«Самовольное решение двух функционеров»: Балтусова и Ко решили засудить Гущина

9.01.2020 20:06



Кировский райсуд Казани сегодня зарегистрировал административный иск ТРО ВООПиК к комитету РТ по охране объектов культурного наследия Ивана Гущина Кировский райсуд Казани сегодня зарегистрировал административный иск ТРО ВООПиК к комитету РТ по охране объектов культурного наследия Ивана Гущина Фото: «БИЗНЕС Online»
«Дом стоит на туристическом маршруте из Казани в Раифу и может быть очень интересен туристам. Казанский порох — это большая история», — объясняларанее Олеся Балтусова (слева) «Дом стоит на туристическом маршруте из Казани в Раифу и может быть очень интересен туристам. Казанский порох — это большая история», — объясняла ранее Олеся Балтусова (слева) Фото: «БИЗНЕС Online»
Гущин заметил, что будущее здания зависит от собственника — порохового завода, который уже провел полную консервацию здания, и доступ людей к нему ограничен из-за опасности эксплуатации конструкции Гущин заметил, что будущее здания зависит от собственника — Казанского порохового завода, который уже провел полную консервацию здания, и доступ людей к нему ограничен из-за опасности эксплуатации конструкции Фото: «БИЗНЕС Online»
Сергей Саначин: «Решение подавать этот иск не принималось на заседании совета, это самовольное решение двух функционеров — Олеси Балтусовой и Фариды Забировой» Сергей Саначин: «Решение подавать этот иск не принималось на заседании совета, это самовольное решение двух функционеров — Олеси Балтусовой и Фариды Забировой» Фото: «БИЗНЕС Online»
Руководство завода, по словам Саначина, планирует в этом здании разместить Народный музей боевой и трудовой славы Порохового Завода Заречье, который сейчас размещается на ул. 25 Октября, 20 Руководство завода, по словам Саначина, планирует в этом здании разместить народный музей боевой и трудовой славы порохового завода «Заречье», который сейчас размещается по адресу: 25 Октября, 20 Фото: «БИЗНЕС Online»
До последнего времени в доме проживал Валерий Грязнов, сын экс-директора Порохового завода Анатолия Грязнова, работавшего на предприятии с 1955 по 1967 годы До последнего времени в доме проживал Валерий Грязнов, сын экс-директора порохового завода Анатолия Грязнова, работавшего на предприятии с 1955 по 1967 год Фото: «БИЗНЕС Online»
Судьба офицерского дома Казанского порохового завода вывела межведомственный конфликт на новый уровень
Защитники казанской старины требуют отменить приказ Ивана Гущина о невключении одного из старейших деревянных домов Казани в реестр объектов культурного наследия. Аргумент ВООПиК — это идет вразрез с решением научно-методического совета. Опрошенные «БИЗНЕС Online» эксперты удивляются — мнение ученых носит рекомендательный характер и зданию сейчас ничто не угрожает, оно спрятано за кирпичным забором и охраняется пороховым заводом.

ВООПиК VS комитет окн

Кировский райсуд Казани сегодня зарегистрировал административный иск ТРО ВООПиК к комитету РТ по охране объектов культурного наследия (ОКН) Ивана Гущина. Из документа (есть в распоряжении редакции) следует, что ВООПиК просит суд признать недействительным приказ комитета ОКН от 13.11.2019 №151-П, в соответствии с которым было решено не включать дом №16, расположенный на улице 1 Мая в Казани, в реестр объектов культурного наследия. Защитники казанской старины требуют от комитета ОКН прямо противоположного.
Еще 12 сентября 2019 года прошло заседание научно-методического совета по культурному наследию при комитете ОКН с участие зампредседателя ТРО ВООПиК Фариды Забировой, известных архитекторов Сергея Саначина и Николая Васильева, эксперта Игоря Нестеренко, руководителя комитета ОКН Ивана Гущина и его заместителя Светланы Персовой, помощника президента РТ Олеси Балтусовой и других уважаемых экспертов. На заседании было рекомендовано включить дом №16 на улице 1 Мая, который сейчас носит «титул» исторически ценного градоформирующего объекта, в перечень выявленных ОКН. Как посчитали тогда члены совета, жилой дом XIX века представляет историко-культурную ценность. Однако два месяца спустя комитет принял решение здание в реестр не включать.
29 ноября защитники архитектурного наследия из ВООПиК повторно обратились к Гущину. К просьбам присоединились и представители татарстанского подразделения союза реставраторов России — письмо за подписью зампредседателя организации Ирины Карповой в адрес комитета ОКН было отправлено 3 декабря 2019 года. Но требуемого эффекта эти обращения не возымели.
«Полагаем, что ответчиком принято произвольное необоснованное решение, так как отсутствуют какие-либо иные заключения, которые подкрепляли бы оспариваемый приказ», — сообщается в исковом заявлении. В ТРО ВООПиК считают, что произвольное и неподкрепленное работой по установлению историко-культурной ценности объекта решение противоречит «Стратегии сохранения культурного наследия Республики Татарстан на 2017–2030 годы», потому как «не способствует увеличению количества объектов культурного наследия».
По словам адвоката ВООПиК Андрея Железнова, документы ушли в суд в самые последние дни ушедшего 2019 года, но были зарегистрированы уже в 2020-м. Как сообщается на сайте райсуда, иск об оспаривании решения госоргана будет рассматриваться судьей единолично. Дата рассмотрения дела пока не назначена.
«Охрана памятников — штука сложная. Но пока суд да дело, дома исчезают. Надеемся, что успеем вовремя», — написала Балтусова в первых числах января в своем «Фейсбуке». Также она опубликовала документы, касающиеся судьбы дома Грязнова.
В частности, приводится заключение по результатам натурного исследования от 2 декабря 2019 года, выполненного студентами и сотрудниками КГАСУ при участии специалистов ООО Scaneng. В документе сообщается: «Особый интерес представляют первоначальные деревянные конструкции, их технология возведения, отделка штукатуркой». Также делается вывод о том, что дом представляет собой «градостроительную, архитектурную и конструктивную ценность, в связи с чем существует реальная необходимость включения его в единый государственный реестр объектов культурного наследия».

маленький домик с большой историей

Председатель комитета РТ по охране объектов культурного наследия в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» заметил, что ему известно об иске, заявление сейчас изучается сотрудниками комитета. «Комитет принял решение о преждевременности включения этого здания в список ОКН, поскольку дом и так стоит на государственной охране с 2017 года, — напомнил Гущин. — При включении этого объекта в список ценных градоформирующих объектов проводились неоднократные исторические советы, которые определили, что это ценный градоформирующий объект, и тогда не стоял вопрос о включении в категорию ОКН. Для этого элементарно отсутствуют архивные документы, в том числе документы по году постройки здания».
Гущин заметил, что будущее здания зависит от собственника — Казанского порохового завода, который уже провел полную консервацию здания, и доступ людей к нему ограничен из-за опасности эксплуатации конструкции. «Завод свою задачу как собственник выполняет, намерений снести здание у руководства предприятия нет, наоборот, сейчас прорабатывается вопрос его ремонта и современного использования, — добавил собеседник издания. — Сегодня пороховой завод озадачен вопросом финансирования этих работ. На ремонт требуется около 40 миллионов рублей». По словам председателя комитета, дирекция предприятия полагает, что здание будет экономичнее отремонтировать как ценный градоформирующий объект, чем как ОНК. В противном случае к работам будут привлекаться уже специализированные организации с определенным уровнем допуска, и цена ремонта вырастет в несколько раз.
Другой взгляд на будущее строения у Балтусовой. «Дом стоит на туристическом маршруте из Казани в Раифу и может быть очень интересен туристам. Казанский порох — это большая история. Кроме того, есть возможность включить дом в программу деревянного зодчества минкульта РФ, о чем мы заявляли недавно на совете в минкульте РФ. Но для этого лучше иметь статус объекта культурного наследия и проект», — объясняла она ранее, настаивая на присвоении зданию статуса объекта ОКН.
На этих тезисах Балтусова стоит и сегодня. «Здание расселено по аварийности, не охраняется, дом открыт всем ветрам, в него открыт доступ посторонним лицам, охранника нет. В процессе расселения мной лично была достигнута договорённость с директором завода Александром Лившицем, что завод не сносит дом, что мы будем создавать там музей, если будет статус ОКН, что будем подавать его в федеральную программу деревянного зодчества, — заметила Балтусова. — Это слова, которых мы наслышались очень и очень много в иные годы градозащитной работы. На деле, если нет хозяина и охраны, какие бы слова ни звучали, дом разрушается внезапно и обязательно неустановленными лицами, скрывшимися в неизвестном направлении. Статус памятника этот дом заслуживает в силу возраста и истории, очень неприятно, что приходится это доказывать».

«ВЫГЛЯДИТ ВСЕ ТАК, БУДТО ОНИ ХОТЯТ НАСОЛИТЬ КОМИТЕТУ…»

Однако, как выяснилось, поданный ТРО ВООПиК иск в суд не был согласован со всеми членами совета данной организации. Архитектор проектов центра разработки генерального плана Казани, градостроитель и краевед Сергей Саначин в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» назвал этот жест руководства произволом.
«Я член совета ВООПиИК, и таких, как я, более 20 человек, но решение подавать этот иск не принималось на заседании совета, это самовольное решение двух функционеров — Олеси Балтусовой и Фариды Забировой, — заявил Саначин, заметив, что подача иска в суд — серьезный вопрос, который требовал утверждения членами совета. — Почему же два человека приняли беспротокольное решение подать в суд? ВООПиИК — это не частная лавочка!»
«Они [Балтусова и Забирова] нечестно себя ведут — переводя вопрос самовольной подачи иска в плоскость сохранения здания, — добавил Саначин. — Я деталей этой истории не знаю, но выглядит все так, будто они хотят насолить комитету. Это полная спекуляция, здание защищают не девочки из ВООПИиК, а собственник. В данном случае это пороховой завод, который 28 декабря на заседании совета ВООПИиК заявил о намерении использовать его как музей.
Саначин поставил под сомнение и предмет самого иска, защищающего деревянное жилище директоров порохового завода. «Оно не находится в опасности, на научно-методическом совете замдиректора порохового завода заявила, то никакие окружающие стройки на эту территорию не зайдут, здание находится на земле предприятия и сносить его никто не собирается», — вспомнил собеседник издания. По его словам, руководство завода планирует в этом здании разместить народный музей боевой и трудовой славы порохового завода «Заречье», который сейчас размещается по адресу: ул. 25 Октября, 20.
«Для меня эта гарантия собственника в сохранности здания важнее, чем гипотетические постановки дома на охрану, — заявил Саначин. — Тем более что у нас огромное количество зданий в Казани, которые находятся под угрозой». Архитектор подчеркивает преждевременность иска, по его словам, это проявляется в том, что здание не несет сейчас общественной ценности, поскольку окружено трехметровым кирпичным забором и не попадает в поле зрения жителей Казани или туристов. «А когда здесь откроют музей и уберут забор, оно станет для всех доступным» — подчеркнул он.
Наконец, говорить об архитектурной ценности здания (в которой у членов совета ВООПИиК сомнений нетприм. ред.) можно будет после того, как будет определен точный возраст строения. «Пока известно, что здание существовало в 80-е годы XIX века, по одной из версий оно было построено в 1807 году, но доказательств этого нет. Поэтому сейчас важно установить точное время строительства дома».
По поводу иска в суд Балтусова заявила нашему изданию, что на заседаниях ВООПИиК вопрос по дому на улице1 Мая неоднократно обсуждался. «Общество охраны памятников стоит на страже наследия много лет, и важно, что за последние 10 лет в Татарстане не было снесено ни одного памятника, а выявлены и отреставрированы были сотни, — говорит она. — В прошлом году ситуация стала меняться в худшую сторону, и это еще нужно изучить и сделать выводы. Научно-методический совет проголосовал за включение (дома в реестр объектов культурного наследияприм. авт.) большинством голосов, и хочу заметить, как член этого совета и как член общества охраны памятников, аргументов для включения этого дома в памятники более чем достаточно. То, что отдельные личности в чем-то сомневаются, — это вопрос к этим личностям. Когда в девяностые и двухтысячные сносилась старая Казань, сомневались в ее ценности те же личности.

«Не выдать дому «охранную грамоту» — это, мягко говоря, странная ситуация»

Дом №16, расположенный на улице 1 Мая, имеет статус объекта, обладающего признаками исторической и культурной ценности, но находится в аварийном состоянии. До последнего времени в нем проживал Валерий Грязнов, сын экс-директора порохового завода Анатолия Грязнова, работавшего на предприятии с 1955 по 1967 год. По словам Валерия, сейчас пенсионера, а в прошлом сотрудника НИИ порохового завода и преподавателя английского языка, дом, где он живет, самый старый из деревянных зданий Казани. По его данным, здание было построено в 1808 году как дом для офицеров, которые работали на пороховом заводе (хотя историки при определении даты постройки расходятся во мнениях). Грязнова неоднократно пытались выселить из исторического здания, но до последнего времени он много раз отказывался покидать семейное гнездо.
Буквально перед самым Новым годом переезд семьи, наконец, состоялся. Как рассказал сам Грязнов нашему изданию, новое обиталище — трехкомнатная сталинка на улице 25 Октября. Новое жилье его вполне устраивает.
Квартира передана ему на условиях социального найма, но с возможностью последующей приватизации. Даже переехав в новую квартиру, Грязнов не считает, что его бывший дом не достоин того, чтобы остаться «жить» в качестве музея. То, что здание не включено в список объектов культурного наследия Казани, он называет полной нелепицей.
«Я знаю, что каким-то зданиям порохового завода уже присвоен этот статус, хотя они и не столь заслуженны. А наш дом просто уникален. Не выдать ему эту „охранную грамоту“ — это, мягко говоря, странная ситуация, за которой стоит или полное невежество, или какой-то материальный расчет. Первое я отметаю, так что, возможно, просто есть силы, которые хотят этот дом сломать», — считает Грязнов.

Источник: m.business-gazeta.ru