Основатель «Барс Медиа» Марат Гараев: «Можно сказать, что медиагруппы больше нет»

1.02.2020 16:06



Бессменный на протяжении 21 года руководитель татарской медиагруппы «Барс Медиа», вокруг которой недавно разразился скандал, рассказал ИА «Татар-информ» о положении дел в компании.
Марат Гараев в 2018 году ушел с поста руководителя «Барс Медиа», медиагруппу возглавила его дочь Дина Гараева. В 2019 году Гараев покинул компанию совсем, вместе с ним ушла и его дочь Дина Гараева. Новым руководителем был назначен Павел Волонихин, ранее работавший администратором Айдара Галимова. В декабре 2019 года Дина Гараева вернулась на должность директора компании. В интервью ИА «Татар-информ» Марат Гараев рассказал о том, какие изменения произошли в «Барс Медиа» после его ухода. – Марат Мавлетович, вы руководили компанией 21 год. Возглавляли ее с самого зарождения. Какая сейчас ситуация в «Барс Медиа»? – Уже сейчас с уверенностью можно сказать, что татарской медиагруппы «Барс Медиа» больше не существует. Ее больше нет в качестве управляющей компании, полномасштабного продюсерского центра. – С каких пор? – Прямо с сегодняшнего дня (интервью состоялось 30 января 2020 года. – Ред.). Сегодня здесь теряют последнюю опору – руководитель продюсерской компании Гульнара Абаева увольняется, она уже написала заявление. «Барс Медиа» – это медиакомпания. Ее главная цель – создание контента. А контент – это новые проекты, новые мероприятия, новые исполнители. Это значит, что основной отдел значимой для Татарстана компании закрывается. – По какой причине это произошло, когда и с чего это началось? – Как только началось противостояние между акционерами. Два-три года назад. Они видели развитие компании в одном ключе, а я в другом. Поэтому последние два-три года я говорил, что хочу уйти. Предлагал найти нового руководителя и потихоньку передать ему дела. Потому что акционеры не понимают, как должна развиваться компания. Раньше в «Барс Медиа» всегда наблюдался рост. Можно было получать прибыль с продаж CD, DVD. Это время прошло. Сейчас все ушло в Интернет. Поэтому нужно решать другие задачи. Нужно выстраивать работу с государственными структурами, развивать новые, самые разные проекты. Но мы не смогли найти взаимопонимание, общий язык, поэтому я ушел. На сегодняшний день медиагруппы больше нет. И это факт. Мы – все руководители, все кадры ушли. Компании, которая раньше была остовом, больше не существует. «Барс Медиа» сейчас перешел в разные руки. «Мы в этом бизнесе были вместе с братом» – Почему между акционерами возник спор? Потому что сначала акционеры не лезли в процесс, а потом стали вмешиваться? – Мы же в этом бизнесе всегда были вместе с братом. А сейчас он видит развитие компании по-другому, они стали единомышленниками с другим акционером, объединились. Брат сказал, что справится без меня. Он считает мою стратегию неправильной. Я же не вижу у них вообще никакой стратегии. – Как же все-таки так получилось? – Ну вот вам пример. Люди со временем к чему-то привыкают. Например, возьмем этот шкаф. Он здесь стоит уже много лет, красивый, всегда исправный. А как он выглядит с внутренней стороны, люди могут и не знать. Может, он уже разваливается? Может, его уже надо поменять? Даже Римская империя разрушилась. Каждый руководитель привыкает к тому, что все идет в привычном русле, летит себе и летит, а потом падает. Группа «Барс Медиа» казалась незыблемой, как прочный конвейер. Работает и работает. Кажется, что даже если поменяешь людей, все будет продолжаться так же. Как будто неважно, кто именно будет управлять. Но это не так. Времена меняются, нужны инвестиции, новые направления, партнерские программы с государством. «Татар радиосы» под угрозой закрытия – Может, акционеры организуют что-то новое? – Я не вижу даже попыток что-либо организовать. Люди, которые хотят что-то создать, наверное, сохранили бы коллектив, пригласили бы профессионалов. Ведь без людей ничего сделать нельзя. Сейчас оттуда ушла вся старая гвардия. Уже не работает «Барс-Рекордс», можно сказать, что его нет. В течение 20 лет права на весь контент – звук, песни, музыку – принадлежали ему, а он закрывается. – Вы же организатор, разве он может перестать существовать без вашего решения? – Я не желаю участвовать в этом. Если бы они работали нормально, я бы и слова не сказал, но вижу, что так не будет. Компания рушится, она исчезнет. Потом уже «Татар радиосы» и ТМТВ обанкротятся. И это приведет к тому, что пропадет лицензия на вещание татароязычного радио, соответственно пропадет и татарское радио. Радио и телевидение – это малорентабельный бизнес, он не приносит больших доходов. Самое главное – пропадает татарское радио с лицензией. Просто так получить ее невозможно. Если радио обанкротится, я и не знаю, что будет… «Назначение директором Павла Волонихина было незаконным» – Директором «Барс Медиа» был назначен Павел Волонихин. Как вы к этому отнеслись? – У компании есть три акционера. Я, Камиль Гараев и Багаутдинов. Ни у одного нет контрольного пакета акций. При назначении нового директора должны были поставить в известность всех акционеров. Это назначение не было юридически законным. Человек должен быть юридически оформлен на своем рабочем месте, у него должны быть полномочия. А должность Павла была только на словах. Несмотря на то, что я акционер, меня не уведомили об этом. – А как он сам это объяснил? – Он сказал: «Меня попросили. Я должен здесь быть». Ставить на это место Павла неправильно. Потому что нельзя назначать на такую должность человека, у которого есть свой личный интерес в этой сфере. Волонихин директор Айдара Галимова, он организовывает концерты в Башкортостане. И мы там проводим концерты. Он наш конкурент. Получается, что в компанию посадили конкурента. Мы сами организовываем концерты. А Волонихин администратор. Он не готовит программу. Договаривается с залом, вешает объявления, получает полагающиеся ему проценты. Он старается быть хорошим и для артистов, потому что они будут ему нужны и «по ту сторону». «Видимо, Дина Гараева хочет сохранить компанию» – Почему вы не пришли на «Татар жыры»? Говорят, что вы были в командировке. – А вы думаете, меня туда кто-нибудь звал? – Неужели нет? – … – А Дина Гараева пришла. – Значит, ее позвали. Я разрешил ей пойти. – Почему в прошлом году она ушла из компании вместе с вами? – Я до июля 2019 года не вмешивался ни в какие бизнес-процессы. Просто наблюдал со стороны как акционер. Проанализировав ситуацию, я предложил дочери написать заявление об увольнении, не хотел, чтобы она участвовала в развале компании. Мы с ней ушли полностью от управления. Это было одобрено на собрании акционеров. Я готов был до конца года доделать дела, завершить подготовку к юбилею «Татар жыры», но они решили по-своему. Камиль сказал, что всё сделает сам. – Сейчас ваша дочь снова стала директором… – Это ее желание. Значит, ей там нравится. – Хочет спасти тонущий корабль? – Не знаю. Может, хочет посмотреть, как он тонет. – Вы говорили с ней об этом? – Да. – Она вас не послушалась? – Ей 35 лет, она сама отвечает за свои поступки. Я ей сказал о своих опасениях, но у нее другое мнение. Видимо, она хочет сохранить компанию. Что поделаешь, она уже давно не ребенок, у каждого человека есть право воплотить в жизнь свои взгляды. Она идет своим путем. О ее назначении я узнал из прессы. Собрания акционеров не было. Не было и разговора об условиях назначения, какие задачи перед ней ставятся, какую программу она будет внедрять. – Вы общаетесь с акционерами? – Нет. – Здороваетесь со своим братом? – Да. Но о работе не говорим. Вот недавно было пять лет со дня смерти матери, увиделись. – Вы человек, который создавал эту компанию. Сейчас, видя в каком она состоянии, что вы чувствуете? – Это же бизнес. Мне скоро исполняется 60, уже не тот возраст, чтобы ходить и обижаться. – Удастся ли сохранить «Барс Медиа»? – «Барс Медиа» была единственной татарской коммерческой структурой с татарским контентом, не получавшей помощи от государства. Понятно, что ее рентабельность была невысокой. Но она все же приносила деньги, создавала контент, оправдывала себя. Двадцать лет показывала достойную работу. – Каковы ваши прогнозы – сколько проработает ТМТВ? – До конца этого года. – Значит, закроется? А «Татар радиосы»? – Максимум два года. – Можно ли спасти «Татар радиосы» и ТМТВ? – Можно. – А «Барс Медиа» в целом? – В этом составе – не думаю. Если руководство республики как-то сможет повлиять на акционеров, направит их на верный путь, может, и можно спасти. А так – не знаю. – Что вы собираетесь делать, чтобы сохранить татарскую медиагруппу? – Нужно разобрать проблему на части. Чтобы спасти эту индустрию и развивать ее в дальнейшем, я бы предложил работать совместно с государством. Где в максимальной степени используется язык? В песнях. Концерты, радио и телевидение. Но в первую очередь – песня. Только через нее возникает потребность к языку. Песня – это двигатель татарского языка. Да, есть вопросы к ее качеству. Но язык связан с песней, она – основа языка. Нацию определяет культура. Там, где нет культуры, перестает существовать общество, появляется стадо. Пусть и в таком виде, но необходимо сохранить нашу культуру. Государство не должно быть равнодушным к этому. Рустам Нургалиевич (Минниханов. – Ред.) последние три-четыре года очень обеспокоен судьбой татарской эстрады. Он хочет что-то сделать, даже приходил к нам в компанию. Мы ему предложили свою программу. В итоге некоторые планы по сотрудничеству с государством даже начали реализовываться. Если руководство республики захочет, оно может сохранить эту структуру. Рустам Нургалиевич Минниханов был у нас в 2016 году. Одобрил проект «Сайра» и выделил деньги. Но до сих пор ничего не сделано. Ситуация в компании не позволяет начать эффективно использовать эти деньги. – У вас есть команда, студия, здание. Нет желания начать все с нуля? – Мы думаем об этом.

Источник: sntat.ru