«Криминальная пандемия»: коронавирус поднял уровень преступности в Татарстане на четверть

16.04.2020 09:06



Почти на 20% выросло число преступлений в Татарстане за первый квартал этого года. Теперь уже очевидно: наряду с экономическим кризисом пандемия коронавируса приведет к всплеску преступности Фото: «БИЗНЕС Online»
О надвигающейся волне кибермошенничества не раз и не два заявлял глава республиканского МВД Артем Хохорин О надвигающейся волне кибермошенничества не раз и не два заявлял глава республиканского МВД Артем Хохорин Фото: «БИЗНЕС Online»
За два первых месяца 2020 года в РТ почти вдвое уменьшилось число коррупционных преступлений, Возможно, это связано с тем, что еще накануне пандемии экономическая активность в стране начала затухать За два первых месяца 2020 года в РТ почти вдвое уменьшилось число коррупционных преступлений, Возможно, это связано с тем, что еще накануне пандемии экономическая активность в стране начала затухать Фото: «БИЗНЕС Online»
На Казань приходится почти половина всех зарегистрированных в Татарстане преступлений — порядка 6,2 тыс. По сравнению с 2019 годом, это число выросло на 18%, или на 1 тыс. уголовных дел На Казань приходится почти половина всех зарегистрированных в Татарстане преступлений — порядка 6,2 тысячи. По сравнению с 2019 годом это число выросло на 18%, или на 1 тыс. уголовных дел Фото: «БИЗНЕС Online»
С января по март в Казани было совершено почти 2,3 тыс краж, а это половина от общего числа всех таких преступлений по РТ. Рост составил 10% С января по март в Казани было совершено почти 2,3 тыс краж, а это половина от общего числа всех таких преступлений по РТ. Рост составил 10% Фото: «БИЗНЕС Online»
«Происходящее мы можем сравнить с «лихими 90-ми». И чем дольше будет продолжаться экономический кризис в стране, тем с большей вероятностью будут возникать такие явления как АУЕ, а это зачатки оргпреступности» «Происходящее мы можем сравнить с «лихими 90-ми». И чем дольше будет продолжаться экономический кризис в стране, тем с большей вероятностью будут возникать такие явления как АУЕ, а это зачатки оргпреступности» Фото: «БИЗНЕС Online»
Число преступлений растет практически по всем фронтам, статистику может «спасти» разве что падение вдвое выявленной коррупции
Прокуратура РТ опубликовала отчет об уровне преступности в Татарстане за первый квартал этого года. Наибольший рост правонарушений пришелся как раз на март, когда в Россию уже проник COVID-19, а цены на нефть и рубль успели обвалиться. В целом этот месяц показал 25-процентный прирост количества преступлений, а число тяжких выросло вдвое. Данных за «самоизолированный апрель» еще нет. Но наши эксперты уверены: это лишь начало. Формируется «взрывоопасная» масса тех, кто лишился достойного заработка.

МАРТ поставил криминальный рекорд

Почти на 20% выросло число преступлений в Татарстане за первый квартал этого года. Такие данные приводит прокуратура РТ. Статистический отчет надзорного органа опубликован на сайте ведомства, его изучили корреспонденты «БИЗНЕС Online». Фактически эти данные можно считать показателем начала «криминальной пандемии», в которую погружаются не только республика и страна, но и весь мир.
За январь – март 2020 года силовиками республики было зарегистрировано почти 14 тыс. преступлений. Это на 18,7% больше, чем за первые три месяца 2019 года. Причем резкий всплеск произошел именно в марте. Так, если в январе в РТ зафиксировано 4,2 тыс. преступлений (рост на 10% по сравнению с январем-2019), в феврале — 4,5 тыс. (рост на 19%), то в марте — сразу 5,2 тыс. преступлений (рост на 25%).
Для сравнения: в прошлом году по количеству преступлений за три месяца — по отношению к 2018 году — также был зафиксирован рост, но не такой большой: речь шла лишь про 11%.
Число особо тяжких преступлений увеличилось за три месяца сразу в полтора раза, до 880. Отметим, что под формулировкой «особо тяжкие» понимают те преступления, по которым максимальный срок наказания превышает 10 лет лишения свободы. Например, это может быть убийство или вымогательство. Причем в марте произошел скачок почти в два раза.
Число просто тяжких преступлений увеличилось на 18% — до 3 тысяч. Средней тяжести (наказание до 5 лет) также выросло на 18% до 4,6 тысячи. А небольшой тяжести (до 3 лет) — на 14%, до 5,4 тысячи.

По словам наших источников, эти тревожные данные будут оглашены на закрытой ежеквартальной коллегии республиканского МВД, которая пройдет в ближайшие дни. Статистики за апрель в открытом доступе пока нет. Но 13 апреля замначальника УМВД Казани Валерий Самотошенков заявил, что за время нерабочих дней в столице РТ резко выросло количество грабежей. В «мирное» время в Казани за неделю их было в среднем 8, а теперь 14. Ныне уже очевидно: наряду с экономическим кризисом пандемия коронавируса приведет к всплеску преступности.

рост преступности по всем фронтам

Радует то, что в Татарстане с начала года стало постепенно снижаться количество убийств и покушений на убийство. За три месяца число таких противоправных действий уменьшилось на 9% до 61 случая. Но 105-я статья («Убийство») одна из самых спорных в российском Уголовном кодексе. Дело в том, что далеко не каждая смерть, причиненная другим человеком, подпадает под нее — следователю необходимо доказать прямой умысел.
У статьи «Убийство» есть смежная статья — 111 УК РФ («Умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»). Например, человека могут убить в массовой драке, но доказать, что убийца действительно желал ему смерти, невозможно. За три месяца по данной статье в РТ возбудили 29 дел, что аж на 61% больше, чем за аналогичный период прошлого года.
Заметно выросло количество краж. За три месяца было зарегистрировано 4,5 тыс. таких преступлений — против 4 тыс. в прошлом году.
Продолжает увеличиваться и число случаев мошенничества: количество дел по ст. 159 УК РФ выросло сразу на 27,3%. Если в январе в РТ было зарегистрировано 671 мошенничество, то в феврале (несмотря на короткий месяц) — уже 735. А в марте, уже во время «коронапаники», 875!
Стабильно продолжают идти в рост преступления с использованием интернета — за два месяца их количество увеличилось сразу на 81,7% с 1 168 до 2 122 дел. Кстати, о надвигающейся волне кибермошенничества не раз и не два заявлял глава республиканского МВД Артем Хохорин.
Также в первом квартале было возбуждено два дела о бандитизме (в январе – феврале прошлого года их не было вообще). В пять раз выросло количество изнасилований и покушений на них (с 5 до 24 случаев), в разы выросло и число случаев хулиганства (с 2 до 11). Количество преступлений, совершенных ОПГ, увеличилось на одну пятую — 38 против 31 в январе – феврале 2019 года. Кроме того, за два месяца число грабежей выросло на 26,5% На 18,9% увеличилось число дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков.
Если верить статистике, из всех зарегистрированных преступлений предварительно расследована только половина. Уже установлено, что почти каждое второе из них было совершено ранее судимыми, каждое третье — в состоянии алкогольного опьянения, каждое тридцатое — несовершеннолетними.

ПОЧЕМУ СОКРАТИЛАСЬ КОРРУПЦИЯ?

Есть несколько составов преступлений, по которым в первом квартале наблюдается значительное падение числа зарегистрированных случаев. Однако по всем из них статистика есть только за январь – февраль, а за коронавирусный март подсчетов пока нет. Например, количество разбоев снизилось на 29% до 22 случаев. Число мелких хищений также уменьшилось на 13,3% до 65 преступлений.
Самое интересное, что за первые два месяца 2020 года в Татарстане почти вдвое снизилось число коррупционных преступлений, Возможно, это связано с тем, что еще накануне проникновения коронавируса в Россию экономическая активность в стране начала затухать из-за эпидемии в Китае и ее начала в Западной Европе и США. Число коррупционных преступлений в РТ рухнуло за два месяца аж на 44,7% до 125 дел.
Возможно и то, что на резком снижении выявления случаев коррупции сказалась кадровая чехарда в силовых органах — поменялись руководители сразу трех ключевых для антикоррупционной борьбы структур — Валерий Липский возглавил СКР по РТ, на пенсию вышел руководитель республиканского УФСБ Динар Хамитов, его сменил Игорь Хвостиков, а начальник экономической полиции РТ Ильдар Сафиуллин переехал в Москву, пока УБЭПом с приставкой и. о. руководит Тимур Минушев.
Снижение, кстати, отмечено и по экономическим преступлениям в целом, а не только по коррупции — на 17,7% до 489 дел. Наши собеседники в погонах прогнозируют, что данный факт в конце года скажется на раскрываемости преступлений. Почему? Дело в том, что фактически все экономические и коррупционные дела возбуждаются в отношении конкретного лица. То есть силовики уже знают, кто получил взятку или совершил мошенничество. Бытовую преступность же расследуют по факту — на момент возбуждения дела, например по убийству, грабежу или разбою, преступник еще неизвестен.

ПРЕСТУПНОСТЬ в «КВАРТАЛАХ» ВЫРОСЛА В ПОЛТОРА РАЗА, А САМЫМ СПОКОЙНЫМ РАЙОНОМ Казани СТАЛ АВИАСТРОИТЕЛЬНЫЙ

На Казань, по опубликованным данным, приходится почти половина всех зарегистрированных в Татарстане преступлений — порядка 6,2 тыс. По сравнению с 2019 годом, это число выросло на 18%, или на 1 тыс. уголовных дел.
Рост преступности за три месяца зафиксирован во всех районах города, кроме Авиастроительного. Преступность там сократилась на 2%, число дел упало с 488 до 477. В абсолютных показателях это также самый низкий показатель по столице.
Сильнее всего криминал оживился в Кварталах. Самый густонаселенный Ново-Савиновский район показал криминогенный прирост в 41% — с 658 до 927 преступлений. Но если брать абсолютные цифры по числу совершенных преступлений, то самым криминальным районом по итогам трех месяцев остается Советский, на который приходится 1,6 тыс преступлений, преступность там выросла на 18%. За ним идут Приволжский (1094, рост на 9%), Ново-Савиновский, Вахитовский (892, рост на 11%), Московский и Кировский (590 и 574 преступления, рост на 30%).

В ВАХИТОВСКОМ РАЙОНЕ — НИ ОДНОГО УБИЙСТВА, А КАЖДОЕ ДЕСЯТОЕ ПОДРОСТКОВОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ НА СЧЕТУ ЧЕЛНОВ

Почти треть всех убийств и покушений на них, произошедших в Татарстане, была совершена в Казани. За три месяца число таких преступлений в городе выросла на 28,5%, с 14 до 18 случаев. Самый большой рост — в Советском (в три раза, с 2 до 6 случаев) и Ново-Савиновском (с 0 до 2 случаев) районах. В Вахитовском и Кировском же не произошло ни одного убийства.
С января по март в Казани было совершено почти 2,3 тыс краж, а это половина от общего числа всех таких преступлений по РТ. Рост составил 10%. При этом самый большой прирост — в Ново-Савиновском районе, где число краж увеличилось сразу на 53% — до 413. То есть на кражи приходится почти каждое второе преступление, совершенное в районе.
Количество дел, возбужденных в Казани по статье о мошенничестве, в первом квартале выросло на 32,5% — с 900 в январе–марте 2019 до почти 1,2 тыс в 2020-м. Здесь самый большой рост — в Московском (на 87%, до 114 дел), Кировском (на 63%), Советском и Ново-Савиновском районах (на 53 и 42% соответственно).
Лидером по росту дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, за три месяца стал Вахитовский район (на 48%, до 62 случаев), Кировский (на 30%, до 79) и Ново-Савиновский (до 109, на 27%). В Приволжском, Московском и Авиастроительном районах, напротив, зафиксировано небольшое снижение.
Если говорить о «криминальной географии» республики в целом, то в числе антилидеров значатся: Тюлячинский (рост в три раза — с 12 до 36 преступлений), Лаишевский (в 2,5 раз — до 309 дел) и Аксубаевский (в два раза — до 85) районы. Но есть районы, где, напротив, преступность снижается — Алексеевский (-21,8%), Кайбицкий (-21,2%), Тукаевский (-15,4%). Во втором по величине городе республики — Челнах — при этом регистрируется рост уголовных дел, но не такой внушительный, как по республике в целом, на 15% — с 1,6 тыс до 1,9 тыс преступлений.
Ранжированы районы и по числу несовершеннолетних преступников. Больше всего дел с участием несовершеннолетних пока отмечается в Лениногорском и Зеленодольском районах. Также в списке — Набережные Челны, на которые приходится каждое десятое подростковое преступление — всего их в городе за три месяца было 72, это каждое 10-е подростковое преступление в РТ

«не будет повтора 90-х. деньги есть у правительства, и оно будет вынуждено их раздавать»

Наше издание попросило экспертов оценить данные прокуратуры РТ и дать прогноз о развитии криминогенной обстановки в Татарстане.
Ильдар Ахмадуллин — доцент кафедры социальной и политической конфликтологии КНИТУ-КХТИ:
— Преступность, безусловно, вырастет в условиях безработицы, которая придет, и которая уже идет. Это вполне логичное явление. Может быть, изменится структура преступности. Сейчас многие офисы, которые на первой линии в многоквартирных домах, остались, по сути, без охраны. Там есть оргтехника, и так далее. Понятно, что именно кражи и грабежи вырастут, особенно в вечернее время.
Вообще, постепенное снижение преступности в последние годы было связано не только с эффективностью правоохранительных органов, но и с явлениями, на которые многие не обращают внимания. Во-первых, это оснащение улиц, подъездов видеофиксаторами. И то, о чем многие тоже не думали — это повальное увлечение гаджетами, особенно в подростковой среде — то есть у несовершеннолетних просто нет времени совершать правонарушения.
Понятно, что прямое следствие коронавируса — безработица, снижение уровня жизни. На четверть или на треть реальные доходы населения упадут. Особенно тяжелая ситуация в больших городах, где развит сектор услуг, где нет реального производства. Некоторые сектора, конечно, очень быстро восстановятся — например, парикмахерские, и такие услуги, без которых не обойтись. Они и в 90-е работали спокойно, и когда была проблема с наличкой.
Но сейчас не будет повтора 90-х. Ситуация другая — деньги есть у правительства, и оно будет вынуждено их раздавать. Так или иначе, у нас 70% ВВП делается предприятиями с преимущественной долей госсобственности. Власти будут их поддерживать. Но нынешний кризис, если сравнивать с 2008 и 2014 годами, хуже. Потому что он структурный, он по сути задел все отрасли.
Рост преступности, конечно, ожидаем. Если на бытовом уровне раньше это были маргиналы, то, к сожалению, туда подтянутся и благополучные слои населения. Вернее, те, которые до этого были более благополучными. Потому что те люди, которые работали, например, в сфере турбизнеса, они же остались без денег. Вот и вольются частично в ряды криминалитета.
Но возврата 90-х, повторю, ожидать не стоит. В том числе и потому, что сегодня АУЕ сильно проигрывает блатной романтике 90-х.

Азат Гайнутдинов — член Общественной палаты РТ, руководитель АНО «Центр социальной реабилитации и адаптации»:
— Казалось бы, число преступлений должно сократиться, так как приняты достаточно жесткие меры самоизоляции. Люди реже выходят на улицу, поэтому в меньшей степени подвержены нападениям. Но на практике оказывается не все так гладко. Мы наблюдаем рост преступлений, расцветает мошенничество и увеличиваются преступления на бытовой почве. Главная причина этого явления — потеря источника дохода. Пока рост правонарушений будет наблюдаться среди неблагополучных слоев населения. Сюда входят бомжи и беспризорные. Те люди, которые остались на улице, вынуждены пойти на кражу, грабеж для того, чтобы добыть себе средства на пропитание. Некоторые уже воруют еду. Достаточно вспомнить недавнее нападение на пожилую женщину, которая через несколько дней скончалась.

Этот кризис и введенный режим самоизоляции при стремительно распространяющейся коронавирусной инфекции повлекли за собой негативные последствия в виде проблем с безработицей, роста цен и общей неопределенности.
Первая волна преступлений, как мы видим сейчас, это преступления, совершаемые бездомными. В дальнейшем, если ситуация с коронавирусом не разрешится и режим самоизоляции продолжится, мы прогнозируем рост преступности другого порядка. Это мошенничество и киберпреступления. Сейчас уже есть первые ласточки, например, продажа поддельных справок о выходе на работу.
Происходящее у нас на глазах мы можем сравнить с «лихими 90-ми». И чем дольше будет продолжаться экономический кризис в стране, тем с большей вероятностью будут возникать и укрепляться такие явления как АУЕ, а это зачатки организованной преступности.

«Многие под шумок кризиса выводили активы»

Владимир Гусев — адвокат:
— Рост преступности в первую очередь обусловлен тем, что сложнее и сложнее молодым людям найти работу. Потому что как такового мелкого, среднего бизнеса практически не осталось. А все равно молодежь любит красивую жизнь, желание жить красиво ни у кого не отменялось. Соответственно общеуголовная преступность, именно кражи, грабежи, мошенничества мелкие они связаны с тем, что невозможно заработать деньги официальным трудом.
Мы должны понимать, что основная задача полиции в условиях коронавируса — это поддержание общественного порядка. Но [далее] при такой экономической составляющей малый, средний и прочий бизнес восстановиться не сможет. Мы прекрасно понимаем, что масса людей работает полуофициально, неофициально, и никто за это время сидения дома им ничего компенсировать не будет, и это будет вести к росту общеуголовной преступности. Думаю, что прирост будет достаточно значительный.
После эпидемии вырастет количество случаев мошенничества. Кто-то под прикрытием кризиса не будет отдавать долги, кто-то захочет под прикрытием кризиса свернуть свой бизнес, не отдавать деньги партнерам. Кризисы 1998 года и 2008 годов приводили к росту экономических преступлений, причем значительному. В том числе к преднамеренному банкротству, искусственному созданию задолженности. Многие под шумок кризиса выводили активы.

Марат Галеев — депутат Государственного Совета РТ:
— Конечно, любой кризис коррелирует с ростом числа преступлений, к сожалению. В 90-е годы, особенно вначале, мы могли убедиться в этом. Потом, по мере нормализации экономики, многие виды преступлений ушли. Это везде так, и по России, и по миру. Длительный кризис всегда этим чреват.
Понятно, что кризис разный, но для граждан, особенно которые лишились работы и у кого нет запаса прочности, история всегда получается вот такая. Беда в том, что у нас определенная часть бизнеса работала в серой зоне, не совсем легально, и государство ему поддержку оказывает гораздо меньшую.

Яков Геллер — генеральный директор агентства по государственному заказу РТ:
— На мой взгляд, преступность прямо пропорциональна дестабилизации общества. Во время стабильности, назови ее хоть застоем, но эта стабильность в обществе стабилизирует и уровень преступности. Коронавирус во-первых, и эта нефтяная эпопея во-вторых, явно дестабилизируют обстановку. И в первую очередь теряется вера в будущее. А как только теряется вера в будущее, так и теряется стабильность.
Ожидаю ли я дальнейшего роста преступности после пандемии на фоне экономического кризиса? Нет, не думаю, потому что кончится вирус, кончится нестабильность нефти… Партия и правительство все равно отреагируют — пересмотрят бюджет. Те люди, которые ушли из бизнеса, это, конечно, огромная потеря, но много есть рабочих мест, куда можно идти работать. Я понимаю, что это все теоретически, но я надеюсь, что рано или поздно ситуация стабилизируется. И это не 90-е годы. Сейчас вертикаль более сильная и, я надеюсь, что к лету все должно успокоиться.
Но полиции будет тяжело. Потому что как в больницах наплыв зараженных, так и у силовиков будет наплыв криминальных элементов. Стоит только всколыхнуть болото, как пена сразу всплывает.

Источник: m.business-gazeta.ru