Олеся Балтусова: «В Казани от всего красивого осталось не так много...»

6.07.2018 11:20



Жителей столицы РТ приглашают обсудить концепцию развития центра города
В Казани сохранилось мало территорий, которые можно развивать целостно, констатировала на своей лекции вчера вечером помощник президента РТ Олеся Балтусова. Корреспондент «БИЗНЕС Online», посетившая ее выступление, узнала, почему не всем инвесторам интересны исторические объекты, что будет с Мергасовским домом, какими проектами столице РТ можно гордиться и для чего казанцам подобные встречи.
Олеся Балтусова Фото: «БИЗНЕС Online»
«КОНЦЕПЦИИ ЦЕНТРА ГОРОДА ТАК И НЕ ПОЯВИЛОСЬ»
Редкая возможность послушать лекцию помощника президента РТ Олеси Балтусовой выдалась вчера для всех интересующихся тем, как будет выглядеть Казань. Решение публично выступить она объяснила тем, что это часть важной работы по разработке плана устойчивого развития центра столицы РТ. Напомним, группа экспертов обозначила основные задачи для проектировщиков в центре Казани на ближайший год. Через пару месяцев разработчики покажут первый мастер-план.
Поведав сначала немного об этапах своей трудовой деятельности, Балтусова сообщила, что хочет рассказать о той золотой середине, которую мучительно ищут в Казани, — балансе сохранения и развития центра города: «Мы будем говорить о том, какой становится Казань и где же баланс. Сейчас запускается работа по развитию центра города, по его застройке. Целая группа специалистов будет трудиться над этим в течение года. Пусть сегодня будет первая встреча по этому поводу с казанцами». Она напомнила, что исторические поселения должны развиваться по регламентам, а разговоры о будущем города подразумевают сохранение и развитие. «Историческое поселение Казани занимает всего 4 процента города, это площадь в 23 квадратных километра. Понятно, что это деловая зона, самая интересная зона туристам, инвесторам», — отметила помощник президента.
Она постаралась отобразить, с чем мы подошли к поиску этого самого баланса. Например, по ее словам, полностью не стало Суконной слободы, неузнаваемо изменились улица Федосеевская, набережная, расселены улицы рядом с Кремлем, площадь Тысячелетия приобрела современный вид. «Федосеевскую, после того как там появился поселок нефтяников, архитекторы называют одним из самых сложных решений в городе. Эта зона изменилась на наших глазах за прошедшие 20 лет. Есть те, кто помнит, как ходили по этой улице босиком купаться на Казанку, но позже выходы к воде там были закрыты, — вспомнила Балтусова. — Когда улица Баумана стала пешеходной, знакомые архитекторы говорили, что это тоже было сложным решением и нарушило движение транспорта. Поэтому пришлось делать улицу Парижской Коммуны и прорубать улицу Баумана для движения. Было несколько концепций Старо-Татарской слободы, которые не реализовалась. Увы, единой концепции этого района так и не появилось. Сейчас развитие идет отдельными инвестиционными проектами... После ликвидации ветхого жилья концепции центра города так и не появилось. Сейчас утверждается генплан города. Надеюсь, мы успеем разработать концепцию».
Вопросов, по словам лектора, много. Должны ли в рамках преображения территории вокруг Кабана появиться высотные здания? Хотим ли мы видеть Третью гору (обрамлена улицами Калинина, Вишневского, Тихомирнова) плотно застроенной? В какую сторону двигаться на территории проекта Clover House?
.
Фото: Эльвира Вильданова
«ОСТАЛОСЬ ВСЕГО ДВА-ТРИ ДЕРЕВЯННЫХ ПАМЯТНИКА»
Но есть и предметы для гордости, заверила Балтусова. На Театральной хотели снести усадьбу Юшкова и построить 8-этажный отель, но «этот варварский снос» удалось остановить — памятник сохранен и отреставрирован, сейчас в нем есть бизнес. Завершилась реставрация дома Фукса. Проведена реконструкция гостиницы «Казань», возвращена к жизни Галеевская мечеть. Но напомнила Балтусова и о том, что от Суконной слободы остался один домик на улице Тихомирнова, а музей Боратынского — единственная сохранившаяся в Казани деревянная усадьба. Повезло двум кварталам рядом с Кремлем, где новое строительство в принципе невозможно. «Но были попытки инвесторов, — напомнила помощник президента. — Слава богу, их намерения не реализовались».
Примером дискуссионного обсуждения Балтусова назвала Шамовскую больницу. Как известно, она превратится в пятизвездочный отель Kazan Palace. Из других примечательных проектов лектор назвала Алафузовский театр, в котором сейчас идет реставрация. Полностью был утрачен, но целиком воссоздан интересный объект классицизма на улице Большая Красная, 10. «Но той застройки, которая его окружала, уже нет. И перед архитекторами сегодня стоит вопрос, что строить на месте „непамятников“», — рассказала она.
Ведется работа в рамках «Том Сойер Феста». «В Казани от всего красивого осталось не так много, но мы это любим. Раньше, если кто-то не знает, в городе даже был свой бренд ковки, но сейчас ее почти не осталось на домах — все спилили и утащили себе на дачи предприимчивые казанцы, ну или неказанцы», — констатировала Балтусова. С горечью в голосе рассказала она и о деревянной застройке — такой архитектуры в столице республики осталось очень мало: «Всего два-три деревянных памятника — образцы модерна. Мы изучали эту тему: в мире есть примеры, когда деревянная архитектура используется в центре с новой экономикой и новыми функциями или же со старыми функциями. В Риге, например, или 130-й квартал в Иркутске».
«Нам удалось остановить бесконтрольную застройку — министерство культуры установило регламент для строительства жилых домов, есть типовой проект, хотя то, что уже построено, мы, конечно, трогать не можем», — подытожила Балтусова. Завершая лекцию, она заверила, что облик наших городов зависит и от нас, и пригласила всех желающих на будущие подобные встречи.
.
Фото: Эльвира Вильданова
«В КАЗАНИ УЖЕ ЗАСТРОЕНО ВСЕ»
После полуторачасового выступления времени на вопросы осталось совсем немного.
Спросили, что ждет известный многострадальный Мергасовский дом. Напомним, в прошлом году он был призван аварийным, из него должны расселить всех жильцов, в частности, из центра Казани им предлагают переехать в квартиры большего метража в «Салават Купере». «Это муниципальный жилой дом с комплексом вытекающих проблем. Им занимаются минстрой и исполком города, — сообщила помощник президента. — Реконструкции подвергнется весь дом, но сейчас пока дом не расселен и нет решений по квартирам. И работ никаких не может вестись — с живыми людьми никаких инвестпроектов не бывает».
Не остался без внимания Вахитовский холм, но Балтусова успокоила всех: в окончательном проекте торгово-офисного центра Espace на холме природный ландшафт «резать» не стали, в неприкосновенности останется и памятник Муллануру Вахитову.
Одна из жительниц Казани поинтересовалась судьбой улицы Хади Атласи, на которой сгорел дом Медведева, после чего он был снесен. «Это очень интересная улица, на ней сохранилось 13 домов, там люди сейчас ждут расселения. Ситуация грустно выглядит, — сказала Балтусова. — Студенты на проектных семинарах предложили интересные идеи, но их реализация возможна, только если зайдет инвестор и будет расселять людей».
Завершая лекцию, Балтусова назвала несколько проблем, с которыми приходится сталкиваться ей, а также другим спасателям старины, например это жаждущие наживы инвесторы: «Инвесторы, застройщики, владельцы территорий часто рассматривают город как площадку для развития, для застройки, для быстрой прибыли и не рассматривают наследие как объекты, из которых можно получать длинную прибыль. Очень немногие правильно видят все. Например, посмотрите на улицу Шигабутдина Марджани. Сколько мы рекламировали ее — это же самый центр! — были предложения по многоэтажным домам, но долго никто не видел там ничего интересного. Частично в итоге с аукциона что-то продали, частично инвесторы проснулись — сейчас на территории есть разные кухни, мастерские... И еще. У нас сохранилось очень мало территорий, которые можно развивать целостно. Инвесторы затрудняются на такие объекты заходить. Мы в той ситуации, когда в Казани уже застроено все, что можно, и остается только реконструкция, которая бывает сложной». 

Источник: www.business-gazeta.ru