Цезарь Навас: «Я очень люблю Казань, у меня есть заветные места – и это не клубная база»

4.02.2020 10:06



В феврале 2019 года Цезарь Навас завершил карьеру. Испанский защитник провёл в России 10 лет и стал легендой не только «Рубина», но и РПЛ — одним из лучших защитников в истории лиги, чемпионом страны и обладателем всех кубков
«С Курбаном Бердыевым и Рустемом Саймановым у меня всегда были отличные отношения, они как моя семья» «С Курбаном Бердыевым и Рустемом Саймановым у меня всегда были отличные отношения, они как моя семья»
«Надо признаться, мне очень повезло с партнёрами по команде» «Надо признаться, мне очень повезло с партнёрами по команде»
«Я провёл в России почти десять лет карьеры и это было невероятное время» «Я провёл в России почти десять лет карьеры и это было невероятное время»
Бибрас Натхо и Цезарь Навас Бибрас Натхо и Цезарь Навас
Легенда «Рубина» о завершении игровой карьеры, отношении к России и любви к семье
В феврале 2019 года Цезарь Навас завершил карьеру. Испанский защитник провел в России 10 лет и стал легендой не только «Рубина», но и РПЛ — одним из лучших защитников в истории лиги, чемпионом страны и обладателем всех кубков. Прошлой весной Навас возглавил селекционный отдел «Рубина» и продолжает работу в системе клуба скаутом. Мы публикуем написанное специально для «БИЗНЕС Online» своего рода эссе Наваса — о футболе, Испании, России, тренерах и ушедшем отце.
РАД, ЧТО ЗАВЕРШИЛ КАРЬЕРУ И ПРОВОЖУ БОЛЬШЕ ВРЕМЕНИ С СЕМЬЕЙ
Год назад я завершил карьеру профессионального футболиста. Почти 30 лет я занимался футболом, но сейчас рад, что по утрам просыпаюсь рядом с моей семьей, моими любимым детишками. Мой сын Лука родился в 2013 году, когда я играл в Казани, он жил там некоторое время. А дочка Ноа родилась в 2016-м, когда я выступал в Ростове. Поэтому о Казани и Ростове мои воспоминания связаны не только с клубами, но и моим детками. Лука и Ноа немного пожили в России, но в основном, конечно, они воспитывались в Испании. И для моей семьи то, что я завершил карьеру — радостное событие: моя супруга Лаура и дети очень рады, что я больше времени могу проводить с ними, а не в разъездах.
Особенно рад Лука. Когда в паузы между матчами я приезжал домой, а через несколько дней уезжал, для сына это было большим потрясением. У него даже поднималась температура, он очень переживал. Лука был старше, чем дочка и тяжелее переносил мои постоянные отъезды. Мы с сыном всегда играли, больше общались и он хотел быть с папой дольше. Во многом поэтому я принял решение закончить, чтобы быть рядом с детьми и видеть, как они растут.
Сейчас я наслаждаюсь временем с семьей, ведь все эти годы мне так его не хватало. Обычно футболисты тяжело переживают уход из футбола, но я рад, что мне больше не приходится тренироваться. Если честно, в последние годы тренировки давались мне всё тяжелее, у меня были небольшие проблемы со здоровьем. После тренировок у меня жутко болели стопы, нижняя часть голеностопа. Было трудно справляться с этим.
Несколько лет я обдумывал решение о завершении карьеры и оно далось мне очень нелегко. Футбол — вся моя жизнь. В 2015 году я хотел уехать домой в Испанию доигрывать и быть ближе к семье. У меня были предложения от клубов Примеры. Но с Курбаном Бердыевым и Рустемом Саймановым у меня всегда были отличные отношения, они как моя семья. После каждого сезона мы разговаривали, они просили меня остаться, я хотел помочь проекту, который они в тот момент строили в «Ростове, а затем в «Рубине». В итоге я задержался здесь ещё на четыре года.
Но признаюсь, мне очень не хватает того адреналина, который испытывает футболист во время матча. Этих чувств, когда ты играешь перед полными трибунами в важном матче — скучаю по этому. Иногда мне даже сниться, что я выхожу на поле. В футбол я не играю уже год и ни разу не выходил на поле просто поиграть с друзьями или ветеранами с тех пор, как завершил карьеру.
РАБОТА В КЛУБЕ
Но я буду продолжать помогать «Рубину», правда, уже вне поля. Когда в последний раз я продлевал контракт с «Рубином», мы с Саймановым и Бердыевым обсуждали, в какой роли я могу быть полезен клубу после завершения карьеры. Они предлагали мне работу в «Рубине» и мне приятно, что здесь меня ценили меня как футболиста. В Казани считали, что мой опыт может пригодиться и даже предлагали стать спортивным директором. Но тогда мне снова пришлось бы меньше времени проводить с семьей.
Около года я работаю в селекционном отделе, мы с коллегами осматриваем игроков в Европе, в Южной Америке и вообще везде, хотя у нас не так много скаутов в штабе. Сейчас в «Рубине» новый спортивный директор Олег Яровинский и мы обсуждаем, какой путь выберет клуб для поиска новых игроков, как будет комплектоваться команда и чем мы можем помочь.
Мы общались и с главным тренером Леонидом Слуцким — это очень открытый человек, у него большой опыт и работать с ним одно удовольствие. Мы обязательно вернемся на вершину и ни у кого, кто работает в «Рубине», нет сомнений в том, что команда снова будет бороться за высокие места. Мы будем делать для этого всё возможное.
ПОКА НЕ ЗНАЮ, СТАНУ ЛИ ТРЕНЕРОМ
Пока я не решил, готов ли стать тренером и интересна ли мне эта работа. Для того, чтобы стать хорошим тренером, нужно перестроиться и быть по-настоящему чокнутым — они ведь должны жить только футболом. Это очень нервная работа, она требует большой отдачи, нужно всё свое время отдавать именно этому.
К примеру, Бердыев — он всего себя посвящал работе, это большой тренер. Во второй приход у него не получилось из-за многих факторов. «Рубин» испытывал финансовые проблемы, ресурсы были ограничены. К сожалению, у меня не было возможности поговорить с ним, когда он покинул клуб. И мы не те люди, которые любят общаться по телефону. Но мне хочется поговорить с ним и обсудить многое, я жду встречи с ним.
Бердыева прошлым летом сменил Роман Шаронов, в котором я видел страсть. Когда меня спрашивали о нём, я отзывался очень лестно. В «Рубине» он делал свою работу добросовестно, но если команда не добивается результата, то во всех клубах в таких ситуациях обычно меняют тренера. Он стал заложником результатов. Но я убежден, что Роман — это сильный специалист, один из лучших тренеров России. Я видел, как он работал в дубле и основной команде. Так я считал летом и с тех пор не поменял своё мнение. Надеюсь, у него ещё получится проявить себя и показать с лучшей стороны.
Что касается меня, то в марте я буду поступать на тренерские курсы и через несколько лет смогу получить лицензию. Воспользуюсь ли ей, пока не знаю. Но я хочу приносить пользу в футболе.
ПАРТНЁРЫ
Я провёл в России почти десять лет карьеры и это было невероятное время. За годы в Испании мне не удалось обрести такой статус, как после выступлений за «Рубин» и «Ростов».
Надо признаться, мне очень повезло с партнёрами по команде. За годы в футболе я играл со многими классными защитниками. Все ребята играли великолепно, мне было комфортно. Шаронов, Сальваторе Боккетти, Соломон Кверквелия, Иван Маркано — великолепные партнёры, с ними было легко играть. Редко вспоминают Александра Орехова — считаю, это очень недооценённый защитник. Он провёл в «Рубине» не так много матчей, но это был классный футболист с огромным потенциалом. До моего прихода в «Рубин» в 2010 году он вообще не играл, а когда я пришёл, то он почти полгода был железным игроком основы и выглядел очень сильно и стабильно. Мне нравилось играть с ним в паре, это защитник очень высокого уровня. Но, к сожалению, травмы сгубили его карьеру.
Чемпионат России в тот период, когда я играл, был на высоком уровне. Было много классных нападающих, против которых было непросто: Вагнер Лав, Сейду Думбия, Веллитон, Эменике, было сложно сдерживать Артёма Дзюбу, на тренировках я играл против Сердара Азмуна — играть против него тоже тяжело.
Лучшим защитником в истории РПЛ считаю представителя ЦСКА Сергея Игнашевича. Когда я приехал в Россию, то он уже был ветераном лиги, но поддерживал самый высокий уровень до самого завершения карьеры. Он обеспечивал просто шикарный выход из обороны, атлетически очень сильный, умный игрок. Он стабильно играл все эти годы, что я застал его.
СЫН ЛУКА ПОВТОРЯЕТ ЗА МНОЙ ПОДКАТЫ
Десять лет прошло с победы «Рубина» над «Барселоной» и это один из ярчайших матчей в моей карьере. Недавно Александр Рязанцев сказал в интервью, что ни разу не пересматривал гол в ворота Виктора Вальдеса. Я тоже долго не смотрел ту игру, никогда не уделял особого внимания тем достижениям, которые у нас были.
Но когда в компании друзей мы собирались с моими бывшими партнёрами по «Рубину» Кристианом Ансальди, у которого тоже дом в Мадриде, с Алехандро Домингесом, то мы включали голы того матча и ностальгировали по тому времени.
Лука тоже видел мячи Карадениза и Чори в том матче, а свои показать я ему не могу, ведь редко забивал. На ютубе из видео со мной в основном только нарезки, как я бью кого-то по ногами. Лука после просмотра таких роликов пытается повторять и летит в подкаты против сестрёнки! Я его ругаю, а он отвечает: «Папа, я делаю такие же подкаты, которые делал ты на поле!» Пока не знаю, станет ли он футболистом, но он очень любит футбол.
Вообще, хорошо, что нет видео со мной — я не привык смотреть на себя со стороны. Не терплю самолюбования, веду очень скромный образ жизни. Поэтому я отказался от прощального матча в «Рубине», хотя клуб мне предлагал возможность проститься с болельщиками. Но мне не хотелось, чтобы ради меня устраивали какое-то специальное мероприятие — это лишнее. Надеюсь, болельщики «Рубина» не остались в обиде, ведь мы ещё не раз увидимся в Казани.
ЛЮБОВЬ К РОССИИ
В России меня узнавали чаще, чем в Испании. Особенно в Ростове — ко мне часто подходили и просили фото или автограф.
Не секрет, что я очень люблю Россию — эта страна дала мне очень многое, здесь я реализовал себя как спортсмен. Хотя изначально я приезжал в Россию поиграть лишь три года — планы были именно такими, в в итоге провёл здесь аж десять лет. Всегда, когда я возвращаюсь сюда, чувствую себя как дома, ощущаю себя своим, а не гостем. Здесь я обрёл много друзей и знакомых. В России мне всегда очень комфортно, мне здесь всегда рады и я счастлив, что обрёл второй дом.
Поначалу меня многое удивляло в России: водители, дороги, холода. Но я быстро адаптировался, потому что не был избалован. Хоть я приехал из Мадрида, но никогда не был столичным жителем, жил в пригороде в простом провинциальном городке Мостолес. Там моя жизнь далеко не была гламурной, я вёл размеренный образ жизни. Поэтому я не был избалован роскошью, меня не пугала Россия и Казань. Она за эти годы здорово преобразилась, сейчас это вообще более современный город, чем Мостолес, где я родился.
Я очень люблю Казань и у меня есть любимые места. Но точно не клубная база: там я никогда не мог уснуть. Обычно я быстро засыпаю, стоит только положить голову на подушку. Но на базе «Рубина» мне не спалось, особенно на карантинах перед матчами.
По натуре я весельчак и всегда на позитиве. Думаю, это передалось от родителей, это то воспитание, которое они мне дали. А энергетика — это от матери. Считаю, что нужно ценить, что у тебя есть здоровье, есть любимая работа. Нужно этому радоваться и быть счастливым. Как можно грустить, когда новый день несёт тебе нечто новое и для мня каждый день — это приключение. Спортсмены должны быть рады, что у них есть врожденные качества, которые позволяют им заниматься любимым делом.
ПАПА
В детстве у меня висел плакат не футболиста, а баскетболиста — Майкла Джордана. Если честно, мне вообще баскетбол всегда нравился больше, чем футбол. Я занимался в секции и неплохо играл на паркете. В 15 лет меня приглашали в баскетбольный клуб и до тех пор, пока я не подписал свой первый профессиональный контракт с «Реалом», у меня были сомнения и я думал заняться баскетболом. Я слежу за НБА, часто ходил на матчи УНИКСа, а не «Ак Барса». Хоккей — это вообще не для меня, где там вообще шайба? Ничего не видно.
Но я никогда не создавал себе кумиров, не такой человек, который грезил кем-то, не мечтал о встрече с какой-то звездой. Большое восхищение у меня вызывают, например, медики и врачи. Когда у моего папы была терминальная фаза рака и было понятно, что он умирает, меня восхитили волонтёры. Они всегда оказывали поддержку, помогали ему и тем людям, которые находились на грани смерти.
Моего папу звали Салус Гонсалес. Меня в футбольном мире в основном все знают лишь как Наваса, но у меня двойная фамилия — Цезарь Гонсалес Навас. В Испании первая фамилия передаётся по линии отца, вторая — по матери. Гонсалес — фамилия очень распространенная, поэтому меня больше идентифицировали по фамилии мамы. Но папа был особенным. Он работал спортивным директором в местном футбольном клубе «Мостолес» и с самого раннего детства я постоянно был с ним. Постоянные разъезды и работа селекционера в «Рубине» — для меня это не ново, потому что вместе с папой я постоянно куда-то ездил и смотрел футбол, игроков для его команды. Именно благодаря ему я выбрал футбол, а не баскетбол или что-то не из спорта.
У меня до сих пор есть чувство вины, что я не смог провести так много времени с папой, как должен был. Я продолжал играть в «Рубине», когда он болел. Сейчас мне очень его не хватает. После каждого матча мы созванивались и обсуждали сыгранную игру, события матча. У нас были очень тёплые отношения. Сейчас мне очень не хватает того общения, которое у нас было. Смерть папы заставила меня многое переосмыслить, после такого ты смотришь на жизнь иначе, сильнее ценишь своих близких.
Папа приезжал на матчи в Казань и Ростов, приезжал на наши еврокубковые игры. Помню, как он переживал, что я уезжаю из Испании в Россию: «Как же ты будешь общаться с жителями? Ты же не знаешь русский!» У него был шок, когда он впервые оказался в Казани, потому что обычно испанцы путешествуют только внутри страны. Он мне сто раз говорил: «Цезарь, пожалуйста, подумай! Ты точно уверен? Будет нелегко!» Я все-таки решился на переезд, а он не стал меня отговаривать. Папа полностью поддержал моё решение играть в России. Впоследствии он был невероятно рад, что моя карьера сложилась именно так.
Я благодарен папе. Именно он приучил меня к тому, что если ты за что-то берешься, то должен отдаваться этому полностью. Если ты взял на себя обязательства, то должен их выполнять. Отец всегда был работягой, трудолюбивым человеком и прививал это мне и сестре. Поэтому если я приходил в команду, то отдавался ей на сто процентов. Иначе просто нельзя. Так и в жизни, а не только в футболе — нужно стараться всё делать добросовестно и честно, трудиться и отдавать всего себя своему делу.
Цезарь Навас

Источник: m.business-gazeta.ru