«Думал, на пенсии тут поживу, подышу чистым воздухом...»

5.07.2018 23:20



Нижнекамский пенсионер добивается компенсации за выбросы сероводорода, якобы имевшие место на «Нижнекамскнефтехиме»
В некотором смысле беспрецедентный судебный процесс стартовал накануне в Нижнекамском городском суде. Пенсионер Владимир Бородич пытается отсудить у «Нижнекамскнефтехима» компенсацию морального вреда за то, что он вынужден дышать отравленным воздухом. При этом сумма крайне скромная — всего 10 тысяч. На предварительном судебном заседании корреспондент «БИЗНЕС Online» узнал, что нижнекамец дотошно подошел к вопросу, вооружившись отчетами экологов и амбулаторными карточками.
Владимир Бородич: «Если мне в моем иске откажет Нижнекамский городской суд, я буду подавать апелляцию в вышестоящий суд. Если откажут и там, то буду обращаться в Европейский суд по правам человека» Фото: Асхат Идиятуллин
«В РОССИИ ПРЕЦЕДЕНТНОЕ ПРАВО»
В Нижнекамском городском суде вчера состоялось предварительное заседание по гражданскому иску нижнекамского пенсионера Владимира Бородича к ПАО «Нижнекамскнефтехим» (НКНХ). Нижнекамец считает, что за выбросы вредных веществ, которые периодически случаются на предприятии, оно должно отвечать рублем, выплачивая ему компенсацию за то, что он вынужден дышать вредными для здоровья газами, отчего случается даже помутнение рассудка. В своем исковом заявлении житель нефтехимграда требует от «Нижнекамскнефтехима» возместить моральный вред за пока единичный случай, который был нанесен ему вследствие выбросов с предприятия, которые произошли в ночь с 16 на 17 апреля.
Бородич собрал доказательства, которые, с его точки зрения, должны быть достаточными для того, чтобы признать НКНХ виновным в нарушении экологических норм. Напомним, в апреле соцсети в Нижнекамске были закиданы сообщениями о зловонном запахе сероводорода, который стоял в городе 16 апреля. «Живу на улице Сююмбике — дышать нечем. Всю ночь задыхались от вони». «На улице Гайнуллина невозможно дышать, выбросы такие сильные», — писали нижнекамцы.
Со стороны ответчика сегодня на предварительное заседание никто не прибыл, однако явился представитель местной прокуратуры. Это удивило не только истца, но и присутствующих журналистов. «Так как в своим иске вы заявили возмещение морального вреда, то мы обязаны присутствовать на заседании», — объявила Бородичу помощник прокурора Диляра Хайруллина, устроившись за столом прямо напротив него.
На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» Хайруллиной о позиции ее ведомства по иску, та ответила, что сейчас пока не готова сказать что-либо по существу, позиция прокуратуры будет объявлена на основном заседании, когда будут изучены все поступившие в суд материалы и ходатайства.
Нижнекамец считает, что за выбросы вредных веществ, которые периодически случаются на предприятии, оно должно отвечать рублем, выплачивая ему компенсацию за то, что он вынужден дышать вредными для здоровья газами Нижнекамец считает, что за выбросы вредных веществ, которые периодически случаются на предприятии, оно должно отвечать рублем, выплачивая ему компенсацию за то, что он вынужден дышать вредными для здоровья газами Фото: prav.tatarstan.ru
На самом предприятии в курсе иска от горожанина: во всяком случае, в пресс-службе НКНХ корреспонденту «БИЗНЕС Online» подтвердили, что слышали об этом иске, но для получения ответов на вопросы по существу порекомендовали отправить запрос. На момент публикации материала ответа от предприятия не поступило.
Сам истец, по его собственным словам, в Нижнекамске проживает уже 20 лет, с того самого момента, как вышел на пенсию. «Я на пенсию вышел в Красноярском крае, думал, на пенсии поживу здесь, чистым воздухом подышу. Но сколько здесь живу, столько лет и травят они народ. Ну сколько же можно это терпеть?» — в сердцах заявил 71-летний мужчина.
Бородич, по его собственным словам, изучил отчет министерства экологии по выбросам промпредприятий начиная с 2012 года. «Я писал письма в исполком на отсутствие правдивой информации об экологической обстановке в городе и просил обязать соответствующий отдел систематически сообщать жителям об экологической обстановке. Мне ответили, что этот вопрос проходит согласование... Местные власти также заверили меня, что ежегодно на решение экологических проблем на предприятиях нефтехимиии выделяется по 5,5 миллиардов рублей. Но ведь если выделяются такие суммы, значит, в городе должно дышаться легче, правильно? Но этого же нет! Нам, наоборот, дышать становится труднее и труднее. У меня есть отчет минэкологии по выбросам промпредприятий в динамике начиная с 2012 года. Идет постоянный рост! Если в 2012 году выбросы вредных веществ в Нижнекамске составили 76,2 тысячи тонн, то в 2016-м — уже 103,5 тысячи тонн! А сейчас еще один завод строят!»
Интересно, что одним из первых документов, которые выложил на стол Бородич, готовясь к заседанию суда, стала Конституция Российской Федерации. Напомним, ст. 42 главного документа государства гласит: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». Очевидно, что именно на нее Бородич и собирается опираться, отстаивая свое право на чистый воздух.
В апреле соцсети в Нижнекамске были закиданы сообщениями о зловонном запахе сероводорода, который стоял в городе 16 апреля В апреле соцсети в Нижнекамске были закиданы сообщениями о зловонном запахе сероводорода, который стоял в городе 16 апреля Фото: «БИЗНЕС Online»
После того как судья Романова разъяснила истцу его права и обязанности и уточнила, нет ли у него отвода к составу суда, Бородич заявил: «Я свой иск поддерживаю твердо и прошу вас приобщить к исковому заявлению материалы — 16 штук».
— Что это за документы? — уточнила судья.
— Выписка из амбулаторной карточки, выписка из еще одной амбулаторной карточки. Это документы о том, что я действительно обращался в медицинские учреждения. Но если уж врач записала там не все мои болезни, то это на ее совести... И моя переписка с федеральными ведомствами.
— Хорошо, к материалам дела я эти документы приобщаю, — объявила судья.
— У меня есть еще два ходатайства. Я прошу вас запросить протоколы аналитического контроля, зафиксировавшие загрязнение указанным предприятием окружающей среды, и протоколы об административном правонарушении, которые были составлены на физических и юридических лиц ПАО «Нижнекамскнефтехим». В министерстве экологии и природных ресурсов мне подтвердили, что в ночь с 16 на 17 апреля воздух в городе загрязнял «Нижнекамскнефтехим», все эти выбросы были зафиксированы. У меня на руках нет этих протоколов — мне их уже более двух месяцев не предоставляют, я пытался воздействовать на Роспотребнадзор Республики Татарстан, но все это было бесполезно, поэтому я и прошу вас затребовать эти документы.
— А где эти документы могут быть? — уточнила Романова.
— В министерстве экологии.
Судья в итоге согласилась приобщить к делу и эти ходатайства, заодно сообщив, что принимает решение привлечь к участию в деле представителей Роспотребнадзора и министерства экологии как государственные органы, уполномоченные выдавать свои заключения.
— И еще, — продолжил Бородич, — я имею множество хронических заболеваний, поддерживаю свое здоровье таблетками, но в городе с 16 на 17 апреля был сильный неприятный запах. Как в дальнейшем было установлено, это был сероводород, который сбрасывал в окружающую среду «Нижнекамскнефтехим». Я твердо уверен, что предъявленные мною недомогания врачу поликлиники ЦРБ — слабость, головокружение, одышка, головная боль, тошнота, частичная потеря памяти — связаны с этим запахом и отрицательно сказались на моем здоровье. Ваша честь, прошу вас по исковому заявлению назначить в отношении меня судебно-медицинскую экспертизу.
Однако судья заявила, что этот вопрос может решаться только на основном судебном заседании, когда судом будут истребованы все медицинские документы.
Уже после завершения заседания суда в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Бородич рассказал, чем был вызван его иск к нефтехимическому гиганту.
«Вообще нижнекамцы какие-то пассивные. Им все по барабану. Какие- то безразличные они, их травят — они молчат, обманывают — они молчат. Ну, пора уже, наверное, возмутиться?!» «Вообще, нижнекамцы какие-то пассивные. Им все по барабану. Какие-то безразличные они: их травят — они молчат, обманывают — они молчат. Ну пора уже, наверное, возмутиться?!» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Я хочу добиться справедливости. Я не хочу добиваться закрытия этих предприятий. Я хочу, чтобы нас бесплатно не травили. Раз они травят нас, делают нас больными, уродами, патологии у людей передаются по наследству, то пусть платят компенсацию за причиненный вред. У себя на предприятии, как люди говорят, работников они молочком поят. Пусть платят и горожанам, которые вынуждены дышать этой гадостью. Нам, нижнекамцам, пусть ежемесячно возмещают ущерб. Когда мне утром 17-го числа было плохо, я пошел в больницу и даже не знал еще, что причиной моего недомогания являются выбросы с „Нижнекамскнефтехима“. А вечером, когда посмотрел новости на НТР, где и сказали об удушающем запахе, я сразу все понял. Министерство экологии на мой запрос моментально отреагировало. А наш нижнекамский Роспотребнадзор и исполком Ваньку начали гонять. На мои запросы отвечали, отвечали и такое ответили, что, кроме как абсурдом, этот ответ я и назвать никак даже не могу. Когда люди жалуются на неприятный запах, то Роспотребнадзор берет свои знаменитые „шприцы“ и бежит делать замеры. Но ведь не надо никаких замеров! В Нижнекамске в пяти точках города проводится автоматический мониторинг окружающей среды и в режиме онлайн информация сразу поступает в центральный компьютер в Казань. Можно с большой точностью установить, ПДК какого вещества превышена, сколько его и где произошел выброс. А они Ваньку гоняют, отписки пишут! 19 апреля я направил в Роспотребнадзор запрос с просьбой проинформировать, что же все-таки произошло в городе в ночь с 16 на 17 апреля, откуда эти выбросы, откуда этот непереносимый запах, что сознание можно потерять. А они мне в своем ответе от 15 мая, через месяц, представляете, пишут, что 10 мая они проводили замеры и превышений предельных концентраций в воздухе установлено не было. Ну разве это нормально? Они же должны работать по факту, а не отписки строчить...»
На вопрос о том, отстаивает ли он только свои права или права всех нижнекамцев, Бородич ответил, что в России прецедентного права нет. «У нас, к сожалению, в России прецедентного права нет. У нас каждый сам за себя — это „достижение“ российского законодательства. Так что, сколько бы я за всех ни высказывался, иск подал я один, хотя наверняка у меня могут быть и сочувствующие», — заявил он.
Интересно, что свои моральные страдания истец оценил в мизерную сумму. Отвечая на вопрос о размере компенсации, которая бы удовлетворила нанесенный моральный вред, Бородич недолго думая назвал цифру... в 10 тыс. рублей. Он объяснил это тем, что суды первой инстанции, как правило, большие суммы морального вреда не удовлетворяют. Но по большому счету дело здесь не в сумме, а в самом принципе. Предприятие, которое допускает нанесение вреда здоровью людей, должно компенсировать этот вред.
Следующее заседание суда назначено на 12 июля. «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий Следующее заседание суда назначено на 12 июля. «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий Фото: «БИЗНЕС Online»
«ЕСЛИ ОТКАЖЕТ РОССИЙСКИЙ СУД, БУДУ ОБРАЩАТЬСЯ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА»
Журналисты также поинтересовались у Бородича, ожидал ли он, что сегодня на заседании никто cо стороны ответчика не появится. «Конечно, я хотел бы, чтобы они пришли, но они же здесь баи, простые люди для них никто. Они что хотят, то и делают. Но пора уже кому-то начинать. Все молчат. Вообще, нижнекамцы какие-то пассивные. Им все по барабану. Какие-то безразличные они: их травят — они молчат, обманывают — они молчат. Ну пора уже, наверное, возмутиться?! Раз нас травят, то пусть хоть платят за это, компенсируют нам ущерб. Я, когда в больницу обратился, сказал: „Вот надышался, тошнит, голова болит», — а терапевт, смотрю, даже не записывает мои жалобы. Спрашиваю ее: „А почему вы не записываете мои жалобы?“ Она говорит: „Я это записывать не буду“. И я сразу понял, что имеется какое-то негласное указание не связывать жалобы по экологии плохой с плохим самочувствием».
Пенсионер в своем намерении добиться справедливости планирует идти до конца.
«Если мне в моем иске откажет Нижнекамский городской суд, я буду подавать апелляцию в вышестоящий суд. Если откажут и там, то буду обращаться в Европейский суд по правам человека. А там, как вы понимаете, уже совсем другие суммы», — заявил Бородич.
Следующее заседание суда назначено на 12 июля. «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий.

Источник: www.business-gazeta.ru