«Коронабизнес»: какие предприятия в Татарстане «куют победу» над COVID-19?

23.03.2020 09:06



«Считайте сами, летом маска стоила 2 рубля 70 копеек, сегодня в Казани — около 40 рублей, в Москве до 100 рублей доходит за одну маску. Наши производители очень много продали в Китай» Фото: «БИЗНЕС Online»
«По телевизору же не сказали, что надо халаты и шапочки покупать, поэтому дефицита нет. А вот средства дезинфекции полностью закончилис» «По телевизору же не сказали, что надо халаты и шапочки покупать, поэтому дефицита нет. А вот средства дезинфекции полностью закончилис» Фото: © Александр Гальперин, РИА «Новости»
«Объем заявок такой, что катастрофически не можем удовлетворить спрос». Речь о бактерицидном облучателе-рециркуляторе — модернизированном варианте хорошо всем известной лампы для кварцевания «Объем заявок такой, что катастрофически не можем удовлетворить спрос». Речь о бактерицидном облучателе-рециркуляторе — модернизированном варианте хорошо всем известной лампы для кварцевания Фото: © Евгений Одиноков, РИА «Новости»
В минувшую пятницу на «Аромате» побывал президент РТ Рустам Минниханов и обсудил с руководством предприятия возможности увеличения объемов производства дезинфицирующих средств В минувшую пятницу на «Аромате» побывал президент РТ Рустам Минниханов и обсудил с руководством предприятия возможности увеличения объемов производства дезинфицирующих средств Фото: tatarstan.ru
«В условиях борьбы с пандемией COVID-19 во всем мире приоритетом ученых как с российской, так и с японской стороны была разработка уникального, не имеющего аналога, теста диагностики коронавируса» «В условиях борьбы с пандемией COVID-19 во всем мире приоритетом ученых как с российской, так и с японской стороны была разработка уникального, не имеющего аналога, теста диагностики коронавируса» Фото: tatarstan.ru
«В России два крупных производителя медицинский масок — компания «КИТ» и «Гекса». Европейские производители также предлагают нам свою продукцию. Но в РФ жесткая система регулирования» «В России два крупных производителя медицинский масок — компания «КИТ» и «Гекса». Европейские производители также предлагают нам свою продукцию. Но в РФ жесткая система регулирования» Фото: Кирилл Кухмарь / Фотохроника ТАСС
ПОЗиС наращивает выпуск обеззараживающих ламп, КМИЗ будет шить медзащиту, а выходец из «Эйдоса» задумал делать экспресс-тесты
Цена медицинской маски в РТ выросла до 40 рублей, но в Москве доходит до 100. Неудивительно, что медпредприятия Татарстана бросились организовывать производства масок, защитных костюмов и бахил. В тренде производители антисептиков и бактерицидных ламп, спешно увеличивающие выпуск. Но есть препятствия, в частности зависимость от импортных комплектующих и административные барьеры.

«В начале эпидемии китайцы приезжали в Россию, маски и халаты тоннами скупали»

«Дефицит средств защиты в Татарстане действительно есть: спрос превышает предложение. Однако нарушений антимонопольного законодательства в аптечных учреждениях Казани и республики не выявлено», — сообщила нам пресс-секретарь УФАС по Татарстану Оксана Ефимова.
«МедАкс» (казанская компания, снабжающая больницы и медучреждения РТ медицинским оборудованием и расходными материалами) вынуждена была вывесить на сайте алый баннер: «Масок медицинских и дезинфицирующих средств в наличии НЕТ! Прием заказов на данные позиции временно приостановлен». «За два дня было 300-350 звонков по поводу масок», — объяснил «БИЗНЕС Online» менеджер компании Никита Петров. По его словам, перебои с поставками начались еще до Нового года. Развелось много перекупщиков, продающих одну маску от 30 до 100 рублей. «Цены повысить незначительно пришлось — с 2,5 рублей до 5 рублей: подросла логистика и цены поставщика, — говорит Петров. — По телевизору же не сказали, что надо халаты и шапочки покупать, поэтому дефицита нет. А вот средства дезинфекции полностью закончились. Нам позвонили из одного из казанских бассейнов, говорят, что им нужно провести дезинфекцию срочно, у них соревнования. А у нас все закончилось позавчера».
Работник компании-производителя медицинской продукции рассказал «БИЗНЕС Online», что дефицит масок был создан искусственно. «Считайте сами, летом маска стоила 2 рубля 70 копеек, сегодня в Казани — около 40 рублей, в Москве до 100 рублей доходит за одну маску. Наши производители очень много продали в Китай. В начале эпидемии китайцы приезжали в Россию, маски и халаты тоннами скупали», — говорит наш источник.
В «Таттехмедфарме» отказался комментировать ситуацию с заказами в связи с коронавирусом. Ограничились лаконичным комментарием в Минздраве РТ. «В лечебных учреждениях, подведомственных министерству здравоохранения, есть все необходимые средства защиты», — успокоила нас руководитель пресс-службы Альфия Хасанова.

«МАСКИ-ШОУ»: кто сел за швейную машинку?

Пока в Татарстане действующих производств медицинских масок нет, зато есть площадки, где возможно это организовать. Среди них — АО «Казанский медико-инструментальный завод». Его гендиректор Нур Шакиров рассказал нашему изданию, что на базе производственной площадки «КМИЗ» в деревне Кирби Лаишевского района в обозримом будущем планируется наладить выпуск одноразовых медицинских изделий. «Мы готовим сейчас производство, в списке номенклатуры товаров, которые мы будем производить, — маски, одноразовая одежда для медицинского персонала и принадлежности для медицинских целей», — говорит Шакиров. Планируемых объемов он не называет.
Соучредитель казанского ООО «КАМИ» (изготавливает медицинские комплекты однократного применения) Виктория Александрова говорит, что компания планирует начать производство масок и прочей дефицитной сегодня продукции, но пока этого еще нет. Что касается той одноразовой продукции, которую они производят: акушерские и гинекологические комплекты, комплекты для стоматологических и косметологических салонов, — то спрос на них стабилен, каких-то всплесков замечено не было, хотя телефон стал звонить гораздо чаще. «Спрашивают маски, средства индивидуальной защиты, на них спрос, конечно, возрос. Обращаются и больницы, и частные лица, но мы их пока не производим», — говорит Александрова.
Компания ЗАО «Здравмедтех-Поволжье» (входит Ассоциацию производителей медицинских изделий «Здравмедтех») производит одноразовую медицинскую одежду, белье и другую продукцию и тоже планирует масочный бизнес. Корреспондент «БИЗНЕС Online» дозвонился до директора компании Евгения Халевина, который подтвердил планы компании открыть линию по производству медицинских масок, однако от более подробных комментариев отказался.
По нашем сведениям, собираются организовать производство масок на площадке фабрики «Спецмедзащита» в Лаишево. На сайте компании сказано, что фабрика ориентируется на производство одноразовых медицинских масок из трех слоев. Производство принадлежит петербургской группе компаний «Бахилы.рф», которая производит бахилы и перчатки, а кроме того, продает контейнеры для анализов, одноразовую одежду для медиков, пеленки, салфетки и многое другое. До 2016 года фабрика принадлежала Ильдусу Ялаеву, а теперь — питерцу Алексею Ефанову. Нам не удалось достоверно выяснить, работает ли реально производство в Лаишево: в приемной компании нас попросили направить письменный запрос, на который пока не ответили. Рядовой сотрудник «Бахилы.РФ» сказал нам, что выкуплена лишь казанская юрфирма, а производства в Татарстане пока нет.
Если маски в Татарстане никто не делает, то «полуфабрикат» для них — нетканый материал, из которого и производят это нехитрое средство защиты, выпускают сразу две татарстанские компании: елабужское АО «Полиматиз» и нижнекамское ООО «Завод Эластик» — оба входят в ГК «ТАИФ». Последнее от каких-либо комментариев отказалось, а «Полиматиз» отмечает, что спрос на нетканые материалы с повышенной барьерной защитой, которые используются для производства масок, в последние два месяца увеличился.
«С нашей компанией раньше работало до 10 производителей медицинских масок, объемы закупок были минимальные, доходило до того, что часть из них в свое время заморозили свои производства, обанкротились, — рассказывает начальник коммерческого отдела АО „Полиматиз“ Ильназ Яппаров. — Наш завод производит материалы в рамках долгосрочных контрактов, производство было загружено на 100% и до ситуации с коронавирусом. Увеличивать поставки нетканого материала, не урезая другие сегменты, мы не можем. Все производители нетканых материалов загружены максимально, мы выпускаем продукцию в основном для внутреннего рынка. Увеличение спроса также связано с перепродажей полуфабрикатов за границу: все хотят подешевле купить в РФ и подороже продать на внешних рынках, при этом „Полиматиз“ не повышает отпускные цены».
Сегодня завод выпускает в районе 50 тонн нетканых материалов для масок ежемесячно и подчеркивает, что готов увеличить производство только для непосредственных изготовителей масок, а не перекупщиков.
«Мое личное мнение (не мнение компании — прим.ред.): создавшийся дефицит масок можно погасить только административным путем, создав реестр всех реальных производителей масок и их мощностей, убрав в цепочке перекупщиков, заключая прямые договоры государства с производителями, но это противоречит политике свободного рынка. В сложившейся ситуации необходимо планирование выпуска конечных изделий на государственном уровне, с запретом поставок не только масок, но и сырья для их производства на внешние рынки. Многие производители масок необоснованно обогащаются за счет населения», — отмечает Яппаров.
Начальник отдела сбыта казанского ООО «МК «Камелот» (производство защитной медицинской одежды) Гульназ Халитова говорит, что заказов от больниц на их продукцию стало гораздо больше. «Около недели назад мы получили крупные заказы. Отгрузки только начались, но пока мы только шьем, шьем и шьем. Это же производственный процесс — нужно сшить, упаковать, отправить на стерилизацию. Минимум неделю занимает», — рассказывает сотрудница компании. По ее словам, заказы идут со всей страны, предприятие загружено до конца июня.

«Позис» и бактерицидные лампы «КАК У ПУТИНА»

«Объем заявок такой, что катастрофически не можем удовлетворить спрос», — говорит о вспыхнувшем в связи с коронавирусом ажиотаже на медтехнику заместитель генерального директора АО «ПОЗИС» Булат Хасанов. Речь о бактерицидном облучателе-рециркуляторе — модернизированном варианте хорошо всем известной лампы для кварцевания. Отличие в том, что источник ультрафиолетовых лучей спрятан в пластиковый корпус с защитой из полированной нержавейки. Вентилятор всасывает воздух, прогоняет его через лампу и выдает обеззараженным. Поскольку прямого света нет, этот медицинский прибор можно использовать в присутствии людей. Вариантов исполнения два: передвижной напольный (стоимость — примерно 15 тыс. рублей) и компактный (приблизительно 10 тыс.). Говорят, позисовские облучатели есть в кабинетах Владимира Путина, Рустама Минниханова и Германа Грефа.
«Этот прибор прописан в стандарте оснащения лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ), но сегодня пользуется особым спросом и у физлиц, особенно компактный вариант, — рассказывает Хасанов. — В больницах облучатели работают интенсивно, а в домашних условиях не надо каждый день включать (хотя это и совершенно безопасно) — достаточно в период сложной эпидемиологической обстановки, вечером, когда вернулись с работы».
Как говорит Булатов, после того, как Роспотребнадзор рекомендовал использовать облучатели в помещениях с массовым скоплением людей, начался ажиотаж: «Спрос фантастический! Звонят с запросами столько, что я уже по три раза в день телефон заряжаю. И все говорят: „Булат, ты нам год назад показывал, так вот, мы созрели, готовы сразу 300 штук купить“. Мы привыкли агитировать за товар, а тут спрос сумасшедший, но мы его удовлетворить не можем!»
По словам замгендиректора, в марте план производства облучателей увеличили в 3,5 раза, до 1200 приборов. И это максимум. Да, нет проблемы работать в три смены и выдать 6 тыс. приборов или организовать еще один участок и выпустить 10 тыс., но не справятся поставщики комплектующих, у которых производство рассчитано на «мирное время».
Цену на облучатели пришлось скорректировать в связи с падением курса рубля, поскольку комплектующие покупаются за границей: лампа — в Венгрии, цоколедержатель — в Германии, блок управления — в Белоруссии. «Нам уже начали говорить: „Называйте любую цену — купим всё“, — смеется Булатов. — Но мы ж не спекулянты».

Антисептики в тренде

Казалось бы, в регионе, где работает мегахолдинг по производству алкоголя «Татспиртпром», не должен переживать из-за сырья для антисептиков. Но и здесь — свои нюансы. Напомним, в первую очередь к этой категории препаратов относятся спирты — этиловый, пропиловый и изопропиловый. Как пояснил «БИЗНЕС Online» заместитель гендиректора по техническим вопросам ТСП Фарит Шагиахметов, алкогольный гигант не имеет лицензии на изготовление антисептиков и не поставляет этанол для подобных целей.
«У нас только алкогольный продукт, — сообщил Шагиахметов. — Для того, чтобы производить дезинфицирующие салфетки или растворы, необходима соответствующая лицензия, оборудование и достаточно длительный срок — мы к этому сейчас не готовы, хотя обращения были. Мы определили для себя: чтобы получить лицензию и закупить оборудование, нужны, во-первых, инвестиции, а во-вторых, от полугода до девяти месяцев — одно только заявление рассматривается два месяца. К этому времени, вероятно, и актуальность вопроса отпадет».
Изопропиловый спирт в Татарстане никто не производит, сообщили нам в ООО «ВитаХим Казань». Компания занимается реализацией продукции орского ЗАО «Завод синтетического спирта». Представитель «ВитаХим Казань» Марат Хайдаров подтвердил «БИЗНЕС Online» повышение спроса на сырье для антисептиков, хотя и не смог обозначить, кто же этот потребитель — производитель медицинских препаратов или еще кто-то другой. «Действительно, на изопропиловый спирт сейчас прямо ажиотаж, — согласился Хайдаров, — Конкретно по отгрузкам не скажу, но количество звонков выросло очень сильно. Мы не уточняем, чем конкретно занимаются клиенты, могу только сказать, что звонят в основном из Татарстана и соседних регионов. Конкуренция в республике небольшая — производителей изопропилового спирта нет, а дистрибьюторов немного».
Зато на пике спроса находятся производители антисептиков, к которым относится казанский завод «Аромат» (выходец из группы Татфондбанка, а ныне заявляющий себя самостоятельным предприятием). Так, в минувшую пятницу на «Аромате» побывал президент РТ Рустам Минниханов и обсудил с руководством предприятия возможности увеличения объемов производства дезинфицирующих средств. «Аромат», помимо целого ряда других товаров гигиены, миллионными тиражами выпускает гигиенические гели для рук с антибактериальными компонентами под торговыми марками «Aquaprof» и «Целебные травы» в упаковке форматом 50 мл и 100 мл. Предприятие поставляет продукцию торговым сетям, правительственным и коммерческим учреждениям, дистрибуторам и оптовым компаниям. «В последние две-три недели наблюдаем ажиотажный спрос. В связи с этим мы увеличили мощности производства до 6 млн штук в месяц. На данный момент смонтированы новые фасовочные линии и идет их наладка. После ввода их в эксплуатацию объем производства увеличится до 10 млн штук в месяц», — рассказал «БИЗНЕС Online» директор по работе с ключевыми клиентами АО «Аромат» Иван Криваксин.
Президент РТ такие планы поддержал. «В интернете сейчас расплодились спекулянты, которые предлагают антисептические средства по завышенным ценам. Это недопустимо. Необходимо обеспечить продажу антисептиков в нужном количестве через торговые и аптечные сети», — отметил в ходе визита Минниханов.
Однако есть и трудности, и предприятие рассчитывает на поддержку от правительства по части акцизов. Иначе антисептики серьезно подорожают. «Ситуация осложняется существенным дефицитом комплектующих материалов (флаконы, крышки, флиптопы), а также увеличением курса валют и ростом цен. Выход из данной ситуации мы видим в производстве дезинфицирующих средств в емкостях больше 100 мл. Однако из-за обложения акцизом спиртосодержащей продукции в емкостях более 100 мл это может привести к существенному удорожанию таких средств. Надеемся, что на время чрезвычайной ситуации нам позволят производить спиртосодержащие антисептики в больших емкостях без уплаты акциза», — говорит Криваксин.

Экспресс-тесты на коронавирус родом из Татфондбанка

Самый прорывной проект «коронабизнеса» в Казани заявлен создателями медицинского промышленного кластера. Директор ООО «ФармМедПолис РТ» Альберт Гайфуллин рассказал «БИЗНЕС Online», что в медицинском промпарке, который создают на «Казань Экспо», планируется производить тест-системы на коронавирус. Партнером проекта выступит японская группа Mirai Genomics, которая, по словам Гайфуллина, «обладает уникальным технологиями по диагностике коронавируса». «На данный момент в связи с ситуацией компания развернула на российских заводах производство опытных образцов портативных лабораторий и тестов, которые были успешно апробированы. В настоящий момент компания осуществляет организацию крупномасштабного производства на российских заводах портативных лабораторий и реагентов, которые будут использоваться для выявления коронавируса COVID-19 как в России, так и на территории иностранных государств. В условиях борьбы с пандемией COVID-19 во всем мире приоритетом ученых как с российской, так и с японской стороны была разработка уникального, не имеющего аналога, теста диагностики коронавируса», — говорит Гайфуллин.
Он пояснил, что по теме диагностики COVID-19 Mirai Genomics сотрудничает с казанской компанией «Смартлайфкеа». «ФармМедПолис РТ» выступает здесь как площадка, поскольку «Смартлайфкеа» является резидентом фармацевтического кластера РТ. В свою очередь, «Смартлайфкеа» принадлежит Рамилю Зайнуллину, связанному с известной в Татарстане группой компаний «Эйдос» Ленара Валеева. В 2015–2016 годах компания «Эйдос-Днаформ» на деньги бывшего главы Татфондбанка Роберта Мусина начала разработки ДНК-тестов, а потом, после краха банка, проект, вероятно, по инициативе Зайнуллина перешел в руки новых инвесторов — Рустэма Магдеева и экс-министра здравоохранения РТ Рамиля Хабриева. К сожалению, нам не удалось получить комментарии «Смартлайфкеа» и «Эйдоса» — у первой вовсе нет публичных контактов, а в «Эйдосе» на запрос не ответили.
«БИЗНЕС Online» удалось найти крупную госзакупку, связанную с казанскими разработчиками. Департамент здравоохранения Москвы 14 марта заключил контракт стоимостью 192 млн рублей с единственным поставщиком ООО «Медпромресурс» на покупку портативных лабораторий и тестов коронавируса COVID-19. Изготовителем товара указано казанское ООО «Смартлайфкеа». Контракт с единственным поставщиком заключен в связи с чрезвычайной ситуацией согласно п. 4 ч. 1 ст. 93 закона о контрактной системе. По его условиям, «Медпромресурс» должен в течение 14–60 дней после оплаты контракта поставить 56 портативных мини-лабораторий для экспресс-диагностики COVID-19 по 750 тыс. рублей за штуку и 100 тыс. наборов для выявления РНК коронавирусов SARS-CoV-2 по 1,5 тыс. рублей за штуку.
Закупка вызвала подозрения у Центра антикоррупционной политики партии «Яблоко», который поспешил сообщить, что госконтракт может быть прикрытием для отмывания денег, а тесты покупаются за границей. «Нет сведений об отечественных разработках тестов коронавируса. Спешное заключение контракта с сомнительной фирмой указывает на то, что через фейковые разработки могут быть отмыты деньги с поставкой более дешевых тестов из Китая», — пишет «Новая газета» со ссылкой на слова директора ЦАП Алексея Карнаухова. Но, как видим, история оказалась интереснее.

«Оборудование для выпуска масок, как правило, контрактуется из Китая»

Мы попросили экспертов прокомментировать ситуацию на рынке медицинского оборудования в связи с эпидемией коронавируса.
Александр Смирнов, генеральный директор Ассоциации организаций оборонно-промышленного комплекса производителей медицинских изделий и оборудования, зампредседателя комиссии РСПП по фармацевтической и медицинской промышленности:
— В связи с повышенным спросом [на продукцию для защиты от коронавируса] на предприятиях, которые маски выпускают, образовались живые очереди, поэтому они не испытывают сейчас необходимости заключать дополнительные контракты, они не успевают делать продукцию даже в рамках ранее заключенных контрактов. Вопрос в другом, что вместе со спросом на конечную продукцию появился спрос на оборудование для выпуска этой продукции. Но все это оборудование, как правило, закупается в в Китае.
В России два крупных производителя медицинский масок — компания «КИТ» и «Гекса». Европейские производители также предлагают нам свою продукцию. Но в РФ жесткая система регулирования, и получается так, что в России эта продукция не зарегистрирована, а процедура регистрации небыстрая. Считаю, что на такие острые периоды надо разрабатывать алгоритмы быстрого принятия решения по допуску на рынок таких изделий. Например, никто же не думает, что если эти маски зарегистрированы в Германии, то они плохи для России, требования примерно одни и те же. Но в РФ и в Европе нет гармонизации требований.
Российские производства на нашем национальном рынке обеспечивают порядка 20% такой [антикоронавирусной] продукции, но с учетом того, что некоторые производители успели нарастить свои мощности, то может быть, этот процент несколько выше.
В клиниках я дефицита этой продукции не наблюдал, но в аптеках средства индивидуальной защиты уже стали дефицитом, если в глубинке еще можно маски купить, то в Москве вы их вряд ли найдете. Хотя если вы зайдете на строительный рынок, то увидите там строительные респираторные маски, которые защищают от вируса ничуть не хуже. Их еще можно пока купить.

Вадим Дробиз, директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА»:
— Объем рынка спиртов для антисептиков в принципе небольшой и очень специфический, так что оценить его сложно. Тем не менее, отчасти дефицит антисептических средств мог быть спровоцирован самим государством, которое слишком усердно борется с так называемыми «фанфуриками». Когда отравились люди три с половиной года назад в Иркутске, государство решило, что любые спиртосодержащие жидкости — это яды, потому что люди их пьют. Победили и аптечные настойки. Подняли цены на них до уровня водки. Резко сократилось производство этой легальной спиртосодержащей продукции. Я думаю, что население догадается, что нужно покупать водку вместо этих растворов и все. Я, например, никогда антисептиком не буду протирать руки. Но водкой я протираю руки каждый день, начал еще до коронавируса. Дефицита водки же, я думаю, у нас не будет никогда.

Источник: www.business-gazeta.ru