Булат Гильванов: «Булгары, закладывая города, позиционировали себя как защитники от хаоса»

3.01.2020 11:06



Булат Гильванов: «Через свои картины я хочу дать почувствовать людям, что является их настоящим. Стилистически картины очень разные, порой даже можно подумать, что противоположны по смыслу» Фото предоставлено Булатом Гильвановым
Одна такая картина с изображением булгарской девушки стоит около 100 тысяч рублей Одна такая картина с изображением булгарской девушки стоит около 100 тысяч рублей Фото предоставлено Булатом Гильвановым. На фото картина под названием «Взмах крыльев»
В планах еще несколько композиций. В самих легендах говорится о 40 девушках-воительницах, так-что фронт работ широкий. Изобразил много различных вариаций В планах еще несколько композиций. В самих легендах говорится о 40 девушках-воительницах, так-что фронт работ широкий. Изобразил много различных вариаций Фото предоставлено Булатом Гильвановым. На фото картина под названием «Ангел Победы»
«Я не делаю копий, создаю авторский повтор, стараясь улучшить ранее созданную композицию, сделать образ выразительней. Но часто замечаю, что первая картина все-таки лучше — она всегда энергетически насыщеннее что ли» «Я не делаю копий, создаю авторский повтор, стараясь улучшить ранее созданную композицию, сделать образ выразительней. Но часто замечаю, что первая картина все-таки лучше — она всегда энергетически насыщеннее что ли» Фото предоставлено Булатом Гильвановым
А так же скоро вновь буду сотрудничать с Ринатом Аюповым и в молодежном театре им. Кариева мы поставим новый спектакль по древнему эпосу. Выступлю в роли художника-постановщика и художника по костюмам А так же скоро вновь буду сотрудничать с Ринатом Аюповым и в молодежном театре им. Кариева мы поставим новый спектакль по древнему эпосу. Выступлю в роли художника-постановщика и художника по костюмам Фото: «БИЗНЕС Online»
В Турции есть система коммерческих галерей. Система крупных ярмарок искусства. Они называются в Турции — фуар В Турции есть система коммерческих галерей. Система крупных ярмарок искусства. Они называются в Турции — фуар Фото: «БИЗНЕС Online»
После защиты диплома в училище, поступил в Государственный академический институт живописи скульптуры и архитектуры им. Репина в Питере После защиты диплома в училище, поступил в Государственный академический институт живописи скульптуры и архитектуры им. Репина в Питере Фото предоставлено Булатом Гильвановым
Редакция «Аргамака» базировалась некоторое время в мэрии, а вообще она кочевала по Челнам. Вообще очень многие редакции тогда одновременно находились там под одной крышей, все сосуществовали дружно, много общались Редакция «Аргамака» базировалась некоторое время в мэрии, а вообще она кочевала по Челнам. Вообще очень многие редакции тогда одновременно находились там под одной крышей, все сосуществовали дружно, много общались Фото: «БИЗНЕС Online»
Будучи в «Аргамаке» я открывал собственную серию нарисованных историй, как комиксы, по истории Волжской Булгарии. Интересно было не просто проиллюстрировать, но придумать самому историю Будучи в «Аргамаке» я открывал собственную серию нарисованных историй, как комиксы, по истории Волжской Булгарии. Интересно было не просто проиллюстрировать, но придумать самому историю Фото предоставлено Булатом Гильвановым
«Через некоторое время мы с главредом Айдаром Халимом выпустили большую книгу — поэму «Бик тырыш». В этой книге для детей было около 150 страниц, и для каждой я придумывал и рисовал рисунок. Это был титанический труд, честно говоря» «Через некоторое время мы с главредом Айдаром Халимом выпустили большую книгу — поэму «Бик тырыш». В этой книге для детей было около 150 страниц, и для каждой я придумывал и рисовал рисунок. Это был титанический труд, честно говоря» Фото предоставлено Булатом Гильвановым
Потом совместно с Набережночелнинской картинной галереей была организована выставка молодых челнинских художников. Я был ее активным участником и организатором Потом совместно с Набережночелнинской картинной галереей была организована выставка молодых челнинских художников. Я был ее активным участником и организатором Фото: «БИЗНЕС Online»
«Однажды выставку посетил Юсуп Якубов, в то время он выл вице-мэром Челнов, правой рукой Рафгата Алтынбаева. Увидев мои картины, он остановился и долго их рассматривал» «Однажды выставку посетил Юсуп Якубов, в то время он выл вице-мэром Челнов, правой рукой Рафгата Алтынбаева. Увидев мои картины, он остановился и долго их рассматривал» Фото: «БИЗНЕС Online»
В театр я пришел в 1998 году, это для меня было новое, но очень интересное. Татарский театр — это пространство настоящей и живой национальной культурыФото: «БИЗНЕС Online»
О том, как вернуться в РТ через Петербург, почему спорт мешает художникам и как Челны были сказочным городом
«В Татарстане нет системы коммерческих галерей, которые занимались бы продвижением художников, есть отдельные явления — «БИЗОN» или «Окно», — считает известный художник Булат Гильванов, начинавший свой путь в Челнах. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, какую роль в его жизни занимает книжная графика, как оживить татарскую культуру и за сколько покупают работы художника.

«КАРТИНА С ИЗОБРАЖЕНИЕМ БУЛГАРСКОЙ ДЕВУШКИ СТОИТ ОКОЛО 100 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ»

— Булат, многие, исходя из тематики вашего творчества, считают вас булгаристом. Почему вам стала так близка эта теория?
— Булгарская идея — явление широкое, сложное и многогранное. Постоянно изучая и стараясь осмыслить народную жизнь, историю, культуру и традиции, я пришел к выводу, что народ, который сложился в Волго-Урале 1000 лет назад, существует и ныне, постоянно развиваясь, сохраняет фундамент и связующие нити. Второе — булгарская идея это то, что позволит нашему народу не только сохранить свои традиции, но и развивать их, органично взаимодействуя с пространством и культурами соседних народов. Интересно, что сами булгары, закладывая города по Волге и Каме, позиционировали себя строителями и защитниками «Стены Искандера», призванной противостоять Гогу и Магогу, то есть хаосу, тьме и разрушению. Думаю, это прекрасная идея, она актуальна и теперь для нас.
Я не навязываю своих взглядов никому, но мое творчество пронизано этой идеей — она как главная артерия моих работ. Через свои картины я хочу дать почувствовать людям, что является их настоящим. Стилистически картины очень разные, порой даже можно подумать, что противоположны по смыслу. Но, являясь разными по форме, они всегда являются взаимосвязанными по содержанию. В моем изобразительном искусстве можно четко прочувствовать два направления: первое — осмысление народной культуры, поиск современного и национального изобразительного языка, второе — реалистические, исторические картины, которые несут в большей степени просветительскую функцию.
Таким образом, у меня возник цикл работ «Алтынчеч» по мотивам старинных булгарских легенд о девушках-воительницах. Работать над серией я начал в Челнах в конце 90-х годов. Сейчас написано около 20 работ, но я постоянно возвращаюсь к этой теме. В планах еще несколько композиций. В самих легендах говорится о 40 девушках-воительницах, так-что фронт работ широкий. Изобразил много различных вариаций.
— Этот цикл работ вы как-то монетизировали?
— Да, картины из этой серии хорошо продаются! Зрителям нравятся мои работы. Многие картины уже находятся в различных музеях и частных коллекциях. Часто я делаю авторские повторы этих работ, потому что заказчики просят копию. Я предлагаю нарисовать новую картину, воплотить задумку, но нет — им нужно точно такую же, которая уже написана. Не дают возможности написать новую работу в рамках этого цикла (Улыбается).
Я не делаю копий, создаю авторский повтор, стараясь улучшить ранее созданную композицию, сделать образ выразительней. Но часто замечаю, что первая картина все-таки лучше — она всегда энергетически насыщеннее что ли, нежели последующие вариации. Одна такая картина с изображением булгарской девушки стоит около 100 тысяч рублей.
— Над какими проектами вы работали в последнее время и работаете сейчас?
— Сейчас я живу в Казани и работаю в мастерской татарстанского отделения Союза художников России. Помимо того, что пишу картины, по-прежнему не оставляю издательскую работу и готовлю иллюстрации для книг. Недавно вышла книга «Биляр 1236 год». Я работал над иллюстрациями к этой книге совместно с автором Константином Руденко, он является археологом. Он занимался раскопками городища Биляр, у него накопился богатейший материал по этой теме. В прошлом году вышла большая книга «Татар халык экиятлэре», над которой я очень долго трудился. На днях получил авторский экземпляр детской книги со стихами. Совсем скоро выйдет сборник стихов Мусы Джалиля для детей. Эти книги вышли в издательстве «Заман» и Татарском книжном издательстве. Была еще интересная работа в кино. Принял участие в съемках фильма «Бибинур» в качестве художника-постановщика. Задача была создать визуальную среду фильма, разработать и построить локации и объекты.
Сейчас работаем вместе с режиссером Раушаном Шарифом над музыкальным спектаклем «Галиябану». В планах участвовать с картинами на выставках к 100-летию ТАССР и к юбилею Великой Победы. Также возобновлю сотрудничество с Ринатом Аюповым — в молодежном театре им. Кариева мы поставим новый спектакль по древнему эпосу. Выступлю в роли художника-постановщика и художника по костюмам.
— Насколько сейчас развит арт-рынок в Татарстане, как считаете?
— Не могу сказать, что арт-рынок в Татарстане развит. Нет системы коммерческих галерей, которые бы занимались продвижением художников. Есть отдельные явления. Например, галерея «Бизон» в Казани (проект БИЗНЕС Online — прим. ред.). Интересные проекты и выставки делают. Или, например, галерея «Окно», но это редкие явления. Есть, конечно, хорошие государственные залы и площадки, где можно выставиться — галерея «Хазинэ», Галерея современного искусства, площадки в музеях. Кстати, раньше такие выставки системно посещали представители министерства культуры и принимали решение о закупках для коллекций ГМИИ, НКЦ «Казань» или других собраний. Системно проходили закупки по линии Союза художников. Теперь же и этого нет. На республиканском и городском уровне явный перекос внимания в сторону спорта. Все это влияет на состояние арт-рынка. У людей снижается интерес к искусству. Это можно проследить хотя бы по посещаемости «Арт-галереи», проводимой ежегодно в «Казань-Экспо». Но интерес к искусству, тяга к прекрасному, конечно же, не исчезает. Часто покупатели находятся совсем неожиданно. Есть коллекционеры и ценители. Вот в Турции арт-рынок несомненно более развит!
— Расскажите об этом.
— Давно не работал в этом направлении, если не считать поездки весной на Кипр, где на базе Ближневосточного университета создается большой музей современного тюркского искусства. Кстати целиком частное предприятие, хотя по масштабам грандиозное. В Турции есть система коммерческих галерей, система крупных ярмарок искусства. Они называются фуар. В некоторых я поучаствовал в свое время вместе с коммерческой галереей «АГ СанатЭви». Также сам выставлялся на разных площадках и в сотрудничестве с различными фондами. Могу сказать, что там всегда наблюдался у публики повышенный интерес к искусству. Возможно, это связано с тем, что государство заметно поддерживает эту сферу. Очень активно министерство культуры Турецкой республики. Один только ТЮРКСОЙ (Международная организация тюркской культуры — прим. ред.) чего стоит. Хотя уровень системы профессионального образования в сфере ИЗО до сих пор невысок, несмотря на то, что уже во всех учебных заведениях преподают выпускники вузов СССР и России. Но я помню времена, когда она казалась вообще на любительском уровне.

«ПРИ ВЗГЛЯДЕ НА ЧЕЛНЫ С ПЛОТИНЫ ГОРОД, КАЗАЛОСЬ, ЗАЛИВАЛО СВЕТОМ»

— Вы начинали свое творчество в Челнах. Что вас связывает с автоградом сейчас?
— До переезда в Казань я долгое время жил в Челнах. Был некоторое время председателем челнинского отделения Объединения художников Татарстана. Мы много творчески работали и организовывали различные выставки и поездки в рамках этого творческого союза, но административная работа — это все-таки не мое. Мне больше хочется творить самому, нежели координировать работу художников.
А вообще с Челнами у меня связано многое. Я родился в Елабуге, но много моих родственников проживало в автограде, поэтому я частенько туда ездил. Честно говоря, с самого детства я очень полюбил этот город, и он мне всегда казался волшебным, сказочным.
Я помню те времена, когда плотина Нижнекамской ГЭС только строилась, и я ходил пешком через строящуюся плотину, так как транспорт по ней еще не пускали. Помню шаги по арматурным пролетам и вид бурлящей в воронках камской воды далеко внизу под ногами. При взгляде на Челны с плотины город, казалось, заливало светом, а в лучах заходящего солнца он становился розовым.
— Получать художественное образование наверняка в Челнах решили?
— После окончания художественной школы в Елабуге, отправился я поступать в Набережночелнинское училище искусств. В то время — в 1987 году, оно называлось Брежневским училищем искусств — сокращенно БУИ. Звучало брутально и нам нравилось везде писать БУИ. После защиты диплома поступил в Государственный академический институт живописи скульптуры и архитектуры им. Репина в Питере.
— В семье у вас были единомышленники?
— Мой отец очень любил изучать историю родного края, он собирал и изучал различные книги по истории края, истории татар и соседних народов. Все, что выходило в издательствах по этой теме, все было у нас дома. Он дружил с профессором Арслановым, специалистом по истории края. Это был единственный профессор в Елабужском пединституте, признанный ученый в республике. Интересно, что он был марийцем по национальности, но владел татарским языком наверное лучше, чем русским. Ну, и я, смотря на увлеченного отца, приобщался к этой теме.
Но у меня складывалось представление, что в далекие времена здесь жизнь била ключом, столько всего происходило! А сейчас тишь да гладь. Да и к тому же я рос в русской среде, на фоне этого казалось, что нет никакой связи между той жизнью, людьми, которые здесь жили, и современностью, что национальная культура находится в спящем состоянии, а возможно — просто мертва.
Это ощущение отразилось и в моем творчестве. Например, исторический триптих «Чертово городище». Эта картина является моей дипломной работой на пороге выпуска из училища искусств. Левая часть триптиха отражает начало строительства города. Центральная часть — расцвет города в домонгольской Булгарии. И правая часть — современное состояние. Когда я писал подготовительные этюды на городище, я наблюдал, как люди приходят к башне и рассказывают всякие истории, мол, башню строил Пугачев или еще чего похлеще. (Смеется)
Представление о мертвой национальной культуре вылилось в идею перебраться после учебы в Академии художеств куда-нибудь на Запад. Не представлял я своей жизни тогда на родине, не видел в этом никакого смысла. Но постепенно, не знаю с чем это было связано — с перестройкой, суверенитетом или развитием кругозора, все равно жизнь меня возвращала в Татарстан. Проучившись на первых курсах Академии художеств, я начал дистанционно работать с печатными изданиями Челнов.

КНИЖНАЯ ГРАФИКА КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ

— Куда вас пригласили?
— В начале 90-х годов начал выпускаться известный журнал «Аргамак». Тогда журналом руководил Айдар Халим, с ним мы и начали работать. Еще в 90-м году я прочитал его «Книгу печали», которая меня глубоко тронула. Шел на встречу с волнением, но Айдар Халим меня радушно принял у себя, и долгое время мы сотрудничали, мне это нравилось.
— Вы делали иллюстрации для этого журнала или что-то писали еще?
— Да, я делал иллюстрации. Почти в каждом номере выходили литературные произведения местных авторов с моими иллюстрациями. Перед выпуском каждого номера я получал индивидуальный заказ. Моя работа была не только для души, а еще и оплачивалась — регулярно получал денежный перевод в свое общежитие! (Улыбается) Это, кстати, было для меня, как для студента, очень хорошее подспорье, потому что времена не самые легкие были.
- А где изначально находилась редакция «Аргамака»? Не в здании мэрии?
Да, она базировалась некоторое время в мэрии, а вообще кочевала по Челнам. Очень многие редакции тогда одновременно находились там под одной крышей, все сосуществовали дружно, много общались. А столовая при мэрии когда-то была вообще местом для всех тусовок! (Улыбается)
Через некоторое время мы с Айдаром Халимом выпустили большую книгу — поэму «Биктырыш». В этой книге для детей было около 150 страниц, и для каждой я придумывал и рисовал рисунок. Это был титанический труд, честно говоря. Время мне дали совсем ограниченное, даже пришлось отодвинуть на это время учебу на второй план.
Книга «Бик тырыш» вышла не сразу, были какие-то проблемы с ее изданием, в итоге она появилась через год. Эх, если б работать с учетом задержки, многое в книжке выглядело бы по-другому. Но это была хорошая профессиональная школа для меня. Эта книжка до сих пор хранится у меня, как память. С моим участием вышло очень много книг, но эта была первой и самой объемной, поэтому помнится мне работа над ней, будто бы это было вчера… К тому же, вполне возможно, что эта книга повлияла на выбор моей специализации в вузе — книжной графики. Меня учил Андрей Алексеевич Пахомов, сын известнейшего советского графика и живописца Алексея Пахомова. Интересно было, что когда я в детстве изучал букварь, в нем были иллюстрации Алексея Пахомова. Это я, конечно же, обнаружил намного позже, но все равно очень интересно получилось! Мне повезло, что я соприкоснулся с этой удивительной семьей. Кстати, я учился одновременно и с внуком Пахомова, он был студентом моего же факультета, только на год младше.
— На этом жизненном этапе, получается, вы поставили в приоритет книжную графику? С какими еще изданиями работали, какие книги с вашим участием есть?
- Да, так и было. Я увлекся этим с головой. Начинал сотрудничество с издательством «Азбука» в Петербурге. Вышло несколько книг в серии «Азбука фентези». Все же интересно попробовать! То ли молодость, то ли характер такой. Начинал, кстати, вместе с очень известным сейчас Антоном Ломаевым, он тоже учился у Пахомова на курс младше.
Будучи в «Аргамаке», я открывал собственную серию нарисованных историй по истории Волжской Булгарии — этакое подобие комиксов. Интересно было не просто проиллюстрировать, но придумать самому историю. Да еще представить ее как раскадровку к художественному фильму. Вышло несколько серий, а потом случился пожар на заводе двигателей, и типография, где печатался журнал вместе с оригиналами работ, сгорела. Восстановить я их уже не смог, к сожалению. Потом я начал все больше и больше писать картины, проводить персональные выставки.

«два автограда», «Тамга» и «угасшие звезды»

Когда вы провели свою первую выставку?
- В 90-х я принял участие в большом проекте КАМАЗа — он назывался «Два автограда». Участвовали Тольятти и Набережные Челны. В этом проекте объединились художники двух городов. Выставка проходила в Челнах, Тольятти и Париже. Был выпущен большой каталог. Тогда я познакомился и подружился со многими челнинскими художниками.
Потом совместно с Картинной галереей была организована выставка молодых челнинских художников. Я был ее активным участником и организатором. Однажды выставку посетил Юсуп Якубов, в то время он был вице-мэром Челнов (сейчас ректор Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма — ред.). Увидев мои картины, он проникся моим творчеством. Через какое-то время мы с ним стали настоящими друзьями. Как закончил вуз в Питере, я рванул в Челны и некоторое время работал в мэрии под руководством Юсупа Диганшеевича. Моей задачей было организовать изостудию на базе подросткового клуба. В последующем ко мне приходили заниматься дети, молодежь. Студия называлась «Тамга».
— Эта студия каким-то образом связана с художественным объединением «Тамга», под руководством челнинского национального художника Хамзы Шарипова?
— Да, все верно. Мы с Хамзой примерно в одно время всем этим занимались. Он организовывал объединение, а я изостудию. Название «Тамга» придумал я, а Хамза с радостью принял такой вариант. В моей студии занимались очень талантливые ребята, которые сейчас активно развивают группу «Тамга», так сказать, продолжатели идеи Хамзы. Один из них — это челнинский художник Ленар Ахметов, который сейчас активно творчески работает и выставляется как с группой «Тамга», так и персонально. На днях открылась его выставка в челнинской картинной галерее.
— Ленар Ахметов был вашим учеником в изостудии «Тамга»?
Да, он был частым посетителем моих занятий. Параллельно со студией я начал работать в Набережночелнинском педагогическом институте. Студентам я говорил о своей студии, и они группами в свободное время приходили ко мне на занятия.
— Насколько нам известно, примерно в это же время вы начали работать в татарском театре. Расскажите, пожалуйста, об этом.
— Много спектаклей мы поставили вместе с главным режиссером татарского драмтеатра Ринатом Аюповым. Ринат поднял театр на новую высоту, поставив здесь больше двух десятков спектаклей разного жанра. В последние годы он увлекался театральным авангардом — это привлекало молодых зрителей, которым был понятен язык условностей.
Я работал в театре приглашенным художником-постановщиком. Отвечал за сценографию и костюмы. В театр я пришел в 1998 году, это для меня было новое, но очень интересное. Татарский театр — это пространство настоящей и живой национальной культуры. Таких пространств на планете Земля становится все меньше и меньше. Здорово было бы к этому приобщиться. Первый наш совместный спектакль был «Угасшие звезды», проходил он всегда с большим успехом. Помнится мне, что у него было целых две премьеры. Одна из них на сцене театра, а вторая — в концертном зале мэрии. Я сделал необычные декорации, и когда во время спектакля мои декорации трансформировались прямо на сцене, зрители отдельно аплодировали!
Визитная карточка
Гильванов Булат Альфирович — художник, член союза художников России.
Родился в Елабуге ТАССР в 1972 году.
Образование: Учился в Елабужской художественной школе им. Шишкина в 1980 – 1987 годах.
В 1991 году – закончил художественное отделение Набережночелниского училища искусств
В 1997 году – закончил графический факультет Санкт – Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина
Трудовая деятельность:
1999 – 2001 – преподаватель кафедры ИЗО художественно-графическом факультете Набережночелнинского государственного педагогического Института.
2001 - 2005 – художник-стажер Творческой мастерской Российской Академии художеств в г. Казани.
С 2002 – член Союза художников России.
2009 – работа художником-постановщиком на съемках художественного фильма «Бибинур»
2011-2014 – преподаватель Казанского филиала Московского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. Сурикова
2012 -2018 - референт Творческой мастерской живописи Российской академии художеств в г. Казани.
Награды:
2003 – лауреат премии министерства культуры РТ им. Б. Урманче.
2006 – лауреат государственной премии РТ им. М. Джалиля.
2016 - медаль Российской академии художеств.
С 2018 года по настоящее время - свободный художник.
Семейное положение - женат, воспитывает дочь.
Работы находятся в Государственном музее изобразительных искусств Республики Татарстан, Национальной художественной галерее «Хазинэ», Национальном культурном центре «Казань»,Елабужском государственном историко-архитектурном музее заповеднике, Набережночелнинской художественной галерее, Зеленодольской художественной галерее, Альметьевской художественной галерее и частных собраниях России, Англии, Турции, Германии, Японии, США и др.

Источник: www.business-gazeta.ru