10 лет спустя: что элиты Татарстана передали федералам?

17.02.2020 14:06



В сумме «генералитет» ТАИФа и «Татнефти» составляет 13% нашего Топ-100. Это говорит о том, что отрасль находится в отличном состоянии В сумме генералитет ТАИФа и «Татнефти» составляет 13% нашего топ-100. Это говорит о том, что отрасль находится в отличном состоянии Фото: «БИЗНЕС Online»
Приходится констатировать, что республика имеет незначительное влияние на политику и бизнес автопроизводителя. При этом гендиректор КАМАЗа Сергей Когогин стабильно занимает 1-3 место в нашем Топ-100 Приходится констатировать, что республика имеет незначительное влияние на политику и бизнес КАМАЗа. При этом гендиректор автогиганта Сергей Когогин стабильно занимает первое-третье место в нашем топ-100 Фото: kremlin.ru
Контроль над КВЗ практически утрачен. Как следствие, позиции нынешнего генерального директора Юрия Пустовгарова заметно ниже тех, которые занимал его предшественник Контроль над КВЗ практически утрачен. Как следствие, позиции нынешнего руководителя завода Юрия Пустовгарова заметно ниже тех, которые занимал его предшественник Фото: «БИЗНЕС Online»
Важным событием прошедшего десятилетия для промышленности Татарстана стало создание концерна «Радиоэлектронные технологии», гендиректором которого стал Николай Колесов (слева) Важным событием прошедшего десятилетия для промышленности Татарстана стало создание концерна «Радиоэлектронные технологии», гендиректором которого оказался Николай Колесов (слева) Фото: president.tatarstan.ru
Уменьшилось влияние группы гендиректора «Сетевой компании» Ильшата Фардиева (слева). В середину нашего рейтинга ушел еще недавно сверхвлиятельный экс-гендиректор «Газпром трансгаз Казань» Рафкат Кантюков (справа) Уменьшилось влияние группы гендиректора Сетевой компании Ильшата Фардиева (слева). В середину нашего рейтинга ушел еще недавно сверхвлиятельный экс-гендиректор «Газпром трансгаз Казань» Рафкат Кантюков (справа) Фото: «БИЗНЕС Online»
За 10 лет присутствие представителей банковской отрасли в нашем топ-100 сократилось с 21 до 8 За 10 лет присутствие представителей банковской отрасли в нашем топ-100 сократилось с 21 до 8 Фото: «БИЗНЕС Online»
Уходит с рынка сеть «Эссен», созданная елабужскими бизнесменами Вадимом Махеевым и Леонидом Барышевым Уходит с рынка сеть «Эссен», созданная елабужскими бизнесменами Вадимом Махеевым и Леонидом Барышевым Фото: «БИЗНЕС Online»
По мнению экспертов, поход федеральных авторитейлеров в Татарстан не состоялся прежде всего из-за наличия очень сильного местного игрока — «ТТС» Вячеслава Зубарева По мнению экспертов, поход федеральных авторетейлеров в Татарстан не состоялся прежде всего из-за наличия очень сильного местного игрока — ТТС Вячеслава Зубарева Фото: «БИЗНЕС Online»
Насколько мощным стал за это время строительный кластер, говорит тот факт, что в новое правительство России вошли сразу два бывших главы минстроя Татарстана — Марат Хуснуллин и Ирек Файзулин О том, насколько мощным стал за это время строительный кластер, говорит факт, что в новое правительство России вошли сразу два бывших главы минстроя Татарстана — Марат Хуснуллин и Ирек Файзуллин Фото: prav.tatarstan.ru
Очень интересен феномен Равиля Зиганшина (справа), гендиректора ПСО «Казань». 10 лет назад его вообще не было в нашем Топ-100, но сейчас он периодически попадает в первую десятку Очень интересен феномен Равиля Зиганшина (справа), гендиректора ПСО «Казань». 10 лет назад его вообще не было в нашем топ-100, но сейчас он периодически попадает в первую десятку Фото: «БИЗНЕС Online»
Сельское хозяйство в Татарстане, а также производство продуктов питания, можно сказать, пока держится — эти отрасли остались под контролем республики, наших предпринимателей Сельское хозяйство в Татарстане, а также производство продуктов питания, можно сказать, пока держится — эти отрасли остались под контролем республики, наших предпринимателей Фото: «БИЗНЕС Online»
Заметно ослабли позиции когда-то даже входившего в первую десятку рейтинга гендиректора телерадиокомпании «Новый Век» Ильшата Аминова (слева), а также владельца «Эфира» Андрея Григорьева (справа) Заметно ослабли позиции когда-то даже входившего в первую десятку рейтинга гендиректора телерадиокомпании «Новый Век» Ильшата Аминова (слева), а также владельца «Эфира» Андрея Григорьева (справа) Фото: «БИЗНЕС Online»
Предпринимательских общественных организаций в РТ немало. Например, Торгово-промышленная палата, которой руководит Шамиль Агеев (слева) и Ассоциация предприятий и предпринимателей РТ под руководством Александра Лаврентьева (справа) В РТ действуют Торгово-промышленная палата, которой руководит Шамиль Агеев (слева), и ассоциация предприятий и предпринимателей РТ под руководством Александра Лаврентьева (справа) Фото: «БИЗНЕС Online»
Топ-100 «БИЗНЕС Online»: потеряны финансы, ретейл, оборонка. В активе — нефть, химия, стройка и АПК. Часть 3-я
За минувшие 10 лет в Татарстане произошел тектонический сдвиг в структуре экономики — некоторые отрасли были почти полностью потеряны республикой и перешли под контроль федеральных игроков. Впрочем, наиболее крупные куски еще связаны с местной «почвой». К такому выводу пришли эксперты «БИЗНЕС Online», проанализировав, кто опустился, а кто, наоборот, взлетел в топ-100 деловой элиты РТ.

сдвиги за 10 лет

Мы продолжаем ревизию рейтинга деловой элиты Татарстана за прошедшие 10 лет. В первой части мы рассказали о том, как изменился топ-100, кто утратил лидирующие позиции в первой двадцатке списка, а кто, напротив, туда вошел. Во второй был проведен анализ того, кто побывал в рейтинге и выбыл из него. В общей сложности вышли 160 человек — по разным причинам: кто-то отправился на заслуженный отдых, кто-то потерял бизнес, а вместе с ним и влияние. Некоторые участники, к сожалению, скончались.
В третьей части, которую мы публикуем сегодня, речь идет о том, руководители каких отраслей экономики Татарстана усилили влияние в топ-100, а какие, напротив, утратили его. Изучая списки, мы сделали немало интересных наблюдений, которые дают возможность увидеть тектонические сдвиги, случившиеся в течение минувшего десятилетия.

НЕФТЕДОБЫЧА И НЕФТЕХИМИЯ: число ГЕНЕРАЛОВ прибыло за счет молодого пополнения

Топ-менеджмент компаний нефтяной и нефтеперерабатывающей отрасли Татарстана по-прежнему занимает доминирующие позиции в нашем топ-100 деловой элиты. Экономика РТ продолжает держаться на нескольких сырьевых китах, несмотря на многократно звучавшие призывы сократить зависимость от этой отрасли. Отметим, что по сравнению с 2009 годом количество генералов нефтянки и нефтепереработки даже увеличилось — если раньше их было 12%, то теперь они составляют 15% списочного состава топ-100.
Интересный факт: и «Татнефть», и ТАИФ увеличили свое представительство в рейтинге, в том числе за счет того, что в нем пока еще присутствует и старшее поколение топ-менеджмента, и в то же время новые фигуры, совершившие карьерный рывок за этот срок. Например, в первой десятке мы видим сразу двух руководителей «Татнефти» — нынешнего, Наиля Маганова (2), и его предшественника Шафагата Тахаутдинова (6), который активно занимается развитием холдинга «ТаграС», чей технический руководитель Ленар Назипов тоже присутствует в рейтинге (77). Группа «Татнефти» представлена также Гюзель Хабутдиновой (70), возглавившей в прошлом году УК «Татнефть-Нефтехим», в управлении которой находится шинный комплекс. В топ-100 вошел и новый шеф ТАНЕКО Илшат Салахов (91).
Широко представлена в топ-100 и группа «ТАИФ». Опять же в рейтинге находятся два поколения первых лиц — не утративший, а лишь немного сокративший влияние Альберт Шигабудинов (5) и его сыновья Руслан Шигабутдинов (12), вставший у руля холдинга, плюс коммерческий директор НКНХ Тимур Шигабутдинов (76). Также в обойме руководители «Казаньоргсинтеза», НКНХ и другие топ-менеджеры структур ТАИФа. Если же учесть, что в органы управления холдинга входят Радик (10) и Айрат (13) Шаймиевы, присутствующие в нашем топ-100 в качестве руководителей компаний «Нира-экспорт» и «Татавтодор», то получается, что по своему представительству в рейтинге таифовцы опережают «Татнефть» со счетом 8:5, а в сумме генералитет ТАИФа и «Татнефти» составляет 13% нашего топ-100. Это говорит о том, что отрасль находится в отличном состоянии, что видно по росту выручки, капитализации компаний и другим параметрам. Тому немало способствуют хотя и не самые высокие, но все же более-менее стабильные цены на нефть на мировом рынке.

КРУПНая ПРОМЫШЛЕННОСТЬ: путешествие из казани в москву

Руководители предприятий машиностроения и крупной промышленности, казалось бы, также сохраняют неплохие позиции в топ-100 и даже прибавили одно место. Но здесь не все так гладко, как у нефтяников. По сути, за 10–15 лет контроль над многими активами в данной отрасли перешел от Казани к Москве. Собственно, во многих случаях он и раньше носил номинальный характер — особенно это касается оборонной промышленности.
Татарстан лишился пакета в 11,6% акций в крупнейшей промкомпании республики — КАМАЗе, еще в 2005 году, передав его в «КАМАЗ-Капитал». В то время премьер-министр Рустам Минниханов заявлял, что РТ должна владеть не менее чем 25% акций организации. В начале 90-х Татарстан имел 13% акций автогиганта, практически весь он был выкуплен в 2005-м инвесткомпанией «Тройка Диалог» в интересах «Ростеха». В 2018–2019 годах республика получила от «Ростеха» пакет в размере всего лишь 2,8% в обмен на акции нескольких предприятий оборонного комплекса, включенных в структуру КРЭТ. Но дело даже не в размерах пакета, находящегося в собственности РТ. На сегодня КАМАЗ во многом зависит от заказов федеральных ведомств и очень сильно вовлечен в производственные процессы федерального уровня. Приходится констатировать, что республика имеет незначительное влияние на политику и бизнес автопроизводителя. При этом гендиректор КАМАЗа Сергей Когогин стабильно занимает первое-третье место в нашем топ-100 и находится на пике своего влияния — достаточно вспомнить, что в конце 2019 года на празднование 50-летия автозавода приезжал лично президент России Владимир Путин. Но что будет, если Когогина, связанного с республиканской элитой тысячей нитей, мысленно заменить на какого-нибудь варяга-технократа?..
Есть также другие компании, контроль над которыми Татарстаном практически утрачен. В частности, это Казанский вертолетный завод. Долгое время РТ имела крупный пакет КВЗ (29,92%), но в 2005 году акционерный капитал компании был консолидирован «Оборонпромом», в итоге КВЗ вошел в холдинг «Вертолеты России». Обратной стороной этого стало то, что дивиденды начали утекать в Москву. По мнению ряда экспертов, их выкачивали из Казанского вертолетного завода в ущерб развитию компании — некогда одного из самых успешных предприятий российского авиапрома. Сегодня мы видим, что КВЗ очень сильно лихорадит, заказы нестабильны, коллектив часто занят неполную рабочую неделю. Как следствие, позиции нынешнего генерального директора КВЗ Юрия Пустовгарова (26) заметно ниже тех, которые занимал его предшественник Вадим Лигай.
Также фактически нет особого влияния у республики на КАПО. Мы помним, что была свернута программа гражданских лайнеров Ту-214, которая в свое время осуществлялась при значительной поддержке властей Татарстана. Серия пассажирских самолетов не состоялась, машины изготавливались в единичных экземплярах в специальных вариантах, в основном для авиаотряда президента России. Республика на какое-то время сумела пролоббировать на пост генерального директора Васила Каюмова, руководившего в свое время заводом малолитражных автомобилей в Челнах. Но позже во главе предприятия встали назначенцы Москвы. В 2009 году КАПО вошел в Объединенную авиастроительную корпорацию, интегрировавшись с АО «Туполев».
Полностью утратила республика контроль и над таким крупным предприятием, как «Казанькомпрессормаш». Его контрольный пакет и «золотую акцию» выкупил в 2013 году многопрофильный российский холдинг «ГМС». А бывший генерал завода Ибрагим Хисамеев покинул и свой пост, и наш топ-100, постоянным участником которого он был в течение нескольких лет.
Еще одно оборонное предприятие на территории РТ — зеленодольский Завод им. Серго (ПОЗиС) — за последние 10 лет оказалось включено в орбиту федералов, войдя в «Техмаш» — структуру «Ростеха». Гендиректором там, впрочем, долгие годы остается Радик Хасанов (33).
Но есть и исключения в этой федеральной промышленной экспансии. Казанское моторостроительное производственное объединение, конечно, нашло свое место в заказах «Газпрома» — на КМПО давно стали делать газоперекачивающие станции. Изготовление авиационных двигателей там уже фактически свернуто. Компания при этом остается под контролем республики через пакет акций, который находится в управлении СИНХа. Хотя нужно отметить, что длительное время некие структуры вели скупку акций КМПО и в Казани были устойчивые слухи о том, что процесс идет в интересах «Газпрома». Однако ожидаемый контроль федералов над производственным объединением так и не установлен, а его гендиректор Дамир Каримуллин (34) по-прежнему занимает достаточно высокое место в нашем топ-100.
Важным событием прошедшего десятилетия для промышленности Татарстана стало создание концерна «Радиоэлектронные технологии», в который в 2009 году включен целый ряд предприятий оборонной отрасли, базирующихся в республике: НПО «Радиоэлектроника» им. Шимко — ведущий российский разработчик систем радиолокационного опознавания; Казанское приборостроительное конструкторское бюро (КПКБ) — разработчик и производитель датчиков, электронной и микроэлектронной аппаратуры; казанский завод «Радиоприбор» — производитель авионики и средств опознавания; Казанский научно-исследовательский технологический институт вычислительной техники (КНИТИ ВТ); Научно-исследовательский институт развития соединителей и изделий специальной электроники (НИИРС и ИСЭ) и др. Гендиректором КРЭТ стал Николай Колесов (8), который до этого руководил казанским «Заводом Элекон». И со временем усиление позиций Николая Александровича нашло и отражение в нашем топ-100 — сейчас он в первой десятке рейтинга.
Несмотря на полную зависимость от военных заказов, отчасти в орбите республики остается АО «Зеленодольский завод имени Горького» — крупное судостроительное предприятие. Власти РТ получили в 2019 году от федерального центра 11,9% акций завода на условиях дальнейших вложений в него. Вероятно, они будут осуществляться через «Ак Барс Холдинг», в структуру которого исторически входило предприятие. Его гендиректор Ренат Мистахов занимает 43-е место в топ-100.
В нашем рейтинге отразилась и судьба тех промышленных организаций, которые были потеряны в принципе — в связи с ликвидацией. Один из ярких примеров — Чистопольский часовой завод, генеральный директор которого Владислав Цивилин 10 лет назад занимал в нашем рейтинге 40-е место. Но его уже давно там нет, как и завода — он преобразован в технопарк, а ниша чистопольских часов на рынке частью завоевана китайскими конкурентами, а частью — смартфонами, которые теперь многим заменяют наручные часы.
Но есть и другие примеры. Крепко стоит на ногах Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат им. Титова. Желающих стать хозяевами прибыльной компании было немало еще с 90-х, однако форма собственности организации надежно защищает ее от поглощений — КБК является акционерным обществом работников, и присутствие акционера извне здесь невозможно в принципе. Под руководством Андрея Фомичева (92) ЗАОр даже ведет экспансию — недавно были построены крупные производственные мощности в Подмосковье.
Один их немногих случаев, когда федералы не забрали под свой контроль существующую компанию, а, напротив, инвестировали в создание нового предприятия, — заводы «Соллерс» в Елабуге (хотя все же надо отметить, что Вадим Швецов (40) начал свой бизнес в Татарстане с поглощения бывшего камазовского завода микролитражных автомобилей (ЗМА) в Набережных Челнах). Это был мощный инвестиционный проект, который превращал РТ в ключевой автомобилестроительный регион России. Но, к сожалению, в 2019 году Ford из республики ушел, оставив нерешенной острую проблему — в Закамье были созданы крупные автосборочные мощности, и пока неясно, какова их дальнейшая судьба.
Общее резюме: крупная промышленность Татарстана в значительной степени ушла под контроль федеральных госкорпораций и частных финансово-промышленных групп.

ЭНЕРГЕТИКА И РЕСУРСОСНАБЖЕНИЕ: по заветам чубайса

За 10 лет в нашем рейтинге увеличилось с четырех до шести количество представителей энергетической отрасли. В первую очередь это можно объяснить реформой энергетики, которая была запущена Анатолием Чубайсом в начале нулевых и которой долгое время сопротивлялся Татарстан, опасаясь потери контроля над республиканской энергетикой. Раньше в РТ все энергетические предприятия были объединены в «Татэнерго», однако в ходе реформы РАО «ЕЭС» из него выделены Генерирующая компания, Сетевая компания и «Татэнергосбыт». Они и определяют теперь расклад сил в энергетике республики. С уходом Минтимера Шаймиева с поста президента РТ уменьшилось влияние группы Ильшата Фардиева, в 1999–2010 годах гендиректора «Татэнерго», ныне — Сетевой компании. Так или иначе, хотя частью ее акций владеют федералы, энергетические активы в основном остаются под контролем республики — как правительства РТ, так и группы «ТАИФ».
Несколько иная ситуация у компаний, снабжающих Татарстан газом. В середину нашего рейтинга ушел еще недавно сверхвлиятельный экс-гендиректор «Газпром трансгаз Казань» Рафгат Кантюков (48). При нем организация, включенная в структуру российской газовой монополии, была в достаточной степени автономной, и, вероятно, это и стало одной из причин того, что Москва захотела избавиться от излишне самостоятельного руководителя, плохо вписывавшегося в вертикаль.
Аналогичная история с гендиректором ЗАО «Газпром межрегионгаз Казань» Ринатом Ханбиковым (28) — он также потерял свои прежние позиции, что связано в первую очередь с финансовыми проблемами завода минеральных удобрений «Аммоний». Предприятие, кстати, тоже забирает себе федеральный олигарх Роман Троценко, если, конечно, удастся его до конца уговорить.

финансовый сектор: проводы банкиров

Иначе как драматической нельзя назвать картину в банковской сфере Татарстана. Казалось бы, еще недавно Евгений Богачев, стоявший у руля Нацбанка РТ, заявлял, что республика имеет самое большое количество банков среди регионов РФ (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга). Но за 10 лет присутствие представителей данной отрасли в нашем топ-100 сократилось с 21 до 8. Едва ли не втрое!
Причины общеизвестны: в первую очередь это крах банковской группы ТФБ, у руля которой стоял Роберт Мусин (он, кстати, по настоянию наших экспертов остается в рейтинге, но уже не в первой десятке, а на 65-м месте, что очень неплохо для человека, находящегося под судом по целому букету уголовных статей). Во-вторую — зачистка банковского сектора по всей стране, проведенная Банком России в последние годы.
Мартиролог обширный: Татфондбанк, «Спурт», ИнтехБанк, Татагропромбанк, «Камский горизонт», ТатИнвестБанк, Анкор Банк, Булгар Банк… Можно сказать, что по итогам зачистки самостоятельная банковская система Татарстана прекратила свое существование, даже несмотря на то, что ряд региональных игроков остался на плаву: Ак Барс Банк, Акибанк, «Аверс», Энергобанк, Автоградбанк и некоторые другие.
На рынке инвестиционных и брокерских услуг самостоятельных игроков ситуация для местных финансистов еще хуже. И без того немногочисленные региональные компании этой отрасли сошли со сцены, и их представителей вообще не осталось в нашем топ-100. 10 лет назад в рейтинге присутствовал Владимир Смирнов — руководитель инвесткомпании «Татинк», связанной с Татфондбанком. Организация прекратила свое существование еще за несколько лет до банковского кризиса. В свое время заметным явлением в инвестбизнесе в республике было ООО «Элемтэ-Инвест» и его владелица Закия Шафикова — 10 лет назад она занимала 47-е место в нашем топ-100. Но компания получила сильнейший удар в ходе финансового кризиса 2008 года и бизнес уже не восстановился. По факту рынок брокерских услуг полностью занят крупными федеральными банкам либо аффилированными с ними брокерскими компаниями.
Примерно такая же ситуация в страховом бизнесе республики. Здесь также ведущие позиции занимают федералы, местных игроков почти не осталось. Так, новым собственникам были проданы и потом, обанкротившись, ушли с рынка страховые компании «НАСКО» и «АСКО». По сути, единственным республиканским самостоятельным игроком остается СК «Чулпан», связанная с «Татнефтью». Также работают и остаются на плаву страховые компании, аффилированные с группой «Ак Барс».

РЕТЕЙЛ: смотрите, кто ушел

В сфере ретейла в РТ сложилась практически такая же ситуация, что и в банковской. Казалось бы, число представителей розничной торговли в нашем топ-100 не изменилось — как было 8, так и осталось. Однако за этой цифрой не виден очень масштабный процесс.
С рынка ушли и продолжают исчезать многие местные игроки. В ряде случаев дело оборачивалось громкими финансовыми скандалами. В результате кризиса 2000–2009 годов обанкротилась и ушла с рынка бытовой техники торговая сеть «Александр ЛТД», а ее основатель, известный в Казани бизнесмен Александр Сергеев, даже покинул страну. Стоявший у руля агентства по развитию предпринимательства РТ, он не успел вовремя сориентироваться и выйти из бизнеса в то время, как рынок агрессивно захватывали федеральные игроки: «М.Видео», «Эльдорадо» и др. Такая же история случилась с челнинской сетью бытовой техники «Элекам», созданной ныне покойным депутатом Госсовета РТ Валерием Емельяновым. Позже со сцены сошла сеть DOMO, включенная в орбиту влияния Татфондбанка и Мусина. Сегодня татарстанских игроков на рынке бытовой техники нет.
В этом же направлении развивается ситуация и с продуктовым ретейлом. Федералы в последние годы активно чистят под себя поле не только в Татарстане, но и в целом по стране. В последние три-четыре года в России потребители стали чрезвычайно чувствительны к ценам, наличию и глубине скидок. А закупочная сила федеральных сетей по большинству позиций превосходит возможности местных ретейлеров более чем на 40%. Кроме того, в последние годы случилось падение продаж в гипермаркетах и переток покупателей в магазины у дома. Даже ведущие федеральные и международные сети гипермаркетов в 2018–2019 годах закрывали магазины. Идет общее снижение покупательской активности и, как следствие, среднего чека, из-за чего крупные региональные торговые сети попали под удар. Ко всему прочему есть фактор роста объемов интернет-торговли. В итоге на плаву, скорее всего, останутся только федеральные и международные игроки. Это российские X5, «Магнит» и «Лента», а также французский «Ашан», немецкое Metro и шведская IKEA. Мы уже стали свидетелями агрессивной экспансии в Татарстане группы Х5 с магазинами «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель», а также сети «Магнит».
На этом фоне с рынка ушел целый ряд местных игроков. Так, под натиском Х5 был вынужден свернуть франшизную сеть «Пятерочек» «Ак Барс Холдинг», последующие его попытки создать свой бренд не увенчались успехом. Уходит с рынка сеть «Эссен», созданная елабужскими бизнесменами Вадимом Махеевым и Леонидом Барышевым. Еще раньше исчезли мелкие сети городского и районного масштаба. Пока держатся на плаву «Бахетле», «Эдельвейс» и «Челны-Хлеб», но конкурировать им становится все сложнее, ситуация особенно осложняется в связи с тем, что «Магнит» и «Пятерочка» решили создать в Татарстане крупные логистические центры. На формирующемся рынке электронной торговли РТ даже не попытается накачать какого-то своего игрока, с ходу сделав ставку на федералов: Ozon, Wildberries и т. д.
А вот в автомобильном ретейле в Татарстане ситуация совсем другая — федералам не удалось закрепить за собой даже минимальную долю на рынке. Единственный крупный проект извне, который какое-то время продержался в республике, — это автосалоны холдинга «РРТ» из Санкт-Петербурга, но и они вынуждены были свернуть деятельность. Одной из основных причин стал уход корпорации GM из России, а именно на его бренды в первую очередь был ориентирован РРТ в Татарстане.
За 10 лет местный авторетейл тоже понес некоторые потери — наиболее масштабной из них стал крах группы «Таттранском» Ильдара Зиннурова, рухнувшей в кризис под чрезмерной кредитной нагрузкой. Долгое время по размерам бизнеса эта компания была второй на татарстанском авторынке.
По мнению экспертов, поход федеральных авторетейлеров в Татарстан не состоялся прежде всего из-за наличия очень сильного местного игрока — ТТС Вячеслава Зубарева. Напомним, компания уже длительное время является крупнейшим региональным автодилером в России за пределами двух столиц. Ряд других местных автодилеров, впрочем, благополучно сдулся, например группа «Сапсан» Зиннурова или «Акос» Александра Старикова.

СТРОИТЕЛЬСТВО: всероссийская ЭКСПАНСИЯ ТАТАРСТАНА

Реванш, причем в федеральном масштабе, республиканский бизнес взял лишь в одной, но при этом важнейшей и крайне денежной отрасли. В нашем топ-100 вдвое — с 9 до 18 — выросло количество представителей строительной отрасли. Причины на поверхности: последние 10–15 лет в республике наблюдается настоящий строительный бум. У него несколько драйверов: программа соципотеки, 1000-летие Казани, Универсиада-2013 и в целом работа властей РТ над созданием нового облика Казани и благоустройством других городов РТ. О том, насколько мощным стал за это время строительный кластер, говорит факт, что в новое правительство России вошли сразу два бывших главы минстроя Татарстана — Марат Хуснуллин и Ирек Файзуллин.
Можно сказать, что в строительной отрасли РТ картина прямо противоположна той, что мы видим в банковской сфере и оборонке, — в республику не смог зайти ни один крупный строительный холдинг из других регионов (отдельные проекты — ЖК «Современник» от финского концерна «ЮИТ» в Казани, турецкий застройщик Sunrise City и дома от удмуртского «Талана» в Челнах — исключение, не влияющее на общую картину). Более того, татарстанские строители сами ведут активную экспансию за пределы республики. В этом смысле очень интересен феномен Равиля Зиганшина (11), гендиректора ПСО «Казань». 10 лет назад его вообще не было в нашем топ-100, но сейчас он периодически попадает в первую десятку. За это время компания осуществила ряд крупнейших проектов — она была основным подрядчиком объектов Универсиады, а затем вырвалась на оперативный простор в России. На счету Зиганшина — строительство объектов к чемпионату мира по футболу, масштабные работы на космодроме Восточный. Не обходится без скандалов и проблем, но факт остается фактом — татарстанская компания стала федеральным игроком.
Впрочем, бурное развитие строительной сферы в республике шло не без потерь. Самая известная среди них — компания «Фон», крупнейший застройщик, имевший большое влияние и с 1995 года построивший в республике более 70 многоэтажных жилых домов общей площадью свыше 700 тыс. кв. м жилья. Но закончила фирма большим количеством обманутых дольщиков, банкротством и уголовными делами — в 2017-м возбудили одно из них в отношении гендиректора «Фона» Анатолия Ливады.
Уголовным делом закончил владелец еще одного строительного гиганта — хозяин компании «Свей» Рашид Аитов, в итоге его отправили за решетку на 11 лет. «Свей» был одним из самых сильных игроков строительного рынка в начале нулевых, со времен казанского градоначальника Камиля Исхакова. Закончила же фирма тоже обманутыми дольщиками. Ослабли позиции «Татстроя», который был связан с тем же Хуснуллиным. Но у Марата Шакирзяновича интересы переключились на Москву, а теперь и на Федерацию, и «Татстрой» потерял былой вес. Очень серьезное влияние на строительную отрасль в РТ оказал и уход Талгата Абдуллина с поста руководителя ГЖФ.

Агропром: удерживает позиции

Сельское хозяйство в Татарстане, а также производство продуктов питания, можно сказать, пока держится — эти отрасли остались под контролем республики, наших предпринимателей. В нашем топ-100 представительство данных направлений осталось практически на прежнем уровне — 8 против 7.
Хотя и здесь не обошлось без крупных потерь. Так, потерпел крушение агрохолдинг «Золотой колос», создателем которой был Ринат Губайдуллин — бывший вице-премьер РТ и экс-депутат Госдумы. И еще более громкая история случилась с крахом холдинга «Вамин» Вагиза Мингазова, который прошел процедуру банкротства. В итоге значительную часть мощностей по молокопереработке поглотили участники рынка из других регионов.
Но в целом контроль над отраслью пока сохранил за собой Татарстан. В первую очередь по той причине, что еще в 90-е Шаймиев сделал ставку на крупных инвесторов, между которыми были распределены районы республики. Основные игроки сегодня — это группа «Агросила», подконтрольная Фардиеву, «Ак Барс Холдинг» и «Красный Восток», который оставил своим наследникам Айрат Хайруллин. В целом в сельском хозяйстве РТ и производстве продуктов питания контроль остается за татарстанскими бизнесменами. Некоторые даже успешно развивают новые проекты. Так, ряд производств, кроме выпуска майонеза, открыли Барышев и Махеев, успешно работают на федеральный рынок птицефабрики, входящие в холдинг «Агросила», радует качеством продукции подконтрольный «Ак Барс Холдингу» Зеленодольский молочный комбинат.
Отдельно отметим серьезно укрепившего свои позиции в рейтинге Ирека Богуславского и его группу «Нэфис», которая стала одним из немногих примеров федеральной экспансии из Татарстана, да еще и на рынке потребительских товаров (бытовая химия и соусы), где заправляют транснациональные корпорации. Усилению Богуславского только способствовал заключенный, казалось бы, не от хорошей жизни альянс с «Татнефтью».
Говоря о пищевой промышленности, нельзя не отметить «Татспиртпром», который под руководством Ирека Миннахметова стал компанией федерального масштаба и даже занимает первые места по производству водки в целом по РФ. Тем не менее он в середине января покинул пост главы ТСП. По некоторой информации, это было связано с разногласиями по поводу стратегии развития компании с главным акционером в лице «Связьинвестнефтехима». Сохранит ли «Татспиртпром» достигнутые позиции, теперь большой вопрос.

СМИ, коммуникационные и компьютерные технологии: пока не сдаются

Число представителей сферы IT и медиаотрасли в нашем топ-100 сократилось за 10 лет почти вдвое — с 9 до 5. Причем особенно сильно пострадал сектор СМИ. Например, заметно ослабли позиции когда-то даже входившего в первую десятку рейтинга гендиректора телерадиокомпании «Новый Век» Ильшата Аминова, а также владельца «Эфира» Андрея Григорьева. И это неслучайно — телевизионщики жалуются на падение интереса к ТВ, которое к тому же практически полностью перекочевало в кабель. Вышел из топ-100 экс-главред «Вечерней Казани» Хазбулат Шамсутдинов, как практически выпала из общественной жизни республики и сама газета, прекратившая существование в бумажном виде.
Если говорить о сфере IT, то здесь прежде всего надо подчеркнуть, что в Татарстане появился новый город — Иннополис, единственный за последние десятилетия в России, причем нацеленный на развитие именно IT-сферы. Также в РТ по-прежнему хорошие позиции занимает АО «АйСиЭл — КПО ВС». Появилась успешная айтишная группа FIX — ее президент Дмитрий Еремеев даже сумел, причем на фоне непрерывного лишения лицензий десятков банков в РФ, открыть новый «Банк 131», который назвал так в честь казанского физико-математического лицея №131. То, что в нашем рейтинге появилась компания, созданная с нуля, весьма редкий случай. Обычно это организации, построенные на каких-то остатках советского наследия.
С другой стороны, выпали из рынка игроки, чей бизнес был успешным в 90-е и начале нулевых, например айтишная компания «МЭЛТ», ряд местных провайдеров. И опять-таки это все случилось при усилении позиций федералов. Они пришли в Татарстан с другими технологиями, иными масштабами. Это ведущие компании сотовой связи, операторы кабельных сетей. Можно сказать, в данной отрасли в РТ превалируют также федеральные игроки.
По сути, уже к началу публикации нашего рейтинга, в 2009 году, самостоятельное развитие сотовой связи в республике прекратилось. Организация «Сантел», входившая в орбиту ТАИФа, была продана МТС. Исчезли с рынка «Метротел» и другие мелкие компании сотовой связи. Всю нишу заняли федеральные сети. При этом в РТ все-таки остался один сильный игрок — «Таттелеком» — на рынке стационарной связи и доступа в интернет. (Оговоримся, что с 2012 года компания развивает мобильную связь под брендом «Летай» и занимает определенные позиции в некоторых нишах, но все же доминируют здесь федералы.) В других регионах большая часть аналогичных организаций попала в структуру «Ростелекома». У нас же, несмотря на периодические слухи о поглощении «Таттелекома», компания продолжает занимать устойчивые позиции и при новом гендиректоре Айрате Нурутдинове и намерена дать бой федералам

МЕЖДУ БИЗНЕСОМ И ВЛАСТЬЮ

Предпринимательских общественных организаций в Татарстане немало. Это Торгово-промышленная палата, которой руководит доктор экономических наук Шамиль Агеев; региональное объединение работодателей «Ассоциация предприятий и предпринимателей РТ» под руководством президента Александра Лаврентьева и гендиректора Алексея Пахомова; ассоциация предприятий малого и среднего бизнеса РТ, которая сегодня восстанавливает свои позиции после того, как ее основателю и бывшему теперь уже президенту Хайдару Халиуллину были предъявлены обвинения в хищениях и назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы (ассоциация настаивает на его невиновности и борется за отмену приговора).
В целом представительство общественников в нашем топ-100 осталось на прежнем уровне, но есть серьезные изменения в их составе. Так, Халиуллина в рейтинге сегодня нет. Как и Сергея Юшко, который с 2006 года был гендиректором ОАО «Инновационно-производственный технопарк „Идея“», а в 2018-м был избран ректором КНИТУ-КХТИ, уйдя из бизнеса. Впрочем, ослабли позиции и самого технопарка. Агеев и Лаврентьев остаются в рейтинге на хороших местах.
Можно констатировать, что инфраструктура поддержки бизнеса и общественные организации предпринимателей в Татарстане продолжают играть важную роль связи между бизнесом и властью.
* * *
За те 10 лет, что в «БИЗНЕС Online» публикуется топ-100 генералов бизнеса республики, в ней происходили противоречивые процессы. Взращивая одни направления (сельское хозяйство, строительство), татарстанский капитал фактически лишился контроля над целым рядом не менее важных отраслей экономики. Процесс, впрочем, был неизбежным в силу того, что республика еще в начале нулевых привела свое законодательство в соответствие с федеральным и стала открывать рынок для внешних игроков. Та же банковская сфера до начала нулевых была представлена лишь местными игроками и вездесущим Сбербанком. Федеральные конкуренты пришли с неизмеримо большими ресурсами и за десятилетие практически вытеснили регионалов из многих отраслей. Отчасти татарстанский бизнес оказался не готов к жестким конфликтам, так как привык к работе в регулируемой властями республики конкурентной среде.
Некоторые татарстанские предприниматели попытались осуществить внешнюю экспансию, стать федеральными игроками. По сути, это единственное, что можно сделать, если ты не хочешь дожидаться, когда тебя съедят. Но удается подобное единицам, и в основе успешных примеров, как правило, не какая-то особая поддержка, а лидерские качества отдельно взятых бизнесменов. И наоборот — истории, которые были построенные на лоббизме, накачке бюджетными или кредитными деньгами, заканчивались плачевно.
На наш взгляд, процесс поглощения и вытеснения местного бизнеса федеральными игроками не завершен, и в недалеком будущем мы, возможно, не досчитаемся еще целого ряда компаний и их генералов в нашем топ-100.
Персоны: Агеев Шамиль Рахимович, Аминов Ильшат Юнусович, Барышев Леонид Анатольевич, Богуславский Ирек Борисович, Григорьев Андрей Парамонович, Зиганшин Равиль Хабибуллович, Зубарев Вячеслав Викторович, Кантюков Рафкат Абдулхаевич, Когогин Сергей Анатольевич, Колесов Николай Александрович, Лаврентьев Александр Петрович, Мистахов Ренат Искандерович, Тахаутдинов Шафагат Фахразович, Фардиев Ильшат Шаехович, Шаймиев Радик Минтимерович, Шигабутдинов Руслан Альбертович, Шигабутдинов Альберт Кашафович, Хуснуллин Марат Шакирзянович, Махеев Вадим Евгеньевич, Файзуллин Ирек Энварович, Шаймиев Айрат Минтимерович, Маганов Наиль Ульфатович, Нурутдинов Айрат Рафкатович, Пустовгаров Юрий Леонидович
Предприятия: Телерадиокомпания "Новый Век", Эссен продакшн АГ, Казанский вертолетный завод, КАМАЗ, Нэфис Косметикс, Сетевая компания, ТАИФ, Татавтодор, Татнефть им. Шашина, Таттелеком, Холдинговая компания "Ак Барс", Газпром трансгаз Казань, Телекомпания "Эфир", ТрансТехСервис, КАЗ им. С.П. Горбунова, ТаграС-Холдинг

Источник: m.business-gazeta.ru