Марина Патяшина: «Если с 60 случаев в день упадем до 30 – вот тогда будет третий этап»

6.06.2020 08:06



Марина Патяшина: «Спустя время мы будем к коронавирусу относиться так же, как к гриппу или, по крайней мере, как к обычной инфекции» Фото: Сергей Елагин
«Если мы сейчас сменим тест-систему, тогда тоже не исключается, что у нас могут быть ложноположительные и ложноотрицательные пробы» «Если мы сейчас сменим тест-систему, тогда тоже не исключается, что у нас могут быть ложноположительные и ложноотрицательные пробы» Фото: «БИЗНЕС Online»
«За весь период — с 15 марта по 28 мая — в Республике Татарстан зафиксировано 3 026 случаев» «За весь период — с 15 марта по 28 мая — в Республике Татарстан зафиксировано 3 026 случаев» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Скорость распространения дикая. И если бы у нас в этот период не было бы ограничительных мероприятий, то, безусловно, было бы даже не три тысячи [заболевших]» «Скорость распространения дикая. И если бы у нас в этот период не существовало ограничительных мероприятий, то, безусловно, было бы даже не 3 тысячи [заболевших]» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Коронавирусная инфекция имеет схожую летальность с гриппом. Но от гриппа есть прививка, и мы можем вакцинироваться и защититься, а здесь нет ничего» «Коронавирусная инфекция имеет схожую летальность с гриппом, но от последнего есть прививка, мы можем вакцинироваться и защититься, а здесь нет ничего» Фото: Сергей Елагин
«Подлежит обследованию лицо с подозрением, то есть у кого есть симптомы, схожие с новой коронавирусной инфекцией» «Подлежит обследованию лицо с подозрением, то есть у кого есть симптомы, схожие с новой коронавирусной инфекцией» Фото: © Алексей Даничев, РИА «Новости»
«Инфекционные стационары нам крайне важны в период массовых мероприятий» «Инфекционные стационары нам крайне важны в период массовых мероприятий» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Масочный режим будет отменен тогда, когда будут разрешены массовые мероприятия» «Масочный режим будет отменен тогда, когда разрешат массовые мероприятия» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Торговый центр — это только третий этап. На втором этапе откроются магазины большей площади. Мы же до 400 квадратных метров ограничивали» «Торговый центр — это только третий этап. На втором этапе откроются магазины большей площади. Мы же до 400 квадратных метров ограничивали» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Может быть, целесообразно рассмотреть возможность тоже поэтапного открытия общепита» «Может быть, целесообразно рассмотреть возможность тоже поэтапного открытия общепита» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Показатель коэффициента распространенности у нас только два дня 0,8, а он должен быть 7 дней менее 0,8, чтобы была устойчивая тенденция» «Показатель коэффициента распространенности у нас только два дня 0,8, а он должен быть 7 дней менее 0,8, чтобы была устойчивая тенденция» Фото: Сергей Елагин
«Для чего мы надеваем перчатки в транспорте и магазинах? Потому что вирус, кроме воздушно-капельного пути, передается еще контактно-бытовым» «Для чего мы надеваем перчатки в транспорте и магазинах? Потому что вирус, кроме воздушно-капельного пути, передается еще контактно-бытовым» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Если бы мы встретились с этим вирусом ранее, у нас не было бы такого роста на сегодня» «Если бы мы встретились с этим вирусом ранее, у нас не было бы такого роста на сегодня» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Маска является барьерным способом защиты. Даже если вирус попадет через щелку маски, то она уменьшит количество вирусных частиц» «Маска является барьерным способом защиты. Даже если вирус попадет через щелку маски, то она уменьшит количество вирусных частиц» Фото: «БИЗНЕС Online»
«На сегодня у нас еженедельно порядка 15 — 20 коллективов, в которых есть единичные случаи» «На сегодня у нас еженедельно порядка 15–20 коллективов, в которых есть единичные случаи» Фото: Сергей Елагин
«Считаю, что вакцина как придет, обязательно нужно вакцинировать, конечно же, группы риска — это 65+, хронические, медицинские работники» «Считаю, что, как придет вакцина, обязательно нужно вакцинировать, конечно же, группы риска — это 65+, хронические, медицинские работники» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Снизились укусы животными — люди стали дома сидеть. Самоизоляция привела к тому, что обращений стало меньше» «Снизились укусы животными — люди стали дома сидеть. Самоизоляция привела к тому, что обращений стало меньше» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Даже если мы маски снимем, к примеру, в августе, а в сентябре будем видеть и выделять снова коронавирус от пациентов с ОРВИ, то опять наденем маски» «Даже если мы маски снимем, к примеру, в августе, а в сентябре будем видеть и выделять снова коронавирус от пациентов с ОРВИ, то опять наденем маски» Фото: Сергей Елагин
Главный санврач о том, когда откроют ТЦ, кафе и рестораны, будет ли вторая волна коронавируса осенью и нужна ли маска на лице при прогулке. Часть 1-я
«Снятие ограничительных мероприятий возможно в середине лета», — прогнозирует руководитель управления Роспотребнадзора по РТ Марина Патяшина. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» специалист объясняет, зачем вообще вводился режим самоизоляции и дал ли он эффект, в чем смысл масок и перчаток и что будет дальше.

«ПАНИКИ БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО. НО МЕРОПРИЯТИЯ В СЛУЧАЕ ПОДОЗРЕНИЯ ПРОВОДИМ»

— Марина Александровна, какая статистика по коронавирусу — количество инфицированных, заболевших, умерших — на сегодняшний день в РТ? Минздрав боится официально давать информацию, ссылаясь на то, что якобы только ваше ведомство является официальным источником информации. Это так?
— По количеству заболевших — да. Все подозрительные лица или больные, которые выявляются здравоохранением среди жителей Татарстана, сдают на первом этапе анализ-мазок на новую коронавирусную инфекцию в учреждении здравоохранения. И вот в случае, если этот мазок становится положительным в учреждении здравоохранения, его повторно привозят к нам, в лабораторию центра гигиены и эпидемиологии, для подтверждения. Только мы ставим окончательный лабораторный анализ. То есть на сегодня не все анализы подтверждаются из тех, что к нам привозят, потому что там много технических моментов есть.
— Говорят, более 30 процентов — неточные.
— Если отбор материала происходит в инфекционных больницах нашей республики, а они все-таки достаточно опытные с точки зрения отбора материала из носоглотки, то подтверждаемость данных анализов высокая — более 90 процентов. А если это частная медицинская сеть, которая активно включилась в такую работу и берет мазки на новую коронавирусную инфекцию, а до того у нее подобного опыта не было, то на начальном этапе вообще подтверждалось только 30 процентов. Это из частных лабораторий.
— А сейчас?
— Сейчас они стали чуть лучше. Я думаю, процентов 60 мы подтверждаем. В зависимости от количества исследований, которые у них проводятся. И у нас по данному показателю нельзя неделю с неделей сравнивать. В каждую неделю подключается новая частная лаборатория, поэтому суммарно процент может быть несколько иной, но связан с тем, что другие лаборатории включились в процесс.
— То есть паники быть не должно, если первично показан положительный результат?
— Да, но мероприятия в случае подозрения в любом случае проводим: начинаем ограничивать контакты, у пациента спрашивается круг его близкого общения, начинается его изоляция на дому.
— До повторного подтверждения?
— Да. Если даже нет подтверждения, мероприятия тоже не сворачиваются. Это важно. На первом этапе заболевания результат может быть отрицательным, поскольку вирус еще не начал выделяться активно из организма. Мазок же берут несколько раз — в день обнаружения заболевания, на третий день, на 10-й и на 12-й. И бывает так, что на первый день результат отрицательный, но мероприятия мы разворачиваем, то есть ограничиваем контакты, а на третий день он может дать положительный результат.
— У людей колоссальное недоверие к официальной статистике. Существует ли какая-то система контроля? Как вообще формируется ваша статистика?
— Кроме министерства здравоохранения, исследования проводят частные лаборатории. Они делают отбор проб у всех желающих, то есть любой паникующий может пойти в частную лабораторию и сдать мазок. Перед этим его, конечно, осмотрит врач, убедится, что у него нет симптомов, порасспрашивает человека, не болеет ли у него кто-нибудь, не входит ли он в группу контактных, после этого сделает отбор. И вот все результаты — сомнительные или положительные — идут к нам в лабораторию, после чего мы подтверждаем этот анализ либо нет. Вот когда подтверждаем, ежедневно мы вносим в федеральный реестр все положительные результаты, из них формируется ежедневная статистика.
— Уже без «Вектора»? Раньше же вы туда отправляли.
— Да, мы ранее отправляли в «Вектор», когда было небольшое количество исследований, и нарабатывали опыт. Нас перепроверяли в «Векторе» до тех пор, пока мы не стали работать на 100 процентов, как «Вектор». Мы длительное время возили сначала в «Вектор», потом в противочумный институт в Москве, затем в Нижегородский институт. То есть постоянно меняли базу перепроверки результатов. Когда лаборатория центра гигиены и эпидемиологии достигла стопроцентной подтверждаемости того, что подтверждали названные выше учреждения, тогда Роспотребнадзор РФ отпустил нас в свободное плавание. И на сегодня мы становимся как референс для всех учреждений здравоохранения частной и государственной системы.
И цифры, которые попадают в официальную статистику, идут исходя из лабораторных исследований, из наших подтверждений.
— А контроль над вашей лабораторией, над вашим ведомством существует?
— Если у нас проба получается на первом этапе, например, отрицательная, мы не радуемся сразу этому результату, а повторно ее переставляем — на другом приборе, задействуем другой персонал, чтобы исключить человеческий фактор. Все протоколы исследований хранятся в памяти данного прибора постановки реакций. На сегодня и тест-систем достаточно много. Их уже, мне кажется, более 20 на ПЦР-диагностику, которые могут работать. Да, они немного разные, да, наверное, у них разная степень чувствительности к мазкам, но на сегодня мы работаем на тест-системе «Вектор», которую присылает нам Роспотребнадзор, и она достаточно проверена. С начала истории коронавируса в стране все работали на этой тест-системе. А вот частные лаборатории вольны покупать любые тест-системы, которые есть на рынке. Понятно, что все они зарегистрированы в установленном порядке. Вот мы начали трудиться на векторовской тест-системе и, чтобы не искажать статистику, продолжаем работать на ней. Иначе, если мы сейчас сменим тест-систему, тоже не исключается, что у нас могут быть ложноположительные и ложноотрицательные пробы.

«ЧТО ПОДВИГЛО ВВЕСТИ НЕПРИЯТНЫЕ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ?»

— Вернемся к статистике. Какая картина на сегодняшний день (интернет-конференция состоялась 28 маяприм. ред.)?
— За весь период — с 15 марта по 28 мая — в Республике Татарстан зафиксировано 3 026 случаев. За 27 мая подтверждено 60 случаев, темп прироста составлял 2 процента. Буквально с середины апреля мы имеем еженедельное снижение темпа прироста.
— А какой темп прироста был на пике?
— Вначале имелось мало случаев, поэтому темп прироста оказался большим. Был один случай, а потом вырастает на три — и кажется, что темп прироста огромный. С 16 марта темп прироста составлял 46 процентов, но там имелись единичные случаи. На сегодня за прошлую неделю он был 3,5 процента. С 13 апреля с 16 до 11 процентов упал. Где-то с 20 апреля еженедельно снижался на 2 процента. И на сегодня темп прироста уже составляет 2 процента. У нас 20 показателей, которые мы мониторим ежедневно, чтобы понимать, какая тенденция у нас. Если я на прошлой неделе не была уверена, что у нас устойчивая тенденция к снижению, потому что слишком мы колебались: у нас имелось 70, 90, 80 случаев еженедельно, то на сегодня ровно четыре дня даем не более 50–60 случаев. То есть мы имеем в виду, что если еще 5–7 дней продержимся на цифрах 50–60 ежедневно, то мы будем говорить об устойчивой тенденции к снижению числа заболеваний. И я очень надеюсь, что оно станет ровным и постепенным.
— На всю республику 3 026 человек заболели, большинство из них бессимптомно. И ввели режим самоизоляции… Разум отказывается верить в серьезность происходящего! Обрушение экономики произошло…
— Спустя время мы будем к коронавирусу относиться так же, как к гриппу или, по крайней мере, как к обычной инфекции. Но на сегодня что насторожило здравоохранение и что подвигло ввести вот такие жесткие, крайне неприятные для населения ограничительные меры? Во-первых, это новый вирус. Во-вторых, очень высокая скорость его передачи. Да, каждые три-пять лет какой-то новый вирус появляется, но не имеет такого широкого распространения. В-третьих, длительный инкубационный период. У нас ни грипп, ни одно ОРВИ не имеют двухнедельного цикла инкубации, потому и введены эти ограничительные меры. Да, они вызвали критику, экономику обрушили, но позволили затормозить распространение. Вот понимаете, у нас 15 марта первый случай возник, 15 апреля было 128 случаев, а 15 мая мы имели уже за 2 тысячи случаев. В 20 раз выросло! В геометрической прогрессии. Скорость распространения дикая. И если бы у нас в этот период не существовало ограничительных мероприятий, то, безусловно, было бы даже не 3 тысячи.
— Аргумент очень простой. В России сколько людей умерли от коронавируса на сегодняшний момент?
— Более 4 тысяч (4 142 человека).
— Сами врачи говорят: а сколько умирает от инсульта, заболеваний сердца, гриппа?
От онкологии в России умирают 300 тысяч человек в год, в мире — 9 миллионов. Это и есть эпидемия! И никто об этом не говорит и панику не поднимает. А тут 4 тысячи — и вверх дном перевернули всю страну. Да тут от стресса умрут и от того, что в стенах самоизоляции тысячи людей…
— А что сказали бы граждане России, не введи правительство эти жесткие ограничительные мероприятия и попади на койки большое количество тяжелых форм от новой коронавирусной инфекции, в тот период, когда наше здравоохранение не развернуло эти 3 тысячи коек? Как бы мы объяснили нашим жителям, почему так произошло? Мы видим сейчас благоприятное течение развития роста заболеваемости. И подобное вызывает у людей понятное непонимание: ну что же здесь такого страшного? А вот поэтому оно и возникло, потому что были данные меры. А если бы их не имелось? Что бы тогда государство ответило жителям?
— Пенсионеры, диабетики, онкологические больные — их нужно ограничивать, а среди детей практически нет больных. Стоило ли школьников ограничивать?
— Это же мы сейчас только узнали. Копили опыт. Так нельзя рассуждать. На сегодня мы говорим о том, что дети среди заболевших действительно составляют не более 5–7 процентов. Среди них мы видим больше бессимптомных форм и только легкое течение, слава богу. Когда мы накопили опыт, сказали: всё, хватит держать детей дома. Готовы их потихоньку выпускать. И этапом выпуска как раз будет ЕГЭ, который состоится в очном формате, но все-таки с соблюдением мер предосторожности, потому что есть учителя (они разных возрастных категорий), родители (и они обязаны будут находиться в масках, педагоги — тоже). Дети должны сидеть с социальной дистанцией. Я думаю, что к осени мы вернемся к обычной жизни.
— Существуют правительства, где люди взяли на себя ответственность не вводить самоизоляцию. Есть специалисты, которых они послушали. В принципе, без обрушения, без паники. У нас же как третья мировая война.
— У нас страна большая, регионы разные, и здравоохранение разное везде. В Республике Татарстан 10 случаев летальных, но есть ведь регионы, где другие цифры.
— Понятно, но все равно кажется, что меры несоизмеримы с опасностью. Каково ваше профессиональное мнение об этой болезни? Насколько она опасна?
— У болезни есть тяжелые формы, летальные исходы. Они развиваются тоже достаточно быстро и молниеносно у лиц, подверженных данному заболеванию. Это эндокринные заболевания, бронхолегочные. И необязательно лица старше 65 лет. Это нелегкое заболевание. Возможно, оно будет потом воспринято как не такое тяжелое, не исключаю, например, что оно не станет, понятно, к чуме и холере приравниваться, но на сегодня, в период наступления этой инфекции на страну, ничего не сделать, не ввести ограничительных мер, не защитить лиц, которые подвержены тяжелой форме заболевания и возникновению летальных исходов, было бы неправильно. Я вам как специалист говорю.
— По инфекции насколько серьезно? Вы сами лично поверили, что это опасный вирус?
— Летальность у него составляет у нас 0,3 процента от количества случаев, например. Но если из 3 026 убрать бессимптомных, посчитать летальность, то она получится 0,6 процента. В разных регионах летальность до 2–2,4 процента.
— Это высокая?
— У гриппа до 1 процента летальность, иногда в каких-то научных статьях есть 3–4 процента. Конечно, грипп же мы считаем инфекцией нелегкой.
— Но вы же не останавливаете экономику!
— Коронавирусная инфекция имеет схожую летальность с гриппом, но от последнего есть прививка, мы можем вакцинироваться и защититься, а здесь нет ничего. Очень малый опыт накоплен. Все видели эти репортажи из Италии, где умирало бесконечное количество людей. Не успевали увозить! Графики-то заболевших были не такие ровные, как у нас, а под прямым углом взлет! Да, они очень быстро вернулись в норму, потому что все переболели.
— А если бы мы пошли этим путем — быстренько все переболели?
— Сейчас 3 тысячи случаев, у нас до 30 бывает тяжелых форм. Умерли 10. А если бы заболевших имелось большое количество в течение короткого периода? Процент тяжелых форм оказался бы огромный! Здравоохранение не купило бы достаточного количества ИВЛ, не развернуло бы койки, не обеспечило бы медикаментами необходимыми… Я не уверена, что у нас имелась бы летальность 0,3. Погибло бы большое количество людей, потому что им не была бы оказана высококвалифицированная индивидуальная медицинская помощь.

«ДОПУСКАЕТСЯ НЕ ГОСПИТАЛИЗИРОВАТЬ БОЛЬНЫХ В ЛЕГКОЙ СТЕПЕНИ»

— «Согласно официальным данным, в республике подготовлено 2 577 койко-мест для больных коронавирусом, на 26 мая активно больных COVID-19 осталось 810 человек. Почему их всех не госпитализируют, а от 60 до 80 процентов отправляют на лечение домой, тогда как вы сами говорили, что 2/3 заражений происходит в семьях и эти больные являются главным источником распространения инфекции контактным путем, а именно таким способом заражаются до 95 процентов вновь инфицированных ежедневно? Почему вы эту практику не прекратите, ведь остановить распространение инфекции можно, только изолируя всех инфицированных?» (Равиль Гафиятуллин)
— Начнем с того, кто подлежит обследованию. Это лицо с подозрением, то есть у кого есть симптомы, схожие с новой коронавирусной инфекцией.
— Какие симптомы?
— Любые симптомы острой респираторной вирусной инфекции: повышение температуры, покашливание, кашель, насморк. Тогда у человека обязательно отбирается мазок на новую коронавирусную инфекцию.
— У любого обратившегося?
— У любого обратившегося в медицинскую организацию с такими общими симптомами.
— Есть много примеров, когда врачи говорят: «У тебя все нормально, не переживай», — и не берут мазок.
— Я за врачей, по крайней мере за систему здравоохранения, не могу отвечать, но медик, придя к больному, определяет, вирусные у того симптомы либо бактериальные, и вправе решить, что это не вирусная этиология, потому не отбирать пробу на новую коронавирусную инфекцию.
— И все-таки была информация, что многих не в больницу кладут, даже если подтвержден коронавирус, а домой отправляют лечиться. Почему?
— Потому что заболевание имеет бессимптомную форму — это когда у вас идет выделение вируса, но ни одного симптома заболевания не имеется. У вас нет температуры, насморка, кашля. Вы являетесь бессимптомным носителем. Мы часто таковых выявляем в семьях или коллективах, когда есть один больной с клиническими выраженными симптомами, он у нас становится COVID-положительным. И в рамках противоэпидемических мероприятий мы начинаем выявлять контактные лица — тех, с кем он вместе сидит в одном кабинете, с кем проживает. Их начинаем обследовать. И часто бывает так, что из обследования его близкого окружения выявляем лица, положительные к COVID-19, но у них нет симптомов новой коронавирусной инфекции, никаких симптомов ОРВИ нет. И это бессимптомные носители.
На сегодня санитарным законодательством и приказом министерства здравоохранения допускается не госпитализировать пациентов бессимптомных, легкой степени. У них может быть легкая степень, например только насморк. Если врач оценивает состояние пациента как стабильное, бессимптомное, последнему ничего не угрожает, он не относится к группе риска по хроническим заболеваниям, или не видит ухудшения его состояния, то такого пациента медик вправе решить оставить дома. Но есть еще госпитализация по эпидемиологическим показателям. Вот если у такого пациента находятся дома лица, относящиеся к группе риска, — пожилые родители старше 65 лет, медицинские работники или хронические больные, то тогда первого помещают в стационар для того, чтобы уменьшить риск заболевания его окружения.
Но здесь нужно помнить, что даже если такого пациента, бессимптомного, забрали из семьи, в которой есть пожилые родители, то они все равно будут находиться в круге контактных, у них риск заболеть все равно существует. Они же с ним общались в момент заболевания или за три дня до начала симптомов каких-либо, поэтому крайне важно отменить эти посиделки за одним столом, а лучше разъехаться, если есть такая возможность, родителей в загородный дом отправить, чтобы не подвергать риску, или самим съехать туда. Я за то, чтобы, по крайней мере, все лето все-таки поберечь наших пожилых родителей от лишних контактов. Если эти контакты есть, то хотя бы соблюдать дистанцию.
Как можно хоронить умерших от коронавируса? Читал, что вирус живет в умершем теле всего четыре часа. Почему тогда в некоторых регионах и странах умерших не отдают родственникам и даже кремируют против воли родственников? (Ильяс Ахметзянов)
— Хоронят в обычных условиях, труп не представляет никакой опасности в этой части. Единственное, есть рекомендации хоронить в закрытых гробах. Но это по желанию. И надевать перчатки при омывании трупа. Больше никаких требований нет. Опасность на похоронах и поминках представляет скопление людей. Главное — собравшиеся должны быть в масках. Поминки предполагают обнимания, поддерживание друг друга, похлопывание, слезы… А это все способствует распространению вируса.


«СВОБОДНЫХ «КОВИДНЫХ» КОЕК БОЛЕЕ 60 ПРОЦЕНТОВ»

— Сколько в больницах лежит инфицированных, сколько выздоровело, сколько умерших? И как вы определяете умерших — от коронавируса или с коронавирусом?
— В больницах у нас на сегодня лечатся 1 003 человека, из них на искусственной вентиляции легких — 19. На данный момент у нас 10 летальных случаев.
— Точно от коронавируса?
— Это послужило причиной. У пациентов была двусторонняя коронавирусная пневмония. Как я уже сказала, у нас на сегодня 3 026 случаев, из них бессимптомных форм — 1 362, это 45 процентов. Это как раз из числа круга контактных лиц. Размещают все данные на сайте «Коронавирус» ежедневно, там достаточно четкие и понятные графики.
— Была информация, что коронавирус такой, что ИВЛ-то и не помогает больному, что, наоборот, погибают от искусственной вентиляции легких.
— Я тоже читала такие статьи, но ИВЛ же тоже крайне необходима. Как без нее, если у человека пропадает собственное дыхание?
— Ему просто облегчают состояние, чисто физически?
— Не то что облегчают... Если его не подключат к ИВЛ, он погибнет. Данный пациент же не может дышать просто без ИВЛ, поэтому искусственная вентиляция легких — вынужденная мера для того, чтобы продлить его жизнь.
— 1 003 человека в больницах — это много или мало? Больше лежало у нас за период с 15 марта?
— Есть показатель, который позволяет снижать ограничительные меры в регионе, — это свободные койки. И на всех трех этапах снятия ограничительных мероприятий у нас должно быть не менее 50 процентов свободных коек.
— Инфекционных?
— Именно для «ковидных» больных. На сегодня в Республике Татарстан по нормативам должно быть развернуто 2 577 коек, у нас — 3 049. То есть больше, чем необходимо. И сейчас у нас свободных коек более 60 процентов. Это и койки, и аппараты ИВЛ, и медикаменты, и готовый и обеспеченный средствами индивидуальной защиты персонал. Но это мы обязательно держим в резерве на случай массового поступления больных, если вдруг ситуация выйдет из-под управления.
— Строят новую инфекционную больницу. Она необходима будет? Может, это уже излишки какие-то?
— Нет, она необходима. Даже в обычных условиях, не «коронавирусных» историях, у нас инфекционных коек недостаточно. В целом на Республику Татарстан, насколько я помню, около 600 инфекционных коек: 355 — в инфекционной больнице в Казани, 237 — в Челнах.

— И вдруг выяснилось в
XXI веке, в 2020 году, что недостаточно инфекционных коек?
— Дело не в том, наверное, что выяснилось. Их действительно было не очень много. У нас ведь и состояние детской инфекционной больницы не самое хорошее. Вопрос не в этом, а в том, что инфекционные болезни действительно в доле всех заболеваний человека занимают определенное место.
— Сколько процентов?
— Четверть. По данным Татарстанстата, за 2018 год более 3 миллионов случаев заболеваний на жителей республики с учетом всех болезней и травм. Ежегодно около 750 тысяч случаев приходится на инфекционные заболевания. При этом порядка 650 тысяч или более — это ОРВИ и грипп суммарно. До тысячи случаев гриппа ежегодно.
— А кажется, что гриппом болеют десятки и десятки тысяч.
— Вы что? Нет! Грипп — это же управляемая инфекция, у него же вакцинопрофилактика есть. Конечно, болели не более тысячи человек.
— Может быть, просто не ставят такой диагноз на всякий случай? Часто же жалуются: дескать, вот ходил, у меня явно грипп, а мне сказали, что ОРВИ. Многие и не обращаются в поликлинику вообще…
— Понимаете, если вы не обращаетесь, это у вас точно не грипп. ОРВИ включает в себя группу инфекций, где возбудителем являются 200 с лишним вирусов. И в бытовом плане иногда мы называем гриппом любую ОРВИ. Я уверяю вас, грипп — это та инфекция, когда вы с утра проснетесь, чувствуете себя как-то не очень, как будто бы не выспались, пошли на работу, а к обеду вы уже встать не можете. У вас температура 40 и такая интоксикация, что вас ничто не радует и на работе вы точно не останетесь. На ногах вы грипп не перенесете — это тяжелое заболевание. Оно в структуре ОРВИ занимает очень мало, поэтому мы всегда активно пропагандируем вакцинацию, ведь это то, что спасает нас от гриппа. Она не спасает нас от других ОРВИ, но защищает от тяжелых последствий гриппа.

«ИНФЕКЦИОННЫЕ СТАЦИОНАРЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ В ДОСТАТОЧНОМ КОЛИЧЕСТВЕ ВСЕГДА»

— Наверное, есть стандарт по количеству койко-мест в целом на население и койко-мест в инфекционных больницах? Стандарт у нас не выдержан, оказывается?
— Ранее были такие стандарты, на сегодня нет утвержденных, чтобы сказать, что койко-мест, например, не хватает.
— Возьмем советские стандарты.
— Наверное, они были, но на сегодня недействующие. Но что значимо в условиях региона? Инфекционные стационары нам крайне важны в период массовых мероприятий, мы их готовим, потому что к нам приезжают много иностранных гостей, которые могут принести инфекции, с которыми мы не встречались и которые могут распространиться. Инфекционные стационары должны быть в достаточном количестве всегда. Это же не только какой-то грипп, имеются же инфекции, например корь. Несмотря на то что есть вакцинация, случаи заболевания корью не утихают, потому что много невакцинированных людей, хотя корь подлежит обязательной вакцинации. Всегда подлежат вакцинации лица, которые проживают в общежитиях и могут заразить весь этаж или проживают в коммунальных квартирах. Последние тоже всегда по эпидпоказанию госпитализируются в инфекционный стационар, вне зависимости от того, какая у них инфекция, легкая ли форма. Есть группы риска по определенным инфекциям. Инфекционные койки, безусловно, должны быть, и я думаю, что со строительством новой инфекционной больницы запас у нас будет.
— В этом смысле спасибо коронавирусу, да?
— Да, он подтолкнул.
Сейчас всю систему здравоохранения, больницы перестраивают под коронавирус. И уже есть мнения, что угробят все здравоохранение и люди помрут от других болезней. Вот, например, читатель пишет: «26 мая ходил в поликлинику №11 — хотел сделать прививку от клещевого энцефалита, но мне отказали. У них приказ: все плановые мероприятия отменены из-за пандемии! А клещи знают об этом?! Сейчас у клещей активная фаза, а вы издаете не очень умные приказы». (Ислам Фархутдинов)
— Я согласна с тем, что плановая медицинская помощь на сегодня действительно отложена в силу того, что все стационары у нас трудятся на COVID-19 или, по крайней мере, нацелены на работу на COVID-19. Что касается вакцинации, мы ее не прекращали по эпидпоказаниям. А вакцинация против клещевого энцефалита — это вакцинация по эпидемиологическим показаниям. Ее не прекращала ни одна поликлиника.
— Вам сигнал!
— Сигнал. Мы отработаем с 11-й поликлиникой. Более того, зная, что длительное отсутствие прививок среди населения может привести к другим инфекциям, уже не коронавирусным, мы с 12 мая разрешили вакцинацию детей в детских поликлиниках. На сегодня нет ограничений по вакцинации детей. С 19 мая мы разрешили всю вакцинацию взрослого населения по предварительной записи, поэтому, что касается вакцинации, на сегодня нет ограничений…

«НАС СДЕРЖИВАЕТ ОДИН ПОКАЗАТЕЛЬ — КОЭФФИЦИЕНТ РАСПРОСТРАНЕННОСТИ»

— «Как долго продлится масочно-перчаточный режим в РТ?» (Аркадий Н.)
— Я не могу сказать, что мне сегодня это понятно и что мы 15 июля все радостно снимем маски.
— А примерная перспектива, хоть в тумане очертания видны вам?
— Мы на сегодня находимся по показателям снятия ограничительных мероприятий на первом этапе из трех. Есть три показателя. Первый — это свободный коечный фонд не менее 50 процентов на всех трех этапах. Второй — уровень охвата лабораторным тестированием, на первом этапе он должен быть 70 исследований на 100 тысяч населения за последние 7 дней. На втором этапе он должен быть 90, то есть мы должны увеличивать, наращивать лабораторные тестирования, и мы его нарастили за последние, наверное, две-три недели. Если ранее, три недели назад, мы делали около 3 тысяч исследований ежесуточно суммарно, то сейчас — 4,5 тысячи ежесуточно. На третьем этапе у нас должен быть охват тестированием 110 на 100 тысяч населения за 7 последних дней. На сегодня этот показатель с 4,5 тысячи, с которого мы ушли, составляет 108 тысяч. Мы охватили практически до третьего этапа. То есть у нас достаточно широкий охват тестированием на данный момент среди жителей Республики Татарстан. По лабораторному тестированию и по койкам мы практически достигли третьего этапа.
Но нас сдерживает один показатель — коэффициент распространенности. Он считается так: абсолютное число случаев за последние четыре дня разделить на четыре предыдущих дня. К третьему этапу легче посчитать. Если мы за последние четыре дня фиксируем по 40 случаев — 40, 40, 40 — и делим на предыдущие 80, 80, 80, он будет 0,5. То есть мы должны ровно вполовину уменьшиться по количеству случаев. Если сейчас по 60 случаев, 50 ежедневно даем, то мы последние два дня наконец-то вышли на коэффициент распространенности 0,8. То есть мы как будто бы шагаем ко второму этапу, но только два дня пока. И если мы с 60 упадем до 30, то можно сказать, что входим в третий этап. И вот когда мы станем уже с 30 падать, то тогда масочный режим будет отменен. То есть тогда, когда разрешат массовые мероприятия.
— К концу июня мы достигнем этого уровня, как вы считаете?
— Я не исключаю, что можем достигнуть.
— Ультрафиолет помогает справляться с вирусом? Или только койко-место и ваши тесты?
— Солнечный свет убивает любой вирус, который передается воздушно-капельным путем. И передача в общественных местах, на улице по крайней мере, снизится в разы, потому что вирус не будет выживать при активном солнечном свете.
— Конец июня?
— Возможно, что мы большинство ограничительных мероприятий снимем к концу июня или в июле. В середине лета, я бы с большей долей уверенности сказала. В середине лета возможно достижение этого третьего этапа и снятие ограничительных мероприятий.

«ЕСЛИ БЫ ОТ МЕНЯ ЛИЧНО ЗАВИСЕЛО ЧИСЛО ЗАБОЛЕВШИХ, Я МОГЛА БЫ КАКИЕ-ТО ГРАФИКИ ВАМ НАРИСОВАТЬ»

— «Почему до сих пор нет четкого плана-графика возвращения к работе бизнесов, оказывающих услуги населению? Только, пожалуйста, не ссылайтесь на неизученность коронавируса! Как говорят ученые, вирус этот ничем не отличается от других». (Макаров) Сейчас первый этап?
— Да.
— На втором этапе чего мы ожидаем?
— На втором этапе мы будем рассматривать открытие некоторых образовательных учреждений, согласно методическим рекомендациям Роспотребнадзора.
— Это школы и вузы?
— Уточнений нет, какие образовательные учреждения. И расширение сферы услуг. Если взять, например, спортивные организации — на начальном этапе мы разрешили только индивидуальные тренировки — фитнес, бассейны. В скором времени, я предполагаю, возможно будет разрешено более широкое посещение спортивных залов и бассейнов, уже не индивидуальные тренировки, а ограничение посещений залов (постановлением правительства РТ работа фитнес-центров разрешена с сегодняшнего дня, 5 июня, при условии соблюдения санитарных требованийприм. ред.).
— В зале не больше, например, 10 человек?
— В методических рекомендациях Роспотребнадзора — 4 квадратных метра на одного человека, если это спортивный зал. Если бассейн, то там 10 квадратных метров на человека. Есть определенные нормативы посещения.
Когда и как будет начата работа ТРЦ и общепита? (Андрей Федоров)
— Третий этап.
— В Москве открываются ГУМ, ЦУМ и «Детский мир».
— Я за Москву не могу говорить, но торговый центр — это только третий этап. На втором этапе откроются магазины большей площади. Мы же до 400 квадратных метров ограничивали.
«Почему торговый зал разрешили только не более 400 квадратных метров? Где логика, ведь на большей площади у покупателей меньше шансов встретиться?!» (Нуруллин)
— Там же ограничение по количеству людей, из расчета один человек на 4 квадратных метра. То есть одновременно в торговом зале могут находиться не более 100 человек.
— А почему весь зал нельзя открыть с таким же условием? Тысяча квадратов — тысяча человек.
— Это рекомендации, утвержденные федеральной службой. На первом этапе — магазины до 400 метров из расчета один человек на 4 квадратных метра. На втором этапе — 800 квадратных метров. Что нас ждет дальше? Расширение допустимой площади магазинов. И на третьем этапе — уже торговые центры. Согласитесь, что торговые центры — это не только магазин, но и место развлечения, тусовок, встреч. Тем самым мы опять расширяем социальные контакты между гражданами и снова будем способствовать риску распространения инфекции. На сегодня вот такое поэтапное открытие магазинов приводит к тому, что мы все-таки социально людей ограничиваем в общении, а значит, передача инфекции сдерживается.
— Когда разрешат открыть кафе, хотя бы маленькие? Читатель пишет: «Люди начали работать, а перекусить негде. Откройте общепит — мы готовы в масках кушать!»
— Общепит — третий этап только. У нас на сегодня по постановлению кабинета министров разрешены только столовая на предприятиях и кафе — ресторан при гостинице. Может быть, целесообразно рассмотреть возможность тоже поэтапного открытия общепита, то есть не одновременного — вот на третьем этапе не все открыть, а, например, что-то, но пока даже и об этом рассуждать рано, потому что мы даже до второго этапа не дошли. Нам надо устойчиво подойти хотя бы ко второму этапу — для того, чтобы понимать, как потом поэтапно мы будем вводить.
— Второй этап когда будет?
— Еще раз повторяю: показатель коэффициента распространенности у нас только два дня 0,8, а он должен быть 7 дней менее 0,8, чтобы была устойчивая тенденция.
— Через 5–6 дней мы, возможно, подойдем ко второму этапу. Тогда какие бизнесы разрешат?
— Фитнес-расширение, общественное питание в усеченном виде.
— Даже веранды — нет?
— Много вопросов задают по ним. Может быть, веранды. Но опять же я просто сейчас боюсь, что пообещаю, а потом скажут: «Вы обещали, что мы сегодня должны трудиться, а мы не работаем». Вы понимаете, если бы от меня лично зависело число заболевших, я могла бы что-то пообещать, какие-то планы и графики вам нарисовать, но это зависит от всех нас, от того, как мы с вами будем соблюдать режим самоизоляции.

«МЫ СТРОГО ДОЛЖНЫ СОБЛЮДАТЬ ЭТАПЫ СНЯТИЯ ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ»

— А это все-таки в руках региона или есть центр, который все регулирует?
— Есть методические рекомендации, утвержденные федеральной службой, и мы ориентируемся прежде всего на них. Вы же слышали, когда Владимир Владимирович Путин проводит совещание, он говорит: с учетом требований Роспотребнадзора. Вот они и есть.
— Региональной власти дали какие-то полномочия, но вы все-таки ориентируетесь на Роспотребнадзор?
— Дали полномочия по снятию ограничительных мероприятий властям, но с учетом санитарно-эпидемиологической обстановки и рекомендаций Роспотребнадзора. То есть мы не можем сказать, что власть захочет открыть что-то, что не укладывается в нормы, и это позволительно. Нет, о таком даже речи не идет! Мы строго должны соблюдать этапы снятия ограничительных мероприятий. Другое дело, что в каких-то регионах химчистки открыты (сфера услуг), у кого-то — нет. Где-то власти посчитали, что их не надо открывать. У нас же данная сфера услуг не закрыта. У нас на сегодня что закрыто? Общепит, торговые комплексы, массовые культурно-развлекательные какие-то вещи. Спортивные ограничены, фитнес. Ну а что еще? Какие бизнесы?
— Театры.
— Они к культурным мероприятиям относятся, как массовые.
— Музеи вы открыли?
— Для посещения до 10 человек, а библиотеки работают только на книговыдачу, читальные залы не действуют.
— И образовательные учреждения — тоже.
— Школы не работают, дистанционный режим продолжается. Это установка министерства образования РФ. Что касается детских садов, они у нас не закрывались и продолжали работать в рамках дежурных групп, поэтому здесь вопросов нет.
— Много же частных образовательных школ, центров — для взрослых и детей, как с ними?
— По ним нет запрета в постановлении кабинета министров. Поэтому пусть работают с соблюдением требований. Бизнес очень часто пишет запросы: а нам когда открыться? Мы очень часто отвечаем: прочитайте постановление кабинета министров. Если вы относитесь к сфере закрытой, то не работаете. Если не относитесь — значит, у вас нет ограничений.
— Когда откроют бассейны? Объясните, чем они опаснее, чем, например, продовольственные магазины или лифты в жилых домах? (Ирина)
— Они не опаснее, но мы закрыть продовольственные магазины не могли — это же сфера непрерывного действия. И лифты тоже никто не может закрыть. Какой смысл их закрывать? Не заходите туда, когда кто-то едет.
— Остались бактерии там, в воздухе летают. Нет такого?
— Нет. Еще раз: вирус передается воздушно-капельным путем при разговоре, чихании, кашле. Нет других путей. Если вы вымоете руки после посещения общественных мест, то никакой угрозы нет.
— Тогда в автобусе зачем перчатки? Можно же просто руки вымыть после транспорта.
— Для чего мы надеваем перчатки в транспорте и магазинах? Потому что вирус, кроме воздушно-капельного пути, передается еще контактно-бытовым. Когда мы трогаем что-то, что, возможно, инфицировано, а потом — слизистую носа, глаз и рта. Какая у нас есть привычка? Желание прикоснуться ко рту или потрогать, почесать нос, глаза. От чего нас спасают перчатки? Они нас сдерживают от наших таких привычек, которые могут привести к заражению. Придя в магазин, вы вряд ли такое сделаете, когда на руках перчатки. Это первое. Второе: когда возвращаетесь из магазина домой, у вас может не выработаться навык мытья рук, а перчатки вы точно снимете.
— «Многие бизнесы боятся нарваться на штрафы, поэтому не открываются для посетителей. Объясните, каковы правила выхода из режима самоизоляции. Уведомительные? Кого уведомлять? Или как все это будет происходить? Ориентироваться на сайт Роспотребнадзора РФ или ваш, по РТ? Но у вас так все непонятно!» (Даниил) Самим трактовать или у вас горячая линия есть, по которой можно уточнять?
— Постановление кабинета министров — это документ субъекта. Мы его можем разъяснить. Есть оперативный штаб РТ, можно позвонить на горячую линию.
Когда выходит постановление кабинета министров, оно всегда сопровождается брифингом, как правило, где органы власти разъясняют, что, какие послабления мы даем тем или иным сферам бизнеса. Безусловно, можно написать обращение нам — мы разъясним, если есть вопросы. Можно написать министерству юстиции, в профильные министерства, министерство промышленности, если это какая-то промышленная площадка или сфера бизнеса, в министерство экономики. Вопросов нет — будем разъяснять.
Никакого уведомительного порядка нет. Бизнесы должны соблюдать требования, которые являются приложением к постановлению кабинета министров, для всех работников. Социальное дистанцирование, ношение средств индивидуальной защиты, обработка рук, условия для мытья рук, измерение температуры сотрудников на входе и в течение рабочего дня — это основные правила, которые обязательны.


«ДЛЯ ПРИБЫВШИХ ИЗ ДРУГИХ СУБЪЕКТОВ ДЕЙСТВУЕТ ИЗОЛЯЦИЯ — ДВЕ НЕДЕЛИ»

— Один читатель, который каждый год ездит в санатории, утверждает, что с 1 июня якобы открываются в Татарстане все санатории, если ты покажешь справку об отрицательном тесте, сделанном за два дня до заселения. Это правда или нет?
— В постановлении кабмина никаких изменений не было. На сегодня санатории у нас закрыты.
— То есть на их открытие должно быть отдельное разрешение в постановлении?
— Да, в постановлении кабинета министров РТ будет написано о снятии с санаториев ограничений. На сегодня пока вопроса такого нет. И это была норма федеральная, не субъект закрывал санатории. Имелось поручение председателя правительства РФ Михаила Владимировича Мишустина о том, чтобы все санатории на территории всей страны до 1 июня закрыть. И мы прописали в постановлении кабинета министров РТ с учетом федерального ограничения. Если не будут продлены федеральные нормы на это, то, наверное, санатории станут открываться, но в любом случае подобное пропишут в постановлении кабмина РТ.
— Санаторий «Ливадия» работает пока на изоляцию?
— Да, в обсервации у нас находятся люди — в санаториях «Ливадия» и «Васильевский».
Привозят туда граждан с зарубежных чартерных рейсов и вахтовиков, которые перевахтовку проводят, и потом они обратно возвращаются в Ямало-Ненецкий округ.
— Вы считаете, что это эффективная мера?
— Я думаю, что это эффективная мера с точки зрения ограничения их контактов при возвращении домой, чтобы они в свой очаг, где будет большое количество рабочих, не завезли новую коронавирусную инфекцию.
— А их там каждый день тестируют?
— Нет. Мы тестируем один раз и по возникновении клинических симптомов. За людьми ежедневно наблюдают медики. Если у них появляются какие-то симптомы, то берем анализ на новую коронавирусную инфекцию.
— А кто оплачивает это все?
— Что касается обсервации лиц, прибывших из других субъектов по договоренности с работодателем, оплачивает работодатель. Частные лица, вернувшиеся из-за рубежа, за счет государства содержатся.
— Есть информация, что на самом деле вирус пришел осенью в Россию. Очень многие считают себя переболевшими.
— Если бы мы встретились с этим вирусом ранее, у нас не было бы такого роста на сегодня. Мы все переболели бы за данный период. Для того чтобы циркулировал вирус среди населения, нужно до трех месяцев. Если бы это случилось осенью, мы его обнаружили бы, но роста не имелось бы.

«КЛИНИЧЕСКАЯ ФОРМА ЗАБОЛЕВАНИЯ ЗАВИСИТ ОТ ИММУНИТЕТА И ДОЗЫ ВИРУСА»

— «Как маски с диаметрами ячеек в 0,1 миллиметра могут мешать вирусам размером в 1 нанометр?!» (Сагдеев Р.О.)
— Вирус сам по себе ведь не летает — он передается воздушно-капельным путем. Растворен в капле слюны, которая возникает при кашле, чихании, разговоре. Маска является барьерным способом защиты. Даже если вирус попадет через щелку маски, то она уменьшит количество вирусных частиц.
— А это принципиально важно?
— Да. Клиническая форма заболевания зависит от двух факторов: первое — от иммунитета человека к восприимчивости к инфекции, второе — от дозы вируса. Если на вас кашлянет человек и вы в маске, то можете заболеть — какая-нибудь частичка попадет, но вы заболеете в легкой форме или средней. А если вы будете без маски, то заболеете в тяжелой форме, потому что доза вируса к вам попадет такая, которая вызовет массивное размножение вируса и повлияет на ваше здоровье.
— «Зачем на улице носить маски? Зачем людям вдыхать свой же углекислый газ? Ранее ВОЗ и МЧС объявили, что ношение масок на улице вредно для здоровья». (Павел)
— Я не знаю зачем. В постановлении кабинета министров написано очень четко: при посещении общественных мест.
— А общественные места начинаются сразу, как выйдешь из подъезда…
— Да, при выходе на улицу у вас должна быть маска. Она может быть приспущена, может находиться в кармане. Выход на улицу не исключает непредвиденных контактов с другими людьми, потому у вас всегда должна быть возможность быстро надеть маску на лицо. И правильно — погода хорошая, дышать надо полной грудью. Это тоже профилактика бронхолегочных инфекций.
— Зачем сразу ограничили парки и прогулки? Сказали бы: не встречайтесь, не обнимайтесь.
— У нас же прогулки сейчас разрешены. Просто массово нельзя собираться.
— А вначале почему их ограничили?
— Потому что там большое скопление людей. В парках у нас очень много мам с колясками.
— «В сельской местности есть совершенно пустынные улицы: можно ли при совершении прогулки по такой улице не надевать маску, ведь она только мешает дышать, особенно человеку в возрасте? Зачем нужна маска на пустынном кладбище, ведь, если нет маски, за это штрафуют? То же самое относится к прогулке по полю, лесу, посадке — неужели и там нужна маска?!» (Равиль Гафиятуллин) Человек должен там быть в маске?
— Он должен иметь ее при себе.
— «Объясните, пожалуйста, правила использования ИСЗ: где и как правильно носить, как часто менять, в каком месте и виде содержать и утилизировать? Почему нигде не пропагандируются правила использования ИСЗ? И если это так важно, отчего их не раздают населению бесплатно?» (Людмила)
— Маска должна, во-первых, прилегать хорошенько к лицу. Если это одноразовая маска, ее через три-четыре часа нужно менять, утилизировать. Маску необходимо сложить просто в пакетик и выбросить в мусорное ведро, никаких иных способов ее обработки — сдавать, заливать дезинфицирующим раствором или еще чем-то — нет. Если она многоразовая, гигиеническая, обычная или марлевая — ее можно носить в течение дня, потом постирать, прогладить утюгом с двух сторон и дальше надевать.
— Перчатки тоже надо менять через три-четыре часа?
— Мы не ограничивали, какие перчатки должны быть. Это могут быть резиновые одноразовые, рабочие дачные, обычные осенние-весенние перчатки — это для того, чтобы в магазин сходить. Пришел — их протер, помыл. Да и все нормально, никаких особых нет правил.

«ДОКАЗЫВАТЬ КАЖДОМУ ПОЛИЦЕЙСКОМУ — ЭТО НЕПРОСТО, ПОТОМУ ЛУЧШЕ В МАСКЕ»

— Переболевшие уже без маски могут ходить, наверное?
— Ну знаете, справку не будешь людям показывать.
— Ну если будут спрашивать полицейские.
— Теоретически. Мы это не прописывали отдельно в документе.
— А по логике?
— По логике да, но таких лиц среди нас немного.
— И полиция об этом не знает.
— Да. Доказывать каждому полицейскому — это непросто, потому лучше в маске.
— Все-таки средством индивидуальной защиты считается маска из аптеки одноразовая, а все остальное не прилегает, получается, вообще никак не защищает?
— Нет, это все равно считается барьерным средством защиты, таковые имеют право на существование.
— «Как применять СИЗ в офисных помещениях, например, если в комнате четыре-пять человек?» (Ольга) Перчатки нужны?
— Перчатки — только общественный транспорт и магазины, а маски, я считаю, нужны, если несколько человек сидят в одном кабинете, иначе будет распространение в коллективе. На сегодня у нас еженедельно порядка 15–20 коллективов, в которых есть единичные случаи. Как это происходит? Начинает заболевать сотрудник чем-то, похожим на COVID-19, у него отбирают мазок, и мы каждому работодателю выдаем постановление на проведение мероприятий. Пишем, чтобы работодатель определил круг контактных — кто сидит с инфицированным в одном кабинете. Этим лицам дается постановление на изоляцию. Они тоже уходят на больничный лист, находятся дома, чтобы не заразить всех оставшихся в трудовом коллективе. Заболел один сотрудник — обследуем его кабинет. Там, например, все трое, кто с ним сидел, являются бессимптомными носителями — молодые девушки, парни, которые совершенно не представляют угрозы.
Но в данном коллективе в течение 14 дней (это инкубационный период коронавирусной инфекции) заболевает сотрудник в соседнем кабинете. Подобное о чем говорит? О том, что маски не то что в кабинете не надеваются, но даже при выходе из него. Сотрудники где-то коммуницируют либо вместе питаются, не соблюдая социальной дистанции. Это говорит о том, что в данном коллективе не соблюдаются меры предосторожности. Потому в постановлении кабинета министров очень четко написаны требования в приложении: для всех, кто работает. У нас есть же предприятия непрерывного цикла, которые не останавливали работу. И у них нет серьезных проблем. Они начали вести деятельность сразу с такими мерами суперзащиты. И потому данные меры сегодня мы не можем отменить сразу, иначе дождемся, что будет не 60 заболевших, а опять 90. Эта цифра зависит от дисциплинированности каждого — кто житель и кто работник.

«ВАКЦИНАЦИЯ ПОЗВОЛИТ НАМ ВЕРНУТЬСЯ К ОБЫЧНОЙ ЖИЗНИ»

Нужна ли вакцинация против коронавируса, как считаете? Некоторые ученые полагают, что вакцинация против гриппа привела к коронавирусу. (Маршида)
— Очень нужна. Вакцинация против гриппа привести к коронавирусу не может.
— Ученый высказался в том плане, что вакцинацией убили грипп, поэтому пришел более сильный вирус на его место. Свято место пусто не бывает…
— В природе действительно так, но не в части коронавируса. Если в 80–90-е годы у нас был в основном сальмонеллез, дизентерия, то есть бактериальные кишечные инфекции, то сегодня мы их практически не видим — их заполонили вирусы.
— То есть вирусы бактерии поубивали?
— Вирусы в природе замещают бактерии — это совершенно эволюционный путь. Но утверждать, что одни вирусы уходят и приходят другие... не знаю, может быть, в чем-то можно согласиться, но сказать, что вакцинация от гриппа способствовала тому, что пришел коронавирус, — нет, я с этим не согласна. Считаю, что, как придет вакцина, обязательно нужно вакцинировать, конечно же, группы риска — это 65+, хронические, медицинские работники. Обязательная будет вакцинация — и, считаю, это то, что нас спасет. Мы же не можем бесконечно ходить в самоизоляции, боясь данной инфекции. Вакцинация позволит нам вернуться к обычной жизни.
— Многие против гриппа не прививаются принципиально, потому что на первом этапе привились и заболели. Сказали: вот из-за вашей прививки я заболел. Что это было?
— Заболели другим — острым респираторным вирусным заболеванием, не вирусом гриппа. Может заболеть человек после прививки, если он уже находился в инкубационном периоде гриппа.
— А от прививки?
— Нет, там вакцина не живая, она содержит только часть вируса и не может вызвать заболевание. Ранее, много лет назад, вакцина против гриппа была ослабленная и могла вызвать некую клиническую форму заболевания. На сегодня уже много лет вакцина не способна вызвать заболевание.
На следующую гриппозную модификацию 2 триллиона рублей может и не найтись в резервах бюджетных. Как вы считаете, может, есть смысл не прятать организм человеческий от инфекции, а научить его противостоять «всякой заразе», подняв иммунитет самым доступным способом — закаливанием (холодная вода есть дома у каждого)? (Олег)
— Инфекционные заболевания нельзя так регулировать, к сожалению. Инфекция от закаливания и иммунитета не зависит. Если к вам поступило много вирусной нагрузки или большое количество бактерий, но у вас крепкий иммунитет, заболевание пройдет в легкой форме; если не очень крепкий, то пройдет в тяжелой форме. Это зависит от клинической формы инфекции, но закаливание не защищает.
Поэтому вакцинопрофилактика, как бы к ней критично кто ни относился, — это выдающееся достижение профилактической медицины. Она позволяет делать инфекции управляемыми. Если мы вакцинируем такое количество людей, значит, моментально уменьшаем число случаев популяции, потому что вирус или бактерия прекращает циркулировать с таким темпом. На сегодня у нас благодаря вакцинации дифтерии нет в Татарстане, коревая инфекция единичная; краснухи нет; острый гепатит В в разы снизился, потому что мы сейчас вакцинируем всех новорожденных в роддомах против гепатита В; полиомиелита мы не видим, осложнений после полиомиелита нет.
Вы знаете, вакцинация привела, с одной стороны, к тому, что мы видим достаточно благополучную ситуацию по инфекционным заболеваниям, с другой — наше население забывает об осложнениях, к которым приводят такие инфекционные заболевания. И подобное порождает антивакцинальное лобби, у людей неприятие, потому что они не видят этих осложнений и считают, что и так все будет хорошо.
— Когда появится вакцина?
— По данным Роспотребнадзора, в середине осени реально, что вакцина появится и мы начнем вакцинировать группы риска.
— Принудительно?
— Что значит «принудительно»? Вакцинация у нас не принудительная в целом, а добровольная. У каждого будет право отказаться от нее.

«ВОЗМОЖНО, КОРОНАВИРУС БУДЕТ И ОСЕНЬЮ»

— А вообще теоретически возможно, что осень наступит — и опять новая волна коронавируса пойдет?
— Я не исключаю, что будет какая-то волна COVID-19, потому что наслоятся другие острые респираторные вирусные инфекции, которые, возможно, станут способствовать более тяжелой форме. Одно дело — это коронавирус один, как мы его сейчас видим, и нет других вирусов, так как на сегодня у нас заболеваемость по другим ОРВИ снижена. Я думаю, возможно, COVID-19 будет и осенью.
— То есть так называемая вторая волна?
— Да. Не исключаю, что она на самом деле может быть чуть сложнее или чуть тяжелее, так как осень — очень благоприятный период для других вирусов. И мы будем видеть коронавирус плюс какой-то другой вирус.
— Самоизоляция опять?! Или обойдемся масками?
— Я думаю, вакцинация, маски… Даже если мы маски снимем, к примеру, в августе, а в сентябре будем видеть и выделять снова коронавирус от пациентов с ОРВИ, то опять наденем маски. Мы же в период гриппа тоже рекомендуем всем маски носить. Другое дело, что их никто не носил. А сейчас мы уже настолько научились носить маски, мыть руки… Знаете, за всю мою историю у нас кишечная инфекция снизилась в 4 раза, потому что люди научились мыть руки. И не работает общественное питание.
— Общественное питание — я в это больше верю.
— А я верю в мытье рук.
— С детского сада же воспитывали людей мыть руки…
— Воспитать и сделать — это разные вещи. У нас кишечная инфекция снизилась в 4 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
— А еще какие болезни снизились?
— Снизились укусы животными — люди стали дома сидеть. Самоизоляция привела к тому, что обращений стало меньше.
— Ильсур Метшин на днях сказал, что Казань будет носить маски и перчатки до конца 2020 года. А кто принимает решение вообще? Подобное же не в его компетенции, правильно?
— Это как раз прописано в постановлении кабинета министров РТ. Там написано о масочно-перчаточном режиме для определенных мест, определенных категорий граждан. Как только будет снятие ограничительных мероприятий, так оттуда станут уходить и эти мероприятия. Потому на сегодня мы не знаем, как до конца года станет. Я же вам объяснила, что, может быть, в августе мы походим с вами без масок, а потом наденем вновь.
Окончание следует.
Патяшина Марина Александровна родилась 3 мая 1977 года в Казани. Окончила Казанский государственный медицинский университет по специальности «медико-профилактическое дело» (2000). Доктор медицинских наук.
1996–2000 — палатная медицинская сестра Больницы скорой медицинской помощи Казани.
2002–2003 — врач-эпидемиолог ГУ «Центр государственного санитарно- эпидемиологического надзора» Казани.
2003–2011 — заместитель главного врача по эпидемиологическим вопросам Республиканского клинического кожно-венерологический диспансера.
С 2011 года — руководитель управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по РТ — главный государственный санитарный врач по РТ.
А у вас маска при себе?
79%А как же? Всегда ношу с собой
14%Нет, не вижу смысла в этом
6%Обычно с собой, но сейчас нет
1%Свой вариант (в комментариях)
Прием голосов по опросу закрыт

Источник: www.business-gazeta.ru