«Его прозвали Чингисханом»: Герой СССР Заки Хабибуллин не дожил сутки до Победы

4.07.2020 10:06



26 июня Рустам Минниханов и губернатор Кировской области Игорь Васильев приняли участие в торжественном открытии мемориала воинов 311-й стрелковой дивизии в городе Слободском Фото: president.tatarstan.ru
Заки Хабибуллович Хабибуллин родился 28 июля 1911 года в крестьянской семье села Верхний Отар Казанской губернии, ныне Сабинского района Республики Татарстан Заки Хабибуллович Хабибуллин родился 28 июля 1911 года в крестьянской семье села Верхний Отар Казанской губернии, ныне Сабинского района Республики Татарстан Фото: president.tatarstan.ru
Рустам Минниханов: «Хабибуллин родился в Сабинском районе, там мои родители, школа, в которой я учился. Такие люди всегда были для нас примером» Рустам Минниханов: «Хабибуллин родился в Сабинском районе, там мои родители, школа, в которой я учился. Такие люди всегда были для нас примером» Фото: president.tatarstan.ru
Нажмите, чтобы увеличить
«Отличились все офицеры полка и большое количество сержантов и рядовых. Т. Хабибуллин и его героические подвиги в боях пользуются уважением и большим авторитетом среди личного состава полка…»Фото предоставлено Михаилом Бириным
27 февраля Указом президиума Верховного Совета СССР за подписью его председателя Михаила Калинина Закки (так в указе!) Хабибуллину было присвоено звание Героя страныФото предоставлено Михаилом Бириным
«Это был последний бой для прекрасного командира полка, Героя Советского Союза, славного сына Родины Закки Хабибуллина» «Это был последний бой для прекрасного командира полка, Героя Советского Союза, славного сына Родины Закки Хабибуллина» Фото предоставлено Михаилом Бириным
Фото: Нажмите, чтобы увеличить
Рустам Минниханов открыл памятник земляку, уроженцу Сабинского района, служившему в одной дивизии с Владимиром Путиным
О том, зачем на катафалке преследовать врага, почему дивизия втихую от начальства форсировала Вислу, его последний бой стал последним для полка, а желтуха не смогла спасти от гибели Героя Советского Союза, корреспонденту «БИЗНЕС Online» рассказывают сотрудники Сабинского краеведческого музея и воспоминания командира соединения, в котором воевал Хабибуллин.

РУСТАМ МИННИХАНОВ: «ТАКИЕ ЛЮДИ ВСЕГДА БЫЛИ ДЛЯ НАС ПРИМЕРОМ»

26 июня президент Татарстана Рустам Минниханов и губернатор Кировской области Игорь Васильев приняли участие в торжественном открытии мемориала воинов 311-й стрелковой дивизии в городе Слободском (Кировская область). Об этом сообщал «БИЗНЕС Online» со ссылкой на пресс-службу президента РТ. Мемориал представляет собой памятную зону на Аллее памяти и славы, включающую барельефы, плиты с указанием этапов боевого пути дивизии, а также бюсты Героев Советского Союза — командира дивизии Бориса Владимирова и командира 1069-го стрелкового полка, уроженца Татарстана Заки Хабибуллина.
«Хабибуллин родился в Сабинском районе, там мои родители, школа, в которой я учился. Такие люди всегда были для нас примером. Я хотел бы поблагодарить всех тех, кто принял участие в установке этого прекрасного памятника, — обратился Минниханов к участникам церемонии. — Только такие шаги по увековечиванию памяти наших героев, воспитание молодого поколения позволят нам сохранить историческую память».
По уточненным данным, предоставленных корреспонденту «БИЗНЕС Online» сотрудниками Сабинского краеведческого музея, Заки Хабибуллович Хабибуллин родился 28 июля 1911 года в крестьянской семье села Верхний Отар Казанской губернии, ныне Сабинского района Республики Татарстан. Некоторые источники указывают на другое село — Корсабаш. Кстати, разночтения присутствуют и в написании имени героя. В частности, в наградных документах на присвоение звания Героя Советского Союза его указывают как Закки, сабинцы же настаивают на варианте с одной буквой «к» — Заки. Не станем в дальнейшем им противоречить.
По национальности Хабибуллин — татарин. По окончании 7-летней школы работал инспектором соцстраха сначала в своем районе, затем в Казани. В 1931 году был призван в армию, окончил военно-политическое училище. После этого служил в разных частях на политической и комсомольской работе, в том числе в войсках, которые участвовали в войне с Финляндией. С первых дней Великой Отечественной находился на фронте.

«ПРЕСЛЕДОВАТЬ НЕПРИЯТЕЛЯ ДЕННО И НОЩНО, ПОКА ИСТРЕБЛЕН НЕ БУДЕТ»

Газета «Республика Татарстан» называет Заки Хабибуллина в числе воспитанников 1-й Казанской Краснознаменной стрелковой дивизии имени Верховного Совета Татарской АССР, которая в ходе войны была несколько раз переформирована и переименована. В частности, в 86-ю стрелковую дивизию (2-го формирования), которая в первую военную зиму вела бои за Невский плацдарм, знаменитый «Невский пятачок». Вместе с другими бойцами дивизии там сражался Владимир Спиридонович Путин — отец президента России, простой солдат стрелкового полка, получивший тяжелое ранение в ноябре 1941-го. Об этом эпизоде войны рассказал сам российский президент в книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». Вполне возможно, что если не плечом к плечу сражался, то в одном с ним соединении служил и политрук Хабибуллин.
По сведениям «Бессмертного полка РТ», он воевал в составе войск Брянского, Западного, 2-го и 1-го Белорусских, 3-го и 1-го Прибалтийских фронтов, принимал участие в Московской битве (1941–1942), в Орловской, Гомельско-Речицкой (обе — 1943), Белорусской (1944) и Варшавско-Познанской (1945) наступательных операциях. На четвертом году войны он оканчивает курсы при Военной академии им. М. В. Фрунзе и из политработников переквалифицируется в строевые командиры. А именно — в августе 1944-го принимает 1069-й стрелковый полк 311-й стрелковой Двинской ордена Суворова дивизии, сформированной в начале войны в Кировской области. Хабибуллин довольно быстро стал одним из лучших командиров полка не только в своей дивизии, но в корпусе и даже армии. Как говаривал Штирлиц, его начальники явно «проявляли либерализм к любимчику».
Генерал-майор Борис Владимиров, тот самый, памятник которому установлен в Кировской области рядом с хабибуллинским, после войны написал книгу воспоминаний «Комдив. От Синявинских высот до Эльбы». В ней он подробно отслеживает боевой путь своей 311-й дивизии, приводит многие эпизоды и характеристики, которые в скупых официальных документах не приняты по определению. Между строк военного повествования явно проступает этот «либерализм» автора: «Хабибуллин любит ратное дело, риск, опасность. За боевую удаль в полку его прозвали Чингисханом».
Вспоминает генерал, к примеру, такой случай: «Командир 1069-го стрелкового полка подполковник Заки Хабибуллин, преследуя со своим полком противника, «восседал» (другое слово трудно подобрать) с офицерами штаба на повозке с серебряными украшениями и большими кистями по четырем углам. Нельзя было без улыбки смотреть на эту картину. Вполне очевидно, что никто из тех, кто ехал на этом катафалке, а это был именно катафалк, не знал о его прямом назначении, полагая, что красивая «колесница» предназначалась для выездов польской знати.
Я, как командир дивизии, видя, как используется мобилизационный транспорт, не считал это нарушением дисциплины. Нельзя было отставать от удирающего противника и давать ему возможность закрепляться на удобном для обороны рубеже. Еще Суворов учил: «Нужно, невзирая на труды, преследовать неприятеля денно и нощно, пока истреблен не будет». За сутки части делали по 40–50 км, а ведь это было нелегко».

«В СЛУЧАЕ НЕУДАЧИ ТЕБЯ БЫ РАССТРЕЛЯЛИ!»

«Перед 311-й Двинской стрелковой дивизией, в которой Хабибуллин командовал полком, стояла задача переправиться по льду через Вислу и прорвать оборонительные рубежи гитлеровцев в районе Пулько, — сообщили корреспонденту „БИЗНЕС Online“ сотрудники Сабинского музея. — В свою очередь командир дивизии главную роль в предстоящем наступлении отводил полку подполковника Хабибуллина… Утром 14 января 1945 года после получасовой артподготовки полк Хабибуллина, форсировав Вислу, выбил немцев с их позиций и успешно справился с поставленной задачей. Вырвавшись вперед, полк угрожал вражеским тылам и без отдыха преследовал врага. Приказы командования еще не раз отмечали отличившийся в боях полк Хабибуллина».
На самом деле никакой задачи переправиться по льду через Вислу и прорвать оборонительные рубежи гитлеровцев перед 311-й дивизией не стояло. И даже наоборот, она должна была тихо-мирно стоять на берегу и ждать дальнейших команд от старших начальников. Позже, в книге воспоминаний генерал-майор Владимиров сознается, что действовал скрытно не только от противника, но и от своего командования, выводя части на исходное положение для наступления. Если бы командующему армией стало известно о выдвижении дивизии к берегу Вислы, он, безусловно, вернул бы ее в район, который был указан штабом армии.
«Помню, — пишет комдив, — уже после окончания войны мой старый знакомый генерал-лейтенант Баринов сказал:
— Не могу понять, как ты мог решиться на такой шаг, как форсировать Вислу. Ведь в случае неудачи тебя бы расстреляли!
— Я был одержим этой идеей, а в успехе был уверен на все сто процентов, — ответил ему я.
Мне хотелось перехитрить противника, разгромить его превосходящие силы и выходом на один из его флангов поставить его в очень тяжелое положение. Возможность такая была, и нужно было ею воспользоваться…»

«КАК ВАШИ ПОЛКИ МОГЛИ ОКАЗАТЬСЯ ЗА ВИСЛОЙ? ВЫ, ОЧЕВИДНО, ПЬЯНЫ!»

Это было очень дерзкое решение, но никак не авантюра. К этому «незапланированному» форсированию Вислы дивизия начала втихую готовиться за две недели до событий, 30 декабря 1944 года. В основу подготовки была положена специальная 10-дневная программа. А еще надежда и необходимые «исследования», что лед на реке выдержит. В успехе предстоящей операции были уверены все командиры. Поэтому и они, и весь личный состав соединения дружно держали сговор умолчания от своего командарма и прочих штабистов.
Наконец настал день атаки 14 января. Решающая роль в ней отводилась полку Хабибуллина. Саперный батальон укладывал на лед деревянные настилы для пропуска артиллерийских систем и автомашин. Опасные места и проруби, образовавшиеся от разрывов мин и снарядов, обозначались флажками. В полной готовности находилась аварийная команда. Вот по настилу пошла первая пушка, за ней другая, третья, четвертая… За первым батальоном двинулся в бой второй, третий…
«В голове 3-го батальона, — вспоминает генерал Владимиров, — командир 1069-го стрелкового полка Закки Хабибуллин в окружении офицеров штаба и связистов. Он сияет, горд за полк — все идет по плану…
В 10 часов подполковник Хабибуллин доложил по телефону:
— Полк овладел населенным пунктом Острувек. Противник понес большие потери. Немцы, оставшиеся в траншеях и землянках, сдаются в плен… Наши потери незначительные. Подошло время вводить в прорыв 1071-й стрелковый полк…
О результатах боя надо было немедленно доложить по телефону командиру корпуса. Выслушав мой доклад, генерал-майор Сиязов сказал:
— Подождите минутку….
Не отрывая трубки от уха, я слышал, что командир корпуса кому-то передает содержание моего доклада. Не прошло и минуты, как я услышал в трубке голос командующего армией:
— Повторите все, что вы доложили командиру корпуса.
Я повторил слово в слово.
— Скажите, каким образом ваши полки могли оказаться за Вислой? Вы, очевидно, пьяны или что-то безнадежно путаете, — возмущался и недоумевал командующий. Я заверил его: чтобы убедиться в достоверности моего доклада, надо через десять минут взглянуть на западную окраину Острувек, где передовые подразделения 1069-го полка обозначат линию своего фронта ракетами зеленого огня. Командующий согласился, его голос потеплел, видно, он все понял и поверил. А у меня отлегло от сердца».
Победителей не судят. Читаем наградной лист о присвоении подполковнику Хабибуллину звания Героя Советского Союза:
«Отличились все офицеры полка и большое количество сержантов и рядовых. Т. Хабибуллин и его героические подвиги в боях пользуются уважением и большим авторитетом среди личного состава полка…
За проявленное мужество и героизм при прорыве глубоко эшелонированной обороны немцев на р. Висла южнее г. Варшава и образцовое выполнение боевых заданий командования по преследованию противника и окружению гарнизонов противника в г. Шнайдемилль (Германия) подполковник т. Хабибуллин Закки достоин присвоения звания Героя Советского Союза с одновременным вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда.
Командир 311 Стрелковой ордена Суворова Двинской дивизии
генерал-майор Владимиров
7 февраля 1945 года».
27 февраля Указом президиума Верховного Совета СССР за подписью его председателя Михаила Калинина Закки (так в указе!) Хабибуллину было присвоено звание Героя страны.
Через 2 месяца, 1 мая 1945 года, Герой Советского Союза Хабибуллин из Сабинского района пал смертью храбрых на пути в Берлин.

«НЕМЦЫ ДРАЛИСЬ С ОСТЕРВЕНЕНИЕМ ВЗБЕСИВШИХСЯ ЗВЕРЕЙ»

Смерть, тем более на войне, часто бывает результатом нелепых накладок или роковых совпадений. К мистике мы еще вернемся, а пока наш новоиспеченный Герой Хабибуллин получает уже не приказ командования, а некий сигнал о смертельной опасности откуда-то «свыше»: он умудрился во фронтовой мясорубке подхватить желтуху. Его отправляют в госпиталь. До конца войны — рукой подать. «Больничный» на руках — вполне законный. Словом, жди Победы и с триумфом — домой! Но…
«Мы обходили Берлин с севера, сопротивление немцев еще более усиливалось, но и наш нажим на противника возрастал, — читаем повесть комдива-311 Владимирова. — Обе стороны дрались с нарастающей энергией: гитлеровцы — со злобой и остервенением взбесившихся зверей, понимая, что им приходит конец, а наши бойцы — с надеждой, что еще одно последнее усилие — и войне конец. Создавалось впечатление, что никто не думал об опасности. Перед нами стояла одна-единственная цель — добить зверя в его же берлоге.
30 апреля к вечеру из госпиталя возвратился командир 1069-го стрелкового полка Герой Советского Союза подполковник Хабибуллин и явился ко мне. Он был болен инфекционной желтухой, и мне показалось подозрительным, что его так скоро выписали.
— Где ваши документы о выписке? — спросил я его.
— Я, товарищ генерал, удрал из госпиталя, — ответил Хабибуллин, улыбаясь.
— Напрасно, у вас же инфекционная желтуха, болезнь серьезная и заразная. Вас, наверное, госпиталь разыскивает?
— Я, товарищ генерал, очень хочу принять участие в завершающем этапе войны, в госпитале мне не лежится».

«ПОСЛЕДНИЙ БОЙ — ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ»

Комдив строго-настрого приказывает Хабибуллину немедля отправляться в санчасть, ни в коем случае не вмешиваться в дела полка, которым временно командовал его заместитель.
1 мая. Перед рассветом Хабибуллин разбудил начальника штаба дивизии полковника Новикову по полевому телефону и соврал, что не дозвонился комдиву за разрешением снова принять командование. Новиков разрешил: «Я доложу комдиву, что вы приняли полк».
«Недостатка ни в артиллерии, ни в танках мы не испытывали, — пишет комдив Владимиров. — Дивизия шла в голове боевых порядков армии. Но местность, на которой нам приходилось действовать, была довольно сложной для наступления. Был единственный мост, по которому дивизия могла продвигаться далее на запад к реке Эльба. Каждый шаг нашего продвижения к мосту требовал титанических усилий, был связан с людскими потерями, но продвигаться было необходимо, чтобы окружить берлинскую группировку войск противника…»
А в это время Хабибуллин, не теряя ни минуты, отправился туда, где одна из его рот дралась за тот злосчастный мост… Стрельба из пулеметов и автоматов шла с обеих сторон. От интенсивного обоюдного огня невозможно было голову поднять. Тогда, улучив мгновение, с криком «За мной!» Хабибуллин бросился к мосту, за ним — бойцы. Автоматная очередь прошила его грудь, но мост был захвачен, и путь на запад, на Берлин — открыт.
«Это был последний бой для прекрасного командира полка, Героя Советского Союза, славного сына Родины Закки Хабибуллина, — завершает печальное повествование генерал Владимиров. — Это был последний бой и для дивизии. Тело Хабибуллина мы хотели отправить в цинковом гробу на его родину в Казань, но в то тяжелое время не нашлось свободных вагонов, и нам пришлось после короткой траурной церемонии отправить гроб с телом в город Штаргард, где он был захоронен на центральной площади…
Мы вышли на восточный берег Эльбы в районе Квитцебель. Я увидел, как с западного берега Эльбы отчалила лодка. Вскоре она подплыла к нам, и из нее высадились три американских солдата. Они подошли к нам, широко улыбаясь и протягивая нам руки. В этот день, 3 мая 1945 года, для нашей дивизии и остальных соединений 89-го корпуса закончилась Великая Отечественная война…»

P. S. И НЕМНОГО МИСТИКИ

Другие жители Сабинского района, удостоенные звания Героя Советского Союза:
Башкиров Иван Сергеевич, сержант, командир пулеметного расчета. Звание Героя Советского Союза присвоено посмертно 27 февраля 1945 года.
Закиров Гали Закирович, младший сержант, командир стрелкового отделения. Звание Героя Советского Союза присвоено 10 января 1944 года. Погиб в феврале 1944 года.
Хазиев Валит Хазиахметович, рядовой, стрелок. Звание Героя Советского Союза получил 22 июля 1944 года. Вернулся с победой, жил в Зеленодольском района Татарстана.
Обратили внимание? Тем же указом от 27 февраля 1945 года еще одному выходцу из Сабинского района сержанту Башкирову было присвоено звание Героя Советского Союза, но в отличие от счастливчика Хабибуллина — посмертно. Пулеметчик Иван Башкиров словно пытался своей героической гибелью предупредить земляка-сабинца. Тому до Победы оставались сутки. Но, видно, не судьба…

Источник: www.business-gazeta.ru