Малика Гельмутдинова, фонд «Ярдэм»: «Меня называют мамочкой 13 детей»

4.07.2020 12:06



Малика Гельмутдинова: «Как говорил кто-то из великих: «Нет прекраснее чувства чем-то, когда ты людям принес хоть каплю добра»» Малика Гельмутдинова: «Как говорил кто-то из великих: «Нет прекраснее чувства чем-то, когда ты людям принес хоть каплю добра»» Фото: Сергей Елагин
«Фонд «Ярдэм» занимается не только реабилитацией инвалидов, но также помогает малоимущим, многодетным семьям, людям, находящимся в местах лишения свободы» «Фонд «Ярдэм» занимается не только реабилитацией инвалидов, но также помогает малоимущим, многодетным семьям, людям, находящимся в местах лишения свободы» Фото: Сергей Елагин
«Говорят, что у незрячих обостряется слух, но над этим необходимо работать. Многие находятся в депрессивном состоянии. Они у нас учатся заново жить, самостоятельно ходить, начинают по-другому мыслить» «Говорят, что у незрячих обостряется слух, но над этим необходимо работать. Многие находятся в депрессивном состоянии. Они у нас учатся заново жить, самостоятельно ходить, начинают по-другому мыслить» Фото: Сергей Елагин
«Общая численность реабилитантов составляет 120 человек. Одновременно в центре «Ярдэм» проживают 60 человек, среди них есть местные жители, которым не нужно оставаться ночевать» «Общая численность реабилитантов составляет 120 человек. Одновременно в центре «Ярдэм» проживают 60 человек, среди них есть местные жители, которым не нужно оставаться ночевать» Фото: Сергей Елагин
«Уже более 10 тысяч человек прошли обучение на наших курсах. Многие из них уже сами преподают по нашим методикам в Чечне, в Ингушетии, в Дагестане, в Башкортостане, в Марий Эл, Чувашии, Казахстане, Кыргызстане» «Уже более 10 тысяч человек прошли обучение на наших курсах. Многие из них уже сами преподают по нашим методикам в Чечне, в Ингушетии, в Дагестане, в Башкортостане, в Марий Эл, Чувашии, Казахстане, Кыргызстане» Фото: Сергей Елагин
«Многие здоровые люди жалуются на жизнь, а они любит жизнь и благодарят Всевышнего за все. Для них жизнь — это уже большое счастье» «Многие здоровые люди жалуются на жизнь, а они любит жизнь и благодарят Всевышнего за все. Для них жизнь — это уже большое счастье» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Вот возьмите «хрустальную леди» Лилию Салахутдинову, в каком бы состоянии она не была, всегда довольна, она радуется, что может жить, может что-то делать, творить и свои желания исполнять» «Вот возьмите «хрустальную леди» Лилию Салахутдинову, в каком бы состоянии она не была, всегда довольна, она радуется, что может жить, может что-то делать, творить и свои желания исполнять» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Попечительский совет фонда возглавляет генеральный директор компании «Аудэкс» Айрат Гимадутдинов. И у нас все прозрачно. С полным отчетом о расходах на заседаниях попечительского совета» «Попечительский совет фонда возглавляет генеральный директор компании «Аудэкс» Айрат Гимадутдинов. И у нас все прозрачно. С полным отчетом о расходах на заседаниях попечительского совета» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Во время одной из поездок в детский дом я попросила написать ребят на листочке, какой подарок они хотели бы получить на праздник. На листочках они писали только одно: «пусть мама приедет и заберет меня» «Во время одной из поездок в детский дом я попросила написать ребят на листочке, какой подарок они хотели бы получить на праздник. На листочках они писали только одно: «пусть мама приедет и заберет меня» Фото: © Владимир Песня, РИА «Новости»
«У меня двое детей, они уже взрослые, приезжают в гости, помогают. Дочь окончила факультет журналистики КФУ, сын — факультет психологии» Фото: Сергей Елагин
«У нас очень много планов, проектов, которые мы намереваемся внедрить в жизнь, все они социального направления» «У нас очень много планов, проектов, которые мы намереваемся внедрить в жизнь, все они социального направления» Фото: «БИЗНЕС Online»
Директор знаменитого на весь бывший СССР реабилитационного центра о людях, которые учатся заново любить жизнь несмотря ни на что
«Я себя святой не считаю, но уверена, что святая обязанность каждого человека — быть полезным обществу», — говорит вице-президент национального исламского благотворительного фонда «Ярдэм» и директор учебно-реабилитационного центра Малика Гельмутдинова. Она рассказала «БИЗНЕС Online» о том, как зарождался фонд «Ярдэм».
«Я СЕБЯ СВЯТОЙ НЕ СЧИТАЮ»
— Малика-ханум, приходилось слышать, когда вас называли и татарской «Матерью Терезой» и «святой». Как вы на это реагируете?
— Я себя святой не считаю, но уверена, что святая обязанность каждого человека — быть полезным обществу, помогать ближнему и быть рядом с теми, кто действительно нуждается в помощи. Как говорил кто-то из великих: «Нет прекраснее чувства чем-то, когда ты людям принес хоть каплю добра».
— О реабилитационном центре «Ярдэм» сегодня знают уже многие. А есть у вас объяснение, почему именно у вас и именно в Казани получилось создать такое уникальное место, где помогают тем, кому приходится очень непросто в жизни?
— Если человек с искренним намерением старается делать добрые дела, то Всевышний поможет ему везде, где бы он не находился. Место — это не самое принципиальное. Мы приехали в Казань и здесь начали свою деятельность. Надо просто верить в успех и начать работать.
— Что, вообще, стало отправной точкой, почему вы решили — я должна помогать людям с ограниченными возможностями? И когда начинали эту работу при мечети в поселке Левченко, думали ли, что это вырастет в таких колоссальных масштабов проект?
— Национальный исламский благотворительный фонд «Ярдэм» действует с 2007 года, но наша социальная работа с инвалидами и малоимущими началась еще раньше, а именно в поселке Левченко в мечети «Сулейман». Мы проводили благотворительные акции: формировали продуктовые наборы для малоимущих, собирали списки нуждающихся, стараясь чем-то помочь им. После чего люди сами потянулись в мечеть не только для молитвы, приходили поговорить о своих проблемах, трудностях и со временем, чтобы помочь нуждающимся, появились новые социальные проекты, программы, которые сейчас успешно реализуются, к нам присоединились и организации-спонсоры.
Чтобы помочь нуждающимся людям, мы создавали свои авторские программы, например, первые курсы для инвалидов по слуху. Для этого мне пришлось самой обучиться сурдопереводу, языку жестов. Я несколько лет работала в казанской школе имени Ласточкиной для глухих детей. Ну, а сегодня фонд «Ярдэм» работает по более чем десяти направлениям.
— И конечно возможности ваши резко увеличились, когда открылась мечеть «Ярдэм».
— Да, после открытия комплекса у нас появилась возможность помочь большему количеству нуждающихся. Если раньше были лишь курсы для незрячих и слабослышащих, то здесь мы организовали новые курсы для различных групп людей с ограниченными возможностями.
«МНОГИЕ ЗДЕСЬ В „ЯРДЭМ“ УЧАТСЯ ЗАНОВО ЖИТЬ»
— Вы говорите, что сами обучились сурдопереводу, научились читать по системе Брайля. Тяжело было все это постичь?
— Было сильное желание помочь всем, кто обратился к нам за помощью. Поэтому пришлось самой обучиться не только языку, но и изучать психологию — науку, которая изучает людей, их поведение, мышление, причины поступков. Только так можно понять, как и чем живут люди с серьезными недугами. Изучая психологию разных категорий инвалидов, поняла, что слепым тяжелее всего. Ведь девяносто процентов информации мы получаем через зрение.
Реабилитационный центр проводит курсы для незрячих, слабовидящих, глухих и слабослышащих, больных ДЦП, колясочников и опорников. Главной целью таких проектов как «Видеть и слышать сердцем», «Говорящие руки», «Поддержим друг друга» является социальная адаптация людей с ограниченными возможностями, улучшение качества жизни инвалидов разных категорий. Наша задача — помочь тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию, вместе найти пути решения преодоления трудностей, помочь поверить в себя и в свои силы. Ведь в каждом человеке есть сила духа, вера и огромный потенциал.
Фонд «Ярдэм» занимается не только реабилитацией инвалидов, но также помогает малоимущим, многодетным семьям, людям, находящимся в местах лишения свободы. Среди наших подопечных есть сироты и подростки с девиантным поведением. У нас очень большой объем работы.
— Статистику ведете по своим подопечным, сколько человек за эти годы получили помощь от фонда «Ярдэм»?
— На протяжении многих лет реабилитацию, духовную и психологическую поддержку получили десятки тысяч людей, которые ежегодно приезжают к нам из разных регионов России, ближнего и дальнего зарубежья. Конкретно по инвалидам, которые прошли через реабилитационный центр, — это более 10 тысяч человек. Но это примерные цифры. Ежедневно к нам поступают многочисленные звонки и письма  от людей, которые сейчас находятся дома в условиях изоляции и с нетерпением ждут возобновления работы реабилитационных курсов, хотят ежедневно заниматься и получать эффективные результаты.
На сегодня, несмотря на сложившуюся непростую эпидемиологическую ситуацию, в условиях пандемии коронавируса фонд «Ярдэм принял решение перейти на дистанционный формат работы реабилитационных курсов для инвалидов разных категорий, и мы в режиме онлайн продолжаем работать и помогать тем, кто в нас нуждается. Кроме того, мы оказываем консультационную помощь и по телефону: юридическую, психологическую, медицинскую.
— Расскажите о тех, кому вы помогаете, кто приезжает на реабилитационные курсы в «Ярдэм». Эти люди чем-то отличаются от обычных горожан, идущих по улице сейчас? Может быть, они добрее или обладают каким-то чутьем, интуицией? А, может, обозлены на мир, в котором с ними случилось то, что случилось…
— Говорят, что у незрячих обостряется слух, но над этим необходимо работать. Многие находятся в депрессивном состоянии, особенно те, кто недавно потерял зрение или слух из-за аварии или болезни. И они у нас учатся заново жить, самостоятельно ходить, начинают по-другому мыслить. Став самостоятельными, у них появляется смысл жизни. На наших глазах люди резко меняются, становятся увереннее и сейчас могут помогать другим. Благодаря нашим проектам, люди, когда-то не умевшие даже самостоятельно передвигаться, обслужить себя, и большую часть времени проводившие дома, имеют возможность обучаться и в дальнейшем могут реализовать себя в жизни.
— А что изучают участники ваши курсов?
— Здесь они проходят реабилитацию. Есть незрячие с рождения, есть и те, кто потерял зрение, будучи взрослыми и им намного труднее. Многие из них находятся на грани суицида, и наша задача — помочь им войти в новую жизнь. Начинается все с элементарного. Ложку в руках держать, готовить, кушать. Благодаря нашей методике, люди за короткое время могут научиться обслуживать себя, чтобы ни от кого не зависеть в быту. То есть, у нас работа и психологическая, и педагогическая, и медицинская.
— Какие-то дополнительные знания и навыки люди получают?
— В наше время высокоразвитых технологий, когда компьютер стал общедоступным и необходимым элементом повседневной жизни, они обучаются компьютерной грамотности, работе в интернете. Есть специальная программа для незрячих с озвучиванием. Учим читать и писать по системе Брайля. В итоге наши подопечные могут писать и прочитать любые книги. Раньше они считались второсортными людьми, а теперь могут проявить себя наравне со всеми, многие из них ведут активный образ жизни.
— На какой срок к вам приезжают на реабилитацию?
— На месяц. Мы всех принимаем на курсы в порядке очередности. К нам едут не только из Татарстана, но и из других российских регионов, а также ближнего зарубежья. За месяц, конечно, многому не научишь. Обучаем азам. А те, кто хочет продолжать учиться, приезжают к нам повторно. Среди них есть начинающие, продолжающие и те, кто готов развиваться дальше. Мы готовим людей к поступлению в вузы, далее они самореализуются, устраиваются на работу. Среди наших реабилитантов есть массажисты, компьютерщики, преподаватели, юристы. Они нашли себя в жизни и активно помогают другим. В нашем центре очень много незрячих преподавателей. Также у нас работают и глухонемые, и колясочники, которые когда-то находились в депрессивном состоянии.
— Реабилитанты и живут, и обучаются у вас?
— Да, они живут в нашем центре, фонд берет на себя все расходы: на проезд, проживание, питание, реабилитацию, лечение, обучение. Общая численность реабилитантов составляет 120 человек. Одновременно в центре «Ярдэм» проживают 60 человек, среди них есть местные жители, которым не нужно оставаться ночевать. Есть мужское и женское крыло. То есть, помещения для женщин и мужчин расположены отдельно. И есть общежитие, где проживают реабилитанты из других регионов.
— Группы чередуются у вас?
— Проекты для незрячих и инвалидов по слуху продолжаются месяц. За год проходит пять групп незрячих. Одна группа выезжает, другая заезжает. Остальные категории: инвалиды-колясочники, опорники, ДЦП проживают по две недели.
«КАЖДЫЙ САНТИМЕТР КВАРТИРЫ БЫЛ ЗАНЯТ, ОЧЕНЬ МНОГО БЫЛО ЖЕЛАЮЩИХ»
— У вас помощь обездоленным стала семейным делом, вы ведь сестра имама мечети «Ярдэм» Илдара Баязитова?
— Да, родная сестра. Мы вместе начинали свою работу еще в поселке Левченко в мечети «Сулейман».
— Расскажите, как все начиналось.
— В двух словах, конечно, не расскажешь. Я работала учителем в школе, а когда Илдара назначили имамом в мечеть «Сулейман», решила ему помочь. Брат попросил меня организовать социальную работу, вот с начала 2000-х годов мы и вместе.
— Вы сами из Казани?
— Я родилась в Средней Азии, в городе Термезе. По специальности — педагог. Наша мама родом из Татарстана. Поэтому мы переехали сюда в 1996 году, можно сказать, вернулись на родину. В Термезе я работала в школе преподавателем, методистом. Но потом, когда приехали в Татарстан, полностью переквалифицировалась на работу с людьми с ограниченными возможностями. А начале 2000-х мы в мечети «Сулейман» начали организовывать группы для незрячих.
— Педагогическое образование вам помогло поставить эту работу?
— Да, конечно, педагогическое образование мне очень помогло,.впоследствии благодаря многолетнему опыту выпустила несколько книг, посвященных миру незрячих людей, разработала методики по реабилитации инвалидов, издано много методических пособий, по которым работает наш центр. Ученики, которые прошли реабилитацию в нашем центре, сейчас сами по этой методике обучают инвалидов в других городах страны, а также в ближнем и дальнем зарубежье. Пособия переведены на разные языки.
— Говорят, что, работая в Левченко, вам приходилось заниматься обучением прямо у себя дома?
— Да. Сама ездила домой к незрячим, обучала их чтению и письму по Брайлю, языку жестов. К тем, кто не мог приехать самостоятельно, выезжала домой сама.
— А кто-то приезжал прямо к вам домой?
— Да, каждый сантиметр квартиры был занят, очень много было желающих. Повторю, что уже более 10 тысяч человек прошли обучение на наших курсах. Многие из них уже сами преподают по нашим методикам в Чечне, в Ингушетии, в Дагестане, в Башкортостане, в Марий Эл, Чувашии, Казахстане, Кыргызстане.
«ЗАХОТЕЛА — СЪЕЗДИЛА В ХАДЖ, ЗАХОТЕЛА — ЗАМУЖ ВЫШЛА…»
— Вы говорите, что к вам приезжают из разных городов, республики и стран. Почему именно к вам? Сколько центров, подобных вашему, в России? Ощущаете ли вы их нехватку, общаетесь ли как-то между собой, обмениваетесь ли методиками?
— Аналогов в России нет, уникальность нашего центра в том, что методики преподавания, реабилитации авторские, они исходят из опыта нашей работы, я сама их составляю, разрабатываю. В нашем центре ведь проходят реабилитацию, повторю, различные категории инвалидов: незрячие, слабовидящие по проекту «Видеть и слышать сердцем»; слабослышащие по проекту «Говорящие руки»; инвалиды ДЦП, инвалиды-колясочники, с заболеваниями опорно-двигательного аппарата по проекту «Поддержим друг друга». У каждого своя методика, своя программа. С каждой категорией работают опытные специалисты, проводят и индивидуальные занятия.
Реабилитационные центры в стране имеются, но они оказывают помощь только до совершеннолетия. А после людям уже некуда пойти, так как для взрослых не созданы подобные учреждения, они остаются один на один со своими проблемами, со своей бедой. Все они остро нуждаются в посторонней помощи и вынуждены проводить свое время дома в четырех стенах в изоляции от общества. Из-за элементарного отсутствия общения с окружающим миром они не умеют взаимодействовать с другими и устанавливать с ними контакты, не знакомы с правилами поведения в обществе, зачастую угнетены, не востребованы и находятся в крайне депрессивном состоянии. Нуждающихся в подобной помощи людей оказалось достаточно много. Именно поэтому социальная реабилитация людей с ограниченными возможностями — одна из важных задач в обществе.
— А педагогический коллектив у вас сейчас большой?
— Да. Педагогический коллектив у нас большой в связи с тем, что много обучающих программ. Мы постоянно совершенствуем свою методику, включаем новые дисциплины, которые отвечают современному подходу адаптации инвалидов.
— Обучаете на татарском или русском языке?
— У нас нет ограничений ни в возрасте, ни в национальности, ни в вероисповедании. Обучение проходит преимущественно на русском языке. Если есть трудности в понимании, то объясняем и на татарском.
— Когда вы испытываете гордость за себя и своих подопечных?
— Общаясь с реабилитантами, мы видим, что они меняются, становятся более уверенными, самостоятельными, люди, когда-то не умевшие даже самостоятельно передвигаться, обслужить себя и большую часть времени проводившие дома, после прохождения реабилитации достигают больших успехов, реализуют себя в жизни, находят работу, создают семью. Их жизнелюбие и оптимизм могут служить примером для всех.
Многие здоровые люди жалуются на жизнь, а они любит жизнь и благодарят Всевышнего за все. Для них жизнь — это уже большое счастье. После общения с такими людьми, когда видишь их улыбающиеся лица, стремление быть полезными для других, то забываешь, что они имеют неизлечимые недуги, это в очередной раз доказывает, что инвалидность — не помеха для нормальной, полноценной жизни и не является препятствием в достижении поставленных целей. Они умеют радоваться. Радуются своим мельчайшим победам, стараются сами поддержать здоровых людей. Вот возьмите «хрустальную леди» Лилию Салахутдинову, в каком бы состоянии она не была, всегда довольна, она радуется, что может жить, может что-то делать, творить и свои желания исполнять. Захотела — съездила в хадж, захотела — замуж вышла… Это говорит о том, что нет предела возможностям человека.
— Можете рассказать какую-то историю о человеке, который здесь в «Ярдэм» вернулся к жизни.
— Много таких историй… Как-то был у нас один мужчина из Елабуги, который потерял в автокатастрофе семью — жену и двоих детей, сам ослеп. Несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством. Как-то случайно узнал о нашем центре и приехал. В первое время ему было очень тяжело, он постоянно плакал, я тогда впервые увидела плачущего мужчину. Он не понимал, как вокруг люди могут веселиться, когда у него такое горе. Но спустя месяц его состояние улучшилось, он приезжал к нам несколько раз, потом стал обучать других наших подопечных. Женился на зрячей женщине из Зеленодольска, мы сыграли свадьбу. Сейчас его уже нет в живых, к сожалению. Но таких историй очень много.
«К НАМ ПРИЕЗЖАЮТ ЛЮДИ СО ВСЕГО МИРА, ИЗВЕСТНЫЕ И НЕ ОЧЕНЬ»
— Финансирует ваши проекты фонд «Ярдэм».
— Да, попечительский совет фонда возглавляет генеральный директор компании «Аудэкс» Айрат Гимадутдинов. И у нас все прозрачно. С полным отчетом о расходах на заседаниях попечительского совета.
— А много благотворителей у вашего фонда? Людей, которые постоянно помогают?
— Да, есть те, кто постоянно помогают, и те, кто оказывает разовую помощь, также и сами изыскиваем средства. У нашего фонда есть типография и кафе, все вырученные средства идут на содержание фонда.
— Это все работает сейчас?
— Кафе, в котором проводим никахи и банкеты, сейчас не работает из-за карантина. Типография оказывает разные услуги, изготавливает визитки, плакаты, книги.
— Известно, что «Ярдэм» помогают и многие известные люди, приходят сюда, общаются с вашими подопечными. Расскажите об этом. Эти известные люди говорят вам о тех чувствах, которые испытывают после таких встреч? Ведь здесь очень трудно остаться равнодушным. Может, кто-то уходит воодушевленным, видя здесь силу духа, а кто-то, возможно, плачет и не может сдержать эмоции.
— Да, к нам приезжает много гостей практически со всего мира, приходят те, кто хочет помочь людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Это разные люди: знаменитые и не очень, но их объединяет одно — стремление творить добрые дела — это люди, неравнодушные к чужой беде. Своей поддержкой они оказывают неоценимую помощь, от которой зависит качество жизни инвалидов. Это большой вклад в развитие благотворительности, это — проявление заботы и внимания к тем, кто в этом нуждается, и это заслуживает самых теплых слов. Мы признательны всем, кто принимает участие в реализации наших проектов.
Чем больше мы привлекаем общественное внимание к социальным проблемам, чем больше людей неравнодушны к чужой беде, тем больше мы сможем вместе делать добрые дела.
— Люди, которые вам помогали, продолжили ли оказывать свою помощь во время пандемии коронавируса?
— Да, к сожалению, многие представители малого и среднего бизнеса пострадали, но они продолжают помогать в качестве волонтеров. Это же большая помощь — каждый день развозить ланч-боксы по разным адресам.
— Как думаете, государство должно ли помогать таким фондам, как ваш, или они должны полностью финансироваться благотворителями?
— Государство нам тоже помогает. Мы неоднократно выигрывали гранты, самый большой грант по Поволжью президента России, а это около 10 миллионов рублей. Чтобы провести одни курсы, нужно оплатить расходы на дорогу в оба конца, проживание, питание, лечение, обучение. Мы выигрывали гранты «Лукойла», минэкономики, это очень большая поддержка.
«СИМВОЛ НАШЕГО ФОНДА — ПОДСОЛНУХ. ОН ВСЕГДА ТЯНЕТСЯ К СОЛНЦУ»
— Наверняка кого-то удивляет, что такой центр, принимающий людей разных национальностей и вероисповедания, появился при мечети. Ведь, надо честно признать, что много считают ислам довольно агрессивной религией. Не было такого, чтобы люди боялись к вам приезжать именно по этой причине.
— Наш благотворительный фонд называется «Ярдэм», в переводе — помощь. И мы оказываем помощь всем, кто к нам обращается, независимо от вероисповедания и национальности. Я вам с уверенностью могу сказать, что суть ислама — это постоянное служение людям. Количество желающих пройти обучение на курсах увеличивается с каждым годом и это показатель того, что все приезжают к нам с огромным желанием, без какого-либо страха и считают «Ярдэм» своим домом. Символ нашего фонда — подсолнух. Он всегда тянется к солнцу и символизирует солнце, радость, позитив, а семена внутри подсолнуха — это множество добрых дел. И из семени, которое падает на благодатную почву, вырастает много ростков.
— То есть их не смущает, что в названии фонда есть слово «исламский».
— Нет, приезжая сюда они видят, что наша задача — это улучшение качества жизни инвалидов, оказавшихся в трудной жизненной ситуации путем реализации мероприятий образовательного, реабилитационного и  культурно-досугового характера. Это значит помочь им адаптироваться к новым условиям жизни, открыть для себя новые возможности, обрести самостоятельность, развить готовность к самообразованию, приобрести коммуникативные навыки, выявить индивидуальные способности для профессионального самоопределения, раскрыть художественные таланты, творческую активность, дать каждому возможность улучшить физическое здоровье, чтобы их жизнь стала полноценной и насыщенной.
— Наверное, реабилитанты тяжело восприняли карантинные меры, что не смогут приехать на курсы вновь?
— Да, постоянно звонили, спрашивая, когда возобновится работа центра, очень хотят приехать. Даже здоровому человеку тяжело столько времени находиться дома на самоизоляции, не говоря уже о людях с ограниченными возможностями.
— Работаете ли вы с какими-то общественными организациями? И, вообще, в целом, как по-вашему обстоит дело с реабилитацией людей с ограниченными возможностями в России? Смогли ли мы уйти от тех советских еще стереотипов, когда человек на коляске уже казался ущербным и даже старался не показываться на улице?
— Да, мы работаем в тесном контакте с обществами инвалидов различных категорий, они отправляют нам списки людей, желающих пройти реабилитацию.
Раньше инвалиды были никому не нужны, все они большую часть времени проводили дома. А сейчас ситуация изменилась. Я очень счастлива наблюдать, что люди, когда-то не умевшие даже самостоятельно обслужить себя, сегодня обучаются и в дальнейшем находят работу, создают семьи и реализовывают себя в жизни. Сегодня создаются доступная среда и более комфортные условия для маломобильных граждан.
Наше общество в целом стало более толерантным. Полным ходом идет реализация программы «Доступная среда». Хотелось бы изменить отношение людей к инвалидам, чтобы они не забывали, что, помогая ближнему, помогаешь, прежде всего, себе. Очень важно привлечение общественного внимания к этим проблемам. Надеюсь, что вместе нам удастся сделать многое, ведь сила сплоченного общества способна менять мир.
«БЛОГЕРЫ, СРЕДИ КОТОРЫХ ЗВЕЗДЫ ЭСТРАДЫ, С УДОВОЛЬСТВИЕМ РАЗМЕЩАЮТ ИНФОРМАЦИЮ О НАС»
— Вообще, что, по-вашему, может вдохновить человека, волею судеб оказавшегося прикованным к постели или потерявшим зрение, преодолеть себя, не поддаться собственным страданиям и начать жить, по сути, заново?
— Вдохновить человека, волею судеб оказавшегося инвалидом, может только наша поддержка, чтобы он почувствовал себя полноправным членом общества. Вместе найти пути решения преодоления трудностей, помочь поверить в себя и в свои силы. Не оставаться равнодушными к чужой беде.
— Ваша акция «Дорога жизни» как раз и была направлена на поддержку таких семей, когда вы развозили им еду во время Рамадана.
— Данная акция и сейчас продолжается. До месяца Рамадан продовольственные пакеты получали лежачие больные, нуждающиеся, одинокие. Во время священного месяца получали все. А сейчас получают пакеты с готовой едой инвалиды, которые не могут самостоятельно выйти из дома.
— Во время Рамадана вы развозили по 2 тысяча наборов ежедневно, как справлялись?
— Участвовало более 90 волонтеров. Откликнулись очень много неравнодушных к чужой беде людей, огромное спасибо им за помощь.
— Предприятия, у которых вы закупали продукты питания для «Дороги жизни», делали ли вам скидку, узнав, что все это идет на благотворительность?
— По-разному было, не всегда относятся с пониманием.
— Вы обращались к блогерам, они рассказывали о «Дороге жизни». Это была значимая для вас помощь?
— Да, так больше людей узнает об акции, но наша цель — не пиар, мы хотим показать, сколько у нас людей, нуждающихся в помощи. Чем больше людей будут знать о проблемах, тем у нас будет больше возможностей для оказания помощи. Сами блогеры, среди которых есть звезды эстрады, с удовольствием размещают на своих страницах информацию о нас.

— В этом году мэр Казани Ильсур Метшин в свой день рождения, который пришелся на первый день поста, так же участвовал в акции «Дорога жизни».
— Наш мэр не только накормил в один день 2 тысячи человек, он еще помог детям, многодетным семьям, сиротам. Не у всех школьников, находящихся на дистанционном обучении, имеются планшеты, компьютеры. Ильсур Раисович подарил нашим детям планшеты и телефоны, как они были рады и благодарны! Ему также благодарны все наши подопечные, которые проходят реабилитацию в центре, они знают, что благодаря помощи таких людей и работает «Ярдэм».
— Как вы впервые познакомились с Метшиным?
— Мэр Казани Ильсур Метшин посетил мечеть «Сулейман» в 2008 году. Он ознакомился с той большой социальной работой, которая проводилась в мечети, и принял решение о необходимости строительства нового здания для реабилитационного центра, так было принято решение о строительстве нового комплекса с мечетью и реабилитационным центром, который получил название «Ярдэм».
«ЭТО БЫЛИ ПСИХИЧЕСКИ СЛОМЛЕННЫЕ МАЛЫШИ В ПАМПЕРСАХ»
— В Тюлячинском районе, в деревне Зюри есть семейный детский дом «Семейный очаг», в котором вы лично усыновили больше 10 детей. Вообще, очень сложно это даже представить. Как можно по-матерински переживать за такое количество детей, тут же никакого сердца не хватит?
— В своей деятельности я часто была организатором благотворительных акций в детских домах, приютах, реабилитационных центрах и стала невольным свидетелем тяжелых судеб детей-сирот. Во время одной из поездок в детский дом я попросила написать ребят на листочке, какой подарок они хотели бы получить на праздник. На листочках они писали только одно: «пусть мама приедет и заберет меня», «я хочу маму…». Это послужило толчком для принятия решения взять на воспитание самых тяжелых детей-сирот инвалидов, от которых все отказались и не каждый возьмет в свою семью.
— Вы по документам являетесь мамой 10 с лишним детей?
— Прежде всего, в то время для меня главной задачей было создание дружной, счастливой семьи. Семьи, которую они никогда не имели. У каждого ребенка была своя история, психологическая боль. Это были психически сломленные малыши в памперсах, в их глазах было недоверие к людям и страх. Благодаря домашней обстановке, любви и заботе дети раскрылись, прилежно учатся в школе, не отличаются от своих сверстников, ведут активный образ жизни, поправляются, а двоим из них сняли инвалидность. Сейчас для них семья — это бесценный дар.
Сейчас это абсолютно другие дети, жизнерадостные, успешные, они догнали своих сверстников.
— Они учатся в Зюринской школе?
— Сейчас в этой школе учатся трое мальчиков, трое на дому, остальные учились в коррекционной школе. Сейчас обучаются в колледже. Они уже самостоятельные, активные, занимаются спортом, танцами, поют, ходят в кружки. Самому младшему 8 лет, перешел в третий класс. Каждого из них я брала в большую семью с огромным желанием, и они сами говорят, что мама — это не та, что родила, а та которая нас воспитала. У нас большая дружная семья, вводим свои семейные традиции, вместе отмечаем дни рождения, каждый день все вместе собираемся за ужином, рассказывая, как прошел день, чему научились.
«ОНИ ВСЕ МОИ ЛЮБИМЧИКИ»
— Своих детей у вас сколько и участвуют ли они в жизни «Семейного очага»?
— У меня двое детей, они уже взрослые, приезжают в гости, помогают. Дочь окончила факультет журналистики КФУ, сын — факультет психологии.
— Вы уверены, что можете дать теплоты и ласки всем вашим приемным детям, поставить на ноги. Скажите честно, есть ли среди них любимчики?
— Они все мои любимчики Они называют меня мамочкой, как мне их не любить. Пришлось через многое пройти, чтобы согреть их души и оледеневшие сердца.
— Когда вы усыновили первого ребенка?
— В 2014 году, в настоящее время стало 13 детей. Некоторые из них уже взрослые, они работают, кто-то получил квартиру, переехали. Они, хоть и стали взрослыми, себя считают частью семьи. В воскресные дни, на праздник, рвутся домой, скучают друг по другу. Есть среди них и те, кто уже создал свою семью.
— Этот очень важно иметь пример семейных отношений, ведь не секрет, что у воспитанников детских домов нет перед глазами такого примера. Многие даже чай не умеют заваривать….
— Я всегда приучала их милосердию, к спокойствию. Это можно назвать воспитанием добротой. И это, я уверена, самый эффективный метод.
— С биологическими родителями они общаются?
— Я ищу их биологических родителей, некоторых нашла, даже хочу, чтобы они общались со своими родственниками. Но у многих детей нет желания общаться, у них живет обида, считают, что их предали, бросили. Я учу их не держать обиды, уметь прощать.
— А как сами биологические родители относятся к вам?
— Они благодарны, что дети под присмотром, не брошены. Свой отказ от ребенка никак не объясняют. Я их не осуждаю.У каждого были свои причины.
«У НАС ОЧЕНЬ МНОГО ПЛАНОВ, МНОГО ПРОЕКТОВ, КОТОРЫЕ МЫ НАМЕРЕВАЕМСЯ ВНЕДРИТЬ»
— Какие у вас планы на ближайшее время?
— У нас очень много планов, проектов, которые мы намереваемся внедрить в жизнь, все они социального направления. Одно из направлений — защита материнства, детства, помощь многодетным семьям, матерям-одиночкам.
— Что сейчас с мечетью «Сулейман», с которой вы начинали свое служение?
— Здание мечети будет реконструировано, там будет новый комплекс, где будут осуществляться новые социальные проекты. У нас очень много проектов, например, на попечении фонда также находится пансионат для мальчиков в Балтасинском районе. У нас организована работа с осужденными в исправительных учреждениях, я сама, как член ОНК, участвую в проведении проверок условий содержания осужденных. После их освобождения мы стараемся помочь найти работу, жилье. Занимаемся также реабилитацией алко- и наркозависимых.
— Сейчас, наверное, ждете не дождетесь, когда можно будет начать курсы реабилитации…
— Конечно, мы все — и преподаватели, и реабилитанты — с нетерпением ждем открытия курсов.
— Что вам помогает, на что вы опираетесь, когда становится трудно?
— Я радуюсь, что каждый день могу чем-то помочь людям, прилагая силы для улучшения качества жизни людей с ограниченными возможностями. Я очень счастлива, когда вижу результат своей работы.
Гельмутдинова Малика Рафкатовна — директор учебно-реабилитационного центра для незрячих при мечети «Ярдэм», почетный гражданин Казани.
Окончила Государственный педагогический университет по специальности «филология» (1984 год), обучилась сурдо-переводу (жестовому языку; 2004 год), чтению и письму по системе Луи Брайля, прошла курсы тифло-педагогики (2005 год).
С 1984 по 1999 год — преподаватель русского языка и литературы в средней школе.
С 2000 по 2002 год — обучение основ ислама при мечетях Казани.
С 2002 по 2005 год — заведующая учебной частью мечети «Сулейман» (Казань).
С 2005 по 2007 год — заведующая отделом социальных и бытовых проблем газеты «Ислам info».
С 2007 по 2008 год — ведущий специалист управления благотворительности фонда «Идель-Хадж».
С 2008 года — директор мусульманского учебно-реабилитационного центра для слепых и людей с небольшим остатком зрения при мечети «Ярдэм».
Почетный гражданин Казани (2019 год).
Награждена благодарственными письмами председателя ДУМ РТ, руководителя исполкома ТРО партии «Единая Россия», мухтасиба города Казани, главы Ингушской Республики.

Источник: m.business-gazeta.ru