«Заказанный результат был достигнут»: Татарстан выдал «обнулению» 82%

2.07.2020 16:06



По официальным данным ЦИК РФ, за реформу высказались 77,92% избирателей, против — 21,27%, при общей явке в 65% По официальным данным ЦИК РФ, за реформу высказались 77,92% избирателей, против — 21,27% при общей явке в 65% Фото: «БИЗНЕС Online»
Выше всех результат у Чечни — 97,92%, там же зафиксирована и самая высокая явка — 95,14%. Следом идут Тува, Крым, Дагестан и Ямало-Ненецкий автономный округ Выше всех результат у Чечни — 97,92%, там же зафиксирована и самая высокая явка — 95,14%. Следом идут Тува, Крым, Дагестан и Ямало-Ненецкий автономный округ Фото: «БИЗНЕС Online»
Фарид Мухаметшин: «Меня не удивляет, что явка была высокой и по Татарстану, и по России. Небезразличных людей было очень много» Фарид Мухаметшин: «Меня не удивляет, что явка была высокой и по Татарстану, и по России. Небезразличных людей очень много» Фото: gossov.tatarstan.ru
«Пока всё выглядит так, что без этой недели предварительного неконтролируемого голосования, которое позволяет сделать любые вбросы, не было ни 77% голосов «за» по стране, ни даже 50% «за» в Москве и Петербурге» «Пока все выглядит так, что без этой недели предварительного неконтролируемого голосования, которое позволяет сделать любые вбросы, не было ни 77 процентов голосов за по стране, ни даже 50 процентов за в Москве и Петербурге» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Результат голосования был не ожидаемый. Я высказывался, что будет в пределах 70% поддержки и в пределах 60% явка. Скромные у меня были предсказания» «Результат голосования не ожидаемый. Я высказывался, что будет в пределах 70 процентов поддержка и в пределах 60 процентов явка. Скромные у меня предсказания» Фото: «БИЗНЕС Online»
«На самом деле успех относительный, по совокупности это усилия лично Путина, успех пропаганды, админресурса, терпения народа» «На самом деле успех относительный, по совокупности тут усилия лично Путина, успех пропаганды, админресурса, терпения народа» Фото: kremlin.ru
«Целевой группой этого плебисцита и соответственно, вопроса о легитимности, является элита, а не население в целом, которому по большому счету все равно — что поправки, что законность результатов» «Целевой группой плебисцита и, соответственно, вопроса о легитимности является элита, а не население в целом, которому по большому счету все равно — что поправки, что законность результатов» Фото: «БИЗНЕС Online»
Эксперты «БИЗНЕС Online» о том, кому и что пытался доказать Путин и как голосование по поправкам продвинуло выборные технологии власти
«Если бы голосование проходило только 1 июля, то явка оказалась бы заметно меньше», — уверены эксперты, анализирующие довольно предсказуемые результаты голосования по поправкам к Конституции РФ. За реформу высказались 77,92% избирателей при общей явке в 65%. Татарстан заметно превзошел средний показатель, но даже с ним неожиданно оказался лишь на 25-м месте. О том, какие выводы можно сделать по итогам голосования, — в комментариях экспертов «БИЗНЕС Online».

ДАЖЕ ЛУЧШЕ, ЧЕМ В 1993 ГОДУ

Ожидаемым триумфом для Владимира Путина и его администрации закончилась затянувшаяся на полгода эпопея с изменением Конституции России. По официальным данным ЦИК РФ, за реформу высказались 77,92% избирателей, против — 21,27% при общей явке в 65%. В Татарстане картина еще лучше: за поправки к Конституции высказались 82,81% жителей республики, против — лишь 16,61% при явке в 79,68%.
Конституция версии 1993 года таким результатам может только позавидовать. 27 лет назад ее приняли на референдуме с 58,4% голосов за при явке в 54,8%. В Татарстане в 1993-м явка с трудом дотягивала до 14% при 74,84% проголосовавших за. Кстати, возможно, поэтому и планка для местной власти оказалась выше, чем по стране в среднем, — даже с учетом бойкота 90-х по результату нельзя было опускаться ниже. Впрочем, и с такой цифрой Татарстан смотрится еще относительно скромно на общем фоне — на 25-м месте, между Тульской областью и Северной Осетией. Для сравнения: Башкортостан оказался на 7-й строчке с 88,68% голосов.
Выше всех результат у Чечни — 97,92%, там же зафиксирована и самая высокая явка — 95,14%. Следом идут Тува, Крым, Дагестан и Ямало-Ненецкий автономный округ. Единственным регионом, где большинство выступило против изменения Конституции, стал Ненецкий автономный округ — 54,57% участников ответили нет поправкам. Явка там тоже не блещет рекордами — всего 58,28%. Среди регионов протестным голосованием могла отметиться Республика Коми, где при обработке 5,2% протоколов вчера вечером вырисовывалась следующая картина: за поправки — 29,93%, против — 68,88%. Но через некоторое время, после обработки уже 28,31%, результаты резко «исправились»: 66,19% — за, против — 32,89%.
Недельное голосование россиян по поправкам к Конституции прошло без каких-либо серьезных нарушений — по крайней мере, такова официальная позиция ЦИК России и Эллы Памфиловой. При этом движение «Голос» сообщало о нескольких сотнях жалоб, поступивших еще до 1 июля, а ряд СМИ рассказывал о принуждении бюджетников голосовать и о том, что свой голос можно было отдать по несколько раз, завышении надомной явки и пр. Объявлять первые итоги голосования ЦИК начал еще задолго до его завершения, хотя по закону о выборах или референдуме это запрещено. Дело в том, что нынешний плебисцит не был ни тем и ни другим. На «общероссийское голосование» никакие нормы законов не распространяются, это была, по выражению Памфиловой, «эксклюзивная, разовая акция».
Практически не нашли своего отражения в реальной жизни и всплески протестных настроений россиян. Накануне произошло только несколько акций — когда на Красной площади активисты выложили своими телами цифру 2036, обозначающую гипотетическую дату завершения правления «обнулившегося» теперь Путина, и когда на Пушкинской площади в Москве собрались несколько сотен митингующих. На этот раз никого задерживать не стали, а вместо ударов дубинкой полиция заботливо раздавала маски.

КТО В ТАТАРСТАНЕ ЗА, А КТО — ПРОТИВ

Внутри Татарстана голосование прошло без сюрпризов, не считая разве что одного вспыхнувшего от пылкого настроя избирателей КОИБа, который быстро потушили. Активнее всех голосовали жители Апастовского района — к 18:00 накануне там свой гражданский долг исполнили уже 96,82% избирателей, 95,48% явки показали жители Актанышского муниципалитета. На родине президента РТ — в Сабинском районе — к вечеру проголосовали 92,69%. Казанцы же традиционно оказались в числе самых ленивых — в разных районах явка едва превысила 62–64%. Челнинцы продемонстрировали себя чуть активнее — к урнам пришли порядка 79% избирателей, городские нижнекамцы показали такой же уровень социальной ответственности, а вот в районе явка зашкалила за 90%. В нефтяном Альметьевске проголосовали 80–85% (первая цифра — город, вторая — район) жителей. Из сельских районов худший результат показал Верхнеуслонский (77,91%).
Самый большой урожай голосов за собрала избирательная комиссия Апастовского района — 96,5%, против при этом там проголосовали лишь 3,4%. Близкий результат получил Буинский муниципалитет — 95,99% голосов за, а также Кайбицкий — 95,59%.
В Казани процент одобрения поправок колебался от 77,3% в Приволжском районе до 78,96% в Московском. Челны в зависимости от округа ответили да в 78,5–81,28% случаев. В Нижнекамском районе жители согласились с «путинскими» изменениями Основного Закона РФ красивым числом 87,87%, результат в самом городе — 80,53%. Больше всего ответов «нет» было получено от жителей Челнов (20,69% — Центральный ТИК), Казани (20,51% — Авиастроительный ТИК), Альметьевска (20,27%), Бугульмы (20,11%). Зато в нефтяной столице нами был обнаружен уникальный в своем роде избирательный участок (№818), где 71 избиратель дружно сказал конституционным поправкам да.
Среди челнинских УИКов самым протестным оказался УИК №2832 (Автозаводский ТИК) — 33,77% голосовавших там высказались против поправок. В Казани на УИК №2758 (Авиастроительный ТИК) против высказались сразу 38,1% человек. А в Ново-Савиновском районе нашлись такие избирательные комиссии, где поправки были не приняты большинством голосов: УИК №260 (55,11% голосов против) и УИК №270 (53,76% против), еще один УИК №259 был очень близок к этому (48,37% голосов против).

«МЕНЯ НЕ УДИВЛЯЕТ, ЧТО ЯВКА БЫЛА ВЫСОКОЙ И ПО ТАТАРСТАНУ, И ПО РОССИИ»

«Мы благодарны жителям республики за их активное участие в этом процессе и всем тем, кто проводил голосование и участвовал в его организации. Мы столкнулись с новым опытом, когда в течение недели нужно было осуществить голосование с учетом серьезных требований Роспотребнадзора, чтобы обеспечить безопасность жизни и здоровья граждан в сложившейся санитарно-эпидемиологической ситуации. Работа выстроена хорошо», — дал свою оценку прошедшему голосованию казанский Кремль устами руководителя пресс-службы президента РТ Лилии Галимовой.
«Для изучения всех поправок и предложений выделен длительный период. Это позволило ознакомиться с ними гражданам, представителям партий и организаций. Поэтому меня не удивляет, что явка была высокой и по Татарстану, и по России. Небезразличных людей очень много», — оценил прошедшее голосование спикер Госсовета РТ Фарид Мухаметшин. Сегодня утром он выступил в республиканском пресс-центре по голосованию, «отодвинув» внезапно для журналистов на час итоговый брифинг главы ЦИК РТ Андрея Кондратьева. Мухаметшин рассказал, как он был в рабочей группе по поправкам, о том, насколько важны культурные, языковые, социальные и, конечно, политические преобразования Конституции РФ. Тему «обнуления», разумеется, не затронули, хотя она является одной из ключевых всех 206 поправок.
На вопрос «БИЗНЕС Online», удовлетворен ли Мухаметшин практикой многодневного голосования и как относится к тому, чтобы распространить ее на все выборы, в том числе президента республики, он резонно заметил, что в Госсовете такой вопрос еще не обсуждался. «В стране только два субъекта имело возможность проголосовать онлайн — Москва и Нижний Новгород. Поступающая к нам информация говорит о том, что это весьма успешно апробировано. А в части того, что, может быть, голосовать не в один день, а в два-три… Если пандемия не будет идти на спад, это предложение [по многодневному голосованию], которое звучит от народа, людей, можно воплотить в жизнь. Тогда мы сможем принять участие максимально, не боясь контактов и заражения коронавирусом, который, к сожалению, еще есть. Думаю, что ближе к этому сроку мы обязательно будем рассматривать данный вопрос. По готовности ЦИКа, по согласованию с нами мы примем решение и вас известим», — сказал спикер Госсовета РТ. При этом он сам при выборе — пойти на участок или проголосовать онлайн — отдал бы предпочтение первому. «По старинке», — с улыбкой сказал Мухаметшин.
Что будет дальше? Чисто формально у ЦИКа есть еще пять дней на то, чтобы подвести финальные итоги. После столь ошеломительного успеха должно последовать подписание указа президента РФ, ведь предварительные согласия парламента и Конституционного суда уже получены. По словам спикера Госсовета РТ, стоит готовиться к тому, что сейчас надо переписывать еще целый ряд федеральных законов — это время. «Нам тоже придется выполнять работу по приведению своих законов к нормам. Думаем сейчас, создавать ли отдельную рабочую группу или трудиться в комитетах…» — пояснил он.
«В АП РФ готовится матрица обращения президента по итогам плебисцита и его дальнейшей имплементации, — сообщается сегодня в телеграм-канале „Незыгарь“. — Будут затронуты внутренние вопросы, внешняя повестка на Западе и Востоке: сигналы ближайшим соседям и партнерам на Ближнем Востоке, а также невербальное приглашение к обоюдовыгодному диалогу всех заинтересованных сторон от Киева до Вашингтона. После 30-дневного перерыва после обращения и детального анализа (а итоги голосования произвели достаточно много вопросов) нас ждет завершение кадровой ротации, отложенной из-за пандемии, и усиление внутренней повестки, особенно в регионах. Тема COVID-19 и второй волны пока отойдет на второй план».

«ВОПРОС ЛЕГИТИМНОСТИ ЭТИХ ИТОГОВ ОСТАЕТСЯ ОТКРЫТЫМ»

Опрошенные «БИЗНЕС Online» эксперты уверены, что прошедшее голосование — это только начало.
Екатерина Шульман — доцент Института общественных наук РАНХиГС:
— Результаты были объявлены заранее — их и продемонстрировали. Из неожиданного: значительная разница между результатами в регионах и разница между досрочным голосованием и, собственно, голосованием 1 июля. Особенно это заметно на примере больших городов, таких как Москва и Санкт-Петербург.
По мере того, как будут появляться массивы данных, мы станем больше знать о том, как на самом деле проголосовали регионы. Пока видно, что предварительно заказанный результат был достигнут благодаря неконтролируемому досрочному голосованию и подомовому обходу. Это дало и большую часть явки, и нужные проценты поддержки. Если бы голосование проходило исключительно 1 июля, то, судя по всему, цифры были бы совершенно иными.
Когда появятся подробные результаты по регионам, все станет еще более ясным, к примеру, похоже, север — Архангельская область, НАО, Коми — проголосовал настолько против, что это не удается скрыть. Интересно будет посмотреть отдельно регионы Дальнего Востока, Свердловскую, Новосибирскую область и все крупные города. Но пока все выглядит так, что без этой недели предварительного неконтролируемого голосования, которое позволяет сделать любые вбросы, не было ни 77 процентов голосов за по стране, ни даже 50 процентов за в Москве и Петербурге.
Что касается использования практики недельного голосования в будущем, то по необходимости эти технологии станут еще применяться, раз уж никаким образом иным не получается выигрывать выборы. Скоро будут осенние, которые еще пройдут по действующим правилам, но на выборах в Госдуму и в особенности на выборах президента эта система явно окажется применена. Ведь из всех поправок самая непопулярная была об обнулении, без нее не произошло бы такого общественного раскола. Если бы поправки касались только, например, социальных и идеологических вопросов, то не было бы нужды в таких фокусах с голосованием, ведь, судя по социологическим данным, эти изменения либо приветствуются, либо воспринимаются нейтрально.
Не было прогнозов о том, что данное голосование вызовет протесты в ходе или по итогам. Во-первых, не существовало никакой агитационной кампании из-за карантинных мер, так что общественная активность была заморожена. Массовые мероприятия запрещены и сейчас, поэтому если бы и имелось какое-то большое общественное желание выйти, то его невозможно было бы реализовать. Во-вторых, так как во время голосования вопрос о персоналиях прямо не стоял (хотя был косвенно, это и вызвало раскол голосующих), скорее речь шла об абстрактных для голосующих конструкциях, а подобные выборы не вызывают такого эмоционального отношения. Люди обычно готовы выходить за своих кандидатов, как было летом 2019 года в Москве или осенью 2019-го в Элисте либо Улан-Удэ. Но все же главная причина отсутствия протестов — это, конечно же, карантин: организаторы голосования намеренно выбрали такой удачный для себя тайминг.

Валентин Бианки — политолог:
— Результаты попали в диапазон моих ожиданий, правда, по верхнему пределу. Крайне подозрительные цифры, 82 процента, например, по Петербургу. В чем успех администрации президента? По-видимому, сработала логика сопричастности к чему-то серьезному. Я подозреваю, что огромный процент составляет надомное голосование. Из кучи регионов была информация, что по квартирам ходили без всяких вызовов, что понижает ощущение легитимности процесса. Комиссия говорила, что 100 процентов голосовавших на дому были за. Это вызывает определенный скепсис. Если бы выборы проходили без новаций оргпроцесса, результат был бы ощутимее меньше. Сложно сказать сколько. Но подозреваю, что как минимум явка была бы на 10–15 процентов меньше. Крайне разумно, что силовики не стали реагировать на протест, иначе бы раздули из минимальной акции что-то серьезное. Очень мало тех, кто верил в другой исход. В том числе и в системной оппозиции к бойкоту призывали.

Алексей Коннов — генеральный директор центра аналитических исследований и разработок (ЦАИР):
— Результаты были ожидаемыми, но к итоговым цифрам сейчас как-то сложно относиться, ведь соцсети и прочие внешние факторы говорят о других процентах. Но если рассуждать о поддержке со стороны массового населения, то она скорее похожа именно на такую.
Я думаю, что залог успеха администрации президента заключается, во-первых, в прекрасной юридической проработке этого вопроса с точки зрения того, что в поправки запихнули все социально нужное, на что реагирует народ. И во-вторых, в достаточно планомерной подготовке и проработке прекрасной политтехнологической деятельности пропаганды.
Вопрос — помог ли формат с новыми технологиями как-то власти с голосованием? Мне кажется, что вряд ли много людей проголосовали таким образом. Вообще, мне кажется, что эта система убьет напрочь классическую выборную и ее откатали на прошедших выборах. Для системы у таких выборов ведь есть один очевидный большой плюс — голосование можно растянуть во времени и скрыть все что угодно и как угодно. А минус для системы — понятно, что среди альтернативно настроенного населения такая технология вызывает еще большее недоверие.
Что касается отсутствия протестов, то у нас же обычно мало куда люди выходят периодически. К тому же все изменения в систему голосования были внесены в последний момент. А силовики же не идиоты, чтобы разгонять тех, кто вышел. Я думаю, что им конкретно была дана команда не реагировать. Ведь зачем злить народ? Я думаю, имелось очень четкое указание сверху, чтобы силовики никоим образом не реагировали, при том что оно было очень жестко проконтролировано, зная рвение некоторых «местечковых» ребят, иначе «погоны полетят».

«Это голосование — ПЕРВЫЙ ПРОБНЫЙ ШАГ К БУДУЩИМ ГОЛОСОВАНИЯМ»

Олег Матвейчев — политолог, политтехнолог:
— Результат голосования не ожидаемый. Я высказывался, что будет в пределах 70 процентов поддержка и в пределах 60 процентов явка. Скромные у меня предсказания. Но сейчас можно говорить не просто о победе власти, а об ошеломительной победе и полном разгроме оппозиции. Последняя пытается заговорить о том, что те люди, которые не пришли (20 процентов), голосовали против. Но это абсолютная манипуляция цифрами, потому что у нас на самом деле процентов 20 населения просто не живет по своей прописке. Оно, может быть, и хотело бы прийти и проголосовать за поправки. В Москве знаю таких людей, которые очень бы хотели проголосовать за, но не стали заморачиваться с открепительными талонами, не знали, куда им звонить. И они просто не проголосовали, но всей душой поддерживали Путина. Записывать их теперь в противников режима, говорить, что не явились демонстративно, чуть ли не послушав Алексея Навального, — это абсолютной воды манипуляции. Мы видим, что путинское большинство существует, что результат практически повторяет голосование за президента на президентских выборах. А, извините, после этого была пенсионная реформа. Считали, что рейтинг Путина рушится. Тут мы видим, что, наоборот, страна президента поддерживает. Это, конечно, лишний шлепок всем политологам, которые рассказывали о смерти путинского большинства, росте влияния оппозиции и протестных направлений. Нет, Россия осталась Россией, и она едина, вокруг президента.
Это голосование — первый пробный шаг к будущим голосованиям, когда наша избирательная система переводится на клиентоориентированность. Государство обязано обеспечивать права и свободы граждан. Такое право, как голосование, должно быть обеспечено во всех удобных ему форматах. Хочет — электронно может голосовать. Сейчас прошел масштабный эксперимент. Пока он коснулся 1 процента избирателей от всей России и 10 процентов от Москвы и Нижнего Новгорода. Цифра станет постепенно расширяться. Будет 5–10 процентов от всей России и так далее. Люди, которые боятся вируса, могли проголосовать на дому. Другие имели возможность прийти в один из удобных ему дней и проголосовать. Безопасность на участках была обеспечена. Надо еще сделать понятной и удобной процедуру переприкрепления. Огромное количество людей проживают не по своей прописке: живут в селе, а работают в столичном городе. Если брать ту же самую Казань, там наверняка огромное количество граждан из сел трудятся. А в Москве работают люди со всей России. Нужно все эти форматы использовать шире в следующих голосованиях. В этом я вижу только плюсы. Минусов особо никаких нет. Все байки о том, что электронные системы как-то позволяют манипулировать, — ерунда. Давно уже на Западе они работают. Эстония, целая страна, электронно всегда голосует. И никто никогда не говорит, что там манипулируют. Здесь огромное количество специалистов, в том числе под руководством Алексея Венедиктова, известного оппозиционера, редактора «Эха Москвы», проверяли эту систему и не нашли там никаких дырок и возможностей для фальсификации. Система блокчейновская, на ней построены все криптовалюты мира. Если бы можно было фальсифицировать, у нас бы фальсификанты биткоины себе нарисовали и миллиардерами бы стали.
Я находился вчера на Пушкинской площади. Там было огромное количество журналистов. Процентов 60, наверное, из них ждали массового митинга. Еще процентов 20–30 — зеваки типа меня, которые пришли посмотреть, что тут вообще будет происходить. Везде камеры стоят, силовики, а где основное действо? Процентов 20–30 — так называемые протестующие, про которых было непонятно, что им надо. Конечно, это абсолютная профанация. Никто не хочет и здоровьем своим рисковать, идти на массовые акции. Честно говоря, нет и протеста как такового. Весь он концентрируется в «Фейсбуке». Там люди друг друга подбадривают, создают впечатление, что вся страна — это одна сплошная оппозиция. В реальности все со здравым смыслом голосовали за поправки. Такая оппозиция просто очень маленькая. Мы знаем, по данным социологии, что большая часть коммунистов голосовали за поправки. Есть «отмороженная» часть КПРФ — всякие Платошкины и тому подобные, которые были против, а также «навальнинцы», «гудковцы» и «яблочники»… Это все очень маргинальная часть нашего населения. К ним же, наверное, всякие меньшинства присоединились, ЛГБТ и прочее.

Анатолий Вассерман — знаток программы «Своя игра», интеллектуал, публицист, политолог:
— Результат голосования был ожидаемым с самого начала, но оставалась неясной одна подробность — в связи с пандемией ожидалась довольно низкая явка и существовала теоретическая возможность заявить, что за поправки проголосовали больше половины пришедших, но меньше половины списочного состава избирателей, и это можно было трактовать так, что большинству граждан РФ поправки не понравились. Вот теперь отпала и такая возможность — проголосовавших за Конституцию хоть и ненамного, но больше половины списочного состава избирателей, то есть даже чисто формально сейчас можно не сомневаться, что большинству поправки понравились.
Но в остальном интриги не было. С самого начала ясно, что поправки соответствуют нынешнему положению дел в стране и мире, что они сформированы на основании обширного опыта жизни при Конституции в ее предыдущей версии, потому совершенно несомненно, что большинство пришедших на голосование поправки поддержат.
Причем, что важно, это было видно по поведению противников поправок. Они даже не пытались критиковать их содержательно, ругали разве что поправку о том, что лица, бывшие президентами ранее, теперь в связи со существенным сокращением полномочий имеют право баллотироваться заново независимо от предыдущих сроков. Противники называли ее поправкой о «несменяемости Путина».
Я, кстати, тоже против нее, считаю, что вообще нельзя ограничивать число сроков пребывания на выборной должности, какой бы то ни было, потому что это ограничивает права не избираемых, а избирателей. Замечу, что нигде в мире нет ограничений сроков пребывания депутатом какого бы то ни было законодательного выборного органа и они распространяются только на президентов и в некоторых странах, в том числе у нас, на губернаторов.
Как бы то ни было, противники поправок не пытались критиковать их содержательно, а хотели поставить под сомнение достоверность самого голосования. По этому поводу небезызвестная организация «Голос», отрабатывая заказ иностранных организаций, на чьи деньги она существует, заранее подготовила методичку для своих представителей, где вписала, что на выборах было свыше 30 тысяч нарушений. Реально же в ходе голосования даже «Голос» смог заявить по 5 тысяч нарушений, и все это уже было проверено, и оказалось, что, по-моему, всего выявлено 28 реальных нарушений. Например, где-то член избирательной комиссии брал паспорт в руки или пришедший на выборы гражданин не обработал руки. Все остальное, что сочинил «Голос», — галимая липа. То есть противникам поправок заранее было ясно, что народ поправки поддерживает.
Что касается применения недельной системы голосования, то я не знаю, станет ли она применяться в будущем. Сейчас этот эксперимент обсуждают специалисты, и я не берусь предсказать их выводы. Ведь все это было вызвано чрезвычайными обстоятельствами, последствиями пандемии, и пока неизвестно, могут ли достоинства такой формы голосования перевести недостатки в нормальных условиях. Достаточно напомнить, что члены избирательных комиссий были отвлечены от своей основной работы на лишнюю неделю.
Если бы голосование проходило только 1 июля, то, полагаю, явка оказалась бы заметно меньше. На сколько сказать не берусь, но навскидку могли бы прийти что-то между 50–60 процентами избирателей, а так были 65 процентов.

«КТО–ТО МОЖЕТ ГОВОРИТЬ, ЧТО ЭТО БОЛЬШОЙ УСПЕХ, НО НА САМОМ ДЕЛЕ он ОТНОСИТЕЛЬНЫЙ»

Константин Калачев — руководитель политической экспертной группы:
— Результаты стали для меня вполне ожидаемыми, при том что я допускал, что в отдельном муниципальном образовании или регионе власть может проиграть, я в этом случае угадал. На самом деле она одержала тактическую победу, тут нет предмета для спора. Но некоторые вопросы просто отложены на будущее. Вопрос с передачей власти остается, как и с удовлетворением ожиданий, передача власти и социальное самочувствие — это проблема внутренней стабильности, и данный вопрос просто перенесли. Можно будет судить о том, проблема настоящая или нет, через год или два. Критически настроенные граждане, чье мнение частично учтено в этом голосовании, останутся таковыми. А тем, кто голосует за перемены к лучшему, сложнее всего, потому что экономическая конъектура может оказаться не очень приятной. Справедливости может не быть, потому что с коррупцией никак не разберутся, рабочих мест больше не станет и так далее.
Кто-то может говорить, что это большой успех, но на самом деле он относительный, по совокупности тут усилия лично Путина, успех пропаганды, админресурса, терпения народа. Хочется схватиться за последний песок с надеждой на то, что мы сейчас сорвем и заживем. 27 лет не могли зажить, потому что Конституция мешала, и все будут хорошо. На самом деле и завтра, и послезавтра неизбежны. Нужно готовиться, что либо власть будет адекватна, либо, как предполагают, ситуация может развиваться по разным вариантам. Например, когда накануне событий в Армении в какой-то момент люди подумали, что хуже не будет и терять нечего. Главный вопрос — это реализация ожиданий. Граждане голосовали за перемены к лучшему, через год-два, если они их не увидят, можно нарисовать любой результат, но это будет чревато.
Любые форматы можно использовать, вопрос только в том, что история медлительна, но неумолима. Можно отложить еще на один выборный цикл проблему того, что ожидания людей и их настроения не соответствуют результатам голосования. Ну и что? Толку-то. Вопрос в том, что власть живет в своем мире, население — в своем. И в этот раз, как мне кажется, два мира пересеклись. Начались дискуссии, довольно бурные. За и против, в том числе был услышан голос большинства. Не стыдно быть в меньшинстве, стыдно быть в стаде. Большинство — это тоже люди, нормальные, адекватные, которые сейчас голосуют исходя из каких-то выгод, но что будет, если случится экономический кризис, начнется и социальный. Всему тому грош цена, если не окажется денег, работы. А так, прекрасно, здорово, Конституцию поменяли. Поменяется ли жизнь через год или два?

Аббас Галлямов — политолог и политтехнолог:
— Не было сомнений с самого начала, что власть получит в качестве формального результата те цифры, которые она сама решила, что ей нужны. Правила игры составлены таким образом, что помешать этому никто не мог. Приобрела ли власть по итогу дополнительную легитимность? Нет. Она, наоборот, проиграла. Это такая тактическая победа, которая ведет к стратегическому поражению. Нарушения, манипулятивный характер мероприятия, применение административного ресурса были очевидны всем. Безусловно, избирателям такие вещи не нравятся. С точки зрения организации фальсификаций новый формат помог. Я изначально говорил, что результат предсказуемый. Было понятно, что власть нарисует любой результат, который сочтет нужным. Правила игры сделаны таким образом, чтобы полностью развязать руки фальсификаторам. Если бы голосование было в прежнем формате, результат оказался бы ближе к соцопросам группы Белановского или «Левада-Центра». Фальсификаторы вполне могли и проиграть.
Народ массово не вышел на улицы, потому что с самого начала у людей существовало ощущение, что это не было их повесткой. Кремль придумал голосование, которое в принципе не нужно. Тут не выборы, которые проводятся, например, в Госдуму. Они идут независимо от того, хочет Кремль этого или нет, существуют объективно. Вот данное голосование объективно не существует. Если бы Кремль не захотел, его бы не было. При выборах в Госдуму люди считают, что украли их голос. В данном случае нельзя украсть то, чего у тебя не было. Граждане не восприняли это так, что у нас что-то есть и подобное отнимают. Власть придумала какую-то хитрую замысловатую игру, чтобы нас обдурить. Конечно, Кремль будет пытаться распространить новые правила на другие выборы, потому что рейтинги властей падают. Самый главный итог этого мероприятия даже не голосование по поправкам, а апробирование новых способов фальсификации.

«НАСЕЛЕНИЮ ПО БОЛЬШОМУ СЧЕТУ ВСЕ РАВНО»

Павел Салин — директор центра политологических исследований Финансового университета
— В целом результаты были предсказуемыми, за одним исключением. Дело в том, что администраторы голосования, те, кто отвечал за обеспечение нужного результата, практически до последних дней не могли определиться с концепцией результата — с тем, что им нужно: или результат, сопоставимый с голосами, поданными за Путина в 2018-м, и это было бы оптимально (тогда явка — 65 процентов, результат — 75 процентов), что и получили, или чтобы не слишком ставить под сомнение легитимность выборов, больше ориентируясь на результат голосования за Конституцию 1993 года, превзойдя его. Судя по тем утечкам, которые имелись, склонялись к концу прошлой недели ко второму варианту, более скромному, но в итоге решили идти на пролом и последние три дня поставили целью повторение результатов Путина в 2018 году, судя по официальным цифрам, ее добились. Конечно же, вопрос легитимности этих итогов остается открытым.
К тому же следует понимать, что целевой группой плебисцита и, соответственно, вопроса о легитимности является элита, а не население в целом, которому по большому счету все равно — что поправки, что законность полученных результатов, потому что Путину критически важно было продемонстрировать элитам с помощью этого плебисцита, что он пользуется такой же поддержкой, как в 2018 году, несмотря на всю информацию последних двух лет о снижении его рейтинга. Чтобы иметь точку опоры, апеллировать к свежим каким-то результатам 2020-го при принятии реализации непопулярных решений ближайшие 6–8 месяцев, которых будет немало, которыми окажется недовольна либо значительная часть элиты, либо бо́льшая. Это касается внутриполитических решений и внешнеполитических. Потому здесь следует понимать, что плебисцит преимущественно не для населения, а для элиты. Как она отнесется к легитимности данных цифр — большой вопрос. Население воспримет это нормально и очень скоро про все забудет.
Ему по большому счету все равно, оно не видит корреляций между теми голосами, которые либо отдало за поправки, либо проигнорировало голосование, не пришло или проголосовало против. С теми событиями, которые последуют, народ поймет, что поступил опрометчиво, но это произойдет, скорее всего, осенью или ближе к концу года, когда столкнется с теми самыми решениями, которые будет принимать президент, апеллируя как раз к тем цифрам доверия, которые он получил по итогам 1 июля.
Население не понимает значимости тех тектонических сдвигов, которые сейчас происходят. Фактически это голосование обнулило всю электоральную систему последних 30 лет в России. Электоральная система, по которой выбирали власть в 90-е более свободно, в нулевые-десятые годы с большими ограничениями, но тем не менее выбирали, обнулена. Данная практика, которая была 1 июля, теперь станет распространяться и на другие выборы. И там ни о каком реальном выборе речи уже не пойдет. Но население этого не понимает.
Во-вторых, оно очень устало от коронавирусных ограничений, проблем экономических, которые в связи с тем свалились. И сейчас у него основная потребность — это отдохнуть от всего: лето, ограничения сняли, нужно как-то расслабиться.
В-третьих, сама оппозиция не смогла сформировать четкий месседж. В 2011 году она организовала: голосуй за любую другую партию, кроме «Единой России», и это сработало тогда. Подобное стало индикатором протестного голосования. Сейчас часть оппозиции говорила, что нужен бойкот — и это абсолютно устраивало администрацию президента, часть утверждала, что нужно голосовать против, еще все друг друга обвиняли, что сторонники противоположной точки зрения продались Кремлю… В итоге получилась некрасивая картина, которая значительной части населения в оппозиции не нравится. Там два оппозиционера, три мнения, и все друг друга обвиняют в работе на Кремль.
Сейчас фактически выборы превращаются в голосование, в то, о чем заявляли провластные говорящие головы еще несколько лет назад перед президентскими выборами. А так во всем мире элиты между собой договариваются, призывают население прийти по референдуму и проголосовать за или против. Госпожа Валентина Матвиенко, которая четко ловит тренды, уже озвучила идею, чтобы распространять эту практику под предлогом защиты населения от коронавируса и прочего на обычные выборы.
Такая практика будет распространяться, потому что она власти дает колоссальные возможности для применения административного ресурса в самом широком его понимании: с точки зрения и агитации за нужных кандидатов, и организации и подсчета бюллетеней, и онлайн-голосования — все это будет широко применяться уже на ближайших выборах. Правда, не факт, что начнут с региональных. Может быть, региональная кампания сентябрьская пройдет еще по старым правилам, а вот выборы в Госдуму, возможно, в декабре 2020 года или 2021-м уже вовсю станут применять эту модель. История будет такая: в определенных кабинетах решат, сколько голосов должна получить «Единая Россия», сколько — коммунисты, сколько — другая оппозиция, может, кто-то из новых фейковых партий пройдет, и на достижение этого результата станут работать. Так же как с плебисцитом — приняли решение 65 на 75 и используют весь инструментарий для данного достижения. Как видим, достигли даже с небольшим перевесом.

Источник: m.business-gazeta.ru