«У меня кредит, аренда и ребенок. Таких полстраны!»: малый бизнес Казани уходит в подполье

10.04.2020 17:06



Подхожу к указанному времени, ближе к дверям парикмахерской вижу синюю дверь с вывеской «закрыто». Дергаю ручку — действительно, не отпирается. Слышу шорох, понимаю, что за стенкой кто-то идет
«Раньше каждый час у меня клиент был. А сейчас я стараюсь, чтобы уж не нагнетать обстановку, 2-3 человека [принимать]. Вроде нормально. Потихоньку, всех на неделю расписала» «Раньше каждый час у меня клиент был. А сейчас я стараюсь, чтобы не нагнетать обстановку, два-три человека [принять]. Вроде нормально. Потихоньку всех на неделю расписала»
Прошлую неделю мастер, как и парикмахер, сидела дома. Вышла в офис только потому, что ее умоляли об этом клиенты Прошлую неделю мастер, как и парикмахер, сидела дома. Вышла в офис только потому, что ее умоляли об этом клиенты
Я прошу ее сделать аппаратный маникюр с прозрачным покрытием лака. При мне мастер открывает новую пилку для ногтей и приборы, прошедшие дезинфекцию Я прошу сделать аппаратный маникюр с прозрачным покрытием лака. При мне мастер открывает новую пилку для ногтей и приборы, прошедшие дезинфекцию
«Ну, а что делать? У меня кредит 2,5 млн рублей, у меня аренда 50 тысяч, у меня ребенок. Что мне делать? Государство ничего не выплачивает. Кредитных каникул они мне не предоставляют» «Ну а что делать? У меня кредит 2,5 миллиона рублей, у меня аренда 50 тысяч, у меня ребенок. Что мне делать? Государство ничего не выплачивает. Кредитных каникул они мне не предоставляют»
Все мойщики (их было трое) работали без медицинских масок, без нее стоит и сам администратор. «Многие сами себя накручивают. Человеку скажи, что ты болеешь, он поверит и заболеет. Это же больше пожилые люди, они болеют» Все мойщики (их было трое) работали без медицинских масок, без нее стоит и сам администратор. «Многие сами себя накручивают. Человеку скажи, что ты болеешь, он поверит и заболеет. Это же больше пожилые люди, они болеют»
«БИЗНЕС Online» записал анонимные откровения предпринимателей, работающих под страхом многотысячного штрафа
«Раскручиваюсь, как в самом начале бизнеса. Младшему сыну даю визитки, чтобы он раздавал», — рассказывает владелица крошечной парикмахерской, клиентом которой — в качестве эксперимента — стала корреспондент «БИЗНЕС Online». Формально запрещенные на время COVID-19 услуги вполне доступны: нас без особых проблем обслужили и в маникюрном салоне, и на автомойке. О том, почему малый бизнес не верит в господдержку, выбирает прибыль вместо безопасности и каким видит свое будущее, — в нашем репортаже.

«Я неделю честно отсидела…»

Мой эксперимент начинается с поиска рабочих парикмахерских. Чтобы усложнить задачу, я установила условный параметр поиска — постараться найти место в радиусе полутора километров от моего дома, а живу я в Ново-Савиновском районе. Нашлось сразу несколько салонов, где мне предложили прийти в салон завтра, послезавтра, на следующей неделе. Были те, кто готов был принять в тот же день, но только на дому: «Расходники одноразовые, обработка по СанПиН». Нет, спасибо, думаю я. И тут же нахожу парикмахерскую, где готовы принять через полтора часа.
Трубку взяла владелица салона — она же мастер. Я объяснила, что мне не нужна стрижка (была в салоне пару недель назад) и просто хочу сделать салонный уход для волос. Подхожу к указанному времени, ближе к дверям парикмахерской вижу синюю дверь с вывеской «закрыто». Дергаю ручку — действительно, не отпирается. Слышу шорох, понимаю, что за стенкой кто-то идет. Замок открывает женщина лет под 50 и тут же приглашает внутрь. Осматриваюсь: комната в 20 кв. м разделена надвое: в одной части явно работает маникюрщица (ее не было на месте), вторая часть — для стрижки волос. Видно, что парикмахерская самая простая. Для понимания: ценник на женскую стрижку начинается с 400 рублей, мужская — 300. Мы сговариваемся на 600 рублях. Привет, начало десятых!
Парикмахер сажает меня перед модным зеркалом с лампочками по всему периметру и надевает прозрачную полиэтиленовую накидку, чтобы не запачкать одежду. А вот о коже женщина не думает — ни маски, ни перчаток.
Невзначай спрашиваю — почему рискнула выйти на работу?
Сидеть дома уже невозможно. Вторая неделя пошла. Обстановка спокойная, — невозмутимо отвечает она.
— А указ?
Мы же Россия, нам никто не указ. Мне квартплату надо платить — практически 7 тысяч. Мне надо как-то выжить, — объясняет женщина.
Разговор закручивается, парикмахер представляется — зовут Светлана (здесь и дальше по тексту имена героев изменены), и выпытывать из нее уже ничего не надо. Мастер говорит, что в лучшие времена ее чистая прибыль (формулирует именно так) достигала 100 тыс. рублей. Но в одночасье вся бизнес-конструкция рухнула. На работу она вышла с понедельника, 6 апреля. Еще не все клиенты об этом знают, постоянных приходится обзванивать. «Младшему сыну визитки даю, чтобы он раздавал. Как в начале самом [бизнеса], в общем, раскручивалась, к этому и пришла. Но я по этому поводу не заморачиваюсь. Я люблю свою работу, люблю дарить людям радость, — добавила с улыбкой она. — Раньше каждый час у меня клиент был. А сейчас я стараюсь, чтобы не нагнетать обстановку, два-три человека [принять]. Вроде нормально. Потихоньку всех на неделю расписала».
Почему нет средств защиты от вируса? «А чего бояться-то? Маска все равно особо не спасет. У меня какой-то такой паники нет. Я последнее время никуда не выезжала за пределы Татарстана», — невозмутимо говорит наша собеседница.
Уточняю про другую опасность — попасть на внушительный штраф. Юрлица за несоблюдение режима самоизоляции могут наказать на сумму до 300 тыс.рублей. Да и клиенты ее, по логике, этот режим тоже нарушают.
— Просто не соглашаешься с этим постановлением, и все, когда подписываешь. Или не подписываешь. Они не имеют права, у нас же не объявлена чрезвычайная ситуация. Если бы объявлено было чрезвычайное положение и люди бы ходили, тогда да. А у людей выхода нет. Платить надо за все. Или вот тоже — Путин, такой молодец, на руководителей повесил все: «Нерабочие дни с сохранением зарплаты». А где мы должны взять деньги на зарплату? Непонятная ситуация такая, — возмущенно объясняет Светлана.
— Малый бизнес сейчас теряет большие деньги. Но и штрафы тоже большие, — продолжаю я.
— Нет, ну я неделю честно отсидела. А то, что «нерабочую неделю» продлили на месяц… Людям же как-то надо работать. Коммунальные платежи никто не отменил. У меня, например, двое детей, мне надо как-то их еще и покормить. Если б какие-то выплаты делали, может быть, люди бы как-то и сидели дома, — говорит женщина.
Мы долго прощались: парикмахер с грустью и словно оправдываясь объясняла — не работать сейчас невозможно, соберешь много долгов. А так, нарушая, хотя бы будут деньги на хлеб да молоко.

«У меня кредит 2,5 МИЛЛИОНА, аренда 50 тысяч, ребенок. И я не одна такая, таких полстраны»

Рабочий маникюрный салон я тоже нашла быстро и недалеко — 800 метров от парикмахерской. Меня записали на вечер. Подхожу к месту, вижу в окне свет. Вывески о закрытии салона нет. Звоню в дверь, мне открывает молодая девушка, которую зовут Марина, владелица салона, она же мастер маникюра. Прохожу в светлый зал с тремя столами для маникюра. За одним из них сидит еще одна клиентка — как я позже поняла из разговора, сотрудница «Магнита». Она уходит, теперь моя очередь.
Маникюристка приступает к делу, надевает и маску, и перчатки. Но это стандартная процедура — для защиты от органической пыли. Я прошу ее сделать аппаратный маникюр с прозрачным покрытием лака. При мне мастер открывает новую пилку для ногтей и приборы, прошедшие дезинфекцию.
«Женщина найдет, где ей сделать маникюр. Обзвонит 100 салонов и в любом случае отыщет того, кто примет», — смеется Марина. Спорю с ней и немного лукавлю: говорю, что обзвонила больше 50 салонов, нашла только ее и еще одну девушку, которая принимает на дому. «Как можно в дом принимать неизвестно кого в такое время! А вдруг человек с коронавирусом пришел, и тут у тебя все родные заболели. Это слишком рискованно», — качает мастер головой.
Девушка держит точку уже год, а вообще занимается маникюром больше шести лет. Выручка пока не очень большая, цифр не называет, но намекает на прибыль в 60–80 тыс. рублей в месяц. «Много нюансов. Все зависит от того, сколько стоит услуга, какая аренда, какие расходы», — говорит она оценивающе. Прибыльным, говорит она, может быть салон с шестью маникюрщицами, полностью забитый клиентами. Тогда можно рассчитывать на 200–300 тыс. рублей в месяц.
Прошлую неделю мастер, как и парикмахер, сидела дома. Вышла в офис только потому, что ее умоляли об этом клиенты. «Я в принципе не собиралась выходить на работу. Я вообще все уже увезла домой. И тут как начали клиенты звонить — обратно просто все привезла. Я и не ожидала, что выйду, просто так совпало, что они начали звонить все в один день практически, в выходные. Не хочется терять клиентов», — добавляет она.
В салоне у нее работают еще две маникюристки. Сейчас они дома на самоизоляции и, по ее словам, даже не знают о том, что их начальница вышла на работу. «Я просто сама за себя в ответе лично. Поэтому никому ничего не говорила», — рассказывает девушка. Деваться, по ее словам, некуда.
— Не страшно? — спрашиваю я.
— Я думала об этом. Тоже страшно, ну а что делать? У меня кредит 2,5 миллиона рублей, у меня аренда 50 тысяч, у меня ребенок. Что мне делать? Государство ничего не выплачивает. Кредитных каникул они мне не предоставляют. Налоговых каникул они мне не предоставляют. Что делать человеку? Я не одна такая, таких полстраны. Идиотизм же, — сетует девушка, продолжая работу.
— Почему не предоставляют кредитных каникул?
— У меня перед вами была девушка, которая работает в банке. Она мне рассказала, что это сказано все очень красиво, но по факту все сейчас «ломанулись» делать эти кредитные каникулы. Надо предоставить справку о том, что твои доходы сократились на 30 процентов. Такую справку может не каждый предоставить. И что вообще значат «кредитные каникулы»? Это не значит, что ты три месяца можешь не платить. Это значит, что ты три месяца не платишь, и эти платежи тебе включают в твой последний платеж. То есть, если у тебя твой последний платеж 30 тысяч рублей, тебе туда еще умножают на три месяца. Откуда человек возьмет столько денег? И так же с налоговыми каникулами. Все очень красиво говорят по телевизору, но на самом деле все с огромными нюансами. «Нерабочая неделя» была, ладно. Ну месяц я могу дома просидеть. А дальше что, людям без денег делать? — продолжает наша собеседница исповедь.
Штраф в 300 тыс. рублей ее, конечно, волнует. Но желание остаться на плаву, очевидно, выше.
— Многие позакрывают свои студии. Стопроцентно. Просто у некоторых еще и арендодатели не очень адекватные, не предоставляют арендные каникулы, — говорит Марина. Ей повезло чуть больше: плату за апрель с нее не берут. С меня в итоге просит 600 рублей.

«Сейчас развиты интернет-магазины и грабежи. Последствия будут очень интересными»

Третий пункт назначения связан не с красотой, а с чистотой — это автомойка. Несмотря на режим самоизоляции, на улицах полно машин, которым свойственно со временем мараться. Есть спрос — значит, есть и предложение. Прошу съездить на мойку друга. Кстати, место, где помыть машину, нахожу через знакомых по сарафанному радио. Один из друзей, называя адрес, добавляет: «Не пали контору».
Подъезжаем, с виду ничего не указывает на то, что здание функционирует. Подходим к двери с табличкой «Администратор» — открыто. Внутри небольшая комната и ресепшен. На диване сидят два клиента, ожидающих свои автомобили. Говорю молодому (на вид лет 25–27), администратору, что хочу комплексную мойку, а он мне в ответ: «Придется подождать 10 минут». Все мойщики пока заняты.
Дождавшись своей очереди, заезжаем. Я тем временем пытаюсь разговорить администратора, спрашиваю, каково это — работать подпольно.
«Мы начали работать только на этой неделе с понедельника. Директор сказал, что это законно. Но я — честно — без понятия. Вроде как с этой недели можно работать. Все шиномонтажки работают…» — ответил он мне. К слову, пресс-секретарь президента Лилия Галимова, подтвердила, что частные автомойки и пункты шиномонтажа под постановление кабмина РТ не подпадают, значит, работать им не запрещено.
«Люди, которые в помещении находятся сейчас, все на улице должны быть. Нельзя сидеть здесь», — находит мой собеседник странный аргумент. Что ж, засчитано, стрелки переведены.
Действительно, все клиенты сидят внутри здания. Часть из них — в медицинских масках. Но безопасное расстояние в полтора метра между людьми, конечно, никто не соблюдает. Чтобы продолжить разговор, говорю администратору, что нарушение режима самоизоляции для физического лица может обойтись в 15 тыс. рублей, а для юридического — в 300 тысяч.
— Для физлица не 15 тысяч штраф. Это если ты изолирован [на карантине]. А если ты не изолирован… Полицейские, которые тебя ловят, просто ошибаются. На самом деле штраф не 15 тысяч. Можно обжаловать штраф сразу. Если не ошибаюсь, [штраф должен быть] от 100 до 500 рублей, — администратор пытается апеллировать к законодательству.
Все мойщики (их было трое) работали без медицинских масок, без нее стоит и сам администратор. «Многие сами себя накручивают. Человеку скажи, что ты болеешь, он поверит и заболеет. Это же больше пожилые люди, они болеют», — объяснил мужчина.
Наша мойка завершена, мы уже собираемся уходить, и тут администратор, вероятно, чувствуя какую-то недосказанность, прощается с нами отстраненной фразой с претензией на экономический прогноз: «Сейчас интернет-магазины развиты, грабежи, и больше ничего… Последствия более интересные будут...»

Источник: m.business-gazeta.ru