«Спасти жизнь невинно осужденного Халиуллина»

6.02.2020 15:06


В защиту экс-главы ассоциации среднего и малого бизнеса РТ Хайдара Халиуллина написано открытое письмо, а также обращения в Верховный суд России, Генеральную прокуратуру, СКР и МВД России. Текст обращения «Казанский репортер» публикует полностью.
«Приговором Вахитовского районного суда г. Казани от 07 ноября 2019 года Халиуллин Хайдар Хайруллович виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 159 (9 преступлений), частью 4 статьи 159 (3 преступления), частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 159 (2 преступления) Уголовного кодекса РФ, и ему назначено наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Меру пресечения в виде запрета определенных действий Х.Х. Халиуллинудо вступления приговора в законную силу была изменена на заключение под стражу с содержанием в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по РТ. Х.Х. Халиуллина был взят под стражу в зале суда. Приговор суда в отношении Х.Х. Халиуллина в законную силу не вступил, обжалован в апелляционном порядке.
Мы считаем, что во время предварительного расследования и суда были допущены серьезные нарушения закона!
Во-первых, согласно ст. 9 УК РФ: преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. (изменения были внесены 3.07.2016 года)
Следовательно:
- эпизоды ООО «Мрамор Казань», ООО «Белый Хлеб», ООО «Рекот», ООО «Ремет Мобиль», ООО «Пышка», ИП Шаширова С.В., ИП Самигуллин А.С., ООО «Кама», ООО «Воля» должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 159.4 УК РФ( в редакции от 29 ноября 2012 года).
- эпизоды ООО «Мерлин», ООО «Трасстрой», ИП Скибина С.В. должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 159.4 УК РФ (в редакции от 29 ноября 2012 года).
Согласно ст. 15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.
Согласно ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:
а) два года после совершения преступления небольшой тяжести.
С января 2016 года до вынесения приговора прошло более 2 лет, следовательно, Халиуллин Х.Х. должен быть освобожден от уголовной ответственности за истечением срока давности.
Эпизоды ООО «Темп», ООО «Тутай» должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 159 УК РФ (в редакции от 3.07.2016 года): Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба.
Во-вторых: приговор основан на предположениях и домыслах, полученных путем оказания психологического давления на обвиняемых и свидетелей, в результате чего, были получены нужные следствию и использованные в дальнейшем в суде недопустимые доказательства.
В основе приговора лежат показания свидетеля Т.Р. Аюпова, виновность которого была ранее установлена в приговоре Вахитовского районного суда г. Казани № 1-197/2018 от 3 июля 2018 года и ему было назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы условно. Приговор Вахитовского районного суда г. Казани № 1-197/20 был основан на ходатайстве Т.Р. Аюпова от 18 апреля 2017 года (т.58 л.д.1) в котором он обещал изобличить Х.Х. Халиуллина, М.П. Халиуллину, В.Р. Миргалимову, М.А. Проскурякова, О.В. Матвееву. Он также обязался указать местоположение похищенных денежных средств Х.Х. Халиуллиным. На основании данного ходатайства было вынесено постановление от 27 апреля 2017 года об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (т.58 л.д.7-9). Для стороны защиты Халиуллина мотивы принятия Т.Р. Аюповым решения о сотрудничестве очевидны. На вопрос адвоката Мазуренко П.Н. во время допроса в суде: тяжело было находиться в изоляции? Аюпов ответил — "Ну да". Очевидно, что он был готов на все, чтобы вырваться из СИЗО, а затем и минимизировать свое участие в совершении преступления. В результате дачи нужных показаний 31 марта 2017 года Т.Р. Аюпов был освобожден из-под стражи под домашний арест, а потом и под подписку о невыезде. Для нас очевидно, что именно для этого Т.Р. Аюпов и дал обвинительные показания в отношении Х.Х, Халиуллина, других лиц, в том числе сотрудника минэкономики Д. Шавалиева. При этом к показаниям Т.А. Аюпова об организованной преступной группе, руководимой Х.Х. Халиуллиным, суд отнеся критически, в то же время считает, что повода для оговора Х.Х. Халиуллина и М.П. Халиуллиной, вопреки утверждению подсудимых и стороны защиты у Т.Р. Аюпов не было!
Наказание Т.Р. Аюпову было назначено крайне мягкое, гражданский иск, министерством экономики или прокуратурой до сих пор не заявлен. Т.е. гр. Аюпов не понес серьезного уголовного наказания, но и не возместил причиненный ущерб! Гражданский иск министерства экономики РТ (дело № 9-3560/2018 ~ М-7774/2018) был 10.09.2018 был возвращен в связи с истечением срока, данного для исправления недостатков.
Ни один из сотрудников министерства экономики привлечен к уголовной ответственности не был, так как в данном случае было необходимо передать дело в СК России и стала бы очевидна непричастность Х.Х. Халиуллина к хищениям.
По нашему мнению, к показаниям Аюпова необходимо отнестись критически, так как они противоречат показаниям свидетелей Закирова, Наумова, Насырова, Николаева, Осипова, Сафина, Сибгатуллина, Френкель, Шавалеева, подсудимых Мирзагалямовой, Х.Х. Халиуллина. М.П. Халиуллиной, Проскурякова, а также не согласуются с приказом о составе конкурсной комиссии от 01.02.2016г., протоколом заседания совета ассоциации от 4 июня 2013г., документами об оплате ипотеки Х.Х. Халиуллиным за квартиру по адресу ул. Чистопольская д. 66. кв. 43. и другими доказательствами. В тоже время в показаниях В.Р. Мирзагалямовой есть расклад озвученный ей самим Т.Р. Аюповым: «30 процентов от суммы должны были передаваться сотруднику министерства экономики РТ, 50–55 процентов — директору организации, на которую оформлялись субсидии, 7 процентов получал Марат Хасанзянов ( учредитель ООО „АртГрупп“) за вывод средств, оставшиеся деньги распределялись между Аделем и Тимуром» (Т.58 с.93). Далее она дает показания о том, что "до 50 % будет забирать Аюпов". (т.58.с.98). О том же говорил и подсудимый М.А. Проскуряков: Аюпов сообщил, что является членом комиссии и за свою помощь попросил 30 %. При этом при допросе свидетеля Гатина (делового партнера Проскурякова) было установлено, что именно Аюпов участвовал в заседании комиссии. Затем Аюпов попросил перечислить 1 миллион рублей фирме поставщику оборудования. Как мы знаем из показаний Проскурякова фирма поставщик и деньги исчезли. Когда Проскуряков стал настаивать на возврате денег, Аюпов начал угрожать Проскурякову проблемами с министерством экономики и правоохранительными органами! Аюпов предложил, Аюповбыл на комиссии, Аюпов перевел деньги...
К сожалению, сейчас сложилась ситуация, что приговор Вахитовского районного суда г. Казани № 1-197/2018 от 3 июля 2018 года в отношении Аюпова, фактически устанавливает виновность подсудимых по делу в отношении Х.Х. Халиуллина и других предпринимателей. Исходя из сложившейся судебной практики, подобные приговоры влекут за собой однозначное осуждение других лиц (которые описаны в анализируемом приговоре, как «установленные в ходе следствия»), несмотря на то, что эти противоречит Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 г. N 17-П "по делу о проверке конституционности положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 401 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.В.Усенко" и ст. 90 УПК РФ.
Факт дачи показаний лицом, чье уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве в установленном главой 401 УПК Российской Федерации порядке, не освобождает органы обвинения от обязанности доказывания виновности и иными средствами и не может расцениваться как опровергающий презумпцию невиновности обвиняемого по основному делу, при рассмотрении которого показания лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, не только не имеют заранее установленной силы, но и, напротив, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности по всем правилам уголовно-процессуального закона (статьи 17, 73, 74, 85-88 и 299 УПК Российской Федерации). В силу статьи 90 данного Кодекса даже те обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу приговором суда, вынесенным в порядке его главы 401, не могут быть признаны без дополнительной проверки, - во всяком случае, такой приговор не может предрешать виновность лиц, являющихся обвиняемыми по основному уголовному делу, как не участвовавших ранее в выделенном в отдельное производство уголовном деле в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве. И поскольку данная статья содержит внутреннее противоречие: с одной стороны приговор устанавливает обстоятельства, с другой не может предвещать виновность других лиц, суд однозначно трактует ее в сторону установление обстоятельств. По своей сути показания свидетеля Аюпова являются выбранной им позицией защиты, которая, способствует послаблению наказания в отношении последнего. И тот факт, что его ходатайство о заключении досудебного соглашения было удовлетворено (это свидетельствует об искусственном создании доказательств как указывалось выше), подтверждает факт того, что приговор в отношении Х.Х. Халиуллина построен на предположениях, домыслах и противоречиях.
С точки зрения защиты, процесс дачи показаний гр. Аюповым Т.Р. как в статусе обвиняемого, так и в статусе свидетеля не соответствует требованиям ст.4 УПК РФ, ст. 56.1 УПК РФ, а также ст. 281.1 УПК РФ, а следовательно противоречит критериям допустимости доказательств – ст.75 УПК РФ, а также процессу доказывания – ст.ст.85,86 и ст.87 УПК РФ. В списке доказательств (п.27 перечня доказательств) имеется показания обвиняемого Аюпова Т.Р. (т. № 65, л.д. 152-154, 166-170, 174-177, 181-186, 190-200, 216-221, т. № 66, л.д. 195-202), которые были оглашены, кроме того гр. Аюпов Т.Р. допрашивался 22 и 23 июля 2018 года в судебном заседании в качестве свидетеля. Федеральным законом от 30.10.2018 N 376-ФЗв уголовно-процессуальный кодекс РФ была введена ст. 56.1 УПК РФ "Лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве", а также ст. 281.1 УПК РФ: "Допрос и оглашение показаний лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве".
Сначала обвиняемый, а затем и свидетель Т.Р. Аюпов допрашивался по правилам предусмотренным УПК РФ, действующим на момент допроса. Позднее Федеральным законом от 30.10.2018 N 376-ФЗ в уголовно-процессуальный кодекс РФ была введена ст.56.1 УПК РФ и ст.281.1 УПК РФ". Показания обвиняемого гр. Аюпова Т.Р. во время предварительного следствия, а также показания свидетеля Аюпова во время судебных заседаний были получены, без учета его правового статуса предусмотренного ст. 56.1 УПК РФ.
В УПК (ст.56.1 УПК РФ) был введен новый участник уголовного судопроизводства: лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, привлекаемый к участию в процессуальных действиях по уголовному делу в отношении соучастников преступления. Данное лицо, не предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.
При допросе Т.А. Аюпова в суде в качестве свидетеля 22-23 июля 2018 года (до вступления в силу данного закона) он предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации, что могло отразиться на содержании им показаний в качестве главного свидетеля обвинения.
Как известно, УПК РФ, представляет собой обычный федеральный закон. Т.е. если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, то в случае коллизии между ними действует последующий закон. При получении показаний гр. Аюпова Т.Р. применялся уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия, уже устаревший в настоящее время. В качестве примера судебной практики можно привести Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 25.01.1994. Этим определением из материалов уголовного дела по обвинению членов ГКЧП были исключены как недопустимые доказательства протоколы допросов подсудимых, произведенных в 1991 г[1].
С точки зрения защиты, процесс дачи показаний гр. Аюповым Т.Р. как в статусе обвиняемого, так и в статусе свидетеля не соответствует требованиям ст.4 УПК РФ, ст. 56.1 УПК РФ, а также ст. 281.1 УПК РФ, а следовательно противоречит критериям допустимости доказательств– ст.75 УПК РФ, а также процессу доказывания – ст.ст.85,86 и ст.87 УПК РФ, так как применялся уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия, уже устаревший на момент оценки данных показаний во время прений и дальнейшего вынесения приговора.
Кроме того действия, определенные следователем. а потом и в приговоре, как объективная сторона преступления, были совершены совершенно другими лицами (Т.Р. Аюпов, В.Р. Миргалимовой ...и иными лицами, но только не Халиуллиным Х.Х. При этом, лица, заинтересованные в получении субсидий (ИП, учредители организаций) не показывали на Халиуллина Х.Х., как на участника сговора. Халиуллин Х.Х не принимал участия в изготовлении документов, подачи их для получения субсидий. Более того, в приговоре не отражен порядок их подачи.
Учитывая то, что
-не все кандидаты, подававшие документы были допущены до комиссии;
-допущенные кандидаты не все получали субсидии;
-решение принималось коллегиально, большим количеством участников (25 человек);
-окончательное решение по выдаче субсидий принималось не на комиссии (ее решения носили только рекомендательный характер), а после анализа соответствующего подразделения минэка заместителем министра экономики РТ.
Можно сделать вывод о наличие определенного регламента, который в приговоре абсолютно не исследован.
В приговоре отсутствует анализ возможности Халиуллина Х.Х., изучить пакет подаваемых документов и повлиять на то, чтобы он вообще был допущен до рассмотрения. Если же Халиуллин Х.Х только являлся участником комиссии и единственное, что он мог только голосовать, то учитывая количество членов комиссии (25 человек представляющих различные государственные и общественные организации, причем часть этих людей подменялось другими по доверенности), участвующих при голосовании, вывод об организации и преступном сговоре явно ставится под сомнение. Так же в этом аспекте в приговоре не проанализирована деятельность Т.Р. Аюпова. Учитывая тот факт, что именно он непосредственно общался с конечным получателем субсидий, он организовывал подготовку пакета документов, он давал указания В.Р. Мирзагалямовой, М.А. Проскурякову и другим лицам, соответственно он и контролировал весь процесс попадания документов на комиссию. И поскольку этот порядок в приговоре не нашел своего подтверждения, считаем то обоснованным не устранённым сомнением, которое должно трактоваться в пользу подсудимого.
Анализируя показания В.Р. Мирзагалямовой, имеющиеся в приговоре суда, видно, что она прямо не указывала в ходе следствия на участие Халиуллина Х.Х. Она подробно рассказывала о роли и участии Аюпова, а о Халиуллине Х.Х знала только со слов Халиуллиной, которая, якобы сказала ей, что ее муж входит в комиссию и решает так вопросы. Учитывая то, что Халиуллина не подтвердила данные показания, а Халиуллин и Халиуллина утверждали, что с 2011 года не проживали вместе, странным кажется отсутствие анализа данного обстоятельства. Возвращаясь к показаниям Мирзагалямовой, хочется отметить, что они подтверждают участие в мошенничестве Аюпова, но никак не Халиуллина Х.Х.
Анализируя приговор, создается впечатление, что на месте Халиуллина Х.Х. мог быть любой члена из комиссии по выдаче субсидий, как из числа общественников, так и чиновников. Судом сделан вывод о злоупотреблении полномочиями другими участниками комиссии, но сравнения их действий и действий Халиуллина не проводилось. А они идентичны. Однако они не виновны в преступлении, а он виновен. С нашей точки зрения, судом нарушены требования ст.307 УПК РФ где указано, что приговор должен содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. С нашей точки зрения все это в приговоре отсутствует. Кроме того, в приговоре судом нарушена ст.15. УПК РФ «Состязательность сторон». Суд в приговоре дал оценку исключительно доводам стороны обвинения, сославшись на них. Все доводы защиты оставлены без оценки.
Всего обвинением предъявлено 23 эпизода мошеннических действий, совершенных, якобы, Халиуллиным Х.Х., из них 8 покушений (это – 5 отказов комиссии в допуске к конкурсу и 3 отказа в выдаче грантов).
В результате суд признал Х.Х. Халиуллина невиновным и оправдал по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных:
- частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ (преступления с использованием ООО «Птичий рай в Аракчино», ООО «ЛАВКА», ООО «ДИЛЯРА КИМ») - на основании пункта 1 части 1 статьи 27 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в связи с непричастностью к этим преступлениям;
- частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ (преступления с использованием ООО «ВЕКТОР», ООО «СервисТрансСтрой», ИП Митин Д.С., ООО «АЛЛИОН», ИП Недорезов С.И., ООО «МастерКлимат») - на основании пункта 1 части 1 статьи 27 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в связи с непричастностью к этим преступлениям;
- пунктом «а» части 4 статьи 174.1 Уголовного кодекса РФ (преступления с использованием ООО «Мрамор-Казань», ООО «Белый хлеб», ООО «Рекот», ООО «РЕМЕД МОБИЛ», ООО «ПЫШКА», ИП Шаширова С.В., ООО «Мерлин», ИП Самигуллин А.С., ООО «КАМА», ООО «Воля», ООО «Птичий рай в Аракчино», ООО «ЛАВКА», ООО «ДИЛЯРА КИМ», ООО «Трансстрой», ИП Скибина С.В.) - на основании пункта 2 части 1 статьи 27, пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в связи с отсутствием в деяниях состава преступлений;
- частью 2 статьи 327 Уголовного кодекса РФ (преступления с использованием ООО «Мрамор-Казань», ООО «Белый хлеб», ООО «Рекот», ООО «ПЫШКА», ИП Шаширова С.В., ООО «Мерлин», ИП Самигуллин А.С., ООО «КАМА», ООО «Воля», ООО «Птичий рай в Аракчино», ООО «ЛАВКА», ООО «ДИЛЯРА КИМ», ООО «Трансстрой») - на основании пункта 2 части 1 статьи 27, пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в связи с отсутствием в деяниях состава преступлений.
Суд признал за Х.Х. Халиуллиным право на реабилитацию по указанному обвинению, разъяснив ему, что оно включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.
Однако оправдание хотя бы по одному эпизоду Халиуллина Х.Х., логично влечет за собой оправдание и по другим, поскольку доказательства по всем эпизодам идентичны и как указано в приговоре по каждому из эпизодов: «подробно изложены при описании доказательств по преступлению с использованием ООО «Мрамор-Казань». Из этого следует вывод о том, что конкретных, прямых доказательств по каждому эпизоду или хотя бы по одному из них в деле отсутствуют. Есть только предположения и домыслы, на которых и построен приговор, несмотря на то, что это прямо противоречит закону.
Очевидно, что поддержка Х.Х. Халиуллиным, или другими лицами (главами, руководителями) тех или иных конкурсантов не играла в принятии решений решающей роли. Тех, кто обращался с просьбами было много ...мы от многих свидетелей слышали, что просьб было много, что вполне объяснимо... Так свидетель Закиров говорил: "Приезжали главы Лаишевского района, Пестречинского, зам. Главы Высокогорского района. Глава Сабинского района приезжал защищать своих предпринимателей. Они непосредственно говорили кого знают. Мы за них просим. Но, не взирая на это, если были недостатки по формальным признакам мы отказывали". Свидетель Наумов сказал: «Когда ты на таком посту, к тебе идет миллион обращений. Как только начинается конкурсная комиссия — от кого только не слышишь эти обращения! Все просят поддержать. Но всех мы поддержать не можем, — отметил Наумов. — Мне и снизу звонили... Откуда только не звонили! Но мы так выстроили систему, что если я возьму и соберу всех в одной кучке, то это бесполезно. У нас большинства не будет! Если у него плохой проект и плохо выступил, поддерживай — не поддерживай, но за него не проголосуют. Тут бесполезная тема с кем-то договариваться. Нереальная тема вообще!» Признал, что были обращения и даже письма и первый заместитель министра О.Р. Сибгатуллин. Окончательное решение по выделению субсидий принимали совсем другие люди, и именно от них зависело, выделить грант или нет. Так, по словам свидетеля А. Наумова, итоги отбора претендентов на субсидию подводились специалистами минэкономики РТ. «Позиция минэкономики, особенно Рустема Рафкатовича Сибгатуллина, была такая, что он хотел контролировать все „от“ и „до“. Все подсчеты проводились только в его присутствии. Вариант „вы там подсчитайте, а потом мне скажете“ — это вообще нереально было», — отметил свидетель. На основании вышеизложенного очевидно, что руководя общественной организацией и лишь изредка принимая участие в работе комиссииХалиуллин Х.Х. не принимал и не мог принимать реальных решений о выделении субсидий предпринимателям, а тем более совершать хищения бюджетных денежных средств и их последующей легализацией. Свидетель А. Наумов прямо говорил: ...экономическая целесообразность каких-либо действий с точки зрения организации каких-то групп и попытки на этом заработать была просто нулевой. Хайдар Хайруллович, стоявший у истоков, прекрасно понимал всю эту систему».
В состав конкурсной комиссии по выделению субсидий в 2013-2106 годах входило около 25 человек. Большинство членов комиссии являлись чиновниками различных ведомств, кроме чиновников в нее входили представитель торгово-промышленной палаты, ассоциации фермеров и крестьянских подворий Республики Татарстан, представители общественной организации «Опора России» и «Деловая Россия», и другие общественники.
Заседания комиссии проходили два раза в год, осенью и весной и требовали значительных затрат времени. Обычно комиссия заседала с 8 утра до 8 вечера. Но если чиновники получали за участие в комиссии зарплату, то общественники выполняли эту работу абсолютно бесплатно. Кроме этой комиссии, Х.Х. Халиуллин был еще членом десятка других комиссий и советов, постоянно приглашался для участия в различных мероприятиях проводимых руководством Республики, выезжал в командировки, в том числе и за границу. Понятно, что при такой огромной нагрузке работе в конкурсной комиссии по ЛИЗИНг -гранту Халиуллин Х.Х. особого значения не придавал и в комиссии участвовал далеко не всегда. Еще в 2013 году на заседания Совета Ассоциации был утвержден список кандидатур от Ассоциации для включения в состав различных комиссий из 22 человек. При этом сам Х.Х. Халиуллин выступал против включения в этот список кандидатуры Аюпова, считая его не достаточно подготовленным для этого. Но все же решением Совета ассоциации он был включен в список и участвовал в работе комиссии сначала по доверенности, а с 2016 года включен приказом в комиссию как помощник по общим вопросам Президента Ассоциации. При этом из 22 экспертов только Т.Р. Аюпов, сам постоянно напрашивался участвовать в заседании комиссии по Лизинг-гранту (показания свидетеля Закирова и других). При этом Аюпов не являлся специалистом в вопросах экономики. В тоже время, как было установлено во время судебного заседания, Т.Р. Аюпов на тот момент уже имел устойчивые связи как в министерстве экономики так и в правоохранительных органах (показания подсудимого М.А. Проскурякова). При этом сам Аюпов в своих показаниях в суде всячески принижал свою роль в комиссии. говоря, что он там вообще ничего не решал и даже не имел права что либо подписывать.
В судебном заседании З.Н. Байгильдеева, М.А. Проскуряков и другие заявляли о психологическом давлении на них со стороны следователя и сотрудников УЭБ и ПК МВД по РТ с целью дачи нужных показаний против Х.Х. Халиуллина и М.П. Халиуллиной.
В-третьих: суд указал, что как следует из протокола выемки от 20 марта 2017 года, у свидетеля И.И. Галямова изъят, в том числе фрагмент листа бумаги с машинописным текстом, содержащим названия 11 организаций, их порядковые номера, даты рассмотрения и суммы субсидии, а также с пометкой «ХХХ» в трех местах, которые были осмотрены и признаны вещественными доказательствами по делу (т. 38, л.д. 32-36, т. 50, л.д. 224-252, т. 51, л.д. 1-187, 188-200).
Давая оценку показаниям названных лиц, суд не находит оснований не доверять показаниям свидетеля И.И. Галямова о том, что именно Х.Х. Халиуллин передал ему изъятую у него в ходе следствия записку и просил голосовать за указанные в ней организации, поскольку ранее с подсудимым свидетель знаком не был и повода для его оговора не имел. Предусмотренных статьей 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ оснований признания этих показаний недопустимым доказательством, вопреки доводам стороны защиты, не имеется.
Просим обратить внимание, что во время допроса И.И. Галямова он признал, что на сайте своей компании рекламировал себя как члена комиссии по Лизинг-гран и предлагал написать бизнес-планы. При этом он не смог пояснить зачем Х.Х. Халиуллин передал совершенно незнакомому ему ранее И.И. Галямову записку, при этом самому И.И. Галямову, судя по его показаниям, было не понятно ее содержание. Указанные в данной записке три организации неимеют отношения к рассматриваемому уголовному делу. А двум фирмам из списка отказали в выдаче субсидий. Затем И.И. Галямов, по его показаниям в судебном заседании, 27 сентября 2018 года он, передал записку представителям Минэкономики на совещании в 2014 году. Затем он, эту же записку, передает следователю во время допроса 16 марта 2016 года. Затем эта же записка изымается у него протоколом выемки от 20 марта 2017 года. Все это вызывает самые серьезные сомнения о происхождении данной записки, ее авторстве и использования в качестве доказательства чего либо. Сторона защиты считает, что к показаниям данного свидетеля следует отнестись критически в силу его личности и мотивов дачи показаний, вызывает также сомнение источник происхождения данной записки. Вывод очевиден, Х.Х. Халиуллин не имел никакого отношения ни к данной записке и она не имеет отношения к рассматриваемому уголовному делу.
В четвертых: суд в приговоре установил: Х.Х. Халиуллин не судим, характеризуются положительно, на учете у нарколога и психиатра не состоит.
Отягчающих наказание Х.Х. Халиуллина обстоятельств по делу не установлено.
Смягчающими наказание Х.Х. Халиуллина обстоятельствами суд признает его пенсионный возраст; положительные характеристики; наличие многочисленных наград, дипломов и грамот; наличие тяжелых заболеваний, а также состояние здоровья родственников подсудимого.
Халиуллин Х.Х., являясь основателем и в течении 15 лет Президентом Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса Республики Татарстан, осуществлял законную и правомерную поддержку юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в чем и состояла его профессиональная обязанность как Президента Ассоциации малого и среднего бизнеса.
Халиуллин Х.Х. являлся Президентом Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса с 2002 года по 2017 год.
Дата и место рождения: 25 апреля 1954 года, г. Казань. (65 лет)
Правительственные (государственные) и иные награды, дипломы и грамоты:
- МЕДАЛИ:
Государственные: «300 лет Российскому Флоту» (2004 год); «1000-летие Казани»; «За доблестный труд» (17.05.2014.), Общественного признания «За доблестный труд»; (т. № 69, л.д. 133-135)
- ОРДЕНА:
Общественного признания «Золотой фонд Приволжья, Урала и Сибири»; Почетный знак Общественной палаты Республики Татарстан «За вклад в развитие гражданского общества»(24.04.2014.)
Много дипломов, грамот и благодарностей.
ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:
1973 г. – Тольяттинский судоремонтный завод (3-ий штурман на грузовых судах);
1973 -1975 г.г. – служба в армии (Польша);
1976 г. – Казанский речной порт (рулевой-моторист на теплоходе «Метеор» и 3-ий штурман на толкаче-буксире «Дунайский»);
С 1976 по 2009 г.г. - преподаватель Казанского речного техникума
С 1991 по 2009 г.г. – директор ООО «Курс». Основные виды деятельности: дополнительное образование и капитальный ремонт объектов недвижимости. Также был соучредителем в нескольких малых организациях.
С 2002 года – Президент Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса Республики Татарстан.
Член Общественного Совета при Министерстве экономики Республики Татарстан; Член Общественного Совета при Прокуратуре Республики Татарстан по защите малого и среднего бизнеса; Член попечительского Совета Инвестиционно-венчурного фонда Республики Татарстан; Член оперативного штаба Комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций РТ; Член рабочей группы Совета при полномочном представителе Президента РФ в Приволжском Федеральном округе по вопросам развития малого и среднего бизнеса в Приволжском Федеральном округе;
Состояние здоровья: Халиуллин Х.Х. достиг пенсионного возраста, (25 апреля 1954г.р.), в деле имеются многочисленные медицинские документы, которые подтверждают серьезное заболевание сердца – сердечная недостаточность (аритмия) и ряд других заболеваний.
14.10.2019 года у Х.Х. Халиуллина уже после удаления суда в совещательную комнату (18.09.2019) серьезного онкологического заболевания, согласно Постановлению Правительства РФ от 19.05.2017 года № 598 "О внесении изменений в перечень заболеваний препятствующих отбыванию наказания" (раздел 2 п.8), а именно: "Все случаи злокачественных новообразований, требующие лечения в специализированной медицинской организации (операции, лучевой терапии, химиотерапии), которое не может быть проведено по месту отбывания наказания." Согласно выписному эпикризу ГАУЗ "РКОД МЗ РТ" Х.Х. Халиуллиннаходился на стационарном лечении в онкологическом отделении № 6 с 08.10.2019 по 14.10 2019года. Диагноз: Сб1Са простаты Т2а Nx МОG2 2 стадия 2, 2 кл гр. Направлен на оперативное лечение на 16.12.2019 года. Согласно справки временно исполняющего обязанности начальника филиала "Медицинская часть№11" ФКУЗ МСЧ -16 ФСИН России возможность проведения данной операции в условиях филиала "Больница" ФКУЗ МСЧ-16 ФСИН России отсутствует.
С точки зрения защиты суд при назначении наказания не оценил заслуги и личность Х.Х. Халиуллина, а также состояние его здоровья.
В пятых: судомнарушалось право Х.Х. Халиуллина на защиту.
Суд дважды отказал в ходатайстве о предоставлении Х.Х. Халиуллинузащитника (общественного).
В начале судебного процесса, в мае 2018 года, Х.Х. Халиуллин ходатайствовал о допуске в процесс наряду с профессиональными защитниками общественного защитника Н.К. Галеева. Суд ему отказал, мотивировав это тем, что данное лицо не имеет юридического образования, что не соответствует требованиямУПК РФ.
20 июня 2019 годастороне защиты было повторно отказано в допуске кучастию в деле общественного защитника. На этот раз Х.Х. Халиуллин просил обеспечить реализацию своего права на защиту путем допуска к участию в деле в качестве третьего (общественного) защитника Янышева Ильдуса Ахтямовича, имеющего высшее юридическое образование, но не являющегося адвокатом. Янышев И.А. является практикующим юристом, имеет звание «заслуженный юрист Республики Татарстан». И.А. Янышев много лет совместно с Х.Х. Халиуллиным занимались общественной работой в Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса Республики Татарстан, Янышев И.А. является почетным членом Ассоциации, работал вице-президентом данной Ассоциации. Х.Х. Халиуллин заявил, что доверяет Янышеву И.А. как юристу, и имеет для него определяющее значение при выборе третьего (общественного) защитника. Суд отказал в данном ходатайстве, мотивируя это тем, что у Х.Х. Халиуллина уже есть два профессиональных защитника».

[1] Российская юстиция, 1994, N 4, с. 52 - 53.

Источник: kazanreporter.ru