Есть и другой генерал Панфилов, родом из Казани

9.05.2020 10:06



Фотография молодых братьев Панфиловых, где они засняты с Лаврентием Берией в 1930-е годы
Алексей Павлович также придумал первую эмблему бронетанковых войск РККА» «Алексей Павлович также придумал первую эмблему бронетанковых войск РККА»
«При нем удалось «научить» тяжелые танки Т-28 передвигаться не по мосту, а по дну реки. Есть документ, где описаны эти испытания»Нажмите, чтобы увеличить
Широта в диапазонах военных профессий у Панфилова была удивительной — от руководителя военной разведки до танкового военачальника «Широта в диапазонах военных профессий у Панфилова была удивительной — от руководителя военной разведки до танкового военачальника»
«Он первым написал письмо Клименту Ворошилову о необходимости создания в Советском Союзе стратегической авиации»Нажмите, чтобы увеличить
Первым орденом во время Великой Отечественной войны — орденом Красного Знамени — генерал-майор Панфилов был награжден в ноябре 1942-го «Первым орденом во время Великой Отечественной войны — орденом Красного Знамени — генерал-майор Панфилов был награжден в ноябре 1942-го»
Он встречал Троцкого в качестве военкома Свияжска, создавал с Берией армейскую разведку, а Сталин его отправил обратно в танкисты
О том, как военный «специалист-многостаночник» Алексей Панфилов придумал дальнюю авиацию, езду танков по дну реки, возглавлял разведку всей Красной армии, затем танковый корпус и предотвратил химическую войну с Гитлером, корреспонденту «БИЗНЕС Online» рассказывают Михаил Черепанов, председатель республиканской ассоциации «Клуб воинской славы», а также республиканский виртуальный музей Великой Отечественной войны и другие источники.

ОТ НЕСТОРА МАХНО ДО МИХАИЛА ТУХАЧЕВСКОГО

«Когда я познакомился с внучкой гвардии генерал-лейтенанта танковых войск Алексея Панфилова, — рассказывает Михаил Черепанов, — побывал у Алины дома в Москве (она живет недалеко от казанского вокзала), то хозяйка и рассказала, и показала массу интересного про своего героического деда. Например, фотографию молодых братьев Панфиловых, где они засняты с Лаврентием Берией в 1930-е годы. Есть у нее и снимок деда с Михаилом Тухачевским — они дружили. Имеется фотография, подписанная Нестором Махно, и прочие уникальные документы. Кстати, Алексей Павлович также придумал первую эмблему бронетанковых войск РККА».
Что касается его происхождения, то в большинстве своем источники утверждают, что Алексей Панфилов — уроженец Казани. Но с этим не согласны зеленодольцы, причисляя генерала к своим землякам.
«Алексей Павлович родился в 1898 году в Нижних Вязовых (поселок городского типа в Зеленодольском районе современного Татарстана), — утверждает сайт zelenodolsk.ru. — Есть моменты, которые знает только его семья. Благодаря интернету мы связались с праправнуком нашего земляка Денисом, проживающим в Москве. В официальной биографии указано, что генерал Панфилов родился в семье железнодорожных служащих. Но надо понимать, что в тот период за «неправильных родителей» могли и расстрелять… На самом деле Алексей был одним из 12 (!) детей казанского мещанина Павла Панфилова, у которого в Нижних Вязовых и Кабачищах имелось несколько доходных предприятий. Получается, родился, как тогда ставили клеймо, в семье «врагов народа». После смерти мужа Анна Панфилова вышла замуж за урядника (управляющего хозяйством), который после революции работал на железной дороге. Отсюда и такая страница в биографии…
Еще в биографии нет того факта, что Алексей Павлович учился в церковно-приходской школе в Нижних Вязовых и полученное в ней образование сильно помогло ему дослужиться до генеральского звания. Опять-таки факт, влиявший на жизнь советского человека».
Газета «Республика Татарстан» писала, что родился он в Казани в большой и бедной рабочей семье. Отец, работавший на станциях Казань и Свияжск, рано умер, так что семья осталась существовать на нерегулярные заработки матери и старших детей. Еще в школьные годы Алексей в летние каникулы уже работал в Свияжске на станции или на строительстве моста через Волгу.
В 1916 году Панфилову удалось поступить в Казанское промышленное (многие источники указывают горное) училище на строительно-техническая отделение. Учился он хорошо и за успехи даже был освобожден от платы за обучение. Но уже весной 1917-го революционные события нарушили обычный ход занятий. Большинство учащихся активно участвовали в массовых митингах, маевках. Показательно решение совета училища накануне празднования 1 Мая того же 1917 года: «Ввиду возможного отсутствия учеников в классах занятия в этот день не проводить».
Когда советская республика начала создавать свои вооруженные силы, Панфилов, не завершив второго учебного года, ушел добровольцем в Красную армию. Потом была Гражданская война…
Панфилов начал свою военную карьеру в родных местах, был военкомом острова Свияжск в годы Гражданской войны, когда туда прибыл Лев Троцкий. По сути, Панфилов его там и принимал, активно помогал наркомвоенмору организовывать контрудары по каппелевской армии КОМУЧа и чехословацким легионерам. В этих боях в 1918 году он был ранен, тогда и пошла в гору его военная карьера. Почему они с братом Владимиром пошли так резко вверх? Троцкий оценил его и «передал в руки» молодому тогда еще Лаврентию Берии. Таким образом, благодаря довольно близкому знакомству с будущим сталинским «железным наркомом» Панфилов не пострадал от смертельно опасных контактов с Троцким, если не считать его ухода с поста главы военной разведки Красной армии в 1942 году (но об этом чуть позже).

«ОН НАУЧИЛ «НЫРЯТЬ» ТЯЖЕЛЫЕ ТАНКИ»

В 1937 году он окончил Военную академию механизации и моторизации РККА. «Когда его назначили руководителем бронетанкового полигона, — продолжает рассказ Черепанов, — то мало того что он им успешно управлял, но и положил здесь начало освоению нового способа преодоления водной преграды. При нем удалось «научить» тяжелые танки Т-28 передвигаться не по мосту, а по дну реки. Есть документ, где описаны эти испытания. Когда во время них танк заглох на глубине (кстати, экипаж удалось спасти), то был сделан вывод, что для отвода выхлопных газов танкового двигателя нужно специальное устройство. Так с подачи Панфилова появилась труба, которая с тех пор и применяется на танках. Вот рапорт об испытаниях того времени (орфография и пунктуация документа сохранены — прим. ред.): «Доношу, что 04.09.1937 г. в 15 часов 20 минут произошел взрыв в танке Т-28-ПХ под водой, во время испытаний его в Нахабино. Произведенным расследованием установлено следующее: в момент взрыва танк был на глубине 2800 мм с экипажем в 2 человека (врач т. Геркевич и мл.командир т. Коровкин). Экипаж танка получил легкие ожоги лица, волос и ушибы тела. Через 2 часа экипаж продолжил работу по восстановлению танка.
Взрыв был такой силы, что несмотря на большой слой воды над танком, сорвал крепление люка водителя, моторного люка, люка правой малой башни, круглого люка центральной башни, а все жалюзи трансмиссионного отделения были приоткрыты. После взрыва вода хлынула в танк через открывшиеся люки, людей залить не успела, так как через 20-25 секунд танк был вытащен на берег.
За время испытаний было произведено 22 заезда с различным погружением в воду от 700 мм до 3200 мм… Максимальное пребывание танка под водой с экипажем было доведено до 1 часа»».

ВМЕСТЕ С БЕРИЕЙ В РАЗВЕДКУ

В апреле 1939-го Панфилова назначают заместителем начальника 1-го отдела 5-го (разведывательного) управления Красной армии. «По сути, они с Берией в то время создавали современную армейскую разведку страны», — считает Черепанов. Через год с небольшим ему присваивают звание генерал-майора и назначают заместителем начальника разведуправления генштаба Красной армии (будущего знаменитого ГРУ). «Панфилов добился резкого повышения эффективности стратегической, оперативной, тактической разведки, — отмечает издание „Военно-промышленный курьер“. — Значительно улучшились подбор и расстановка кадров. Были сняты многие вопросы их материально-технического обеспечения».
Широта в диапазонах военных профессий у Панфилова была удивительной — от руководителя военной разведки до танкового военачальника. Он первым написал письмо Клименту Ворошилову о необходимости создания в Советском Союзе стратегической авиации. В начале 1930-х годов Панфилов предполагал, что главным нашим противником в возможной большой войне будет Англия. И ее надо уметь бомбить.
В 1938-м участвовал в боях у озера Хасан уже в ранге командующего механизированной бригады, а в 1940 году ему было присвоено звание генерал-майора танковых войск.
В первый год Великой Отечественной Панфилов возглавляет разведывательное управление генерального штаба РККА, являясь одновременно уполномоченным по формированию польской «армии Андерса».
В 1941-м от знаменитого теперь уже разведчика, а в то время нелегала Рихарда Зорге в центр поступили две важнейшие шифрограммы. В одной Рамзай сообщал, что немцы стараются втянуть Японию в войну против СССР. Во второй, от 10 июля, речь шла о решении Токио одновременно с продвижением на юг готовиться к войне с СССР после поражения Красной армии на Западе. Эта информация позволяла определить основные направления политики Японии. Деятельностью Зорге, по сути, руководил Панфилов. На бланке его донесения шеф разведки РККА Панфилов наложил резолюцию: «Учитывая большие возможности источника и достоверность значительной части его предыдущих сообщений, данное сведение заслуживает доверия». Генерал отлично понимал, чем рискует, если нелегал ошибется. Но поддержал разведчика авторитетом и весом своей должности.

КАК ПАНФИЛОВ НЕ ДАЛ «НАХИМИЧИТЬ» ГИТЛЕРУ

На посту руководителя советской военной разведки Панфилову удалось предотвратить химическую войну Германии против СССР. В начале 1942 года Гитлер принял решение развязать ее в мае. С немецкой педантичностью запустили комплекс подготовительных мероприятий. Вывели на максимум производство боевых отравляющих веществ, до мелочей продумывалась доставка на Восточный фронт, серьезно готовился к применению ОВ личный состав вермахта. Панфилов так выстроил работу с резидентурой, что вся информация ложилась на его стол в наикратчайшие сроки. Уже 30 января 1942 года члены ГКО получили специальное сообщение начальника разведупра «О подготовке германской армии к применению химических средств». Через 23 дня — «О продолжающейся подготовке германской армии к применению химических средств». «Полученные главразведуправлением данные за февраль 1942 года подтверждают… Мероприятия германского командования направлены на подготовку к химической войне не только на фронте, но и в глубоком тылу. На Восточном фронте отмечено прибытие химических войск на Брянском и Харьковском направлениях… Начало химической войны приурочивается к весне этого года в связи с предполагаемым наступлением. Ускоренная подготовка германской армии к применению отравляющих веществ является бесспорным фактом».
11 марта 1942-го Панфилов направляет Иосифу Сталину очередное спецсообщение: «Установлено, что химическая подготовка германских войск проводится по всему фронту. Части противника, расположенные в городах Красногвардейск, Прилуки, Нежин, Харьков, Таганрог, усиленно обучаются применению химических отравляющих веществ и мерам противохимической защиты. Части СС в Варшаве получили приказ в спешном порядке приступить к противогазовой подготовке. Отмечены случаи выдачи войскам противогазов образца 1941 года. Продолжается переброска на Восточный фронт отравляющих веществ и химических боеприпасов, главным образом химических снарядов и авиабомб… Вывод: противник продолжает интенсивную подготовку к химическому нападению…»
Эти сообщения весьма озаботили Верховного главнокомандующего. Сталин начинает интенсивный обмен мнениями по данной проблематике с премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем. 12 мая 1942 года тот в радиовыступлении предупреждает официальный Берлин о незамедлительном ответе на развязывание нацистским режимом химической войны против СССР. Премьер Великобритании высказался четко и ясно: германская территория станет объектом непрерывных газовых атак английской военной авиации. Это возымело действие. Гитлер отказался от своих планов. Срыв его планов позволил спасти жизни тысячам советских солдат и офицеров, а также предотвратил использование германским руководством в годы Второй мировой войны отравляющих веществ против английских и американских войск.

ПРИШЛОСЬ СНОВА ПЕРЕКВАЛИФИЦИРОВАТЬСЯ В ТАНКИСТЫ

Панфилов заслуживал самых высоких наград, но почестями его обошли. Этому есть объяснение. Генерал-майор был уполномоченным генштаба Красной армии по формированию польской армии на территории СССР. Однако части под предводительством Владислава Андерса не горели желанием воевать под советским руководством, да еще после событий в Катыни. Полякам предоставлялись казармы, довольствие, оружие, боеприпасы. И это — во время тяжелейшей битвы за Москву, когда каждый патрон был на счету! Требования поляков стали выходить за рамки разумного, и в 1942 году советское правительство, решив, что дармоеды воюющей стране не нужны, разрешило им уйти в Иран, под начало командования английских войск. Это было не поражением, но политической неудачей. Вероятно, именно она сказалась на судьбе Панфилова — генерал снова стал танкистом.
«Командующий 3-й танковой армией, будущий маршал Павел Рыбалко, с которым Панфилов был хорошо знаком еще по Казани (тот в свое время служил здесь заместителем начальника Высшей спецшколы РККА, и они вместе готовили кадры для ее разведуправления), берет своего бывшего начальника по разведке к себе заместителем, но уже по части танков. Вот такая произошла у них служебная рокировка», — говорит Черепанов.
Газета «Республика Татарстан» придерживается несколько иной версии этого исторического знакомства: «Разведывательная школа была эвакуирована в столицу Татарии из Москвы в начале Великой Отечественной войны. Высшая специальная школа генштаба Красной армии занимала несколько неприметных зданий возле военной комендатуры — ныне это корпуса военной прокуратуры Казанского гарнизона на улице Дзержинского. Разведшкола, рассчитанная на массовую подготовку в возможно короткие сроки военных разведчиков, спешно развернула свою деятельность. В то время будущий дважды Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск Рыбалко руководил кафедрой разведки и был заместителем начальника школы по учебной работе. До этого являлся военным атташе в Польше и Китае. Еще в сентябре 1939 года Рыбалко из Варшавы настоятельно рекомендовал начальнику разведывательного управления генштаба генерал-майору Панфилову усилить разведывательную деятельность против Германии. Но был отправлен в Китай, где группой разведупра генштаба руководил известный в Татарстане комбриг Ади Маликов».
Хотя Павел Рыбалко официально считался в Китае военным атташе при советском посольстве, на самом деле перед ним в числе одной из важнейших в тот период стояла задача подготовки китайцев-танкистов. До нас танкистов у китайцев не существовало вообще. И нам надо было добиться, чтобы они умели воевать на наших боевых машинах. Так же, как и местные летчики смогли бы летать на наших самолетах. Сначала мы обучали воинов генералиссимуса Чан Кайши воевать с японцами. Потом обучали воинов Мао Цзэдуна, чтобы они грамотно воевали с армией Кайши. Так что все наши разведчики были не просто и не совсем разведчиками, а военными специалистами. В этом отношении их вполне можно назвать многостаночниками военного дела.
В декабре 1940 года генерал-майор Рыбалко был переведен в Москву на должность начальника разведки высшей спецшколы генштаба РККА. В музее на его родине, в Харьковской области, хранится мандат Рыбалко за подписью Сталина о направлении в Казань, выданный 14 октября 1941-го. Рыбалко находился в столице Татарии около полугода. Недавно опубликован текст его письма к своему другу — командующему Брянским фронтом генералу Андрею Еременко — с просьбой помочь попасть на фронт. (К этому времени под Харьковом пропал без вести его сын Владлен Рыбалко. Потом выяснилось, что лейтенант Рыбалко сгорел в танке.) В письме Рыбалко-старшего была указана дата и город — 25 мая 1942 года, Казань. Просьбу удовлетворили, и уже в июне генерал Рыбалко командовал 5-й танковой армией. Затем он принял командование 3-й танковой армией, куда позже взял своего друга Панфилова.

«НАХОДЯСЬ В БОЕВЫХ ПОРЯДКАХ, СМЕЛО ВЕЛ СВОИХ ГВАРДЕЙЦЕВ»

Первым орденом во время Великой Отечественной войны — орденом Красного Знамени — генерал-майор Панфилов был награжден в ноябре 1942-го. «В боях с 19 по 30 ноября 1942 года руководил операциями по прорыву оборонительной линии противника в направлении Калач, Перелазовский. Умело организовал взаимодействие… Разгромлено несколько дивизий румын, освобождено свыше 400 населенных пунктов, захвачены богатейшие трофеи», — написано в наградном листе.
Под его командованием 6-й гвардейский танковый корпус отличился при освобождении городов Украины, стал именоваться Киевским. Командующий 3-й гвардейской танковой армией Рыбалко в представлении Панфилова к ордену Суворова второй степени написал: «Командир 6-го гвардейского танкового корпуса в операции по прорыву фронта противника, находясь в боевых порядках, смело вел его в бой и овладел городами Коростышев и Житомир». Успешными были действия соединения и при проведении Днепровско-Карпатской операции. 11 марта 1944 года Панфилову присвоили звание генерал-лейтенанта.
Почти накануне освобождения Киева и в сражении на берегах Днепра, 18 августа 1944 года, он принял командование 3-м гвардейским танковым корпусом 2-го Белорусского фронта. После захвата плацдарма на западном берегу реки его войска получили задание прорваться на житомирское шоссе и перерезать врагу путь к Киеву. В обход города танкисты прорвали фашистские укрепления и пробились к шоссе, встали там мощным заслоном. При взятии города Фастов были уничтожены крупные силы гитлеровцев, захвачено много техники, пленных.
Танковый корпус генерала Панфилова принимает участие в освобождении Прибалтики и Беларуси. 19 августа 1944 года после города Борисова корпус освобождает Минск, а затем и Вильнюс.
В завершающей битве в Германии его корпус был ударной силой на важнейших участках наступления. Танки с десантом на броне шли во главе прорыва советских войск на побережье Балтийского моря. Особо отличился Панфилов в Восточно-Померанской операции: возглавляемый им корпус, взаимодействуя с другими войсками фронта, в феврале — марте 1945 года с боями прошел около 400 км, блокировал и разгромил в районе Гдыня-Данциг остатки 2-й немецкой армии.
За годы войны генерал Панфилов 18 раз персонально упоминался в приказах Верховного главнокомандующего СССР Сталина. Высокую оценку Панфилову-военачальнику дал и командующий фронтом маршал Константин Рокоссовский в своей книге «Солдатский долг»: «Решительные действия гвардейцев-танкистов, которых вел в бой отличный командир генерал Панфилов, создали условия для быстрого продвижения войск. Последним опорным пунктом противника, прикрывавшим отход к морю, был город-крепость Кезлин, где засел сильный гарнизон гитлеровцев. Выслушав донесение Панфилова о сложившейся обстановке, командующий фронтом спросил у него, что он собирается делать дальше.
— Буду брать город, — ответил генерал.
— А сил хватит?
— Хватит, со мной пехота.
— Действуйте, — согласился маршал».

НЕСКОЛЬКО БУТЫЛОК МОРСКОЙ ВОДЫ КАК СИМВОЛ ПОБЕДЫ

«Панфилов умело выстроил наступление, — вспоминает Рокоссовский. — Исход дела решил хитроумный маневр танков и пехоты, точный и сокрушительный огонь артиллерии и отличная работа летчиков. Утром 5 мая 1945 года наши войска овладели городом. Мужество, отвага, инициатива помогли нашим бойцам и командиром быстро разгромить мощный опорный пункт врага».
Группировка немецких войск в Померании была рассечена на части. Танкисты первыми вышли к морю. Как символ Победы Панфилов послал в штаб фронта несколько бутылок морской воды.
Танкисты панфиловского корпуса наносили сокрушительные удары по последним очагам сопротивления. Часто, далеко опережая в наступлении пехоту, они предупреждали разрушение гитлеровцами важных хозяйственных объектов, спасали жизни заключенных в концлагерях. Уже в Германии, в районе города Висмар, 3 мая 1945 года танкисты Панфилова встретились с наступающими с запада английскими войсками.За мужество и отвагу на завершающем этапе войны, за умелое управление войсками корпуса и проявленные мужество и героизм указом президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1945 года Алексею Павловичу Панфилову присвоено звание Героя Советского Союза.
После Великой Отечественной Алексей Павлович командовал 3-й гвардейской танковой дивизией, сформированной в июне 1945 года на основе его корпуса. В 1954-м окончил Высшие академические курсы при ВАГШ, работал начальником факультета Военной академии бронетанковых войск, затем — старшим преподавателем ВАГШ. С 1959 года находился в запасе. Скончался боевой генерал 18 мая 1966-го. Могила Панфилова находится на Новодевичьем кладбище Москвы…
Улица, на которой стоял дом Панфиловых в Нижних Вязовых, на малой родине Алексея Павловича, названа его именем. «Что касается Казани, то здесь есть более 40 улиц, носящих имена Героев Советского Союза. Среди них — 360-метровая улица Панфиловцев (известных героев-бойцов дивизии Ивана Панфилова) и 4-километровый проспект Рихарда Зорге. Но нет даже переулочка имени генерала Алексея Павловича», — сокрушаются авторы республиканского виртуального музея Великой Отечественной войны.

Источник: m.business-gazeta.ru