СОВМЕСТНЫЙ БИЗНЕС НЕ ДЕЙСТВУЕТ ПОЛОЖИТЕЛЬНО НА СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

А то, что вы закладывали квартиры, это что-то на грани слабоумия и отваги?
— Да, наверное. От безысходности приходят мысли на грани безумия. Но мы рискуем только сами, как физлица. Мы были уверены, что у нас получится. Почему нет?! Мы никого не подставляем, рискуем только собственностью своей семьи. В этом и есть суть предпринимательства. Ты предпринимаешь, рискуешь. Ты пан или пропал.
На своей страничке во «ВКонтакте» в одном из постов вы написали, что было так сложно, что вы думали о суициде…
— Это был 2009 год. Мы открылись в Альметьевске. Была стадия эйфории, все получилось классно, надо развиваться, масштабироваться. Открылись в Нижнекамске, еще потом в Мактаме «Чикен» был. И наступил кризис 2008 года. Платить по счетам стало трудно. Мы и так были очень закредитованным предприятием, но открыли для себя Нижнекамск, рискуя еще одним кредитом. Пришлось закрыть пару концепций, распродать оборудование, которое там было. Было все на грани фола. Даже пришлось еще денег занять, чтобы выкрутиться. Давила тяжелая психологическая атмосфера в семье, и на душе было неспокойно.
Что помогло выбраться?
— Поддержка родственников. Не дали пасть духом. Поддержали и морально, и где-то материально. Конечно, жена моя, которая тоже всегда со мной, поддержала.
Вы до сих пор ведете бизнес вместе?
— Да, мы до сих пор ведем вместе бизнес, но особо не пересекаемся. Поняли со временем, что вести один бизнес вместе — это очень сложно. Это нежелательно и не действует положительно на семейные отношения. Поэтому тогда же, когда я открывался в торговом центре, жена начала свое направление. Раньше магазин назывался «Бельпостель», сейчас — «Домашняя коллекция». Это отдел постельного белья в «Панораме». У жены тоже сеть работает по Татарстану: в Казани, Набережных Челнах, Нижнекамске, и у нас, в Альметьевске. Она сейчас в своем направлении работает. А я, когда в 2009 году продал долю в оптовом бизнесе, ушел от него, полностью включился в общепит. Мы по двум разным направлениям пошли. И это хорошо.
Есть конкуренция в достижениях?
— Конечно, есть. Жена обладает соревновательным духом. И мы немного состязаемся в этом плане. Мужские амбиции опять же никто не отменял — надо обязательно победить в этой гонке.
Ваши сыновья тоже предприниматели?
— «Додо Пиццу» в Казани ведут они. Я приезжаю туда на день-два на планерки по результатам недели. Плюс изучаем возможности развития, объезжаем пиццерии на предмет общения, контроля персонала. В основном оперативным руководством занимаются сыновья. Я контролирую работу пиццерии и фудкорта в «Панораме» в Альметьевске.
В ваших соцсетях ни слова о фудкорте, только «Додо Пицца». Она забрала все внимание…
— Да, она сильно повлияла на меня. Коллектив «Додо Пиццы», сам Федор, его отношение к людям, к бизнесу кардинально отличается от того, чем я занимался до этого. Я был авторитарным руководителем. Времена еще были такие, жестче, чем сейчас. Федор первым начал пропагандировать социальное отношение к бизнесу. Штрафы в компании запрещены, тимбилдинг регулярный, к людям отношение, как к родственникам. Сотрудники, люди — превыше всего. Когда работники довольны, счастливы, они делают отличный продукт. Для меня это стало главным выводом.
Но типичная для общепита текучка кадров вас не обошла?
— В Альметьевске очень сложная ситуация с кадрами. Она гораздо сложнее, чем в Казани. В столице наши вакансии очень востребованы среди студенчества. Средний возраст работников в казанских пиццериях — в пределах 22-23 лет. Менеджер у нас даже есть 20-летний. Такой молодой, уже руководит людьми. Что говорить, если управляющему сетью — 25 лет. Все молодые люди, все заряжены, мотивированы на карьерный рост, достижения.
Что касается Альметьевска, будем честны, за молодежную политику здесь взялись только в последнюю пару-тройку лет. Раньше все в обычном провинциальном направлении двигалось. Такая же история с отношением к образованию. Если говорить о торговом техникуме, который готовит кадры, по крайней мере, для нашей сферы, он практически ничем не занимался, все было для галочки. На моих предприятиях работают единицы выпускников этого учебного заведения, хотя сотрудников около ста. Это главная причина больших сложностей с кадрами в сфере общепита. Я сам участвовал в последний раз в сессии по возрождению техникума. Не знаю, насколько все сдвинется с места, но пока все так же плохо.
Как вы предлагаете возрождать техникум?
— Состоялась пока только одна встреча совместно с техникумом. Мы должны определить дорожную карту по изменению образования. У меня, конечно, более кардинальный подход. Я сторонник того, чтобы ребята, которые учатся в техникуме, три месяца работали непосредственно на производстве и только один месяц занимались теорией. Это дуальный метод образования. Он практикуется в Германии и достаточно серьезные приносит плоды. У меня часть родственников живут в Германии. Судя по моей фамилии, это понятно. Племянник три месяца работает на заводе «Мерседеса», а месяц занимается теорией в средне-профессиональном образовательном учреждении. Именно таким образом можно кардинально изменить ситуацию в подготовке кадров для нашей сферы. Это подходит для всех. Когда человек руками своими делает, видит оборудование, он однозначно лучше запоминает и потом самого учителя может поправить. Но мне сказали, что методики для такого способа подготовки кадров не существует. Все когда-то не существовало, надо просто действовать! Не знаю, рискнут там или не рискнут, будет видно, а пока все очень сложно в нашем городе.
У нас вообще трудно, поскольку цель практически всех жителей нашего города заключается в том, чтобы подрасти профессионально и уехать отсюда. Сейчас руководитель «Татнефти» ставит задачу удержать молодежь, сделать город интересным, и это все видно. Все просто шикарно. Если посмотреть вокруг, диву даешься, сколько денег тратится и как хорош все-таки наш город. Будем надеяться, что молодежь это оценит. На данный момент я констатирую, что лучшие люди все-таки уезжают.
Но сами вы патриот и не уезжаете. При том, что свои амбиции можете реализовать в любом другом городе.
— Да, я много чего в городе попробовал сделать как предприниматель. Стараюсь что-то предпринять, чтобы сделать город лучше.
Вы входите в предпринимательский актив города. Что вам дает сотрудничество с местной властью?
— Есть определенные проблемы у нас, например, с сырьем. Мы работаем в «Чикен» на курице. До сих пор даже в Татарстане нет птицефабрики, которая делала бы калиброванную курицу. Для работы нам нужен цыпленок весом 1,3 килограмма. Мы его делим на восемь частей, и готовим весь последующий продукт. У нас все натуральное. Прессованными наггетсами, как наши конкуренты, не занимаемся. Нам нужна реальная курица, а ее нет. Приходится везти из Оренбурга, Самарской области и даже Москвы, чтобы обеспечить свое производство. По мясу такая же история. Бургеры делаем из настоящего мяса в своем цеху полуфабрикатов, пельмени там же. Сейчас очень сложно найти достойное качество. Хорошее мясо зачастую куда-то уходит. Его скупают.
Сейчас многие увлекаются австралийской говядиной, которая продается по запредельным ценам. Там зерновой откорм и так далее. Но мы с такой не работаем, не видим в подобном смысла. Нас жизнь заставляет работать на более простом сырье. Но оно не хуже. «Мираторг» и прочие сети типа Black Star восхваляют породу «Ангус». Но если такого много есть, раскабанеешь месяца за два. Мясо жирное, как свинина.
Мы используем более простое мясо отечественных фермеров из Азнакаево, Черемшана. В Альметьевском районе, к сожалению, поставщиков нет. Постоянные проблемы с зеленью. Слава Богу, сейчас район развивается в плане сельхознаправлений. Это то, чего мы ждали. Недостаток Альметьевска еще и в том, что мы тупиковый город: мы не стоим на трассе, как Набережные Челны. Не находимся на каком-то определенном трафике. К нам надо специально ехать. Развитие собственных ресурсов по производству овощей, мяса, курицы нам бы очень помогло. И мы ставим вопросы, власти ищут ответы. Вот такое сотрудничество.
— Как ваш бизнес переживает период пандемии коронавируса?
— Наверное, как и всей стране, и всем предпринимателям, нам тяжело. Я руковожу двумя компаниями, и каждая из них по своему переживает этот непростой период.
Из семи наших ресторанов «Додо Пицца» работают пять. Большую часть сотрудников из неработающих ресторанов стараемся задействовать в действующих пиццериях, но небольшая часть, около 20 процентов ребят, кто работал в зале и на кассе, все-таки отдыхают дома. Если говорить об экономических показателях, то все в принципе неплохо — нам удается платить аренду (надо отдать должное арендаторам все снизили ставки от 30-50 процентов, а там, где мы не работаем, в ТЦ «Южный» и на Белинского в Авиастроительном районе, и вовсе отменили ее), зарплату сотрудникам удалось сохранить на том же уровне и, самое главное, сохранить весь костяк «хранителей традиций» предприятия. Всем неработающим сотрудникам платим из субсидий от государства, но многие хотят зарабатывать больше и ищут счастья в тех областях, кому разрешено сейчас работать.
В целом франшиза «Додо Пицца», по моему мнению, самая лучшая в области общепита поскольку управляющая компания очень серьезно погружена в проблемы своих партнеров, регулярно проводится обновление ассортимента ресторана, появляются новые продукты — в период пандемии мы даже ввели в ассортимент туалетную бумагу, мыло, антисептики, маски и многие другие необходимые для самоизоляции товары. Бесконечные акции и промопредложения поддерживают интерес к нашему бренду. Рестораны в ТРЦ «Панорама» в Альметьевске переживают ситуацию посложнее, все закрыты. Работает наша служба доставки «Поедим», но обороты около 10 процентов от докризисных и в связи с этим большая часть коллектива по домам.
Проблема торговых центров сейчас встает очень остро и мы, то есть рестораны в ТЦ, на острие этих проблем. Ведь сейчас речь идет о том, что даже если ТЦ и откроют, то общепит в них будет открыт последним. Предприниматели, находящиеся в ТЦ, сейчас в очень тяжелой ситуации, у многих не подпадают ОКВЭДы под субсидии, у многих банки и поставщики не идут навстречу и требуют выплат кредитов и оплаты по отгружённым счет-фактурам. Даже если ТЦ откроют, нужно будет найти средства на то чтобы оплатить долги и запуститься, а банки сейчас заняли какую-то непримиримую позицию. В общем, здесь в отличие от «Додо», вся история еще впереди.

«ПУПЫРЫШКИ ЯВЛЯЮТСЯ ДЛЯ НАС КРИТЕРИЕМ КАЧЕСТВА ТЕСТА»

Насколько хорошо развит общепит в Альметьевском районе, на ваш взгляд?
— Я считаю, что развит плохо. Но только потому, что так развит спрос. Наши люди не особо-то созрели. Общепит развивается тогда, когда есть условия достаточно хорошие. Когда есть спрос, превышающий предложение, тогда, наверное, предложение начинает дорастать до спроса. Так как провинциальное из нашего города не ушло, тенденция к питанию дома серьезно развита. Город маленький, от дома до работы не особо большое расстояние. Поэтому того, что сейчас есть, наверное, хватает. Чтобы открываться новому, нужны места. На сегодняшний день законодательство так зажало условия развития бизнеса в сфере общепита, что сделать это очень сложно. На первых этажах жилых домов это делать нельзя. Все, что есть в Альметьевске на первых этажах, незаконно. Так же в Казани и где бы то ни было. Мест, которые были бы отдельно стоящими, готовыми для общепита у нас практически нет. Вот такая дилемма. Нам бы хотелось иметь на центральной улице Ленина что-то, но в жилом доме это просто невозможно.
Удивительно, что это место на площади Нефтяников пустовало, пока вы не открыли здесь пиццерию. Во время массовых мероприятий в «Додо» невозможно было зайти. Одна очередь в туалет, другая в кассу, все столы заняты.
— Это только в моменты мероприятий. Если посмотреть в другие дни, особенно раньше, достаточно пусто было, никого нет. Слабый трафик здесь. Каток, который сейчас здесь есть, он, в принципе, зимой нас спасает. Синергия между нами и катком рождает здесь трафик. Это место вообще стало развитым в плане посещаемости. Здесь несколько точек общепита, люди выбирают, куда пойти. Мы помогаем тут друг другу в этом плане.
Кто для вас конкуренты в Альметьевске?
— Конкурентов у нас нет. Мы самые дорогие в сегменте пиццы. Мы сами себе конкуренты, боремся сами с собой. Наша цель сделать так, чтобы слово «пицца» ассоциировалось только с «Додо».
На каких условиях вы работаете с франшизой?
— Стандартные условия. Около 450 тысяч рублей паушальный взнос за открытие точки, а дальше роялти от трех процентов в первый год. Со временем оно поднимается. Сейчас уже шесть процентов.
Есть планы развивать «Додо»?
— Планы у нас грандиозные. По нашему договору с «Додо Пиццей» мы должны открыть всего 9 пиццерий в Казани. На каждые сто тысяч жителей по стандарту надо открывать одну пиццерию. Минимум девять, может, и на этом не остановимся. Рынок этого требует. Более того, в планах развиваться за границей. «Додо» бросило клич среди франчайзи России развиваться за рубежом. Мы хотим в этом поучаствовать. Ищем инвестора, который бы нам помог. Мы сейчас и Казань развиваем с инвесторами. Есть люди, которые готовы инвестировать в нас свои средства. Хотим найти такого же партнера на развитие за границей. Это мечта для моих сыновей и коллектива. Мы живем планами на развитие.
Когда появилась первая пиццерия в Казани, вы говорили, что хотите открывать каждые полгода, и в целом движетесь по намеченному курсу.
— Да. Но в Казани очень сложно с местами. Управляющая компания на данный момент ужесточила условия. Мы не открываем, где хотим. У нас есть видение на открытие определенной локации, отправляем ее управляющей компании, но там могут посмотреть на это под особым углом и отказать. Мы ищем. Когда найдем, будем открываться. Казань динамично развивается, мы не одни на рынке, достаточно конкурентно все.
Как долго окупаются первые 15 миллионов, вложенные в создание пиццерии?
— Если говорить про Альметьевск, — пять лет. В Казани — в пределах трех-трех с половиной лет.
Что дают проверки тайных покупателей «Додо»?
— Система рейтингов позволяет оценить уровень сервиса и качества каждой пиццерии. На это опирается наша управляющая компания. Мы естественно, не знаем, тайного покупателя в лицо. Отдел контроллинга в соцсетях отбирает людей, которые будут тестировать наш продукт. Любой человек может стать тайным покупателем. Ему выдают определенный чек-лист, по которому он оценивает нашу пиццерию. Тепло ли ему, комфортно, чем пахнет в кафе. Дальше он заказывает пиццу, оценивает вплоть до того, есть ли на ней пупырышки, которые являются для нас критерием качества теста.
Если пиццерия в течение 12 недель падает ниже 85 баллов из 100, выносится предписание на устранение недочетов. Если недочеты не устраняют, пиццерию могут лишить права носить бренд, отключат от системы. У нас все работает на интернете. Касса наша напрямую работает через сервера компании. Мы очень зависимы от управляющей компании. Естественно, мы стремимся к лучшему. По последним данным, три наших пиццерии находятся на первом месте, Альметьевск — на третьем месте из 585 пиццерий в России. В общем мы молодцы. И уровень менеджмента у нас достойный.
Если «Додо» — это ограничения, то фудкорт — творческая отдушина?
— «Додо Пицца» — это франшиза. Я действую в рамках франшизы, лучшей в России. Я счастлив быть в команде предпринимателей, которые развивают этот бренд. А что касается «Панорамы» — это творчество для души. Я такой 40-летний бизнесмен, в котором еще жив дух предпринимательства, вот, предпринимаю что-то. Сыновья пусть работают в рамках франшизы. Молодежи там нравится развиваться. Принципы работы в «Додо» очень соответствуют духу молодежи. Ей интересно. Я даже сам, как приехал из Сыктывкара, замечаю, что молодею вместе с ними, или хотя бы не старею. Молодежь работает с горящими глазами. Я рад, что ребятам нравится. Для меня бизнес сегодня это все-таки уже не про деньги. С годами приходишь к тому, что если твой коллектив, люди, работающие с тобой, счастливы, довольны, то и сам ты счастлив, и бизнес идет по-другому. Приносит кроме материального, что-то для души. Просто заколачивать бабки до определенного момента интересно, а дальше теряешь к этому вкус.
Сложно доставить пиццу за час? Как это делается в Альметьевске и в Казани?
— Это непросто, конечно. У нас есть свои курьеры. Они мотивированы. Им нравится работать у нас. Они получают достойную зарплату. Текучка там есть, но она в рамках среднестатистических показателей. Мы знаем, какая примерно будет выручка. В определенные дни мы ее прогнозируем и выводим необходимое количество курьеров, чтобы успевать. Если вы откроете сайт, то увидите среднее время доставки каждой пиццерии. Мы сейчас доставляем по Альметьевску в пределах 25 минут, в Казани за 30 минут. Но все это пришло не сразу. Когда у нас была одна-две пиццерии, приходилось туго. Доставляли за 45–60 минут. Бывает, мы опаздываем. Но в таком случае принцип действует неизменно: вручаем пиццу бесплатно. Если кто-то нарушит этот принцип, есть колл-центр, который от нас не зависит, он находится в управляющей компании. Любой человек может туда позвонить. Система достаточно умная и не позволяет нам расслабляться.
Как думаете, долго продержится тема «Додо Пиццы»?
— «Додо Пицца» очень живучий бренд. Я думаю, что он сейчас задает тренд всему общепиту. То, какое количество айти-технологий внедрено в простой, казалось бы, бизнес производства пиццы, поражает. Здесь анализируются много всяких факторов. Все учитывается в разработке компании «Додо ИС». Около двухсот программистов работают над совершенствованием программы. Она не стоит на месте. Все процессы, от которых зависит качество, экономика предприятия, все показатели анализируются. Программа позволяет разбирать проблемы и решать их. Будущее — за программным обеспечением производства. Кто в этом преуспеет, тот и будет номером один. «Додо Пицца» сегодня номер один, что касается развития пиццерий. Сейчас это бесспорный, подтвержденный факт. Я думаю, за этим будущее и в мире. В Америке сейчас есть «Додо Пицца», и там мы удивляем даже американцев. Именно это я считаю трендом. «Додо» постоянно опережает время. На нас все равняются, гонятся, повторяют за нами.
Получается, как в книге о Федоре Овчинникове, ботаники делают бизнес?
— Да. Приходят в эту сферу люди ищущие, которые пытаются что-то новое привнести, перевернуть традиционный бизнес, привнести новые тренды. Новичкам вообще всегда везет. Тот, кто приходит и заново смотрит на любое дело, может изменить его в лучшую сторону.
Вы ботаник?
— Думаю, сейчас уже нет. Я был ботаником давно, даже когда-то очки носил. Этот период проходит. Ботаник — это когда ты с открытым забралом идешь на проблемы, делаешь много шишек на своем теле, ошибаешься, исправляешь, падаешь, встаешь. Я считаю, что этот период уже прошел. Но он, конечно, был. Сейчас на этой стадии мои сыновья находятся. Но, к счастью, я человек, который уже набил много шишек, и я во многих вещах не даю им ошибаться или больно падать. Они падают, но не больно.
Чем вы увлекаетесь в свободное время?
— У меня есть девятилетняя дочь. Она мое главное увлечение. Сыновья выросли, в свободном плавании находятся. А этого человечка надо поставить на ноги. Это очень сложно сделать, поскольку мы с женой находимся в напряженном трудовом ритме. А время нужно обязательно найти. Я стараюсь, если есть свободное время, уделять его дочери. Ездим в «Ян», на нашу отличную лыжную базу, гуляем в парке и по городу, на коньках катаемся.
Назовите, пожалуйста, три секрета успешного бизнеса.
— Самое главное — нужно пахать. Пахать беззаветно, постоянно, не останавливаясь ни перед чем, несмотря ни на что. Второе — нужно делать выводы из ошибок и учиться на своих ошибках, падать, вставать и снова делать выводы. Третье — качественно делать свою работу. Деньги придут сами собой.
Визитная карточка руководителя
Вячеслав Артурович Миллер
Родился в Альметьевске, в 1973 году.
Окончил Самарскую сельскохозяйственную академию.
Трудовая деятельность:
1997–2000 гг.- «Кока-Кола».
2000–2009 гг. — ООО «Интер-торг».
С 2009 года — по настоящее время — ООО «Фуд сервис».
С 2014 года — по настоящее время — ООО «Рапидо» («Додо Пицца»).
Визитная карточка компании
ООО «Рапидо» («Додо Пицца»)
Основано в 2014 году.
Направление — общественное питание.
Выручка за 2019 год — 42 344 000 рублей.

Источник: m.business-gazeta.ru