Жертвы Везувия и дом терпимости с каменным ложем

7.02.2020 10:06



Одна из улиц исторического центра Неаполя
Улица античного города Помпеи Улица античного города Помпеи
Одна из жертв вулканического извержения в Помпеях Одна из жертв вулканического извержения в Помпеях
Слепок мертвого тела ребенка в Саду беглецов Слепок мертвого тела ребенка в Саду беглецов
«Руссо туристо, облико морале»: помпейский лупанарий и та самая женищна «Руссо туристо облико морале»: помпейский лупанарий и та самая женщина
«Секретный кабинет» в Неаполитанском археологическом музее Секретный кабинет в неаполитанском археологическом музее
Жертвы вулканического извержения в Геркулануме Жертвы вулканического извержения в Геркулануме
Горизонтальные ниши для усопших в катакомбах Сан-Гаудзио Горизонтальные ниши для усопших в катакомбах Сан-Гаудзио
Останки скелета неаполитанского художника, удостоившегося чести вертикального «захоронения» Останки скелета неаполитанского художника, удостоившегося чести вертикального захоронения
Репортаж из помпейских катакомб
На этот раз наблюдательный турист и депутат Госсовета РТ Николай Атласов описывает в очередной статье, написанной для «БИЗНЕС Online», места и традиции Неаполя и окрестностей, которые открываются далеко не всем гостям. Среди них местный лупанарий, услуг которого счастливо избежал «руссо туристо» Семен Семеныч Горбунков, а также руины уничтоженных вулканом древних городов с окаменевшими останками их жителей начала нашей эры.

НЕАПОЛЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ

Чем мне нравятся города Италии, так это тем, что история в них проявляет себя осязаемо. Если тебе говорят, что Неаполю 2,5 тыс. лет, то где-то в глубине его катакомб обязательно покажут античные руины. Ты смотришь на них и понимаешь: да, тебя не обманывают. Ну, может быть, прибавили лет 300, что с учетом общего возраста города непринципиально. По крайней мере, ты можешь пощупать и почувствовать древность если не на 2,5, то на 2 тыс. лет точно. Это не так, как в Казани, которой вроде бы тысячу лет, но пощупать древность руками никак не получается. Остается только верить на слово. Впрочем, для меня, жителя Челнов, и Казань — древний город.
Я люблю историю, хотя и лишен профессиональных знаний в данной области. Тем не менее, бывая в том или ином городе, всегда стараюсь познакомиться с наиболее значимыми его местами. В Неаполе же, помимо исторического центра, это, безусловно, находящиеся в его окрестностях руины античных городов — Помпей и Геркуланума.
Оба археологических памятника вызывают большой интерес у туристов. И тот и другой город пострадали от катастрофического извержения Везувия в 79 году н. э. Пепел и окаменевшая лава надолго законсервировали их вместе с жителями. Помпеи были засыпаны трехметровым слоем вулканического камня — пемзы, а сверху эту толщу накрыл мощный слой пепла. Толщина вулканического панциря над Геркуланумом оказалась еще мощнее — местами до 10–15 метров. И только в XVIII веке начались раскопки данных городов.
На мой взгляд, самое интересное в Помпеях — это не сохранившиеся руины зданий с их скульптурой, мозаикой и фресками, а гипсовые слепки человеческих тел. Именно они передают весь ужас трагедии почти двухтысячелетней давности. Появились слепки благодаря итальянскому археологу Джузеппе Фиорелли, раскапывавшему Помпеи во второй половине XIX века.
Проводя археологические работы, он периодически натыкался на пустоты с костями человека или животных. Эти полости возникли вследствие разложения тел. Фиорелли решил заливать их жидким гипсом. Застывшая масса затем откапывалась, очищалась, и перед археологами возникали слепки тел людей и животных в тех позах, в которых они встретили свою смерть. Таких слепков не менее 2 тыс., и по ним воссозданы различные эпизоды человеческой трагедии, о которых теперь повествуют обслуживающие туристов гиды.
Вам расскажут о паническом бегстве жителей из города, лежащей на боку женщине и упавшем ребенке — жертвах обезумевшей толпы. О жрицах храма Исиды, спасавших религиозную утварь, в том числе предметы из золота, которые так и не смогли покинуть гибнущий город. Многих жителей Помпей погубила жадность. Намереваясь бежать, люди пытались прихватить с собой как можно больше ценных вещей. В результате потеряли время. Одну семью археологи обнаружили внутри дома, засыпанного вулканическим камнем и пеплом. Члены этой семьи и их рабы, как предполагается, собрав ценности, пытались выбраться наружу, но оказались в ловушке.

СПАРТАНСКИЙ ЛУПАНАРИЙ

Основная масса слепков человеческих тел находится в расположенном на территории археологической зоны музее, а также в бывшем зернохранилище около главной площади Помпей — форума. Часть человеческих останков — взрослых и детей — археологи обнаружили в так называемом Саду беглецов. Недалеко от этого места находятся руины казармы гладиаторов, где были найдены останки женщины в богатых одеждах. По крайнее мере, так говорят гиды, ссылаясь на документы Фиорелли. Естественно, вокруг данного эпизода раскручивается сюжет о грешнице, искавшей утешение в объятиях гладиаторов и познавшей божье наказание. Впрочем, это уже современная трактовка, так как в дохристианскую эпоху прелюбодеяние не считалось грехом.
Свидетельством подобного является здание помпейского лупанария (публичного дома). Приближаясь к нему, я оказался в комичной ситуации. При входе в лупанарий стояла женщина, прислонившаяся к стене. Она мне тут же напомнила героиню фильма «Бриллиантовая рука» и ее бессмертную фразу «Руссо туристо облико морале». В отличие от Никулина, счастливо избежавшего стамбульско-бакинского дома терпимости, я все-таки зашел в помпейский лупанарий, исключительно из интереса. Прямо скажу: обстановка спартанская. Комнатки размером 2 x 1,5 м с небольшим каменным ложем у стены, где жрицы любви принимали клиентов. Тут же вспомнился другой советский фильм, где герой в исполнении Семена Фарады отчаянно кричал: «Кто так строит?»
Кстати, большинство помпейских артефактов на эту тему сейчас находится в неаполитанском археологическом музее. В нем собрана обширная коллекция античной скульптуры, мозаики и фресок, найденных при раскопах, в том числе знаменитая статуя Геракла и пострадавшее от времени мозаичное панно с изображением битвы Александра Македонского с персидским царем Дарием III. Эти образы у меня остались в памяти с детства со школьных учебников истории. Так вот, в музее находится так называемый секретный кабинет — собрание помпейских фресок, скульптур и других предметов эротического содержания. Естественно, вход только для взрослых. Их было немало, особенно японских туристов, терпеливо фотографировавших каждый экспонат. Так что мне пришлось подождать некоторое время, чтобы сделать несколько снимков без человеческого присутствия.
По-своему интересен и Геркуланум, расположенный ближе к Неаполю. Здесь зона археологических раскопок намного меньше, чем в Помпеях. Но отчасти это объясняется более тяжелыми археологическими условиями — здесь намного мощнее вулканический слой и выше его плотность. Потому Геркуланум в XVIII веке раскапывали варварским способом — рыли шахты и штольни, через которые выносили самое ценное, естественно, попутно многое разрушая. Лишь в ХХ веке раскопки стали вести открытым способом и научным методом. Здесь то же, что и в Помпеях, — музеефицированные и отчасти реконструированные остатки домов, фрески, мозаичные фрагменты, гончарные и иные изделия. Но на окраине зоны раскопок на глубине двух-трех десятков метров находятся ниши, в которых лежат скелетные останки погребенных в вулканической лаве жителей города. Зрелище впечатляет. Мое внимание особенно привлек один скелет с черепом, у которого отвисла нижняя челюсть. Своеобразная улыбка из прошлого. Вообще, бывая в католических странах Европы, я постоянно сталкивался с неким проявлением скелетного культа. Во многих городах Италии, в том же Риме, есть катакомбы, где люди когда-то и жили и хоронили умерших. В Милане существует церковь Сан-Бернардино, интерьер которой образуют различные композиции из костей и черепов покойников. Зрелище довольно жуткое.
В Неаполе тоже есть нечто похожее, только в ином исполнении. В нескольких местах этого города имеются катакомбы, в которых мне удалось побывать. Например, в катакомбах Сан-Гаудзио под церковью Санта-Мария-делла-Санита есть выдолбленные в стенах горизонтальные ниши, в которых в античные времена помещали тела умерших. Впрочем, в них-то как раз ничего необычного нет, похожие ниши для покойников имеются и в других катакомбах. Но здесь же, в катакомбах Сан-Гаудзио, сохранились и другие проявления похоронной обрядности, детали которых как-то не очень укладываются в голове.
По словам гида, в XVII веке местные монахи стали практиковать иной способ погребения. В одной из галерей вырубили вертикальные ниши. Покойника ставили к стене, после чего замуровывали почти все его тело ниже головы, покрывая слоем штукатурки. Затем поверх нее рисовали «портрет» умершего в полный рост за исключением головы, которая оставалась натуральной — со временем только в виде черепа. Такой способ захоронения, по словам местного гида, считался особым шиком, и удостаивались его в основном аристократы. Впрочем, подобной чести удостоился и один местный художник, расписавший интерьер той самой церкви над катакомбами. Со временем штукатурка, покрывавшая его тело, обвалилась, обнажив останки вмурованного в стену скелета. В ХХ веке один местный епископ, не очень понимавший похоронные пристрастия своих предшественников, повелел у всех захороненных таким нестандартным образом покойников отбить выступающие части черепов. В результате сейчас вместо головы у всех видна дыра, но остальные части черепа скрыты в глубине.
Посещение катакомб Сан-Гаудзио на меня произвело сильное впечатление. На поверхность я выбрался с большим удовольствием. Радовало то, что это было последнее мое погружение в недра неаполитанской земли — на следующий день предстояло возвращение на родину.
Депутат Государственного совета РТ Николай Атласов
На правах рекламы

Источник: m.business-gazeta.ru