«Из не очень понятной в народе демократии 90-х мы входим в народовластие!»

15.02.2020 19:06



Опрос недели: А вы проголосуете за «путинскую» Конституцию?
На этой неделе Владимир Путин собрал всех членов рабочей группы, которая собирала поправки к Конституции РФ. Кроме того, стало известно, что общенародное голосование по утверждению этих изменений пройдет в будний день, который сделают выходным, — скорее всего, в апреле. Что вам кажется наиболее принципиальным в этих поправках? И сможет ли власть заинтересовать народ этим голосованием? «БИЗНЕС Online» отвечают Владимир Соловьев, Евгений Минченко, Михаил Делягин, Андрей Нечаев и другие.
Владимир Соловьев телерадиоведущий, писатель, журналист:
— Власть и не пытается заинтересовать народ этим голосованием. Потому что как раз народ заинтересован в том, чтобы это голосование состоялось, о чем ясно говорят рейтинги телевизионных программ, где мы обсуждаем такого рода изменения. И, конечно, идет очень активное обсуждение как в социальных сетях, так и в офлайне. Так что люди точно очень заинтересованы. Кто это не захочет прийти и проголосовать за изменения, которые существенным образом изменят жизнь россиян к лучшему?
Для меня в предлагаемых поправках важно то, что прозвучало вчера: что в нашей стране не будет «родителя 1» и «родителя 2», а будет закреплен союз между мужчиной и женщиной. Мне кажется, это очень важным в нашем понимании традиционных ценностей. Мне также кажется очень важным утверждение о неотчуждаемости территории России. Кажется очень важным внесение именно в Конституцию социальных норм, что заработная плата не может быть ниже прожиточного минимума. Мне кажется очень важным внесение социальной нормы по индексации пенсий. И, конечно, очень любопытно перераспределение полномочий в сторону повышения ответственности как Совета Федерации, так и Госдумы. То есть мы выходим, если угодно, из не очень понятной в народе демократии 90-х, такого ельцинского представления и его команды о демократии, и переходим к народовластию. Я обязательно приду проголосовать за этот закон о поправках.
Михаил Делягин политолог, директор Института проблем глобализации:
— Если бы от меня что-то зависело, то, наверное, я голосовал бы за, потому что ни политическая реформа, ни социальная мера, в которую она завернута, у меня отторжения не вызывает. Но поскольку, скорее всего, голосование будет электронным, а за электронное голосование агитировали такие люди, как Алексей Венедиктов и прочие наши либералы, то понятно, что от моего голоса ничего не зависит, поэтому вряд ли я пойду. Если голосование будет электронным, результат в этом случае зависит от программиста, а не от людей. У меня был опыт — я в 2016 году участвовал в избирательной кампании в Красноярском крае, и КОИБы висели в течение пяти часов. Пять часов не могли переписать программу! Так что для меня здесь все однозначно.
Что касается сути, то главное — это создание Госсовета, формирование более распределенной власти. Если сейчас вся власть принадлежит одному человеку, Конституция, по сути дела, царская, это Конституция расстрела демократии в России, то теперь полномочия будут распределены между несколькими органами власти, включая две палаты парламента, Госсовет и президента. Это будет переход от ручного управления всем и вся к стратегическому контролю, самостоятельно развивающимся процессам, что, с моей точки зрения, представляется правильным, особенно в свете тех мировых кризисов, которые у нас есть.
Андрей Нечаев — экс-министр экономики РФ: Андрей Нечаев экс-министр экономики РФ:
— Я думаю, что реально власть не очень беспокоит, придет ли народ на выборы. Ведь суть этой затеи, на мой взгляд, состоит в том, что меняется одна статья, связанная с выборами президента. А дальше, скорее всего, конструкция будет выглядеть таким образом, что, поскольку эти изменения прошли и они не имеют обратной силы, то отсчет сроков президента начинается с нуля. Соответственно, все остальные поправки — для отвода глаз, для того, чтобы чем-то публику занять, заинтересовать. Какие-то наиболее одиозные предложения, скорее всего, отвергнут. Хотя мы уже слышали с разных высоких трибун, что и про Бога можно в Конституции написать, и еще всякие, мягко говоря, неожиданные вещи… Но это ведь не какой-то вид голосования, где есть жесткие требования. Придут, там, 25 процентов — еще 25 нарисуют, чтобы это выглядело более-менее прилично. Там же нет какого-то порога явки, при котором это голосование будет признано состоявшимся или несостоявшимся. Это неформальное, по сути, голосование.
А самое принципиальное в этих поправках для меня — это именно «обнуление» срока Путина. Я думаю, что ради этого все это и затевается. Честно говоря, я пока не знаю, приду ли я на это голосование. Надо будет посмотреть, какую окончательную версию они будут нам предлагать. Но если и приду, то проголосую против.
Евгений Минченко политтехнолог, глава холдинга «Минченко консалтинг»:
— Давайте дождемся все-таки поправок, а уже исходя из них я буду принимать решения. Все надо смотреть в комплексе. Что касается принципиальных моментов в предложениях президента, то пока я не нашел чего-то, что бы у меня создало высокую мотивацию похода на избирательный участок, помимо моей традиционной гражданской солидарности и того, что я, как правило, хожу на все выборы, если у меня есть такая техническая возможность. Но дополнительной мотивации, что вот за это надо проголосовать, у меня пока еще возникло.
Леонид Гозман политолог:
— Я пока не решил, как буду себя вести. Если пойду участвовать в этом фарсе, то, разумеется, скажу нет. А может, вообще не пойду… Принципиальным в этих поправках мне кажется то, что это надругательство над Конституцией и разрушение российского государства. Наш президент позиционирует себя как государство — он все время говорит про мощную державу и т. д. Но государство — это не звон об имперском величии, не разговоры о том, что мы самые крутые и «можем повторить». Государство — это институт, необязательно демократический, но это институты, которые объявляют процедуру принятия решений и т. д. И любые процедуры в каком-то смысле ограничивает самовласть.
Приведу пример: российские государи были самодержавными, они не должны были ни с чем считаться. Тем не менее у них был такой «Правительственный вестник», в котором публиковались указы государя, публиковались после того, как он их подписывал. И после этого они вступали в силу. То есть были определенные ограничения, которым следовали даже самодержавные русские монархи. Ну и было много других правил.
Те решения, которые принимаются сейчас, именно разрушают государство, полностью. Останется только воля одного человека. Это крайне опасно по многим причинам. Например, отсутствие обратных связей и естественные возрастные процессы приводят к тому, что принимаемые решения становятся все более неадекватными, слабыми и т. д. Мы видим постоянное возрастание неудач. Кроме того, нельзя, чтобы страной управлял один человек. И тут есть еще один момент: реальная власть будет сосредоточена в руках человека, который не избран. То есть далее Путин будет представляться Госсоветом или кем-то еще. Это абсолютно иранская система: там есть президент, парламент, правительство, но над ними духовный лидер, который главнее всех вместе взятых и может отменить любое решение, отправить всех в отставку и т. д. Так вот мы будем иметь примерно то же самое. И в этой системе не предусмотрен механизм передачи власти в случае смерти первого лица. В Российской империи он был, в СССР какой-никакой, но тоже был.
Шамиль Агеев председатель ТПП РТ:
— Начнем с того, что ни о какой «путинской» Конституции речи не идет. Речь идет о некоторых предложениях для нее. Была брежневская Конституция, была сталинская, у Путина идут поправки. И вот дальше нужно смотреть, какие будут поправки, и только потом говорить, буду или не буду голосовать. Пока они не опубликованы, о чем можно говорить? Обсуждаются 500 разных поправок, и мы пока не знаем, какие комиссия вынесет.
Федор Крашенинников политолог:
— Я не собираюсь принимать участие в этом балагане. Все это какая-то абсолютная наглость и провокация, участники которой откровенно хохочут в кадре, рассказывают бессмысленные анекдоты и признают, что они эту книжку в первый раз прочитали… Если кто-то хочет обманывать себя, что он принимает участие в каком-то важном политическом, юридическом акте, в принятии какого-то важного документа, ради бога, пусть обманывается. Но я этого делать не буду, и мое отношение к этому очень простое: относиться серьезно к этому документу, испытывать какой-то трепет по поводу этой жалкой писульки, которую они там пишут, я не буду.
Виктор Классен генеральный директор АО «Радиокомпания «Вектор»:
— Фарид Хайруллович Мухаметшин рассказывал всем, кто участвовал в сессии совета Чистопольского района, про свою работу с комиссией по поправкам в Конституцию. Далеко не все председатели Госсовета субъектов федерации входят туда, а от Татарстана входит. Он говорит правильные вещи, которые мне очень симпатичны. На чем настаивает Татарстан? На том, чтобы в Конституции или нет (я бы выступил за то, чтобы это было в Конституции) было закреплено, чтобы мы не ходили в Казань с протянутой рукой. Главный распределитель кредита у нас — Минниханов. И это совершенно не правильно. «Барин» приехал в Чистополь, все радуются, что он дал нам 100 миллионов рублей на бульвар или на благоустройство набережной Камы. Такое ощущение, что народ такой бестолковый, что не может сам себе заработать на благоустройство своего чистого города.
Это говорит о том, что вся налоговая система построена так, что в Москве собрано безумное количество денег. Собянин не знает, что с ними делать, наш уважаемый Марат Шакирзянович построил сотни новых станций метро, развязок, какое-то кольцо вокруг Москвы и чего только там не построили. И все равно денег так много, что не знают, что с ним делать. Плитку по 25 раз в году меняют! А мы, кто и делает основной продукт, ходим здесь нищие. Вспомните «Евгения Онегина» Пушкина: Онегин читал Адама Смита и четко понимал, что тот, кто делает основной продукт, и должен быть при деньгах. Нигде в мире так шикарно не работают налоговые органы, все отнимают. Вот это неправильная система, и должно быть совершенно другое распределение. Народ все время до хрипоты спорит, все ли Татарстан отдает в Москву или что-то у него остается. Конечно, что-то остается. Но этот спор показывает, что слишком много Москва забирает себе, это видно невооруженным глазом. Говорят, москвичи уж больно хорошо работают, но я в этом не уверен. Потому что мы здесь будь здоров как работаем. А как же получилось так, что в Чистополе все предприятия обанкротились? Неужели все директора — сплошные идиоты? Нет конечно. Просто налоговая система совершенно безжалостна по отношению к основным товаропроизводителям и к тому, что называется муниципалитетом. На муниципальном уровне район не должен ходить с протянутой рукой.
Марсель Шамсутдинов предприниматель, экс-председатель татарстанского отделения партии «ПАРНАС»:
— Я голосовать за эти поправки и за «путинскую» Конституцию не буду. Потому что это бред сивой кобылы. Я достаточно взрослый человек, чтобы верить своему разуму и многочисленным политологам, которые говорят, что совершенно непонятно, для чего все это делается. Для чего Дума должна была раньше одобрять правительство, премьер-министра, а сейчас утверждать. Какая в этом принципиальная разница? Ни-ка-кой. Для чего индексация пенсий, которая вписана в федеральный закон, каждый год и так индексируется, должна быть вписана в Конституцию? Зачем делать масло масляным? Зачем МРОТ должен быть не меньше, чем минимальный прожиточный минимум?
Я считаю, что под всем этим популистскими лозунгами подразумеваются, во-первых, уничтожение местного самоуправления. Во-вторых, почему Путин, как юрист, вводит юридический термин «публичность власти» — «строить единую вертикаль публичной власти»? Он постеснялся сказать прямо, что речь об уничтожении местного самоуправления. Хотя есть даже Европейская хартия местного самоуправления. Смысл такой, что последняя демократия самостоятельности уничтожается. И еще один момент — это введение нового неконституционного, совершенно недемократичного, непонятного органа — Государственного Совета. Я так понимаю, что этот орган пожизненной знати, которая из-за кулис будет руководить и президентом, и всей нашей страной.

Источник: www.business-gazeta.ru