Илдус Нафиков: «Преимущества нашей системы, которые мы не видели, теперь заметны!»

9.06.2020 11:06



Илдус Нафиков: «В обществе начали складываться новые этические нормы — что люди должны в первую очередь думать не о себе, а о других, ведь маски — больше для того, чтобы защитить других» Фото: Сергей Елагин
«Прокуратура работала и работает практически в обычном режиме, поскольку указом президента РФ было определено, что органы государственной власти работают» «Прокуратура работала и работает практически в обычном режиме, поскольку указом президента РФ было определено, что органы государственной власти ведут деятельность» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Сегодня у нас 15 миллионов масок в месяц производится, и это позволило снизить цену на маски. А всех бесплатно обеспечить невозможно, потому что это же производство, затраты» «Сегодня у нас 15 миллионов масок в месяц производится — и это позволило снизить цену на них. А всех бесплатно обеспечить невозможно, потому что это же производство, затраты» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Татарстан шел первым в введении более жестких ограничительных мер, что, может быть, и помогло успеть подготовиться и избежать вспышки» «Татарстан шел первым в введении более жестких ограничительных мер, что, может быть, и помогло успеть подготовиться и избежать вспышки» Фото: «БИЗНЕС Online»
«У нас резко возросла безработица — с 10-11 тысяч до 51 тысячи, причем она на три четверти увеличилась за счет серого рынка труда. Из 51 тысячи стоящих на учете только около 700 человек были уволены по сокращению штата» «У нас резко возросла безработица — с 10–11 тысяч до 51 тысячи, причем она на три четверти увеличилась за счет серого рынка труда» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Самоизоляция позволила нам подготовиться и в плане развертывания дополнительных медицинских коек, и в плане развития культуры безопасного общения, и в плане мобилизации экономики» «Самоизоляция позволила нам подготовиться и в плане развертывания дополнительных медицинских коек, и в плане развития культуры безопасного общения, и в плане мобилизации экономики» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Согласно постановлению правительства РФ № 484 от 16 апреля за работу с коронавирусными больными врачи, медсестры и прочий медперсонал получат 80, 50, 25 тысяч рублей соответственно» «Согласно постановлению правительства РФ №484 от 16 апреля, за работу с коронавирусными больными врачи, медсестры и прочий медперсонал получат 80, 50, 25 тысяч рублей соответственно» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Президент РТ недавно сказал, что для запуска экономики нужны вливания бизнесу от государства. Это все понимают, просто сегодня нужно изыскивать для этого ресурсы» «Президент РТ недавно сказал, что для запуска экономики нужны вливания бизнесу от государства. Это все понимают, просто сегодня нужно изыскивать для такого ресурсы» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Мы совместно с управлением Роспотребнадзора по РТ изучим вопрос по поводу открытия небольших кафе и проработаем с руководством республики» «Мы совместно с управлением Роспотребнадзора по РТ изучим вопрос по поводу открытия небольших кафе и проработаем с руководством республики» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Когда 12 мая ввели масочно-перчаточный режим и заранее людей об этом предупредили, полицейские в первые дни просто вынуждены были жестко действовать, чтобы приучить людей к этому режиму» «Когда 12 мая ввели масочно-перчаточный режим и заранее людей об этом предупредили, полицейские в первые дни просто вынуждены были жестко действовать, чтобы приучить людей к этому режиму» Фото: «БИЗНЕС Online»
«В период самоизоляции число квартирных краж уменьшилось, а преступления, связанные с обманом населения, в том числе с применением интернета и мобильной связи, увеличилось» «В период самоизоляции число квартирных краж уменьшилось, а количество преступлений, связанных с обманом населения, в том числе с применением интернета и мобильной связи, увеличилось» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Мы проанализировали, что дало прирост количества преступлений, и пришли к выводу, что треть прироста обеспечила активизация работы правоохранительных органов» «Мы проанализировали, что дало прирост количества преступлений, и пришли к выводу, что треть прироста обеспечила активизация работы правоохранительных органов» Фото: «БИЗНЕС Online»
«АУЕ для Татарстана в целом не характерно, оно пока только в Набережных Челнах активно. Прокуратура предлагает признать это движение незаконным — через минюст, через суд» «АУЕ для Татарстана в целом не характерно, оно пока только в Набережных Челнах активно. Прокуратура предлагает признать это движение незаконным — через минюст, через суд» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Недавно ушло в суд несколько уголовных дел с участием молодежи: в одном из техникумов был факт вымогательства, другой случай — молодые люди вымогали деньги за парковку, угрожая, что колеса проткнут» «Недавно ушло в суд несколько уголовных дел с участием молодежи: в одном из техникумов был факт вымогательства, другой случай — молодые люди вымогали деньги за парковку, угрожая, что колеса проткнут» Фото: © Алексей Сухоруков, РИА «Новости»
«Когда видим, что есть экстремистские высказывания либо близко к этому, мы обязательно должны выяснить причины, пригласить человека, предупредить, упредить» «Когда видим, что есть экстремистские высказывания либо близко к этому, мы обязательно должны выяснить причины, пригласить человека, предупредить, упредить» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Я считаю, что предъявленное Мусину обвинение законно и обоснованно» «Я считаю, что предъявленное Мусину обвинение законно и обоснованно» Фото: «БИЗНЕС Online»
«К сожалению, там были выявлены случаи, когда при производстве вооружения были допущены факты мошенничества, некачественного производства работ: «замыливали» глаза, делали не то, что надо» «К сожалению, там были выявлены случаи, когда при производстве вооружения были допущены факты мошенничества, некачественного производства работ: «замыливали» глаза, делали не то, что надо» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Если работу судебных приставов оценивать не по количеству закрытых исполнительных листов, а по сумме взысканных ими денег, то это 8 процентов. Вот какова эффективность их работы!» «Если работу судебных приставов оценивать не по количеству закрытых исполнительных листов, а по сумме взысканных ими денег, то это 8 процентов. Вот какова эффективность их работы!» Фото: Сергей Елагин
«Есть закон, и коррупционные нарушения должны караться. Но требования усиливаются постоянно, потому что противодействие коррупции — это приоритет, который не будет ослабевать» «Есть закон, и коррупционные нарушения должны караться. Но требования усиливаются постоянно, потому что противодействие коррупции — это приоритет, который не будет ослабевать» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Рустам Нургалиевич — это тот руководитель, который республику достойно поведет за собой и дальше» «Рустам Нургалиевич — это тот руководитель, который республику достойно поведет за собой и дальше» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Главное — прокурор должен не просто обозначить какие-то нарушения законности, а реально добиться их устранения и восстановить основные права и свободы гражданина» «Главное — прокурор должен не просто обозначить какие-то нарушения законности, а реально добиться их устранения и восстановить основные права и свободы гражданина» Фото: «БИЗНЕС Online»
Прокурор РТ о законности мер по борьбе с коронавирусом, новых главах ФСБ и СК по Татарстану, корнях АУЕ и недорасследованном деле Мусина
«Обращения предпринимателей были, прокуратура и сама выходила на прямую связь с бизнесом. И в «БИЗНЕС Online» я пришел как на основную информационную площадку, рупор бизнеса, чтобы услышать проблемы предпринимателей», — признался прокурор РТ Илдус Нафиков. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» разговор шел о борьбе с коронавирусом, резком росте преступности и поднимающей голову «гидре» ОПГ.

«КОРОНАВИРУС РАБОТЫ НАМ ТОЛЬКО ПРИБАВИЛ»

Илдус Саидович, в этом году все мы оказались в необычной для нас ситуации — режиме самоизоляции. Как считаете, зачем он нужен был, что дал всем нам?
— С 12 мая страна начала поэтапно выходить из режима самоизоляции. За это время мы, во-первых, научились каким-то правилам безопасности, во-вторых, система здравоохранения успела подготовиться к приему инфицированных, в-третьих, уже можем запустить экономику, сохраняя определенные санитарные нормы, в-четвертых, в обществе начали складываться новые этические нормы — что люди должны в первую очередь думать не о себе, а о других, ведь маски — это не столько для того, чтобы себя защитить, а больше для того, чтобы защитить других. Я к вам пришел в маске и перчатках, вы мне на входе измерили температуру и продезинфицировали руки. Потом я снял средства индивидуальной защиты, поскольку мы с вами держим социальную дистанцию, безопасную для нас всех.
— Каков режим работы прокуратуры во время режима самоизоляции? (Алексей)
— Прокуратура работала и работает практически в обычном режиме, поскольку указом президента РФ было определено, что органы государственной власти ведут деятельность. Другое дело, что было предписано определить численность сотрудников, необходимую для обеспечения работы в штатном режиме, а остальные трудились в удаленном режиме, выполняя так называемую штабную бумажную деятельность. Мы быстро перестроились, поскольку средства коммуникации сегодня позволяют без проблем пересылать документы онлайн. Но две трети сотрудников находились на рабочих местах, выполняя текущую работу — взаимодействие с МВД и полицией, рассмотрение уголовных дел, участие в судебных заседаниях. И приема населения мы не прерывали.
— Люди приходили в прокуратуру?
— Сами не можем подтолкнуть людей к нарушению режима самоизоляции. Мы также ограничили количество проверок в этот период, если не было острой необходимости. Но если люди пришли к нам по своей инициативе с каким-то вопросом или проблемой, то мы принимали их, соблюдая меры безопасности: маски, перчатки, безопасная дистанция. Граждан из других городов и районов республики принимали в удаленном режиме. А как иначе, если у человека наболело, он же не просто так в прокуратуру обращается?!
— Активность общества в период самоизоляции разве не упала?
— Активность общества не упала, потому что прежние проблемы остались, а к ним прибавились новые. Коронавирус работы нам только прибавил, например выплаты врачам, меры государственной социальной и экономической поддержки семей с детьми, предпринимателей и так далее. К тому же постоянно менялась нормативная база, регионы вдогонку за федеральным центром должны были вырабатывать свою нормативную базу. Прокуратура не только обеспечивает надзор над нормативной базой, но и сама включается в процесс ее разработки. Регионам же было дано право самим устанавливать нормы. Одну проблему решишь, а завтра появляются новые трудности на базе созданного регулирования, и их тоже надо решать. И люди постоянно обращались за разъяснениями и консультациями. Лично я участвовал во всех встречах президента РТ с предпринимателями, руководителями банков.


«БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ — ЭТО БОЛЕЕ ВЫСОКАЯ ЦЕННОСТЬ»

Вопрос читателя: «Для кого введен режим повышенной готовности в РТ? Если для всех, то, значит, у жителей есть только обязанности? Отчего население не обеспечивают СИЗ? Почему нет выплат в связи с объявленным режимом? Если режим только для госструктур, на основании чего штрафуют жителей?»
— Режим повышенной готовности объявлен для всех, в том числе для должностных лиц. Бесплатно обеспечивать всех средствами индивидуальной защиты государство не может. В то же время имеет смысл подумать о социально уязвимых слоях населения, которые не имеют финансовой возможности приобретать средства индивидуальной защиты. Такие обращения граждан поступали в прокуратуру. Мы посчитали их обоснованными, поэтому и обратились в кабинет министров РТ с предложением разработать механизм адресного обеспечения СИЗ отдельных категорий граждан: пенсионеров, малообеспеченных, но с обязательным подтверждением финансового положения человека.
Что касается в целом обеспеченности жителей республики средствами защиты, то «Татнефть» оперативно отреагировала: закупила в Китае линии и за короткий срок развернула производство масок. Сегодня у нас 15 миллионов масок в месяц производится — и это позволило снизить цену на них. А всех бесплатно обеспечить невозможно, потому что это же производство, затраты.
— Читатели в комментариях шутили: не потому ли ввели обязательность ношения масок, что «Татнефть» начала их производство? Не нефть, так маски принесут прибыль…
— Вы думаете, что там есть прибыль?! Режим был введен раньше, причем во всей стране. Видя, что масок не хватает, руководство республики обратилось в «Татнефть» — и там вняли просьбе. И не только «Татнефть» производит их, но и в ряде районов разные компании начали шить маски и халаты. И их затраты должны покрываться.
— Вопрос читателя: «Считаете ли вы нарушением конституционных прав человека постановления правительства о самоизоляции, введении пропусков, обязательном ношении масок и перчаток?»
— Ограничение свобод вводится законом. Да, нам Конституцией РФ гарантирована свобода передвижения, но есть и понятие безопасности жизни и здоровья. Здесь столкнулось несколько ценностей. Безопасность жизни и здоровья — это более высокая ценность, которую надо обеспечить. Если мы говорим о нормативах регулирования, то ведь есть закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, где расписано, какие ограничения санитарная служба имеет право вводить при угрозе санитарно-эпидемиологическому благополучию населения. Все это и было сделано. Органы власти действовали по рекомендации санитарно-эпидемиологической службы. Даже могли ввести более жесткие меры ограничения — карантин, причем по рекомендации санитарной службы его могут ввести и глава региона, и глава муниципалитета, и руководитель предприятия, если есть опасность на их территории. Но у нас был введен более мягкий режим — повышенной готовности.

«ВЛАСТЬ ДОЛЖНА ОБЕЩАТЬ НАРОДУ ТОЛЬКО ТО, ЧТО МОЖЕТ ВЫПОЛНИТЬ»

— Читатели спрашивают: «При каком режиме государство обязано бесплатно обеспечить население всем необходимым для жизни?» Люди-то считают, что более мягкий режим ввели только потому, чтобы денег людям не платить.
— Таких режимов нет! В федеральном законе «О защите населения от чрезвычайных ситуаций» действительно сказано, что граждане России имеют право на возмещение ущерба, причиненного их здоровью и имуществу вследствие чрезвычайных ситуаций, однако это вовсе не значит, что государство обязано взять на себя абсолютно все расходы граждан. Порядок и условия выплаты таких компенсаций определяются федеральным и региональным законодательством.
В настоящее время правительством России частично реализован и продолжает реализовываться комплекс мер по поддержке населения и бизнеса, существенно пострадавших от пандемии. Среди таких мер — объявление нерабочих дней с сохранением заработной платы, дополнительные выплаты медработникам, семьям, имеющих детей, различные меры по поддержке бизнеса. Но еще раз повторюсь: обязанность государства обеспечить население всем необходимым для жизни законом не установлена. Все меры поддержки разрабатываются с учетом существующих угроз.
Посмотрите, как китайцы поступили в Ухани. Они за ночь заварили входные двери в многоквартирных жилых домах — таким образом 80 миллионов жителей оказались на карантине, а власти организовали подвоз продуктов и воды, которые на веревках поднимали по этажам. Но зато моментально победили вирус! У них 5–6 заболевших на 100 тысяч населения.
— Еду и воду бесплатно подвозили или сначала просили деньги с балкона сбросить? А не скинул деньги — еду не привозят…
— Меры социальной поддержки есть и у нас. Например, когда детей перевели на дистанционное обучение, правительство РТ подарило им тысячу планшетов, более 200 планшетов предоставили ректоры вузов, 2 тысячи компьютеров выдали на дом в аренду из школ и вузов. Иностранных студентов, которые оказались «запертыми» в общежитиях, кормили бесплатно. И всем другим нуждающимся материальная помощь оказывалась. Президент страны ввел меры экономической поддержки и для граждан, и для бизнеса. Даже в Коране написано, что нельзя обещать того, чего не исполнишь. Власть должна обещать народу только то, что может выполнить. Изначально было принято правильное решение — максимально дать полномочия регионам, чтобы на местах принимали меры, соответствующие конкретной ситуации.
— Республика воспользовалась этими полномочиями в полной мере, как считаете?
— Наш регион воспользовался полномочиями, чтобы отрегулировать ситуацию. Во-первых, Татарстан шел первым в введении более жестких ограничительных мер, что, может быть, и помогло успеть подготовиться и избежать вспышки. Мы даже на один-два дня раньше Москвы ввели такие меры, причем более жесткие. У нас уже сегодня более 2 тысяч свободных коек, а еще инфекционная больница строится. В республике порядка 2,5 тысячи заболевших на 4 миллиона населения — это примерно 60 на тысячу (данные на день проведения интернет-конференции, 21 мая,прим. ред.). А когда объявили выход из кризиса, мы первыми ввели более мягкий режим и дали экономике задышать, при этом отработали режим безопасной работы.
«Путин отдал регионам право самим решать, какие меры предпринимать в период пандемии. Какую роль играла прокуратура РТ в этот период, чьим „оком“ была, кого от кого защищала?» (Алексей)
— Прокуратура — «око государево» и «око народа», так как президент страны был избран народом. Поэтому прокуратура, находясь в структуре президентской власти, фактически осуществляет волю народа и защищает народ. Мы принимали участие и в разработке ограничительных мер — давали оценку их законности, участвовали в надзорных мероприятиях, где действует полиция. И очень много было сделано в сфере защиты прав граждан.
Правозащитная функция прокуратуры в период коронавируса стала еще более востребованной, поскольку многие люди столкнулись с жизненными трудностями, стали терять работу. У нас резко возросла безработица — с 10–11 тысяч до 51 тысячи, причем она на три четверти увеличилась за счет серого рынка труда. Из 51 тысячи стоящих на учете только около 700 человек были уволены по сокращению штата. И всем вставшим на учет по безработице были оказаны меры поддержки. Мы включались во все данные процессы: следили, чтобы людей не вынуждали к увольнению, и очень многих работодателей в данном плане остановили. И к этому времени подоспели меры экономической поддержки: например, если руководитель сохранит 90 процентов штата, то может получить кредит на льготных условиях и так далее. Затем прокуратура подключилась к контролю выплаты заработной платы, в том числе стимулирующих надбавок врачам. В результате действий прокуроров было выплачено более 100 миллионов рублей долгов по зарплате. К сожалению, пока еще не начислено зарплаты в объеме 50 миллионов рублей, но мы и ими занимаемся.

«ПРОКУРАТУРА СЛЕДИТ ЗА ПРАВИЛЬНОСТЬЮ СТАТИСТИКИ»

— Как вы считаете, в республике и стране статистика честная, реальные цифры не скрывают?
— Считаю, что честная. Есть смерть от COVID-19, а есть смерть с COVID-19, а у нас в статистике всё считают, что причина смерти — COVID-19. Может быть, отдельные случаи неправильного учета есть, но прокуратура для того и служит, чтобы выявлять. О честности статистики говорят и показатели динамики общей смертности, которая остается примерно на одном и том же уровне: в 2020 году смертность чуть больше 2019-го, но поменьше 2018-го. Прокуратура следит за правильностью статистики и по косвенным показателям.
— Если статистика говорит о том, что ситуация обычная, возникает вопрос: зачем же надо было вводить режим самоизоляции и гробить экономику?!
— Статистика не изменилась благодаря введенным мерам! Самоизоляция позволила нам подготовиться и в плане развертывания дополнительных медицинских коек, и в плане развития культуры безопасного общения, и в плане мобилизации экономики.
— А вы вообще верите в серьезность опасности COVID-19? Не решаются ли другие задачи под завесой пандемии? Например, разрушение экономики стран и перераспределение сфер влияния в мировом масштабе?
— Заболевание серьезное, но нельзя подвергаться панике, истерии. Просто не все испытывают последствия этого заболевания. Некоторые переносят болезнь бессимптомно, в Татарстане таких 48 процентов среди выявленных, в России в целом чуть поменьше. Сегодня в республике порядка 400 больных лечатся в стационаре, из них тяжелых только 18–26. С ИВЛ примерно две трети выздоравливает, но одна треть, к сожалению, уходит (данные на 21 маяприм. ред.).
— Но, если и тяжелых больных не так много, зачем жесткие меры вводить?
— Затем, что эта болезнь пока мало известна ученым, специалисты не знают, как с ней эффективно бороться.
— «Появится, наверное, много недовольных медиков, так как непонятно, кто будет иметь право на эти выплаты. Кто это станет решать?» (Марат)
— Прокуратура с первых дней взяла на себя ответственность: я пригласил министра здравоохранения РТ и объявил ему предостережение о недопустимости нарушения закона.
— То есть он еще не нарушил, а вы его уже припугнули?
— Есть такая форма прокурорского реагирования — в предупредительных целях. Мы, увидев, что в других регионах началось нарушение, предупредили министра об ответственности в случае урезания выплат, хотя он и сам настроен конструктивно. В минздраве на первых порах была путаница — не знали, как исчислять, а мое предупреждение помогло министру в том плане, что надо не философствовать, а руководствоваться постановлением правительства.
— И сколько врачи и медперсонал получают дополнительно к окладу?
— Согласно постановлению правительства РФ №484 от 16 апреля, за работу с коронавирусными больными врачи, медсестры и прочий медперсонал получат 80, 50, 25 тысяч рублей соответственно.

«В «БИЗНЕС ONLINE» Я ПРИШЕЛ, ЧТОБЫ УСЛЫШАТЬ ПРОБЛЕМЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ»

— Бизнес вам не жалуется на то, что не получает обещанных выплат и льготных кредитов?
— С бизнесом у нас были сложности в первое время, и сейчас еще есть вопросы, но они оперативно отрабатываются и снимаются. Сначала имелись сложности с получением льготных кредитов, президент РТ неоднократно собирал банкиров и бизнесменов, чтобы выяснить, в чем загвоздка. Первая проблема — ОКВЭД, но ее оперативно решили. После этого стали решаться вопросы кредитования малого и среднего бизнеса, в том числе МСП получили кредиты на зарплаты в объеме 700 миллионов рублей. Кроме того, из 2,8 тысячи было одобрено 1,9 тысячи обращений предпринимателей о реструктуризации кредитов на общую сумму 24 миллиарда рублей. Государство также предприняло ряд иных мер поддержки, связанных с реструктуризацией кредитов физических и юридических лиц, ипотекой, льготным кредитованием и так далее.
— Вала жалоб от бизнеса не было?
— Обращения предпринимателей имелись, прокуратура и сама выходила на прямую связь с бизнесом. И в «БИЗНЕС Online» я пришел как на основную информационную площадку, рупор бизнеса, чтобы услышать проблемы предпринимателей.
— Массе компаний вообще нет никакой помощи, бизнес фактически брошен на произвол судьбы…
— Президент РТ недавно сказал, что для запуска экономики нужны вливания бизнесу от государства. Это все понимают, просто сегодня нужно изыскивать для такого ресурсы.
— Пока изыскивают, 50 процентов бизнесов не доживет до этого!
— У вас есть рецепт, как спасти бизнес? Прокуратура донесет ваш рецепт до власти.
— Есть только один рецепт: любые предприятия, у которых выручка менее 500 миллионов рублей в год, нужно на пять лет освободить ото всех налогов, кроме НДФЛ. Кто выживет после этого, тот реально выживет, начнет показывать рост.
— Наверное, надо проанализировать показатели компаний и помочь только здоровым на момент начала коронавируса. Может быть, владелец просто лентяй или неспособный вести бизнес… И защищать нужно только легальный бизнес. А недобросовестный и теневой бизнес только вредит, это бандитская экономика.
— Надо помочь всем, потому что сегодня МСБ испытывает повышенную налоговую нагрузку! Второй рецепт, более сложный, — сделать его реально приоритетом политики страны и региона, ведь на самом деле сегодня бизнес неинтересен государству, поэтому и нет желания ему помогать. Но хорошо, что Путин вдвое уменьшил бизнесу страховые взносы с фонда заработной платы.
— Во всяком случае, я вижу, что органы власти в стране всегда ищут возможности для поддержки бизнеса. Научной базы нет, поэтому им приходится действовать методом проб и ошибок. Например, не все серые бизнесы — враги, но тогда мы должны нащупать и устранить причины, мешающие бизнесу быть легальным. Это сложная ежедневная работа. Нет только черного и белого, много и полутонов, в которых надо разбираться, делать выводы и по-человечески подходить. Как говорили древние римляне, есть дух закона и есть буква закона. И среди юристов всегда была борьба: что важнее — буква или дух закона? Я отношусь к той категории юристов, которые считают, что на первом месте дух закона.
«Я ИП, работаю по чужой лицензии ООО, отдел разливных напитков. Сотрудников я сохранил на 100 процентов, выдав свои деньги. Взял кредит. Продукцию с товарным остатком в 1,2 миллиона частично возвратил поставщикам, тоже не бесплатно, за возврат по ЕГАИС пришлось платить. Оставшийся товар испорчен, поставщики требуют оплаты, а платить нечем. Посетителей нашего кафе очень мало, да и столиков всего три. Почему нас держат закрытыми? Где больше шансов заразиться вирусом — у нас с тремя столиками или в огромном гипермаркете? Почему мы не включены в субсидии, нас, пострадавших, много, возможно ли восторжествование справедливости?!» (Фаиз Гильмутдинович Шакиров)
— Мы совместно с управлением Роспотребнадзора по РТ изучим вопрос по поводу открытия небольших кафе и проработаем с руководством республики.
«Прошу разъяснить порядок начала работы торговых центров. На сегодняшний день в Казани разрешено посещение парков и скверов при соблюдении дистанции и при наличии средств индивидуальной защиты. Почему же до сих пор не открыты торговые центры, концентрация людей в которых намного меньше, нежели в общественном транспорте на сегодняшний день? Когда планируется их открытие, пусть даже и не в полном объеме?» (Альфия)
«Почему торговый зал разрешили только не более 400 квадратных метров? На большей площади у покупателей же меньше шансов встретиться! Почему вы не отслеживаете такие вопросы и не задаете их властям?» (Нуруллин)
— В подобных вопросах нужна рекомендация Роспотребнадзора. Все решения, касающиеся вопросов санитарно-эпидемиологического порядка, должны принимать не политики или бизнесмены, а санитарные службы.

«НЕ ПЛЮЙТЕ НА ЛЮДЕЙ, НАДЕВАЙТЕ МАСКУ! ВО ВСЕХ СМЫСЛАХ. УВАЖАЙТЕ ДРУГ ДРУГА!»

— Наложение штрафов за отсутствие масок и перчаток закону не противоречит?
— Нет. Другое дело, что полицейский не сможет составить на вас протокол, если вами соблюдается норма. Если на момент, когда к вам приблизился представитель правопорядка, вы были не в маске, то это нарушение. А если он вас за 50–100 метров без средства индивидуальной защиты увидел, то это не нарушение с вашей стороны. Кстати, ни один протокол не был составлен, когда полицейский издалека увидел вас без маски и сфотографировал.
— «Оштрафовали за нахождение на улице без маски, хотя при первом же требовании сотрудников она была предъявлена. Я шла одна, соблюдая дистанцию. Сфотографировали за несколько метров, остановили, отвели в отдел, где сразу же стали писать бумаги…» (Екатерина)
— Надо конкретизировать, за сколько метров ее сфотографировали — за 2–3 или за 10? Необходимо отметить, что в республике органы полиции были очень гибко и мягко сориентированы — как правило, они сначала предупреждали людей. Но когда 12 мая ввели масочно-перчаточный режим и заранее людей об этом предупредили, то полицейские в первые дни просто вынуждены были жестко действовать, чтобы приучить людей к данному режиму. Но они штрафовали, как правило, только тех, кто начинал пререкаться с ними или совершал сопутствующие нарушения.
— У полиции не было плана по протоколам? Их было составлено огромное количество!
— Нет, по протоколам плана не имелось. Была задача обеспечить соблюдение установленного порядка, а штрафовать начали только тогда, когда увидели, что индекс самоизоляции не на должном уровне, что опасности подвергается большая часть населения. Разговор о масках можно завершить фразой «Не плюйте на людей, надевайте маску! Во всех смыслах. Уважайте друг друга!».

«СОХРАНЯЕТСЯ ТРЕНД РОСТА ПРЕСТУПНОСТИ»

Какова ситуация с преступностью, как повлиял режим самоизоляции?
— В период самоизоляции, когда люди находились дома, число квартирных краж уменьшилось, а преступления, связанные с обманом населения, в том числе с применением интернета и мобильной связи, увеличилось. Также возросло количество разбоев и грабежей из торговых объектов. А в целом сохраняется тренд роста преступности — он был и в 2019 году, и за прошедший период 2020-го.
— А по году в цифрах как это выглядит?
— Заметно выросли тяжкие и особо тяжкие преступления — на 23,2 процента (с 4 298 до 5 294). На 15,9 процента выросло количество убийств и покушений на убийство (с 82 до 95), грабежей — на 14,1 процента (с 283 до 323), мошенничеств — на 32,6 процента (с 2 407 до 3 193). Треть преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения. Также идет рост вымогательств, а это является питательной средой для более тяжких преступлений. По-прежнему значительно количество совершенных преступлений с использованием информационно- телекоммуникационных технологий. Они составляют четверть всех совершаемых преступлений. По сравнению с прошлым годом их количество возросло на 80 процентов (с 2 626 до 4 728). При этом, к сожалению, раскрываемость подобных краж невысока — всего 8 процентов.
Мы проанализировали, что дало прирост количества преступлений, и пришли к выводу, что треть прироста обеспечила активизация работы правоохранительных органов. Стали больше выявлять нетяжких преступлений, тем самым предупредив, может быть, более тяжкие преступления. А две трети прироста — это реальная криминализация, но не по типу 90-х годов, когда стреляли, а с использованием информационных технологий — кражи с банковских карт, мошенничество.
— А рост каких преступлений замедлился?
— Наблюдается тенденция к замедлению роста экономических преступлений, преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их соучастии. Практически на прошлогоднем уровне (рост менее двух процентов) осталось количество краж и преступлений, совершенных в общественных местах.
— По каким преступлениям наблюдается снижение количества?
— Снизилось количество террористических преступлений на 11,1 процента, экологических — на 5,6 процента, совершенных с незаконным оборотом оружия — на 4,1 процента.
— Какой прогноз по итогам года?
— Мне кажется, темпы прироста преступлений будут чуть сокращаться, но в целом преступность будет нарастать, потому что идет рост преступлений с использованием информационно- телекоммуникационных технологий. Мы совместно с МВД и СК проанализировали ситуацию и активизировали профилактическую работу в этом направлении, а также создали межведомственную рабочую группу и следственно-оперативную группу, которая работает только на этих преступлениях. Затем внесли ряд предложений в Верховный суд РТ по вопросам, касающимся регламентации следственно-оперативной деятельности. Ряд следственных мероприятий проводится только с согласия суда, и мы предложили изменить практику, чтобы активизировать поисковые мероприятия.
Я надеюсь, что меры, которые принимает руководство страны и республики, позволят нам выйти из кризиса и не допустить большого роста преступности. Во многих государствах нет такой оперативной реакции органов власти, как у нас в стране. У нас каждый день что-то новое появляется. Однако, мы всерьез озабочены возможным ростом преступности несовершеннолетних.
— Так называемое АУЕ?
— Нет. АУЕ для Татарстана в целом не характерно, оно пока только в Набережных Челнах активно. Прокуратура предлагает признать это движение незаконным — через минюст, через суд. Когда есть официальный запрет, то можно применить запрет деятельности, а если это не соблюдается, уже можно привлекать к уголовной ответственности конкретных людей. Как это сегодня и происходит с рядом экстремистских и террористических организаций. Нам нельзя допустить, чтобы движение АУЕ распространилось дальше.
Вопросы преступности несовершеннолетних надо разделить на две составляющие: первая — статистика, вторая — системная проблема, которую надо глобально решать. Почему рост возможен? С 2000-го до 2008 года у нас наблюдалось последовательное снижение населения подросткового возраста от 14 до 18 лет. Однако уже с 2008 года начало постепенно увеличиваться количество детей до 14 лет. В 2018–2019 годах эта тенденция затронула уже криминогенный возраст — 14 — 18 лет. За два года число таких молодых людей выросло на три процента. Следом начала расти преступность несовершеннолетних, только за 2019 год — на 13. То есть, пока дети были маленькими, роста преступности несовершеннолетних не было, а с 2018 года, когда многим детям исполнилось 14 лет, рост начал ощущаться. Паниковать по этому поводу не нужно. Еще в 2000 году в республике регистрировалось порядка четырех тысяч преступлений, совершенных несовершеннолетними. В 2019 — около 900. Но учитывать имеющиеся тенденции мы обязаны. Поэтому вместе с коллегами из других компетентных органов уже сейчас усиливаем профилактическую работу.
— Почему с 14 лет считается возраст криминогенным?
— Это юридический термин — с 14 лет за ряд преступлений наступает юридическая ответственность. В 2018 году мы увидели, что преступность несовершеннолетних начинает расти, и забили тревогу. Тогда доля населения с 14 до 18 лет увеличилась на один процент, в 2019-м — на два процента, и эти три процента прироста населения дали огромный рост детской преступности за 2019 год. Я не хотел бы, чтобы мои слова поняли превратно. Рост числа детей — это хорошо, это говорит о стабильности жизни и правильности мер государственной поддержки семьи. Я говорю о том, что нельзя закрывать глаза на тенденцию роста преступности несовершеннолетних, и надо быть готовыми к этому. На протяжении десятка лет мы будем иметь еще больший рост этой категории населения. И есть системные проблемы, о которых мы должны говорить. Например, бывают неформальные массовые встречи молодежи.

«МЫ СЛОМАЛИ ТОЛЬКО ХРЕБЕТ ОПГ, НО В СПЯЩЕМ РЕЖИМЕ ОНИ СУЩЕСТВУЮТ»

— То есть так называемый «казанский феномен» возвращается?
— О возвращении пока рано говорить, но опасность есть. Об этой опасности я говорил еще два года назад. Считаю, мы должны обращать внимание на групповые организованные формы молодежи — когда они «кучкуются», собираются. Одно дело, когда в позитивные социальные группы собираются, другое — деструктивные. Недавно ушло в суд несколько уголовных дел с участием молодежи: в одном из техникумов был факт вымогательства, другой случай — молодые люди вымогали деньги за парковку, угрожая, что колеса проткнут. В 90-х начиналось тоже с этого, а потом начинали «крышевать» киоски и рынки, создавали «общак», и формировалась ОПГ. Такие тенденции надо видеть и пресекать. Мы в свое время голову «гидре» ОПГ отсекли, но частично они остались и могут окрепнуть за счет притока молодежи. Сегодня нам надо работать на предупреждение. Не хочу сгущать краски и сеять панику, но мы должны работать на упреждение, и вся система профилактики — школы, органы социальной защиты, КДН, МВД — все должны быть задействованы в этом.
— А кто должен быть организатором в профилактической работе с молодежью?
— По закону — комиссия по делам несовершеннолетних. КДН созданы при муниципальных органах власти, а в республике ее возглавляет вице-премьер Лейла Фазлеева. Эта комиссия имеет право вызвать к себе на заседание все органы системы профилактики. Но и прокуратура не снимает с себя ответственность и обязанность, потому что законом на нас возложена координация деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Когда мы видим возникновение угрозы обществу, мы должны активизироваться не только в плане раскрытия и поимки, но и в плане профилактики. Поэтому мы и бьем тревогу, требуем, чтобы все работали в этом направлении.
Перед районными прокурорами мы поставили задачу, чтобы более активно начали действовать рабочие группы по делам несовершеннолетних при прокуроре, чтобы пресекать формальный подход к этой работе. К сожалению, зачастую работа с несовершеннолетними носит формальный характер: приглашают, чтобы только отметиться, а не беседуют. Помню, когда я работал следователем, за мной были закреплены четыре трудных подростка. В советское время было принято индивидуальное шефство — за каждым сотрудником прокуратуры, МВД, даже за каждым адвокатом были закреплены трудные подростки. Я приходил к подшефным домой, вникал в проблемы, и оказалось, что двое из них вовсе не трудные, а просто у их родителей не было работы, и им попросту нечего было есть. Пацан что-то украл, чтобы поесть, и его поставили на учет. И мы тогда такие проблемы реально решали. Я договорился с ЖЭКом, и отца взяли туда дворником, мать — уборщицей. И семьи задышали, дети начали учебой заниматься и ушли из трудных подростков! А двое других моих подопечных были реально трудными. Импульсивные люди становятся либо героями, либо преступниками… С ними требуется особый язык найти: разъяснять, в каких сферах они могут реализоваться, как могут пригодиться в обществе и т. д. Я хотел бы, чтобы сегодня пошла такая же живая работа с трудными подростками.
— Возврат сильных ОПГ возможен?
— ОПГ ни в одном обществе до конца сломать невозможно. Мы сломали только хребет ОПГ, но в спящем, разрозненном режиме они существуют.

«ЕСЛИ НЕ ЗАНИМАТЬСЯ РАБОТОЙ ПО ОПГ, ПОТОМ НЕ РАЗГРЕБЕШЬ»

— Нет ощущения, что ОПГ уже активизируются?
— За счет таких преступлений, как вымогательство, идет сбор средств, поэтому есть угроза, что они могут возродиться. Неслучайно вопросы противодействия организованной преступности были предметом неоднократного обсуждения в прокуратуре на заседаниях координационного совещания руководителей правоохранительных органов республики. Эту тему мы также обсуждали и с участием президента РТ. Сегодня в УК есть статья 210.1, которая дает возможность препятствовать росту организованных группировок, — это привлечение к уголовной ответственности лидеров преступной среды, занимающих высшее положение в преступной иерархии. У нас заведено дело в отношении вора в законе Рашида Джамбульского, ведется следствие.
Я вижу борьбу с ОПГ в нескольких направлениях: первое — отсекать воров в законе, привлекая их по этой статье; второе — сажать за любое преступление участников ОПГ, которое они совершат, например, только в карман залез — его тут же привлекать и уделять этому делу особое внимание, чтобы он не избежал наказания. Третье направление — если мы выходим на ОПГ, мы должны ее выявлять и разоблачать в полном объеме, сажать с большими сроками, вплоть до пожизненного.
— Но это очень затратно по времени! Как это осуществить, если в силовых структурах постоянно идут сокращения штата?
— Да, затратно. Эта работа всегда была неблагодарной. Но она очень нужная. Когда я работал прокурором Набережных Челнов, у меня в подчинении были следователи (СК еще не было), и тогда эта работа тоже была непопулярной. Мы работали по ОПГ, но с нас никто не снимал обязанности расследовать текущие дела. Из 20 следователей 12 были заняты на делах по ОПГ, а 8 следователей должны были вести все остальные текущие дела, работая с тройной нагрузкой. С нас никто не снимал ответственности за некачественное расследование текущих дел, и мне часто «прилетало» за это. Мне было бы выгоднее всех направить на «текучку», а ОПГ не замечать, потому что там сложнее и дольше идет выявление и доказательство. Пока их не замечаешь, их вроде и нет, а как начинаешь работать по ним, вытаскиваешь всё больше и больше… С точки зрения руководителя, было невыгодно заниматься ОПГ, потому что это действительно затратно. Но, считаю, именно на это направление надо ставить людей неравнодушных и брать на себя ответственность, иначе дело двигаться не будет.
Получилось так, что в Татарстане собрались такие неравнодушные руководители, которым удалось сломать хребет ОПГ, хотя эта работа и была непопулярной. Но если не заниматься работой по ОПГ, потом не разгребешь. В 90-е годы, когда мы на первой стадии растерялись при переходе с одной формации на другую, в итоге получили то, что сначала вымогательством были запуганы школьники, потом — киоскёры и торговцы рынков, потом — директора заводов КАМАЗа, а затем уже политические деятели начали бояться и договариваться, чтобы с ними и их детьми не случилось чего-нибудь плохого… Это уже был почти коллапс политической системы. Хорошо, что была проявлена политическая воля, и мы вышли из этого коллапса. И мы не должны допустить этого вновь.
Всем известно, какая сейчас экономическая ситуация в стране, и все чаще говорят о возвращении 90-х. Казань очень хорошо помнит эти времена и, судя по бездействию полиции, еще вспомнит «казанский феномен». Во дворе домов по адресам Сибирский тракт 7/6 и Пионерская, 4 каждый вечер тусуются подростки в количестве 8-10 человек. Ругаются матом, хамят, в подъездах употребляют, по ночам не дают спать. Жильцы боятся что-то им сказать. Полицию вызывали несколько раз — приезжали, делали устное замечание и уезжали. Почему перестали патрулировать улицы? Пожалуйста, примите меры! (Дмитрий)
— Каждая такая адресная информация важна, чтобы мы оперативно ее отрабатывали и принимали меры. Если МВД не владеет информацией, мы их направим на это дело и сами будем контролировать. Такую ситуацию надо в корне пресечь.

«ЗАКОН ПОЗВОЛЯЕТ НАЗНАЧИТЬ МУСИНУ РЕАЛЬНОЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ»

Стало известно, что прокуратура Набережных Челнов вызвала Фаузию Байрамову. Причина — ее выступление на осеннем Дне памяти в Казани, на котором ежегодно вспоминают события 1552 года. Можете прокомментировать суть претензий к «бабушке татарского национализма»? (Нигматуллин Айрат Рафаилевич)
— Мы внимательно отслеживаем все публичные выступления, и когда видим, что есть экстремистские высказывания либо близко к этому, мы обязательно должны выяснить причины, пригласить человека, предупредить, упредить. А если человек уже допустил публичные призывы к экстремистской деятельности, то и привлечь к ответственности. И возраст тут не имеет никакого значения.
— Просто по коронавирусу она входит в группу риска 65+, а ее приглашают в прокуратуру…
— Согласно приказу президента РФ, органы власти должны работать. И органы прокуратуры обязаны принимать меры. Другое дело, что нам ограничили какие-то действия, но что касается экстремизма и терроризма, тут поблажек давать нельзя, тем более в нашей многонациональной республике. И пригласили с соблюдением мер безопасности. Работники прокуратуры разберутся и примут законные меры.
Почему по уголовному делу Мусина по ТФБ убрали самые неприятные статьи (ч.4 ст. 159, п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ) и все действия переквалифицированы на злоупотребление полномочиями по Ч. 2 СТ. 201 УК РФ? Почему нет и не было должного надзора, ведь сумма ущерба просто колоссальная — миллиарды рублей? Дают реальные сроки даже за тысячи рублей воровства, а здесь — миллиарды? Почему не привлечены соучастники? (Рома)
— Мы с самого начала ставили этот вопрос, возражали и против его освобождения из-под стражи, но суд нас не поддержал — изменил меру пресечения на домашний арест. Квалификацию дела определяют органы следствия, когда нам представили дело для направления в суд, мы с этой квалификацией согласились, потому что там были эпизоды, связанные с хозяйственной деятельностью, а не прямое хищение. К сожалению, СК не расследовал все факты до конца, хотя мы ставили вопрос более широко. И когда дело было уже представлено, его нельзя было возвращать, потому что человек не должен избежать ответственности. По делу, которое представило нам следствие, вина Мусина доказана, мы с этим согласились и направили в суд, но при этом мы от следствия требовали, и у них остались материалы, по которым они продолжают работу. Думаю, даже когда будет решение по этому факту, другие направления действий Мусина будут расследованы обязательно.
— А какая перспектива у суда по этому делу?
— Я считаю, что предъявленное Мусину обвинение законно и обоснованно.
— Как думаете ему реальный срок светит?
— По срокам я сказать не могу — по закону, есть самостоятельность государственного обвинителя. Он, учитывая в процессе судебного разбирательства все обстоятельства, предлагает меру наказания. Отмечу лишь, что закон позволяет назначить Мусину реальное лишение свободы.
— Какой предел по этой статье?
— По совокупности преступлений может быть назначено до 15-ти лет лишения свободы.
Ваше мнение относительно задержания ректора КХТИ С. Юшко? Вели в наручниках через весь вуз, толкали в шею. Не кажется ли вам, что это произвол? За миллион вменяемого ущерба, который еще и не доказан, такое отношение! Вам не кажется, что это «заказ» коллег, которым методы работы Юшко просто не понравились? Почему вообще к этому вузу такое внимание силовиков? (Демидов)
— Что касается «картинки» задержания, я пока не готов прокомментировать — вопрос надо изучить. Да, не всегда оправданы те или иные действия, но и не всегда мы знаем конкретные обстоятельства. Что касается самого дела, прокуратура его изучала. Дело возбуждено законно, материалами дела подтверждаются те факты, которые вменяются в вину. Оснований для отмены постановления о возбуждении мы не нашли. Мы считаем, органы следствия поступили законно — ими добыто достаточно доказательств его виновности в тех эпизодах, которые ему вменяются.
Что касается большого внимания к этому вузу, то оно оправдано. Во-первых, он входит в тройку крупнейших вузов, расположенных на территории республики. Во-вторых, в КНИТУ-КХТИ готовятся специалисты, многие из которых затем работают в оборонно-промышленных, стратегических отраслях, в производствах взрывчатых припасов. И там были разработки, связанные с производством систем вооружения. Поэтому к вузу большое внимание со стороны и спецслужб, и прокуратуры. К сожалению, там были выявлены случаи, когда при производстве вооружения были допущены факты мошенничества, некачественного производства работ: «замыливали» глаза, делали не то, что надо. Предыдущее руководство КНИТУ-КХТИ привлечено к ответственности.
Почему-то этому вузу не везет на руководителей в последнее время. Конечно, кадровую проблему надо решать — подобрать компетентного руководителя, знающего дело. Это крайне важно для страны, для республики. Думаю, эта проблема будет решена. А к вузу внимание будет и далее пристальное, потому что вуз непростой. Но здесь нет никакой тенденциозности.
— Но стоило ли ректора вуза на два дня сажать в изолятор временного содержания? Пусть суд решает, виноват человек или нет.
— Задерживать — это право следствия. Другое дело — в какой форме это делать. Что касается, содержания в ИВС, то это могло быть вызвано обстоятельствами дела, чтобы обеспечить производство неотложных следственных действий: провести обыски, изъять документы, чтобы за эти два дня человек никак не мог вмешаться. А вот потом надо оценить, какую меру пресечения выбрать: заключение под стражу, домашний арест или подписку о невыезде.
— Пусть сначала суд докажет, а уж потом меры принимать. У народа ощущение репрессивности нашей системы, показательного устрашения.
— Мы внимательно посмотрим за этим делом. Конечно, всё надо делать цивилизованно. И с подследственными надо обращаться цивилизованно. Я всегда ориентирую наши следственные органы на то, чтобы была экономия в применении мер принуждения. Иногда бывает достаточно простого вызова человека.
Законно ли содержание под стражей Халиуллина Х.Х., у которого присутствует заболевание, с которым он не может содержаться в СИЗО. Об этом есть все необходимые бумаги, даже само СИЗО не понимает почему он у них до сих пор находится. (Дамир)
— Законно, поскольку есть приговор суда. На рассмотрении в прокуратуре республики находится обращение Халиуллина об освобождении из-под стражи в связи с наличием у него тяжелого заболевания. Я подписал ходатайство об изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении.
— А вы в курсе этого дела были? Общественность была не удовлетворена и следствием, и приговором. И ждет решения Верховного суда РТ. Как считаете, 7 лет, которые ему присудили, это не перебор?
— Лично я специально глубоко не вникал в это дело. Ранее на официальных мероприятиях с бизнесом мне приходилось взаимодействовать, в том числе и с Халиуллиным, поэтому я посчитал неправильным «влезать» самому в это дело. Я просто решил, что у меня может проявиться субъективизм, и намеренно абстрагировался от этого дела. В итоге суд признал Халиуллина виновным в совершении тяжких преступлений. Полагаю, что назначенное наказание справедливо и соразмерно содеянному. Другое дело, если будет установлено, что имеющееся у Халиуллина заболевание препятствует отбыванию наказания в виде лишения свободы, то он, с соблюдением определенных правовых процедур, может быть освобожден.
— Какие перспективы у дела Рушании Бильгильдеевой? (Аида Х.)
— Это дело поступило в прокуратуру. Суд возвращал его на новое расследование, потому что не был вменен ряд эпизодов — была ошибка следствия. С нашей стороны дело ведет первый заместитель прокурора РТ. Он мне доложил, что изучил дело и склоняется к мнению утвердить его. И дело будет передано в суд. Но не надо мешать юриспруденцию с политикой.

«СУДЕБНЫЕ ПРИСТАВЫ СВОДЯТ НА НЕТ СУДЕБНУЮ ВЛАСТЬ»

Почему судебные приставы Советского района Казани не оповещают /не присылают постановление об исполнительном производстве, а просто снимают деньги с карты /счета (иногда сразу с двух карт на одно постановление). Узнать, за что все-таки сняли, откуда образовалась задолженность, на деле нереально. Все телефоны, указанные на сайте, не работают/постоянно занято/недоступно /не обслуживается. Прием граждан ведется 8 - 9 часов в неделю, очереди огромные, и даже придя с утра, ты можешь не попасть на прием. Фактически созданы все условия, чтобы приставами снимались деньги без объяснения причины. Я не отказываюсь оплачивать долги, но я хочу знать, откуда этот долг, за что я должна? (Анастасия)
— Нам написали такой ответ: «В соответствии с приказом директора ФССП России № 202 от 19.03.2020 временно ограничен личный прием граждан в центральном аппарате ФССП России и в структурных подразделениях территориальных органов ФССП России…». А я считаю, что это неправильно, прием граждан госорганами должен быть обеспечен, потому что президент РФ указал, что госорганы должны обеспечить свою работу в штатном режиме. Принимать, но с соблюдением мер безопасности. В этом плане мы проведем служебную проверку и их поправим.
Вообще работа судебных приставов меня беспокоит. К сожалению, она задвинута на второй план, а по статистике из всех жалоб сугубо социальной направленности, подавляющее большинство (40 процентов) — это жалобы на судебных приставов. И только потом идут жалобы на невыплату зарплат, по трудовым правам и т. д. Если работу судебных приставов оценивать не по количеству закрытых исполнительных листов, а по сумме взысканных ими денег, то это 8 процентов. Вот какова эффективность их работы!
Ведь что такое судебный пристав? Это, по сути дела, продолжение судебной власти. Если есть судебное решение, то оно должно быть выполнено, как того с надеждой ждет истец. А на деле получается, что исполняются только 8 процентов судебных решений. То есть получается, что судебной власти нет! Судебные приставы сводят на нет судебную власть. А если нет судебной власти, значит, нет правового государства, правового общества. Вот к чему это ведет, если глубоко копнуть. Считаю, к работе судебных приставов надо усилить внимание. Прокуратура, со своей стороны, проведет проверку, особенно по работе с гражданами.
— В ФСБ по РТ и СК по РТ назначены новые руководители. Как это сказалось на работе прокуратуры?
— Мне понравилось с ними работать, взаимодействие у нас конструктивное. Мне нравится подход Игоря Владимировича Хвостикова — чисто земной, конкретный, по существу. Что касается Следственного комитета, Валерий Андреевич Липский достаточно компетентный, грамотный специалист. Приведу конкретный пример. СК возбудил уголовное дело, а районный прокурор его отменил. Мой первый зам поддержал позицию районного прокурора. Липский поддержал ходатайство своего следователя, подготовил обжалование, мотивировав. Мне очень понравилась его мотивировка — свежо, нестандартно. Я увидел, что он глубоко вник в это дело, и его позицию поддержал. Понятно, что с таким подходом дело до суда дойдет. Думаю, мы и дальше будем конструктивно работать.
— Пару лет назад было ощущение, что между СК и прокуратурой искры пролетали…
— Искры не пролетали, просто были разные подходы по различным вопросам. Даже по делу ТФБ: СК освобождает Мусина из-под ареста, а прокуратура против. Суд поддержал позицию СК и изменил меру пресечения на домашний арест. В каких-то делах суд поддерживал СК, в каких-то — прокуратуру. Если это можно назвать искрами… Но это всего лишь разность позиций и умение их отстаивать.

«ПРОКУРОР — ДРУГ РЕБЕНКА» И ДРУГИЕ ПРИОРИТЕТЫ РАБОТЫ

— За последние годы посадили много крупных бизнесменов, высокопоставленных чиновников. С одной стороны, общество положительно это воспринимает — борьба с коррупцией, с другой — есть ощущение, что 37-й год наступает… Как вы оцениваете ситуацию? Эти громкие посадки будут продолжаться? Есть установка на борьбу с коррупцией?
— Есть закон, и коррупционные нарушения должны караться. Но требования усиливаются постоянно, потому что противодействие коррупции — это приоритет, который не будет ослабевать. И нет никакого 37-го года — судов «троек» у нас нет, всё идет в законном порядке, через судебные процедуры. Должностные лица должны нести ответственность, но дела показывают, что ситуации у них могу быть разными. В ряде случаев — открытый коррупционный интерес, и в этих случаях более жесткий подход. А есть случаи, где должностное лицо, желая сделать как лучше, нарушило инструкцию или превысило свои полномочия, и его привлекают по этой статье. Но всё-таки надо учитывать обстоятельства и мотивы. Для этого и есть судебная система.
— А почему огромное количество бизнесменов пострадало?
— К бизнесу — особый подход. Мы должны сдерживать от возбуждения уголовных дел в отношении субъекта предпринимательства, поэтому каждое дело рассматриваем «под микроскопом»: а нет ли там вмешательства в работу предпринимателя и недобросовестной конкурентной борьбы?
— Недавно Владимир Путин одобрил выдвижение Рустама Минниханова на следующий срок на посту президента РТ. Насколько это было ожидаемо? И какое ваше отношение к этому событию?
— Отношение позитивное. Потому что руководитель страны принял решение, оно должно выполняться. Руководитель республики достойно держался на этой встрече. Гордость берет за Татарстан, потому что у нас многое сделано и делается. И еще больше вопросов предстоит решать. То, что этот труд отмечен главой государства, я оцениваю позитивно. Рустам Нургалиевич — это тот руководитель, который республику достойно поведет за собой и дальше.
— Какие главные вызовы для президента РТ на следующие пять лет, как вы думаете?
— Мы должны восстановить экономику и решить социальные вопросы. А с точки зрения правоохраны — наведение порядка вместе с силовыми структурами. Вызовы каждый день будут возникать, потому что республика динамично развивается, и ситуация меняется постоянно.
— Какой основной вызов власти вы видите в сегодняшней ситуации, какая опасность? Указы Путина по-прежнему практически саботируют и в центре, и в регионах. Как на эти факты реагирует прокуратура, какие задания-указания идут из Генеральной прокуратуры? (Наиль)
— Во-первых, вызов на управляемость, с которым власть, по-моему, справилась успешно. Управляемость у нас оказалась сильной стороной. Существующий политический режим позволил сконцентрировать силы в борьбе с коронавирусом. Сконцентрировать усилия — это непросто. Те преимущества нашей системы, которые мы ранее не видели, теперь стали заметны. А дальше надо находить ответы на экономические и социальные вызовы.
Что касается заданий Генпрокуратуры — усилить защитный потенциал прокуратуры, правозащитные функции. Остро реагировать на любые сигналы граждан. И не только сигнал, изложенный в прямом обращении, но и в СМИ, социальных сетях. Тут же реагировать и снимать житейские проблемы людей. Работа с населением поставлена во главу угла, работа с человеком — вопрос номер один. А дальше — системные вопросы, связанные с правозащитной функцией прокуратуры, например, защита трудовых и социальных прав граждан, материнства и детства, поддержка предпринимательства.
— Политика внутри прокуратуры как-то изменилась в связи со сменой руководства генеральной прокуратуры?
— Главное — прокурор должен не просто обозначить какие-то нарушения законности, а реально добиться их устранения и восстановить основные права и свободы гражданина. Сегодня у прокуратуры четыре приоритета: на первом месте — работа с людьми, причем вопросы граждан должны быть решены конкретно, а не на бумаге; второй приоритет — защита прав несовершеннолетних, при этом генпрокурор особо подчеркнул: «Прокурор — друг ребенка»; третий — работа по защите прав бизнеса, четвертый — проактивный подход к насущным проблемам людей: работа на опережение путем мониторинга интернет-пространства, включая социальные сети и мессенджеры, оперативное реагирование на выявляемые сигналы, активное взаимодействие со средствами массовой информации и общественностью.
— Какие у вас пожелания нашей газете?
— «БИЗНЕС Online» — радовать наших граждан своим присутствием, расширять аудиторию, выходить на глобальный уровень, чтобы о вас заговорил весь мир. Я знаю, что вас читают в Москве и других регионах. Я рад, что у нас есть такое интернет-издание, которое гремит на всю страну и такое уважаемое, читаемое.
— А как от прокуратуры какие-то пожелания есть?
— Постараться освещать и позитивные моменты из жизни нашего общества, не забывать о положительных примерах. Это пожелание всем средствам массовой информации.
— Илдус Саидович, спасибо за откровенный и обстоятельный разговор!
Фото Сергей Елагин
Видео Максим Тимофеев
Нафиков Илдус Саидович родился 12 июня 1960 года в селе Кузнечиха Куйбышевского района ТАССР. Окончил юридический факультет Казанского государственного университета по специальности «правоведение» (1983).
1977–1978 — слесарь Куйбышевского АТП.
1983–1986 — старший помощник прокурора Комсомольского района города Брежнева.
1986–1988 — старший следователь прокуратуры города Брежнева.
1988–1990 — инструктор идеологического отдела Набережночелнинского горкома КПСС.
1990–1995 — заместитель прокурора Набережных Челнов.
1995–1996 — первый заместитель прокурора Набережных Челнов.
1996–2000 — прокурор Нижнекамска.
2000–2007 — прокурор Набережных Челнов.
2007–2013 — прокурор Казани.
С сентября 2013 года — прокурор Республики Татарстан.

Источник: m.business-gazeta.ru