«Исходя из этой логики, просто невозможно нигде провести публичное мероприятие!»

24.12.2019 20:06



Госсовет РТ сегодня сразу в трех чтениях изменил татарстанский закон о митингах Фото: president.tatar.ru
Вместо конкретных органичительных «метров» в закон о митингах были введены новые табу на протестную активность Фракция КПРФ возмущена тем, что вот уже 7 лет коммунисты не могут проводить свои мероприятия у памятника Ленину на площади Свободы в казани Фото: «БИЗНЕС Online»
Хафиз Миргалимов: «Территории, приспособленные для отдыха детей вообще есть в каждом дворе, слава богу. Исходя из этой логики, просто невозможно нигде провести публичное мероприятие» Хафиз Миргалимов: «Просто невозможно нигде провести публичное мероприятие» Фото: president.tatar.ru
По словам Илдуса Нафикова в документе учтена позиция КС РФ (уход от географического ограничения), а также определены принципы, по которым уполномоченный орган будет принимать решение о согласовании митингов По словам Илдуса Нафикова, в документе учтена позиция КС РФ (уход от географического ограничения), а также определены принципы, по которым уполномоченный орган будет принимать решение о согласовании митингов Фото: «БИЗНЕС Online»
Фракция КПРФ продолжит работу над своим законопроектом о свободе собраний в Татарстане, потому что в том законопроекте, который был принят сегодня, он увидел попытку «под соусом смягчения провести ужесточение законодательства» Фракция КПРФ продолжит работу над своим законопроектом о свободе собраний в Татарстане Фото: «БИЗНЕС Online»
Как Татарстан обновил закон о митингах под давлением постановления Конституционного суда РФ и что из этого вышло
В парламенте республики сегодня депутаты переписали закон о митингах. Скандальный запрет «ближе 50 метров к органам госвласти не собираться» был ликвидирован. Однако оппозиционеры углядели в документе новые запреты и табу. Коммунисты сравнили позицию властей с чеховским «Человеком в футляре» и рассказали, как скучают без собраний у памятника Ленину. Подробнее — в репортаже «БИЗНЕС Onlinе».

запрет на «50 метров» признан неконституционным

Госсовет РТ сегодня сразу в трех чтениях изменил татарстанский закон о митингах. С подачи кабмина РТ была изъята сама скандальная норма, запрещающая в Татарстане проведение пикетов «ближе 50 метров от зданий, занимаемых органами власти, прокуратурами, консульствами, образовательными, медицинскими организациями, и культовых сооружений». Также под нож законодателей пошли другие запреты: на собрания «ближе 500 метров от объектов жизнеобеспечения и военных объектов», «ближе 200 метров от железнодородных вокзалов…».
Министр юстиции РТ Рустам Загидуллин пояснил депутатам, что поправки вносятся в связи с принятием постановления Конституционного суда РФ от 1 ноября 2019 года. Напомним, что этот документ был принят по делу активисток Марины Седовой и Веры Терешонковой из Республики Коми. В 2017-м городские власти не согласовали им заупокойный молебен в память жертв Большого террора 1937−1938 годов и митинг против плохой работы общественного транспорта. Главной причиной отказа стал региональный закон, запрещающий акции в 50 м от входа в здания органов власти и госучреждений. Но КС РФ признал это ограничение неконституционным.

Не дожидаясь подобного позорного решения в отношении аналогичного закона в РТ, депутаты поспешили провести работу над ошибками. Кстати, изначально трудиться над законом депутаты планировали в 2020 году, об этом после заседения комитета по законности и правопорядку в ноября этого года журналистам сообщил его председатель Шакир Ягудин, однако неожиданно кабмином РТ ускорился и был внесен документ для рассмотрения в Госсовет республики уже 19 декабря.
Загидуллин так и признал в своей речи, что, согласно решению КС РФ, «установление безусловного общего запрета проведения собраний, митингов, шествий и демонстраций в местах, находящихся в радиусе 50 метров от входа в здания, занимаемые органами государственной власти <…>, выходит за конституционные пределы законодательных полномочий субъектов Российской Федерации». «С учетом этих подходов <…> законопроектом запрещаются безусловные расстояния, ближе которых к объектам запрещается подводить публичные мероприятия», — объяснил министр.

«на территориях, прилегающих к…»

Вместо конкретных ограничительных «метров» в закон о митингах были введены новые табу на протестную активность. И здесь список значительно расширен. Так, нельзя будет проводить митинги на территориях, прилегающих к: объектам жизнеобеспечения, военным объектам, местам массового пребывания людей, вокзалам, аэропортам, территориям отдыха детей, медицинским, спортивным организациям, на остановках общественного транспорта, на территории стоянок транспортных средств и т. д. Что именно будет считаться «прилегающей территорией», в законе не уточняется.
Отсутствие ясности и стало поводом для громкого возмущения представителей фракции КПРФ. «Недоумение вызывает этот проект закона, — начал свое выступление депутат от КПРФ Артем Прокофьев. — Вас просили исключить пункт 3 из статьи 12 нашего закона, а вместо этого вы еще предлагаете новый перечень запретов! Ваш проект закона, напротив, еще более умаляет права граждан».
Прокофьев призвал себе в помощь то самое постановления КС РФ. «Здесь написано, что делегирование субъектом [РФ] полномочий по дополнительному определению в своих законах мест, в которых запрещается проведение собраний, митингов, шествий, демонстраций, предполагает их связанность при установлении соответствующих мест не общими, объявленными законодателями целями защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности, правопорядка и общественного порядка, а конкретными обстоятельствами, характерными для тех или иных субъектов РФ, и не наделяет их правом введения абстрактных запретов», — зачитал депутат.

Те запреты, которые в итоге появились в обновленном татарстанском законе о митингах, Прокофьев считает самыми что ни на есть абстрактными.
«Что здесь специфичного? Остановки только у нас в регионе есть? Или детские площадки? Только у нас имеются учреждения здравоохранения? Это возмутительный плевок в решение КС РФ!» — продолжал возмущаться Артем Вячеславович.
Загидуллин ответил в том смысле, что КС в своем решении озвучил общую позицию, что «нельзя устанавливать общий запрет, связанный с радиусом территорий». «Мы определяем места, где может быть запрещено проведение публичного мероприятия», — объяснял министр. Он добавил, что «конкретную оценку» —разрешать или не разрешать проведение митинга — в дальнейшем будет давать «уполномоченный орган», в который активисты будут направлять свои уведомления.

«НИГДЕ НЕЛЬЗЯ»?

Прокофьев напомнил, что ранее фракция КПРФ пять раз пыталась внести поправки в митинговый закон, но всякий раз они отклонялись. «Когда вышло решение КС РФ, у нас появилась надежда, что мы дождемся смягчения закона о митингах, но увидели совсем другой подход», — удивлялся он.
Он отметил абсурдность местного законодательства. Например, понятие плотности участников митингов на единицу пощади была установлена такой, что «если даже положить баскетболистов лежа, то все равно куча места останется», или что нужно было «приспускать флаг при проходе мимо кабинета дантиста».
Лидер фракции Хафиз Миргалимов также возмущен тем, что вот уже 7 лет коммунисты не могут проводить свои мероприятия у памятника Ленину. По его словам, даже просто привести ветшающий памятник в порядок правоохранительные органы им не дают: стоит приблизиться — сразу штраф.
Как считает Прокофьев, новые ограничения приведут к тому, что организовать, например, шествие будет уже «нигде нельзя», потому что всюду расположены остановки общественного транспорта, медицинские, спортивные, культовые и прочие заведения.
«Территории, приспособленные для отдыха детей, вообще есть в каждом дворе, слава богу. Исходя из этой логики, просто невозможно нигде провести публичное мероприятие», — заключил депутат.
Миргалимов сравнил такую позицию депутатов Госсовета с чеховским «человеком в футляре», который рассуждал с позиции «как бы чего не случилось». Лидер татарстанских коммунистов напомнил, что люди выходят на улицу не просто так, а когда не могут найти решения своих наболевших проблем.
«В центре проводить ничего нельзя, а ведь в этом и смысл проведения мероприятий — чтобы чиновники и приезжающие люди увидели, что в городе есть проблемы, которые надо решать», — заявлял Миргалимов. Мол, на Красной площади в Москве проводят масштабные мероприятия и не боятся никаких последствий. Главный коммунист республики предложил «не гнать лошадей» и не принимать сегодня законопроект сразу в трех чтениях.

«Ну не обязательно собираться около памятника Ленина...»

Мухаметшин заявил, что не видит «каких-то ущемлений и опасений» в обновленном законе. «Нужно создать условия для мирного волеизъявления наших граждан, которые по каким-то проблемам поднимают вопросы. С другой стороны, защитить тех же мирных граждан, учреждения, организации, транспортное движение и многое другое», — рассудил Фарид Хайруллович. А на замечание Миргалимов спикер ответил: «Ну не обязательно собираться около памятника Ленина, есть же и другие площадки». В Казани, в частности, такие площадки давно определены.
Не возникло замечаний к законопроекту и у прокурора РТ Илдуса Нафикова. По его словам, в документе учтена позиция КС РФ (уход от географического ограничения), а также определены принципы, по которым уполномоченный орган будет принимать решение о согласовании митингов.
В итоге депутаты проголосовали за сразу в трех чтениях (80 человек за, 7 против, 2 воздержались). Прокофьев сообщил «БИЗНЕС Online», что фракция КПРФ продолжит работу над своим законопроектом о свободе собраний в Татарстане, потому что в том документе, который был принят сегодня, Артем Вячеславовичувидел попытку «под соусом смягчения провести ужесточение законодательства».

«надеюсь, что общественность Казани найдет в себе смелость, как те рыбаки»

«БИЗНЕС Online» спросил у участников и организаторов митингов, ограничит ли новый закон их право на высказывание своего мнения или, напротив, даст дополнительную свободу.
Руслан Зинатуллин — председатель регионального отделения партии «Яблоко» в РТ:
— Я думаю, это ухудшит ситуацию, и считаю, что гражданам будут отказывать в проведении митингов под тем предлогом, что данное место прилегает к какой-то запретной территории, и им придется доказывать в суде, насколько эта территория к чему-то прилегает. Учитывая нашу судебную систему, я думаю, что доказать это будет достаточно сложно, потому что у нас суды в 9 процентах случаев становятся на сторону исполкома Казани, несмотря на абсурдность некоторых его решений. Поэтому считаю, что улучшения у нас не будет.
Общая практика на сегодняшний день такова, что митингующим предлагают места совсем не в центре Казани, а если это и центр Казани, то обычно какой-нибудь парк, где мало людей. Поэтому я не думаю, что здесь что-то кардинально изменится. Сейчас они отказывают по тем основаниям, что это место занято, а потом будут отказывать из-за того, что там нельзя проводить митинг. То есть все как было, так, по большому счету, и останется.

Марсель Шамсутдинов — предприниматель, член партии «Парнас»:
— Конечно, новый закон усложнит проведение митингов. Я не знаю, как реагировать на малограмотность наших граждан, которые считают, что раз закон написан или в Конституции указаны права на свободу собраний, то это безусловно будет выполнено. Они не учили мировую историю! Кто там сказал, что любой закон не стоит и бумаги, на которой он написан, если за ним нет силы, которая заставит его исполнять? А заставить исполнять законы и обеспечивать права граждан могут только граждане. И пока они сидят на диване перед телевизором, на их права будут плевать с высокой колокольни!
Я думаю, что даже после принятия данного закона общественная активность в республике будет нарастать, так же, как будет усиливаться и противодействие бюрократии. Пока не войдет в клинч и кто-то кого-то не сломает. Я надеюсь, что все-таки общественность сломает бюрократию, потому что обществу нужно развиваться и саму эту бюрократию, вообще-то, кормит общественность.
Я бы хотел подчеркнуть, что создание такой неопределенности — характерная черта бюрократии. Когда в твоих руках находятся рычаги принятия решений, а нет четких процедур, нет демократии (так удобно все запретитьприм. ред.)… Но мы все равно не откажемся от проведения митингов. Казань, как вы знаете, митинговала и в 7 утра в Юдино, я лично там был. Я надеюсь, что общественность столицы республики найдет в себе смелость, как те рыбаки, которым пытались запретить бесплатную рыбалку, заявить о себе и провести следующий митинг на площади Свободы.

Сергей Сергеев — профессор КФУ, доктор политических наук:
— На первый взгляд, те изменения, которые Госсоветом РТ предполагается внести в республиканский закон о митингах, выглядят более демократично и более способствуют выражению интересов различных групп граждан. Кто-то даже предположит, что это определенная уступка и определенный вывод в связи с событиями, которые были в Москве, чтобы не допускать излишних конфликтов. Но, судя по проекту закона, который был изложен, особых послаблений ждать не приходится. Напротив — более расплывчатые, более неконкретные формулировки дадут властям новые возможности для маневра и запрета нежелательных митингов. «Единую Россию» как-то уже уличали, что она проводила митинги, которые шли вразрез с буквой закона. Совершенно безобидные шествия и митинги КПРФ по традиционным датам празднования коммунистов не получали согласования на проведение, поскольку их маршрут пролегал по запретным территориям.
Сейчас же закон будет отрегулирован, скорее всего, таким образом, что в одних случаях можно будет на определенной территории разрешать митинг или манифестацию, а в других, ссылаясь на то, что близко находятся воинские части или места скопления граждан, — запрещать их, возможно, даже там, где раньше проведение митингов было возможно. Достижение подобной гибкости, как мне представляется, и есть цель авторов данного законопроекта, а вовсе не то, чтобы дать больше возможностей для самовыражения недовольным группам граждан или политической оппозиции. Но стремление закрыть, законопатить все места для выхода пара — небезопасное занятие, если котел закипит. Может разорвать.

Источник: www.business-gazeta.ru