Анатолий Кузнецов: «Может быть, люди в Татарстане не так напуганы вирусом, как в Москве»

28.05.2020 04:06



63-летний Анатолий Кузнецов — президент группы компаний «Корстон», оперирующей многофункциональными гостиничными торгово-развлекательными комплексами в Москве, Серпухове и Казани
«Думаю, что мы ничем не отличаемся от других — все так же плохо и печально. Понятно, рестораны не работают, но room-сервис действует» «Думаю, что мы ничем не отличаемся от других — все так же плохо и печально. Понятно, рестораны не работают, но room-сервис действует»
«Если раньше я просыпался и смотрел курс доллара, то теперь каждый день смотрим, сколько заболевших» «Если раньше я просыпался и проверял курс доллара, то теперь каждый день смотрим, сколько заболевших»
«Корстон Казань» по выручке бизнес средний, но по количеству персонала мы относимся к крупному. У нас численность более 250 человек, а это критерий отсечения от мер поддержки» «Корстон Казань» по выручке — бизнес средний, но по количеству персонала мы относимся к крупному. У нас численность более 250 человек, а это критерий отсечения от мер поддержки»
«Хочется, чтобы в Татарстане все вернулось на круги своя — если, конечно, у людей будут деньги» «Хочется, чтобы в Татарстане все вернулось на круги своя — если, конечно, у людей будут деньги»
«Маска будет неотъемлемым атрибутом нашей жизни в перспективе. А что делать? Два года назад я был в очередной раз в Токио, и обратил внимание, что люди — примерно 20-30 процентов — ходят в масках» «Маска станет неотъемлемым атрибутом нашей жизни в перспективе. А что делать? Два года назад я был в очередной раз в Токио и обратил внимание, что люди — примерно 20–30 процентов — ходят в масках»
«Коронакризис» и бизнес: президент «Корстона» о будущем сферы развлечений, о том, почему в России не раздадут людям деньги и как это делает Запад
«Есть такое выражение: «Не руби сук, на котором сидишь». Надо найти пути сохранить их по максимуму», — говорит президент ГК «Корстон» об арендаторах. Отель на 400 номеров простаивает — по большому счету с марта там никто не жил. «Дай бог, если есть 2–3 процента загрузки», — сказал он в разговоре с «БИЗНЕС Online». Кузнецов не ждет помощи от государства: «Бизнес — это риск», — а потому продолжает искать талантливых гастроэнтузиастов и прогнозирует, что маска на лице станет неотъемлемой частью будущего России.

ГЕРОЙ

63-летний Анатолий Кузнецов — президент группы компаний «Корстон», оперирующей многофункциональными гостиничными торгово-развлекательными комплексами в Москве, Серпухове и Казани. В бизнесе с 1987 года, со времен начала кооперативного движения в СССР.

НАСКОЛЬКО ТЯЖЕЛО КРИЗИС УДАРИЛ ПО ВАШЕЙ КОМПАНИИ?

  • Как можно оценить этот кризис? Такого, чтобы принудительно останавливали бизнес, не было никогда! Думаю, что мы ничем не отличаемся от других — все так же плохо и печально.
  • Конечно, у нас есть акции для загрузки отеля — мы привлекаем людей, желающих сменить обстановку. Можно с большими скидками заехать в «Корстон» на несколько дней подряд. Кто устал жить дома, кто поссорился — приезжают, прячутся у нас (смеется). Понятно, рестораны не работают, но room-сервис действует.
  • Катастрофическое падение началось в марте. Дай бог, если у нас 2–3% загрузки! Ну а кто будет жить-то, скажите? Люди перестали куда-либо ездить, бизнес замер, прекратились конференции, концерты, массовые мероприятия. Но я думаю, что это и так все знают — от нас сие не зависит. Сейчас в Татарстане ослабили режим самоизоляции. Но, полагаю, ситуацию все видят: Россия уверенно перевалила за 10 тыс. новых случаев вируса в день, сейчас динамика все еще не радует.
  • Режим выходных дней отменили, но четкой программы выхода из карантина пока нет. Пугают, что рестораны и бары будут открываться в последнюю очередь, но как и когда — неизвестно.
  • Что касается арендаторов, то тут тоже все сложно. Если они закрылись, как они будут платить? Тот же «Макдолналдс», KFС как работали от оборота, так и продолжают. А что можно взять с «офисников»?! Знаете, есть такое выражение: «Не руби сук, на котором сидишь»! Надо найти пути, чтобы сохранить их по максимуму. У нас в том же Серпухове большой торговый центр, «М.Видео», «Спортмастер», «Детский мир» и другие — естественно, задача стоит сохранить. Тот же «Спортмастер» переходит в онлайн, и ему не надо столько персонала. Падают обороты и у продуктовых якорных арендаторов.
  • Цифры звучат разные. Кто-то говорит, что во всем мире 4 млрд человек на карантине, кто-то — что 2. Но ясно одно: мы все стали «вирусологами», хотя на самом деле никто ничего не знает.
  • Если раньше я просыпался и проверял курс доллара, то теперь каждый день смотрим, сколько заболевших. Валюта сегодня не играет для нас особой роли. Кредит мы погасили, обслуживаем сейчас только по Серпухову, и хоть с этим проблем не испытываем.

ЧТО ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ ДЕЛАТЬ?

  • Делаем то же, что и все, — оптимизируем расходы! Персонал мы не сокращали, людей отправили кого в отпуск, кого в простой с сохранением 2/3 заработной платы. Но тут надо понимать, что в основном у нас оплата идет от доходов — мотивация составлена от прибылей, а сейчас их нет. Расходы все равно выше — коммунальные платежи, налоги платить надо за первый квартал и так далее. Дисбаланс огромный, и я думаю, что в масштабах всей страны у многих — просто катастрофа.
  • Закупки идут по минимуму, кормим мы сейчас свой персонал и наших клиентов по доставке. Но доходы с доставки — это мизер по сравнению с тем, что раньше зарабатывали рестораны.
  • Сложно сейчас прогнозировать, но, может быть, в сентябре мы запустим фуд-молл в «Корстоне» — он уже сейчас практически готов. Это наш план на будущее. Кризис сказался очень серьезно, но примерно треть операторов, изначально заявлявшихся на корнеры, придет. Поэтому на остальные места мы готовы пригласить гастроэнтузиастов — с их идеями, командами. И затем, после возвращения инвестиций, они получат половину доли и станут партнерами.
  • Готовим еще один проект — Drink Mall, содружество баров и новый вид досуга. В одном месте открывается 15–20 баров, и это новый вид досуга — такие бары есть в Будапеште, в Алма-Ате, они начали открываться и в Москве, Новосибирске, Челябинске. Проект интересен тем, что на одной площадке создается конкурентная среда, поэтому здесь всегда интересно и постоянно стремятся удивлять гостей. Сейчас у нас уже 14 баров, с появлением веранды их будет 20. У каждого — своя концепция, мы делаем дизайн, строим, приглашаем бар-менеджеров. Каждая точка — отдельный бар, свое ООО, лицензия на алкоголь. Поэтому бар-менеджер со своей командой и концепцией организует работу точки — и, как только инвестиции будут возвращены, он получает половину доли в этом ООО по аналогии с фуд-моллом.
  • Наша надежда на Казань связана с тем, что коронавирус не так серьезно затронул Татарстан. И, может быть, люди будут более открытыми, не такими напуганными, как в той же Москве. Но есть проблема доходов граждан. Психология людей уже поменялась — они привыкли есть дома, экономить деньги, тем более всех пугают второй волной кризиса. И бизнес продолжает оставаться в ситуации неопределенности.

ПОМОГУТ ЛИ ВАМ МЕРЫ ПОДДЕРЖКИ ПУТИНА И ПРАВИТЕЛЬСТВА?

  • Помощь от государства? Мы ее не ждем, потому что есть понимание — ее скорее всего не будет, слишком многим надо помогать. «Корстон Казань» по выручке — бизнес средний, но по количеству персонала мы относимся к крупному. У нас численность более 250 человек, а это критерий отсечения от мер поддержки.
  • В Подмосковье властями принято решение, что нам на период самоизоляционных каникул снимают налог на имущество, аренду на землю, если мы понижаем своим арендаторам ставку аренды на 50%. К сожалению, не до конца года. Но по Татарстану пока такого постановления нет.
  • Поддержать надо и население — ведь вся «большая двадцатка», G20, раздает людям деньги. А в России не могут! Может быть, желание и есть, но нет механизма. Смотрите: во всем мире принято, чтобы каждый человек сам за себя платил налоги. И поэтому государство всегда знает, кто сколько зарабатывает. В Штатах, Европе через налоговые органы каждому налогоплательщику сейчас присылают чек, и все. А как это сделать у нас? В России не так: физлица не отдают за себя налоги, за них платит работодатель, при этом в стране огромный пласт серого рынка труда! Очевидно, что система оказалась не готова помочь людям напрямую.
  • Есть, конечно, другие пути — оказать поддержку через детей и пенсионеров. Через детей попытка есть, хотя суммы… Можно было бы выплатить деньги пенсионерам. Учитывая российский менталитет, они дадут их своим детям и внукам. Это, кстати, одна из моделей выхода из кризиса, способ запустить мультипликаторы экономики.

ВАШ ПРОГНОЗ ПО СИТУАЦИИ

  • Думаю, что мы скатимся к началу 90-х. Я же свой первый кооператив открыл в 1987 году и прекрасно помню, как это было — сначала какие-то кооперативные ресторанчики, потом все начало расти и развиваться. И понятно, что теперь часть бизнесов не выдержит удара, закроется. Очень много интервью Аркадия Новикова, Тимура Ланского. Ведущие рестораторы считают, что полный крах будет осенью, они не могут дать никаких прогнозов, когда люди смогут снова ходить в рестораны. Никто не знает сейчас, восстановятся ли обороты общепита, мероприятий. Это как гадание на кофейной гуще.
  • Хочется, чтобы в Татарстане все вернулось на круги своя — если, конечно, у людей будут деньги. Думаю, что в тех ресторанах, которые выживут, цены упадут в 2 раза. На фуд-моллах, полагаю, цены будут еще ниже — надеюсь, туда люди пойдут в первую очередь.
  • Маска станет неотъемлемым атрибутом нашей жизни в перспективе. А что делать? Два года назад я был в очередной раз в Токио и обратил внимание, что люди — примерно 20–30% — ходят в масках. Это был февраль, понятно, что зимой всегда присутствуют и другие вирусы, а японцам нельзя болеть, у них могут сразу уволить. И поэтому люди, чтобы не заразиться в общественном транспорте, на улицах — а вы же представляете, какая там плотность населения, — просто заранее принимают меры.
  • И это нормально. Мы тоже теперь привыкнем к такому. Вы посмотрите, как Китай сейчас открывает свой общепит! Столы ведь там стоят так же плотно, как и всегда, но они огораживают каждое посадочное место. Эти перегородки чем-то напоминают офисные — и все китайцы теперь кушают так! Они защищаются. В США месяц назад такие экраны появились в супермаркетах — они защищают кассиров. И в России тоже к этому придут — такие «заборчики» реально помогают, снижая вероятность заразиться, может быть, вы уже где-то их видите.
  • Вообще, пандемия научит нас новой моде: даже тусить, возможно, будем в масках! Большая роль тут у молодежи, и посмотрите, сколько разных вариантов этих самых масок появилось — вот ответ на запрос людей. Это ведь не последняя пандемия мирового масштаба и не первая, но население научится реагировать на подобное. Не думаю, что в дальнейшем будет такая реакция государства — закрыть все. Люди просто привыкнут ходить в масках, мыть руки, носить перчатки.
  • Когда восстановится концертная деятельность, конференции? Тоже неопределенность! Да, у нас планировались концерты на весну — естественно, сейчас можно увидеть, что все артисты перенесли выступления на осень. Но как это все будет, тоже прогнозировать невозможно.

ВАШ СОВЕТ ОКАЗАВШИМСЯ В ТРУДНОЙ СИТУАЦИИ

  • Нельзя жить без оптимизма. Я всегда живу в будущем, потому что прошлое ты исправить не можешь. Надо смотреть вперед, исправлять ошибки прошлого тем, чтобы не допускать их в настоящем. Нужно готовиться, прогнозировать, смотреть вперед.
  • Бизнес — это же риск! И когда ты куда-то вкладываешься, надо быть готовым к последствиям, неудачам, к тому, чтобы справляться с ними. Еще у предпринимателя должно быть некое чутье — на бизнес, будущее. Вот сейчас люди борются с пандемией и ее депрессивными последствиями. А мы уже должны создавать прекрасное завтра — потому что оно все равно придет.

Источник: m.business-gazeta.ru