Минигали Шаймуратов: советский герой, выходец из мишарской деревни и башкирский «бренд»

11.04.2020 11:06



Командир легендарной 112-й (позже – 16-й гвардейской) Башкирской кавалерийской дивизии Минигали Мингазович Шаймуратов пал смертью храбрых 23 февраля 1943 года в бою под Ворошиловградом (с 1990-го — Луганск, украинский областной центр, столица непризнанной Луганской народной республики) Автор: в источнике не указан, добросовестное использование, ru.wikipedia.org
30 марта 2020 года, через 77 лет после его смерти, бравому генералу присвоено звание Героя России. Часть 1-я
Как его полк охранял Московский кремль и советское правительство, почему его считают прототипом героев фильма «Офицеры» и зачем ему был нужен псевдоним Шай — о легендарном комдиве «БИЗНЕС Online» рассказывают уфимский журналист, документы и свидетельства.
В ОДИН РЯД С «ЗЕМЛЯНКОЙ» И «КАТЮШЕЙ»
О нем сложили песню еще при жизни, без малого за год до его героической гибели. Командир легендарной 112-й (позже — 16-й гвардейской) Башкирской кавалерийской дивизии Минигали Мингазович Шаймуратов пал смертью храбрых 23 февраля 1943 года в бою под Ворошиловградом (с 1990-го — Луганск, украинский областной центр, столица непризнанной Луганской народной республики). А песню «Шаймуратов-генерал» (музыка Загира Исмагилова) впервые исполнил на башкирском языке солист Башкирского государственного театра оперы и балета Габдурахман Хабибуллин в марте 1942 года. Для фронтовиков и джигитов, отправлявшихся на войну, она стала как бы музыкальной эмблемой тех лет. В республике песня превратилась в народную, став в один ряд с русскими «Землянкой», «Катюшей», «Синим платочком» и «Темной ночью». Ее оригинал на башкирском написан поэтом-фронтовиком Кадиром Даяном. Перевод сделан его другом, ленинградским поэтом, тоже фронтовиком Михаилом Дудиным:
На войну ушли башкиры,
Провожал сынов Урал,
Впереди на аргамаке
Шаймуратов-генерал.
«Ее я услышала в детстве от бабушки, — рассказывает корреспонденту „БИЗНЕС Online“ Альбина Макулова, уфимский журналист и редактор со стажем, выпускница отделения журналистики Казанского университета начала 1980-х. — Песню пели все и всюду, даже во время дружеских и семейных застолий».
На Ялтинской конференции 1945 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль назвал хор Александрова и его «Священную войну» «поющим оружием, которое вполне можно было бы использовать вместо второго фронта». Песню «Шаймуратов-генерал» тоже можно причислить к этому виду вооружения, в том числе и в наши дни, когда весь Башкортостан, весь его народ вот уже которое десятилетие боролся с непонятными, скрытыми, но очевидно масштабными препонами в недрах центральной власти. Эти препоны упорно стояли на пути полного и окончательного восстановления доброго имени и признания заслуг комдива Шаймуратова. А именно: присвоения ему звания Героя страны. Примечательно, что в его дивизии было 78 Героев Советского Союза — больше, чем в любом другом соединении сухопутных войск Красной армии. Теперь, наконец, к ним присоединился и сам командир. Правда, посмертно он стал Героем несколько иного государства — России, хотя в предлагаемых сегодня поправках к федеральной Конституции значится и официальное закрепление РФ как правопреемника СССР. Так что в юридическом отношении сомнений здесь быть не может.


БАШКИРСКИЙ ФЛЕШМОБ КАК «ПОЮЩЕЕ ОРУЖИЕ»

«Для громкой славы всегда бывает мало громких и славных дел — необходимы глашатаи, слепо преданные люди, которые верили бы в твое величие, были бы им ослеплены, вдохновлены и в самом славословии тебе находили бы свою собственную радость». Это высказывание Дмитрия Фурманова, автора легендарного романа «Чапаев», о своем заглавном герое как нельзя лучше применимо и к Минигали Шаймуратову.
«Именем генерала Шаймуратова названо его родное село Биштяки, колхоз в нем носил его имя, — пишет башкирский журнал „Ватандаш“ („Соотечественник“). — Во многих школах, средних специальных учебных заведениях республики созданы музеи памяти генерала Шаймуратова и его воинов — конников легендарной 112-й Башкирской кавалерийской дивизии. В кружках, патриотических и поисковых клубах собирается и изучается богатый материал. По памятным датам проводятся торжественные встречи <…> В городах Башкортостана лучшие улицы названы его именем, воздвигнуты памятники. В Волгоградской области России, Луганской области Украины — в населенных пунктах Обливская, Чернышков, Морозовск, Петровский, Чернухино и других — имя Шаймуратова особо в почете. Им названы улицы и площади, в музеях созданы экспозиции. Имя Шаймуратова — в творчестве мастеров слова, кисти и ваяния. Ему посвящены многие кино- и видеофильмы. В 1998 году Башкирский государственный драматический театр им. Гафури выпустил спектакль „Шаймуратов-генерал“».
В прошлом году, когда отмечали 120 лет со дня его рождения, по республике прокатился флешмоб, начавшийся 15 августа по инициативе всемирного курултая башкир. Участники флешмоба исполняли и записывали на видео песню «Шаймуратов-генерал» на русском и башкирском, выкладывали в интернет. В акции участвовали профессионалы (актеры Башдрамы, ансамбль песни и танца «Мирас» и другие) и любители: целые коллективы — производственные, творческие, школьные, а также дома культуры, библиотеки, музеи и просто граждане. За две недели количество видеозаписей в сети перевалило за 2 тыс. и продолжало расти. В день финала флешмоба в Уфе, в этнопарке «Ватан», по сообщению пресс-службы городской мэрии, собрались более 3 тыс. человек и, выстроившись в пятиконечную звезду, хором грянули:
Шаймуратов рубит, гонит,
На Дону врагов громит.
Ни в какой воде не тонет
И в огне он не горит.
Завершающие слова — отнюдь не лирический прием автора, а прямая цитата из детства будущего генерала. Атаман и заводила всех мальчишек родного села, будущий генерал уже тогда получил прозвище В огне не горит, в воде не тонет. Рос он крепким и сильным, с малых лет отличался отменным здоровьем и завидной смекалкой.


БАШКИР ИЛИ ТАТАРИН?

Минигали Мингазович Шаймуратов родился 15 (27) августа 1899 года в деревне Биштяки (вариант — Биштэкэ, что означает «пять баранов») Кармаскалинского района Башкирии. Башкирские документалисты, авторы телефильма о Шаймуратове «Рожденный для славы», цитируют запись, сделанную в метрической книге Оренбургского мухаммеданского духовного собрания: «Минлегали Мингажетдин улы Шаймуратов, отец — башкир, мать — башкирка из тептярей». Сайт Ural.tatar, тоже приводя запись из метрики, уточняет: «Отец — башкир из мишарей».
Так что вопрос остается открытым — какой же все-таки он национальности? «На просторах интернета давно уже идут споры на эту тему, — продолжает Ural.tatar. — В этом вопросе мы оставим историкам право на спор и в первую очередь определим, как этот выдающийся человек сам себя идентифицировал. Минигали Шаймуратов, вступая в ряды ВКП (б), заполнял заявление, где сам себя указал „тептярем“. В личном деле, где ведется учет кадров, он отметил себя татарином, а в графе „Родной язык“ указал „татарский“. Документ хранится в Национальном музее Башкортостана. Константин Симонов писал, что Шаймуратов владел английским, китайским, татарским, уйгурским и казахским языками. В наградном листе на представление к ордену Ленина национальность Шаймуратова указана — „татарин“». А вот командир эскадрона 112-й Башкирской кавалерийской дивизии Анвар Насыров в книге воспоминаний о легендарном генерале пишет: «По словам самого Шаймуратова, он как-то спросил своего отца Мингажетдина об их роде. На что тот ему ответил, что их род перебрался с Урала и были они башкирами рода Айле». В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Альбина Макулова упомянула, что, «конечно, в Уфе, как и во всем Башкортостане, Шаймуратова считают абсолютно своим и только своим, то есть башкиром».
Сайт «Татары Урала» приводит следующее высказывание члена союзов писателей СССР и Башкортостана, доктора филологических наук, профессора Раифа Амирова: «Отношение Башкортостана к татарам двояко. С одной стороны, это историческая данность, с другой — сегодняшний взгляд… Минигали Шаймуратов — мишарин из села Биштяки, в Кармаскалинском районе есть такая мишарская деревня. Он выходец из этой деревни. Когда началась Великая Отечественная война, он был определен командиром кавалерийский дивизии Башкортостана, так я ее называю, потому что она являлась многонациональной. И он становится одним из самых популярных военных. Говоря о Великой Отечественной войне, конечно, нельзя представить ее без бренда Минигали Шаймуратова, без его образа. Я несколько раз бывал на родине героя, в селе Биштяки. У меня учились несколько студентов оттуда. Я более 50 лет работал в высшем учебном заведении. И, бывая там, говорил с ними не только без переводчика, но и на одной волне, беседуя за чашкой чая долго и вкусно. Поэтому, я вам скажу, они и сами воспринимают себя татарами».
Тему продолжает Шагинур Мустафин, член Союза писателей Татарстана, лауреат премий Башкортостана им. Гафури и Удмуртии им. Шафи, кандидат на Государственную премию им. Тукая: «Шаймуратов — наш уважаемый генерал. Он герой не только двух народов, но и всех народов. Как и дважды Герой Советского Союза Муса Гараев, он также не скрывал свою национальность, указывал в документах. У меня есть библиографический справочник московского ученого и публициста Мансура Хакимова в соавторстве с профессором Маратом Сафаровым „Татары: воины, труженики, патриоты“. Он был издан в 2006 году. Уважаемые авторы на страницах 24–27 данной книги, где они собрали имена выдающихся татар, написали и о генерале Шаймуратове. Прекрасно, что башкирский народ добился присуждения Шаймуратову звания Героя России. Было бы замечательно увековечить его имя и в Казани. Скажем, можно начать с установки мемориальной доски».
Так или иначе президентский указ марта 2020 года провозгласил Шаймуратова героем не только двух народов, но и всей России, и в какой-то степени привел к примирению обе версии о его национальности. «Он был патриотом своей страны, человеком долга и чести, присягнувшим на верность Отчизне. Память о Шаймуратове живет в сердцах народа не только в родном Башкортостане, но и на широких просторах России, Украины, а то и Китая», — резюмирует уфимский общественно-политический, научно-популярный и художественный ежемесячник «Ватандаш».


ПОЧЕМУ ШАЙМУРАТОВ НЕ ПОШЕЛ К КОЛЧАКУ

Минигали — второй мальчик в многодетной семье: всего были три сына и дочь. Жили трудно: мать Нажиба вела домашнее хозяйство, отец Мингазетдин бурлачил по Волге, Белой и Каме. В автобиографии Шаймуратов напишет, что в 1910–1912 годах с перерывом в три месяца учился в сельской школе. Много читал, но получить полного начального образования не пришлось.
Минигали с детства восхищался Суворовым. В сельской библиотеке была книга о генералиссимусе, которую мальчишка зачитал, что называется, до дыр. Больше всего восхищал его легендарный переход через Альпы и главным образом то, что полторы тысячи лошадей вместе с людьми смогли подняться в горы высотой в 2–3 км, а затем спуститься по узким тропам ледяных перевалов. Шаймуратов был буквально одержим страстью к лошадям. Своих в семье не было, жили бедно, и когда Минигали нанимался в батраки к зажиточным соседям, то в работе старался находиться поближе к лошадям. Еще подростком он заслужил славу несравненного объездчика. К нему привозили самых строптивых коней со всей округи. Принимал участие он и в скачках на Сабантуях. Однажды даже серебряный самовар получил в качестве приза. Когда нужда заставила Минигали еще в детском возрасте покинуть родные места, то мечты о жизни в седле и желание стать полководцем остались.
Когда в 1909 году будущему генералу исполнилось 10 лет, умерла его мать. Отец-бурлак, подорвав здоровье на своей почти каторжной работе, совсем сник. Так что Минигали уже в этом возрасте стал думать о хлебе насущном. Чтобы как-то прокормиться, батрачил у богатеев своего аула, а затем идет по стопам отца: в 14 лет подается в Уфу и устраивается матросом-грузчиком на пароход «Урал» судовладельца Якимова. Там его и начали звать на русский манер Мишей. Шаймуратов трудился на пароходе до конца навигации 1918 года. На зиму возвращался в свою деревню, чтобы дождаться следующей навигации.
«Как-то в Уфе он заглянул в центральный городской парк, где выступал известный казахский борец Сарсен, — пишет издание „Ветеран Башкортостана“. — Минигали решил побороться с ним и неожиданно для всех ловко перекинул борца через голову. За победу ему вручили гармонь — тальянку. С тех пор и полюбил он петь под гармошку».
В 1917 году одна за другой разразились две революции, началась Гражданская война. Неудивительно, что ему, бедствующему, растущему в нужде, стали близки революционные лозунги большевиков. И в 19 лет он принял советскую власть безоговорочно, понимая, что большое будущее может открыться перед ним только с победой этой власти. Так что когда 12 апреля 1919 года Шаймуратова попытались мобилизовать в армию адмирала Александра Колчака, из документов явствует, что от службы он уклонился. Проще — сбежал, скрывался неизвестно где. Ему, бедняку, ближе по духу была другая армия — Красная. И 18 июня 1919-го, когда Уфа была очищена от белогвардейцев, Минигали добровольно явился на сборный пункт и его зачислили в 270-й Белорецкий стрелковый полк РККА красноармейцем.


«КАЗАНСКИЙ СЛЕД» В БИОГРАФИИ КОМДИВА

«Он сражался в составе 30-й стрелковой дивизии на Восточном фронте, где был ранен в левое плечо, — сообщает „Ветеран Башкортостана“. — Воевал в отряде Блюхера в конной разведке, дрался против Юденича под Петроградом и войск Деникина. В 1920 году сражался на Польском фронте».
Башкирские кинодокументалисты сообщили, что, по свидетельству майора Сабира Кадырова, его сослуживца уже по Великой Отечественной, который позже опубликовал воспоминания о Шаймуратове, будущий комдив на Польском фронте служил в отдельной Башкирской кавалерийской бригаде мятежного Мусы Муртазина. Однако в послужной карте, заполненной в 1938 году, этот факт умалчивается. Объяснение найти несложно: в 1937-м Муртазин был расстрелян в застенках НКВД. Иосиф Сталин не мог простить ему бунтарской деятельности и национал-автономистских взглядов. Поэтому Шаймуратов, как убежденный коммунист, не стал компрометировать себя фактом службы под началом Муртазина.
Далее он участвовал в освобождении Ростова и Крыма, где получил тяжелое ранение в левую ногу. Обратив внимание на молодого, перспективного командира, его преданность революционному делу и стремление к знаниям, в 1920 году Минигали Шаймуратова направили учиться в Казань, на девятые казанские советские кавалерийские курсы восточных народностей (справка из Татарского энциклопедического словаря: «В 1935 году учебное заведение получает новое наименование — Татаро-Башкирская военная пехотная школа им. ЦИК Татарской АССР. С марта 1937-го — Казанское пехотное военное училище, а с апреля 1941 года — Казанское танковое училище»). Курсы организовали на базе бывшего Казанского пехотного юнкерского училища, которое до расформирования было расположено на территории Казанского кремля. То есть молодой и полный сил 21-летний Минигали Шаймуратов учился в самом сердце Казани, где и получил свое первое военное образование.
Курсы он окончил в апреле 1921-го. Летом того же года в Поволжье прошли состязания выпускников нескольких военных школ. Минигали занял призовые места по метанию гранаты, прыжкам с трамплина в воду и сабельным скачкам. За это его наградили ярко-красными шароварами (к ним мы еще вернемся), зеленой суконной гимнастеркой и буденовкой.
Затем, с 1921 по 1924 год, — служба в 79-м Дубнинском кавалерийском полку 14-й Майкопской кавдивизии, участие в ликвидации различных банд. «За одну из таких операций Семен Буденный лично вручил Шаймуратову почетное революционное оружие — именную серебряную саблю. Эта сабля была с ним до последнего дня», — читаем «Ветерана Башкортостана».
У Минигали Шаймуратова было огромное желание учиться, чтобы стать профессиональным военным. Он особенно и не скрывал, что мечтает стать командиром не из последних, большим военачальником. Его направляют на курсы Северо-Кавказского военного округа. Затем, как лучший их выпускник, он едет в Москву, в Объединенную военную школу им. ВЦИК РСФСР (позднее — Высшее общевойсковое военное училище им. Верховного Совета РСФСР). В его послужной карте записано, что с 1925 по 1930 год включительно Шаймуратов являлся там не только слушателем, но и курсовым командиром. Одновременно получил сначала должность командира эскадрона, а затем и командира полка по охране Московского кремля. Сегодня этот полк известен главным образом участием в парадах и торжественных церемониях. А в конце 1920-х годов он, по сути, выполнял обязанности охраны обитателей Кремля, в том числе и первых лиц советского государства. А возглавлял их охрану, получается, молодой комполка Шаймуратов.


НА «ШПИОНСКОМ» ФАКУЛЬТЕТЕ

«В 1931 году Минигали Шаймуратов поступает в военную академию имени Фрунзе на спецфакультет, которую оканчивает в апреле 1934-го по первому разряду». Здесь источник — сайт ветеранов Башкортостана — допускает небольшую неточность: по утверждению официального исторического сайта ВС РФ «Военное обозрение», специальным этот факультет стал называться только с 1937 года в связи с его преобразованием и открытием здесь западного отделения. А в период учебы Шаймуратова этот «шпионский» факультет, созданный в 1920-м приказом Льва Троцкого, народного комиссара по военным и морским делам и председателя Революционного военного совета республики по инициативе бывших генералов царской армии, назывался Восточным факультетом. Он готовил военных дипломатов и разведчиков стратегической военной разведки Красной армии со знанием восточных языков — китайского, персидского, турецкого, урду (хиндустани), японского. Так что, помимо необходимых военных и политических дисциплин, наш герой усиленно изучал иностранные языки. В результате овладел в совершенстве тюркскими уйгурским и казахским, а также китайским и английским, понимал французский и немецкий. Если бы не природный ум, исключительная прилежность и трудолюбие, тяжело бы ему пришлось во время учебы в академии, ведь в его багаже было лишь незаконченное образование в сельском медресе, да знания, касающиеся военных дисциплин, полученные на курсах и в училище. Ничего — справился, и успешно: как говаривал Шаймуратов и тогда, и на фронте: «Потомки Салавата отступать не умеют!»
По окончании академии в 1934 году его назначили помощником начальника 2-го отделения разведуправления Красной армии. В этой должности он и произвел первую свою «разведку боем» уже на дипломатическом поприще. В его послужной карте после даты «1934 год» содержится туманная запись: «Находился в длительной командировке». Что же было на самом деле?
Еще в 1919-м большевики посылали в Турцию башкирского революционного деятеля Шарифа Манатова для помощи местным леворадикалам в организации коммунистической партии. Манатов был избран в президиум анкарского комитета компартии, даже основал и возглавил там газету «Ени дунья». Осенью 1920 года большевистский эмиссар был арестован, но бежал, подкупив караульных. Так что затея с экспортом большевизма в Турцию тогда не увенчалась успехом, но Сталин этой мысли не оставил. Он предпринял еще одну попытку уже в 1934-м. Президент страны Мустафа Кемаль Ататюрк в тот момент получил расширенные, почти диктаторские полномочия, и в Турцию в качестве военного атташе отправляется Минигали Шаймуратов, чтобы выяснить там обстановку, узнать, возможно ли нападение турок на СССР, и оценить шансы на усиление коммунистического влияния Советского Союза. Но, как оказалось, шансы эти были невелики, и эмиссар Шаймуратов, как и его предшественник Манатов, практически ни с чем возвращается обратно в Москву. Там он получает следующее задание.


ПОД ПСЕВДОНИМОМ ШАЙ

С 1931 года Япония, оккупировав значительную часть страны, грозила нападением на СССР с захваченной территории. В Москве опасались перспективы воевать на два фронта. И, чтобы исправить ситуацию, советская дипломатия искала выход из создавшегося положения.
В 1936-м Шаймуратова, уже как специалиста по странам Востока, отправляют в Китай советником военного комитета при правительстве партии Гоминьдан — официальной власти в стране. К этому времени молодой лидер оппозиции и созданной им Китайской Советской Республики Мао Цзэдун во главе с армией Китая ведет войну как против японцев, так и против буржуазного гоминьдановского правительства. СССР был очевидно, но далеко не официально заинтересован в ее успехе. Компартии Китая стали необходимы оружие и военные специалисты. Таким экспертом под дипломатическим прикрытием и стал Минигали Шаймуратов. Так что его китайская миссия была абсолютно секретной. Под псевдонимом Шай он сформировал боеспособную дивизию и даже сам участвовал в сражениях.
Вот здесь наступил момент вспомнить о красных революционных шароварах, которыми молодого командира Шаймуратова наградили в Казани в 1921 году. Шаровары, бои с басмачами и, наконец, секретная миссия в Китае — эти эпизоды из военной биографии очень напоминают главных героев фильма «Офицеры», которые были сыграны актерами Георгием Юматовым и Василием Лановым. Версию о том, что Шаймуратов стал в какой-то мере прототипом собирательных образов культового фильма, высказывает далеко не один источник.
По возвращении из Китая за образцовое выполнение задания в 1938 году он получил внеочередное звание полковника и был награжден орденом Красного знамени. В Москве, на гражданке, Шаймуратов выглядит иначе, изысканно, в элегантном костюме — даже как-то франтовато. Его дочь Октябрина вспоминала: «Я иногда чувствовала себя неловко, потому что отец выделялся среди всех. Однажды слышала, как ребята во дворе говорили: „Вот идет иностранец!“». Действительно, бывший сельский батрак, лихой кавалерист-рубака в мирное время после своих международных миссий стал больше напоминать зарубежного дипломата.
Ему и прочили дипломатическую карьеру, но, когда в 1941 году немцы рвались к Москве, Шаймуратов не мог оставаться в тылу. Он забрасывал командование рапортами и в конце концов в октябре 1941-го его назначили командиром первого особого кавалерийского полка в составе кавкорпуса генерала Доватора (Лев Михайлович Дова́тор, 1903–1941, — командир 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, Герой Советского Союза (посмертно). Известен успешными операциями по уничтожению войск противника в начальный период Великой Отечественной войны. За голову Доватора немецкое командование назначило крупную награду). Настало время вынимать из ножен серебряную буденновскую шашку.
Окончание следует.

Источник: m.business-gazeta.ru