«Злые умыслы он пресекал...»: как экс-главу ГИСУ судят за уступки Равилю Зиганшину

23.07.2018 23:20



Обвинение считает, что ПСО «Казань» сильно переплатили за берегоукрепление Казанки и Кабана. Объясняться пришлось даже Иреку Файзуллину
Не иначе как ошибкой называют результаты проверки Счетной палаты адвокаты экс-главы ГИСУ, а ныне предпринимателя Рашида Нуруллина. Ему вменяют превышение полномочий, в результате которого ПСО «Казань» получило «лишних» 216,5 млн по контрактам накануне Универсиады. У гособвинителя другое мнение: Нуруллин сократил объемы работ по берегоукреплению Среднего Кабана и Казанки, а расходы только увеличил. Подробности из зала суда — в репортаже «БИЗНЕС Online».
Рассмотрение дела в отношении экс-руководителя ГИСУ РТ и бывшего замглавы минстроя РТ Рашида Нуруллина набирает обороты в Вахитовском райсуде Казани Фото: «БИЗНЕС Online»
 «ТРИ ГОДА УЖЕ ТАСКАЮТ...»
Рассмотрение дела в отношении экс-руководителя ГИСУ РТ и бывшего замглавы минстроя РТ Рашида Нуруллина набирает обороты в Вахитовском райсуде Казани. Ему вменяют превышение должностных полномочий, повлекшее за собой тяжкие последствия (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ). Формулировка стандартная — «в результате умышленных противоправных действий и бездействия». Следствие полагает, что Нуруллин допустил незаконное расходование 216,5 млн рублей. Деньги были якобы необоснованно перечислены из бюджетов РФ и РТ в пользу ООО ПСО «Казань» Равиля Зиганшина по двум контрактам. Один — на реконструкцию озера Средний Кабан на участке от улицы Поперечно-Слободской до автопроезда между «Казанской ярмаркой» и Танковым училищем. Второй — берегоукрепление реки Казанки. Общая сумма контрактов — свыше 1,3 млрд рублей.
Сейчас в уголовном деле 44 тома, в которых фигурируют показания 26 свидетелей. Процесс ведет судья Вахитовского районного суда Казани Алмаз Мухаметшин. Нуруллин, как убедился корреспондент «БИЗНЕС Online», прилежно посещает все заседания, полностью отрицает свою вину и при этом сохраняет железное спокойствие. Что касается свидетелей, которые дают показания, то они, напротив, нервничают и иногда испытывают проблемы с памятью. Так, например, произошло и во время заседания, которое посетил корреспондент «БИЗНЕС Online».
«Меня три года таскают по судам», — признался бывший главный инженер ГУП «Татинвестгражданпроект» Рамиль Матшин перед судебным заседанием. Встретившись с ним в коридоре, Нуруллин поинтересовался, где сейчас трудится свидетель. Матшин ответил, что он уволился: «Сколько можно ходить под прессом?» Заметив корреспондента «БИЗНЕС Online», оба находчиво продолжили разговор на татарском языке.
Основанием для уголовного дела против Нуруллина стали результаты ревизии Счетной палаты РФ. В 2015 году ревизионный орган опубликовал отчет о проверке исполнения федеральной целевой программы «Развитие водохозяйственного комплекса РФ в 2012–2020 гг.». Аудиторы заявили, что при проведении берегоукрепительных работ на левом берегу Казанки «в состав цены неправомерно были включены затраты на авторский надзор и строительный контроль». В Счетной палате уверены, что они не были предусмотрены условиями контракта. Проверку курировал член Совета Федерации от Бурятии, аудитор палаты Бато-Жаргала Жамбалнимбуев
После того как итоги аудита были обнародованы, к расследованию деятельности ГИСУ подключился следственный комитет и генпрокуратура. Интересно, что дело поручили не татарстанским следователям, а окружным — третьему следственному управлению ГСУ следкома РФ (Нижний Новгород). А обвинительное заключение по делу утверждал лично заместитель генпрокурора РФ Сергей Зайцев.
Напомним, что сейчас Нуруллин — предприниматель, он вырос в Чистополе, родном городе нынешнего вице-мэра, главы стройкомплекса Москвы Марата Хуснуллина. Ранее «Медуза» называла Нуруллина в числе бенефициаров московской реновации, хотя, скорее, его можно назвать лишь бывшим совладельцем одной из компаний, подвизавшихся на ниве строительства в Москве. 
Следствие полагает, что Нуруллин допустил незаконное расходование 216,5 млн рублейФото: Ирина Ерохина
НЕДОУКРЕПЛЕННЫЙ КАБАН
Матшин, который первым давал показания в суде, сказал, что знает Нуруллина «лет пятнадцать». «Мы знакомы еще с тех времен, когда он работал инженером», — заявил он суду. Такой факт в биографии обвиняемого действительно есть. С 1994 по 1997 год Нуруллин трудился инженером по снабжению в ТОО «Атлант». А позже, с 1997 по 1998 год, занимал аналогичную должность в ООО «Барс».
В деле фигурирует контракт на сумму 836,9 млн рублей — эти деньги ушли на берегоукрепление на озере Средний Кабан. Первоначально протяженность фронта работ составляла 4776 м, но затем от этой цифры «откусили» 715 метров. Оплата же при этом осталась прежней. Таким образом, налицо оказалось завышение стоимости на 67,5 млн рублей, подсчитали аудиторы Счетной палаты РФ. 
«Изначально этот объект (берегоукрепление озера Средний Кабанприм. ред.) проектировал я», — продолжал Матшин. И добавил, что работал не один, а «вместе с товарищем из Набережных Челнов». «Он гидротехник, поэтому мы вместе проектировали объект», — несколько неуверенно объяснял бывший главный инженер ГУП «Татинвестгражданпроект», не называя почему-то ни имени «товарища», ни фамилии.
«Ваша честь, в показаниях Матшина есть противоречия. Прошу вас зачитать показания, которые он дал на предварительном следствии», — тут же заметил гособвинитель Рустем Гатауллин. Просьбу молчаливо поддержал и его коллега, старший помощник прокурора Вахитовского района Казани Степан Спиридонов. Судья Мухаметшин не возражал и зачитал прежние показания Матшина, который первоначально утверждал, что участок в 715 м исключили из перечня работ, так как не было технической возможности их выполнения — мол, потребовалась бы баржа. Позже бывший главный инженер ГУП «Татинвестгражданпроекта» изменил показания, заявив, что ему попросту дали задание «разбить» договор на два этапа. Первый — протяженностью 4061 м, второй — 715 метров. На вопрос о том, почему Матшин изменил свою точку зрения, сам он ответил суду, что следователь неправильно его понял, а он подписал бумаги, не прочитав. Что ж, в ходе следствия на нервах и не такое бывает.
Больше всего и гособвинение, и судью Мухаметшина интересовало, зачем Нуруллину и Матшину понадобилось делить работы на два этапа. 
«Нам надо было сдать первый участок до начала Универсиады, — объяснял Матшин. — Там находились важные объекты инфраструктуры...»
Аудиторы заявили, что при проведении берегоукрепительных работ на левом берегу Казанки «в состав цены неправомерно были включены затраты на авторский надзор и строительный контроль» Аудиторы заявили, что при проведении берегоукрепительных работ на левом берегу Казанки «в состав цены неправомерно были включены затраты на авторский надзор и строительный контроль» Фото: «БИЗНЕС Online»
«То есть вы изменили проект? А что произошло с его стоимостью?» — судья буквально сверлил глазами то бывшего главного инженера, то прокуроров. 
Матшин лишь подтвердил, что после изменений проекта его стоимость осталась прежней. Судья спросил, кто давал поручение делить контракт на два этапа, но свидетель, чуть подумав, сказал, что не помнит. 
После короткой паузы к допросу свидетеля приступил Спиридонов. Уточнив, действительно ли зачитанные показания принадлежат свидетелю, он спросил, не оказывалось ли на него давления. 
«Нет», — тихо произнес бывший сотрудник ГУП «Татинвестгражданпроект».
«Громче!» — вновь вступил в диалог судья.
«Нет», — чуть тверже повторил Матшин. 
Позже его спросили про финансирование «второго этапа» — берегоукрепления тех самых 715 метров. Но тот снова развел руками — мол, ну откуда же проектировщик может знать о деньгах? Это же не его компетенция. 
В суде позицию гособвинения отстаивает старший помощник прокурора Вахитовского района Казани Степан Спиридонов (на фото)Фото: Ирина Ерохина
«УМЫСЛЫ ОН ПРЕСЕКАЛ, КОГДА ОБ ЭТОМ ТОЛЬКО НАЧИНАЛИ ДУМАТЬ...»
Суд вызвал второго свидетеля. Главного специалиста ГИСУ Булата Хайруллина опрашивали по поводу работ по берегоукреплению на левом берегу Казанки, молодой человек курировал договор ГИСУ с ПСО «Казань». Речь идет про участок протяженностью 2 947 м от моста «Миллениум» до третьей транспортной дамбы. Стоимость этой части составляет 501 млн рублей. И, по мнению гособвинения, она также завышена — на этот раз на 149 млн рублей. Во-первых, фронт работ тоже сократили — на 400 метров. Вдобавок работам повысили класс, отнеся их особо опасным и технически сложным, то есть более дорогостоящим.  
По данным обвинения, Казанский филиал Главгосэкспертизы России вынес скорректированному техзаданию отрицательное заключение в части достоверности определения сметной стоимости работ. Тогда положительное заключение в нарушение закона выдали их татарстанские коллеги. Кстати, глава управления государственной вневедомственной экспертизы РТ по строительству и архитектуре Вадим Маркелов покинул пост в 2015 году.
«Вы, как главный специалист ГИСУ, знали про отрицательные экспертизы, которые выносились „Главгосэкспертизой России“ в отношении проекта, который вам поручили курировать?», — спросил Хайруллина прокурор Спиридонов.
«Нет», — ответил Хайруллин.
Когда стало понятно, что Мухаметшин вот-вот объявит перерыв, защита Нуруллина вдруг попросила главного специалиста ГИСУ дать характеристику подозреваемому.
«У него (Нуруллинаприм. ред.) не было вообще никаких умыслов, — молодой человек, кажется, отвечал откровенно и, видимо, гордился знакомством с бывшим VIP-строителем, который оказался на скамье подсудимых. — А злые умыслы... Поймите, он их пресекал, когда об этом только начинали думать...» А затем добавил, что кураторы «не лезли в финансы, лезли в объемы».
Помимо самого Нуруллина, в качестве свидетеля в деле фигурирует глава минстроя РТ Ирек Файзуллин Помимо самого Нуруллина в качестве свидетеля в деле фигурирует глава минстроя РТ Ирек Файзуллин Фото: «БИЗНЕС Online»
КАК ВСЕ ОБЪЯСНИЛ ИРЕК ФАЙЗУЛЛИН
Помимо самого Нуруллина в качестве свидетеля в деле фигурирует глава минстроя РТ Ирек Файзуллин. На одном из предыдущих заседании он также давал показания, которые цитирует «АиФ – Казань». По словам министра, уменьшение объемов работ на Казанке связано с принятием решения выполнить участок берегоукрепления в рамках строительства подъездной дороги к стадиону «Казань Арена». Как это возможно — снижать объемы работ по контракту в счет выполнения неких иных работ — история умалчивает.
Что касается озера Средний Кабан, то объемы, по версии министра, пришлось сократить из-за большого объема некачественного грунта. То есть были выявлены участки, из-за которых выполнение работ оказалось невозможным. Эти участки выявил подрядчик после того, как вышел на объект после заключения госконтракта. Соответственно, в процессе проведения работ появилась необходимость во внесении изменений в разработанную ранее проектную документацию. Так, вместо двух типов берегоукрепления был принят один тип — откосный. По словам министра, эти новые задания на проектирование были согласованы минэкологии РТ и заказчиком объекта ГИСУ РТ, утверждены минстроем РТ. Почему сокращение объемов работ не сопровождалось пропорциональным снижением цены контракта, он не пояснил.
Почему разрешение на ввод в эксплуатацию объекта берегоукрепительных работ на левом берегу Казанки и на озере Средний Кабан выданы 26 декабря 2012 года без получения заключения органов Госстройнадзора? «Указанные нарушения имели место, — признал Файзуллин. — На сегодня вся эта документация, выданная минстроем РТ, отменена по решению минстроя РТ. Необходимая документация была получена в соответствующих ведомствах. В республике проведена работа по устранению нарушений, указанных в отчете Счетной палаты РФ». 
В деле также есть свидетельские показания сотрудников ПСО «Казань». В пресс-службе компании оперативно прокомментировать ситуацию не смогли: пресс-секретарь находится в отпуске. Вместе с тем компании вряд ли можно адресовать какие-либо претензии — вопросы оплаты и объемов работ относятся к компетенции заказчика. 
Рассмотрение любопытного дела суд продолжит после перерыва — в августе.

Источник: www.business-gazeta.ru