Последняя битва «Симурга»: кто приберет к рукам особняк на Кабане?

24.12.2019 09:06



Самат Хакимов банкротит свою компанию «Симург», пытаясь сохранить за собой ее последний актив — исторический дом Садовского на набережной Кабана Фото: Василий Иванов
В 2011 году, Хакимов купил на торгах у казанского исполкома дом купца П. Садовского по адресу Марджани, 4 с видом на озеро Кабан. Это было трехэтажное полуразрушенное здание площадью 1138 кв. м, памятник истории 1868 года постройки. Дом требовал капитальной реконструкции и на торгах достался покупателю всего за 7,5 млн рублей В 2011 году, Хакимов купил на торгах у казанского исполкома дом купца П. Садовского по адресу Марджани, 4 с видом на озеро Кабан. Это было трехэтажное полуразрушенное здание площадью 1138 кв. м, памятник истории 1868 года постройки. Дом требовал капитальной реконструкции и на торгах достался покупателю всего за 7,5 млн рублей Фото предоставлено Саматом Хакимовым
В 2015 году в доме Садовского открылся ресторан «Симург». Он не проработал и года — закрылся в 2016 году. На здании на Марджани, 4 до сих пор висит стилизованная вывеска Simurg halal restaurant. Но сейчас оно пустует В 2015 году в доме Садовского открылся ресторан «Симург». Он не проработал и года — закрылся в 2016 году. На здании на Марджани, 4 до сих пор висит стилизованная вывеска Simurg halal restaurant. Но сейчас оно пустует Фото: Василий Иванов
Хакимов продолжает и светскую жизнь: из официальной хроники известно, что в мае 2019 года он участвовал в визите в Казань муфтия Дагестана Ахмада Хаджи Абдулаева Хакимов продолжает и светскую жизнь: из официальной хроники известно, что в мае 2019 года он участвовал в визите в Казань муфтия Дагестана Ахмада Хаджи Абдулаева Фото: tatarstan.ru
В марте Хакимов встречался с Миннихановым, по-видимому, как раз по вопросу организации визита муфтия В марте Хакимов встречался с Миннихановым, по-видимому, как раз по вопросу организации визита муфтия Фото: president.tatarstan.ru
Хакимов утверждает, что вложил в реконструкцию здания свои деньги, помимо заемных, общая смета восстановления особняка составила 125-130 млн рублей, вместе с бизнесом вложения составили 140 млн Хакимов утверждает, что вложил в реконструкцию здания свои деньги, помимо заемных, общая смета восстановления особняка составила 125-130 млн рублей, вместе с бизнесом вложения составили 140 млн Фото предоставлено Саматом Хакимовым
Конкурсный управляющий считает, что Хакимов вообще не вкладывал в реконструкцию своих денег, а обналичивал все те же кредиты «Интехбанка» через фирмы-однодневки и вносил в кассу компании, оформляя их как свои займы «Симургу» Конкурсный управляющий считает, что Хакимов вообще не вкладывал в реконструкцию своих денег, а обналичивал все те же кредиты «Интехбанка» через фирмы-однодневки и вносил в кассу компании, оформляя их как свои займы «Симургу» Фото: «БИЗНЕС Online»
Хакимов показывает фотографии, датированные на телефоне 2013 годом, на которых здание стоит уже в приличном виде Хакимов показывает фотографии, датированные на телефоне 2013 годом, на которых здание стоит уже в приличном виде Фото предоставлено Саматом Хакимовым
Банкротство «Симурга» стартует: в реестр кредиторов заявляются Агентство по страхованию вкладов и ООО «Камелия», за которым по кредитным договорам «Интеха» опять же стоит АСВ Банкротство «Симурга» стартует: в реестр кредиторов заявляются Агентство по страхованию вкладов и ООО «Камелия», за которым по кредитным договорам «Интеха» опять же стоит АСВ Фото: «БИЗНЕС Online»
Сам дом Садовского сейчас находится на банкротных торгах по цене в 168 млн рублей. Но они пока приостановлены Сам дом Садовского сейчас находится на банкротных торгах по цене в 168 млн рублей. Но они пока приостановлены Фото: Василий Иванов
«Что привлекательно — это Старо-Татарская слобода недалеко от Кабана, рядом благоустроенная набережная» «Что привлекательно — это Старо-Татарская слобода недалеко от Кабана, рядом благоустроенная набережная» Фото: «БИЗНЕС Online»
В спорах вокруг стоимости дома следует отметить любопытное расхождение. Кунин уверен, что в реальности в здание до 2015 года было вложено не более 100 млн рублей. Хакимов настаивает на 120-125 миллионах В спорах вокруг стоимости дома следует отметить любопытное расхождение. Кунин уверен, что в реальности в здание до 2015 года было вложено не более 100 млн рублей. Хакимов настаивает на 120-125 миллионах Фото предоставлено Саматом Хакимовым
«Строительный король» эпохи Камиля Исхакова воюет за свой последний актив в Казани, пытаясь заручиться поддержкой Рустама Минниханова
Казанский девелопер, восстановивший и построивший десятки зданий в Казани, Самат Хакимов банкротит свою компанию «Симург», пытаясь сохранить за собой ее последний актив — исторический дом Садовского на набережной Кабана, где он пытался открыть халяль-ресторан. Конкурсный управляющий «Симурга» обвиняет Хакимова в махинациях. Сам же предприниматель уверен, что стал жертвой недобросовестных арбитражников, ищет защиты у Рустама Минниханова и ждет мировую с АСВ. В истории разбирался «БИЗНЕС Online».
ЭКС-КОРОЛЬ СТРОИТЕЛЬНОГО РЫНКА И ЦАРЬ ПТИЦ У ОЗЕРА КАБАН
Самат Хакимов — уроженец Ташкентской области Узбекистана, бизнесмен, построивший и отремонтировавший десятки зданий в Казани. Его называют влиятельным предпринимателем из эпохи бывшего мэра Казани Камиля Исхакова. ООО «Финансово-промышленная группа «Симург» (Симург — фантастическое существо в иранской мифологии, царь всех птиц) изначально принадлежало трем предпринимателям: Хакимову, Мансуру Абдуллину и Андрею Гусеву. В 2000-х годах группа владела строительной компанией «Симург» и заводом «Пластбау» в Казани, который производит монтажные конструкции из жесткого пенополистирола. А кроме того, занималась туристической деятельностью, торговлей недвижимостью, выпуском деталей для обшивки салонов автомобилей. В 2006 году группа «Симург» оценивала свой годовой оборот в 1 млрд рублей. Но затем пути Хакимова с партнерами разошлись, и он остался единственным владельцем «Симурга». В 2012 году завод «Пластбау» был продан (вероятно, покупатель был связан с империей Равиля Зиганшина — новый владелец завода, Анатолий Вахрушев, ранее был гендиректором горнолыжного комплекса «Казань»).
В 2010 году Хакимов говорил в интервью «БИЗНЕС Online», что в портфеле строительных заказов «Симурга» 37 объектов. «Мы, к примеру, участвовали в реконструкции здания МВД, возводили в качестве подрядчика жилые дома для „Свея“. В 2007 году мы построили детский сад на улице Дубравной, где вложенные нами 18 миллионов рублей были подарком городу. Тогда Ильсур Метшин позвонил, поблагодарил нас. Среди наших последних проектов — дом на улице Галактионова», — рассказывал он. На Галактионова, 22 был построен двухэтажный элитный жилой дом. Изначально там предполагалось возвести шестиэтажный гостиничный комплекс, но на него наложил вето на обходе исторической Казани Рустам Минниханов, так что этажность пришлось уменьшать.
Тогда же, в 2011 году, на волне интереса к восстановлению исторических зданий Казани (тогда начала свои знаменитые прогулки с президентом его помощница, защитница старины Олеся Балтусова) Хакимов купил на торгах у казанского исполкома дом купца П. Садовского по адресу Марджани, 4 с видом на озеро Кабан. Это было трехэтажное полуразрушенное здание площадью 1138 кв. м, памятник истории 1868 года постройки. Дом требовал капитальной реконструкции и на торгах достался покупателю всего за 7,5 млн рублей. «Симург» восстановил здание, вложив в него десятки миллионов рублей, реставрация закончилась в 2014 году. Хакимов планировал расположить в части здания свой офис. Основные же площади предполагалось использовать так: на первом этаже разместить халяльный ресторан, на 2-м и 3-м этажах — медицинский центр. По слухам, был также вариант размещения в историческом здании консульства Ирана в Татарстане (сейчас оно находится в «Сувар Плазе» на Спартаковской).
В 2015 году в доме Садовского открылся ресторан «Симург», который считался единственным в Казани халяльным заведением премиум-класса. Он не проработал и года — закрылся в 2016 году, не успев получить предложенную ему сертификацию от ДУМ РТ. Как убедился «БИЗНЕС Online», на здании на Марджани, 4 до сих пор висит стилизованная вывеска Simurg halal restaurant. Но сейчас оно пустует.
Хакимов покинул строительный рынок, поскольку, по его словам, потерял к нему интерес. «Строительство оказалось невыгодным. Когда случилась кризисная ситуация, некоторые застройщики кидали людей. У меня же нет ни одного обманутого дольщика. На Галактионова мы сдали объект в 2010 году — я вышел из него с большими убытками. Мы продали завод тому, кому он был больше нужен, и закрыли все обязательства. Все свои земли мы освоили, новых не стали брать», — объясняет бизнесмен.
Других бизнес-активов в Татарстане у Хакимова не осталось. Зато, по его собственным словам, у него есть бизнес-интересы в Санкт-Петербурге, на Кавказе и в Средней Азии.
Хакимов продолжает и светскую жизнь: из официальной хроники известно, что в мае 2019 года он участвовал в визите в Казань муфтия Дагестана Ахмада Хаджи Абдулаева. До этого, в марте Хакимов встречался с Миннихановым, по-видимому, как раз по вопросу организации визита муфтия. Бизнесмена часто видят на пятничных намазах в мечетях Казани. Сам о себе Хакимов скромно говорит, что он — маленький человек, изучающий религию, общественным деятелем себя не считает.

НА ЧЬИ ДЕНЬГИ СПАСЛИ ДОМ САДОВСКОГО?

Но за кулисами этой благообразной картины — довольно жесткий бизнес-конфликт. «Симург» находится в процессе банкротства, как и ее владелец. А дом Садовского стал яблоком раздора между ним и кредиторами. Конкурсный управляющий «Симурга» Яков Кунин и Хакимов бьются в судах, антимонопольной службе и даже подают друг на друга заявления в правоохранительные органы.
Хакимов говорит, что все осложняет и личный конфликт, который тянется с торгов в порядке личного банкротства его матери — Лилии Хакимовой. Его вели все тот же Кунин и его помощник Тимур Салихов. На торгах жилой дом, принадлежавший матери Хакимова, выкупил бывший глава Пестречинского района и экс-директор Казанского хлебозавода № 5 Флун Хабибуллин. Салихов же говорит, что это совпадение.
Позицию Якова Кунина «БИЗНЕС Online» изложил Салихов. По его словам, в 2013 и 2014 годах Хакимов взял кредиты в «Интехбанке». Деньги потребовались на реконструкцию того самого дома Садовского. Вначале он получил 40 млн рублей, а в 2014 году — еще 20 млн. Но ресторан не приносил прибыли, а медицинский центр открыть не удалось, и к маю 2015 года «Симург» не смог обслуживать кредиты.
Дальше версии событий расходятся. Хакимов утверждает, что вложил в реконструкцию здания свои деньги, помимо заемных, общая смета восстановления особняка составила 125-130 млн рублей, вместе с бизнесом вложения составили 140 млн. Более того, по словам бизнесмена, его первоначальный инвестиционный план предусматривал вложения на 207 миллионов рублей в течение пяти лет. Банк сначала их одобрил, но не смог выполнить свои обязательства из-за собственных проблем. Недофинансирование якобы и привело проект к банкротству. В итоге, утверждает Хакимов, он потратил 79 млн рублей собственных средств и еще 60 млн рублей — кредитных. 48 миллионов на проект, говорит бизнесмен, ему предоставил знакомый инвестор (его имени Хакимов не называет, но в документах фигурирует некий Анвер Сетюков). Таким образом, по словам Хакимова, «Симург» остался должен своему же учредителю 79 млн рублей.
Восстановление исторического здания оказалось очень дорогостоящим мероприятием, объясняет бизнесмен. Например, пришлось полностью сменить фундамент и провести инъецирование трещин в стенах с учетом требований к историческому памятнику. 60 млн рублей банковских средств, которые пришли с задержкой, пошли на внутреннюю отделку, организацию бизнеса, ресторана и медицинского центра, коммуникации, внутренние сети, оборудование, мебель, рекламу, зарплаты и т. п.
У конкурсного управляющего другая версия. Он считает, что Хакимов вообще не вкладывал в реконструкцию своих денег, а обналичивал все те же кредиты «Интехбанка» через фирмы-однодневки и вносил в кассу компании, оформляя их как свои займы «Симургу». Таким образом, по версии конкурсного управляющего, вложенные Хакимовым деньги — «нарисованные»: 32 млн рублей (из которых 8 млн — Интехбанка, 15 млн — Ак Барс банка, 4 млн — Алтын Банка, 1,7 млн — Банка ВТБ) из них оформлялись через кассу «Симурга», остальное — в виде соглашений об уступке долга.
Хакимов парирует, что 70 млн рублей он вложил еще до получения кредита в ноябре 2013 года. Из них 53 млн ушли на здание (44 тыс. руб. на кв. м), 10 — на его выкуп с аукциона и 7 млн — благоустройство соседнего двора, выкуп соседних гаражей и т. п. Он показывает фотографии, датированные на телефоне 2013 годом, на которых здание стоит уже в приличном виде. Наличие тех самых соглашений об уступке долга Хакимов объясняет так: фирмы проводили работы, а впоследствии он выкупил их требования, чтобы эти затраты не садились на баланс основных средств, а оказались кредиторкой — чтобы соблюдать регламент упрощенной системы налогообложения. А однодневки комментирует так: фирмы-подрядчики, которые впоследствии закрылись, к нему не имеют никакого отношения, и обвинения Кунина вызывают у него недоумение.
Кунин, проанализировавший документы и бухгалтерию, сделал другой вывод: до ноября 2013 года в здание было вложено (помимо покупки) менее 16 млн рублей, из которых лишь малую часть Хакимов вложил сам, остальное — это кредиты.
Как бы то ни было, закредитованный «Симург» начал скатываться к банкротству. В 2015 году Хакимов решает документально оформить долг фирмы перед самим собой через Вахитовский райсуд, но потом забирает заявление.
В 2016 году «Интехбанк», на тот момент еще вполне живой, предъявил претензии «Симургу» по невозврату кредита и в начале 2017 года выиграл иск к компании Хакимова на 76,5 млн рублей. В апреле 2017 года сам Хакимов, предъявив договоры займов, тоже выигрывает иск к «Симургу» на 79 млн рублей все в том же Вахитовском райсуде. Так у «Симурга» появляются два крупнейших кредитора с почти что равными по сумме требованиями. Хакимов подает заявление в арбитраж на банкротство «Симурга» — не как его учредитель, а как кредитор.

ЯВЛЕНИЕ АСВ И ПОПЫТКИ ПЕРЕВЕСТИ СПОР В УГОЛОВНУЮ ПЛОСКОСТЬ

Параллельно идут поиски покупателя на здание. В конце 2016 — начале 2017 года дом Садовского можно было увидеть на сайтах объявлений о продаже недвижимости за 137 млн рублей. В объявлениях пояснялось, что от здания XIX века осталась лишь две фасадные стены — фундамент обновлен, перекрытия построены заново. «Симург» продавал здание вместе со всем ресторанным оборудованием и летней террасой.
Банкротство «Симурга» стартует: в реестр кредиторов заявляются Агентство по страхованию вкладов (как управляющий обанкротившимся «Интехбанком») и ООО «Камелия», за которым по кредитным договорам «Интеха» опять же стоит АСВ. Хакимов объясняет, что, несмотря на его возражения, банк передал «Камелии» права требования по части кредитов, выданных на реконструкцию здания.
Первый арбитражный управляющий «Симурга» — Екатерина Бурнашевская попыталась ввести в компании процедуру внешнего управления, которая подразумевает реструктуризацию долг и оздоровление бизнеса. Параллельно банк начисляет «Симургу» все неустойки и проценты, что в общей сложности поднимает кредиторские требования АСВ до 100 млн рублей.
Но позже в банкротство вместо Бурнашевской приходит Кунин, который, во-первых, тут же отменяет внешнее управление и вводит конкурсное производство. А во-вторых, потратив 3-4 месяца, по словам Кунина, выявляет те самые факты о займах Хакимова своей компании, которые конкурсный управляющий трактует как финансовые махинации. Впоследствии Кунин подаст в арбитраж заявление о привлечении Хакимова к субсидиарной ответственности за то, что Хакимов обязан был обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании «Симурга» банкротом после 25 мая 2015 года, обнародует свои выводы о выявленных признаках преднамеренного банкротства «Симурга». За что, при условии доказательства в суде, предусмотрено уголовное наказание. Кунин обращается и в правоохранительные органы.
«Хакимов задумал все это с самого начала: подделать документы, нарисовать самому себе долги, обратиться в суд за получением нужного ему судебного акта и после этого обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании общества „Симург“ банкротом, прикрываясь решением Вахитовского суда. Он привлечен к субсидиарной ответственности, установлены признаки преднамеренного банкротства», — уверяет Кунин. Он обратился в прокуратуру РТ, которая спустила его заявление в МВД. Конкурсный управляющий считает, что в действиях Хакимова есть два вида правонарушения: преднамеренное банкротство и публичное преступление — включение фиктивных требований в реестр должника. Однако, по сведениям наших источников, в возбуждении дела Кунину отказано — за отсутствием состава преступления.
Хакимов же уверен, что арбитражники Кунин и Салихов преследуют цель нажиться на его банкротстве и торгах по его имуществу. «Они решили найти какие-то нарушения, чтобы любой ценой затормозить мировое соглашение, — возмущается бизнесмен. — У меня возникла ситуация, когда я вынужден был ввести внешнее управление, чтобы разобраться с кредиторами и оплатить задолженность. В течение полутора лет я ожидал кредитора (пока АСВ разбиралось в банкротстве „Интехбанка“ — прим.ред.). Есть реальный залог, он никуда не убежал, и я никуда не убежал и не спрятался. Подвернулись эти ребята. Обманули на первом же этапе — сразу же на конкурсное производство перевели. Как только я инициирую мировое соглашение, подают на субсидиарку… Подача субсидиарки показывает, чисто идет явный конфликт, так как Кунин непонятно в чьих интересах действуют. При любом исходе — что мировое, что торги — кредиторы получают полное удовлетворение своих требований».
В конце 2018 года «Ак Барс Банк» инициировал личное банкротство Хакимова с требованиями в 18 млн рублей — по кредитам, выданным ему в 2013 и 2014 годах. По ним заложен дом бизнесмена в Кировском районе Казани по адресу ул. Большая, 61. В реестр кредиторов Хакимова также заявились Кунин с требованиями 25 млн рублей по «субсидиарке» и Сетюков — с 48,5 млн, но последнему отказали.

«НАШ ПРЕЗИДЕНТ — ГАРАНТ КОНСТИТУЦИИ, И ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК ВПРАВЕ К НЕМУ ОБРАТИТЬСЯ»

16 августа 2019 года по ходатайству Кунина Вахитовский райсуд Казани снова открыл рассмотрение дела о долге «Симурга» перед Хакимовым на 79 млн рублей, по вновь открывшимся обстоятельствам. Пока Хакимов полноправно находится в реестре кредиторов «Симурга» — управляющий же хочет исключить его из реестра. «Отменить решение от 20.04.2017 года по гражданскому делу по иску Самата Масудовича Хакимова к ООО „Симург“ о взыскании задолженности. Назначить дело к слушанию», — сказано в имеющихся у нас материалах суда. 19 декабря Верховный суд РТ отказал в частной жалобе Хакимову на это решение. Кунин уверен, что на этот раз судья перешлет дело в арбитраж, в котором Хакимов и потеряет статус кредитора. Разумеется, Хакимов с этим категорически не согласен.
Сам дом Садовского сейчас находится на банкротных торгах по цене в 168 млн рублей. Но они пока приостановлены. Если особняк будет продан и вырученные деньги отправятся в конкурсную массу «Симурга», то возможны два варианта развития событий. Если Хакимов остается в реестре кредиторов, то он получит соразмерную долю. Если его все же исключат из реестра, то практически вся сумму уйдет в конкурсную массу «Интехбанка».
Но в битве за дом произошел новый виток. Хакимов уже два года инициирует упомянутое выше мировое соглашение с «Интехбанком». Суть его в том, что бизнесмен предлагает банку и миноритарным кредиторам своей компании (ФНС, «Водоканал» и другие) отказаться от процедуры торгов, с обещанием погасить всю задолженность. Согласно предложенным Хакимовым условиям мировой, «Интехбанк» (читай, АСВ) должен скостить должнику 17,3 млн рублей — сумму штрафных санкций. Все остальное — тело кредитов, проценты и пени Хакимов обещает погасить.
По словам Хакимова, у него есть инвестор, готовый оплатить долги и заняться судьбой исторического здания. Возможны разные варианты, в том числе и его продажа, но можно обойтись и без нее. Мировое соглашение АСВ рассмотрит, вероятнее всего, в начале 2020 года.
Кунин предоставил нам документ, свидетельствующий о том, что по просьбе Хакимова о заключении мирового соглашения перед АСВ ходатайствовал сам Рустам Минниханов. «БИЗНЕС Online» спросил бизнесмена, действительно ли он просил защиты у президента. Хакимов уклонился от ответа, но на повторный вопрос ответил: «Наш президент — гарант конституции, и любой человек вправе к нему обратиться с письменной просьбой».

ДОМ САДОВСКОГО ПЕРЕОЦЕНИЛИ ВДВОЕ?

О купце Садовском и истории доме известно немного: как рассказала нам экскурсовод Надежда Секретова, доподлинно даже не выяснено, был ли Садовский представителем русского купечества или татарином с русской фамилией. Но в этой части Казани жили зажиточные горожане, в советское время их дома забрало государство и заселило в них рабочий класс. Во второй половине XX века на первом этаже дома Садовского уже был ресторан. К 90-м здание обветшало и частично разрушилось, а городские власти запустили процесс приватизации. «Историческую ценность представляет любой дом в районе Старо-Татарской слободы, если он не получил позднейших искажений», — объясняет Секретова. По ее словам, дом Садовского вполне прилично отреставрирован, при этом его окружение из-за многочисленных новоделов утратило дух времени.
Ресторан на первом этаже оказался в историческом русле. Опрошенные нами эксперты говорят, что он здесь вполне уместен. «Наиболее оптимальным в этом районе мне видится использование любого здания в виде какого-то общественного центра», — рассуждает Секретова. Но понятно, что в первую очередь здесь будет играть роль бизнес-план инвестора.
В спорах вокруг стоимости дома следует отметить любопытное расхождение. Кунин уверен, что в реальности в здание до 2015 года было вложено не более 100 млн рублей. Хакимов настаивает на 120-125 миллионах. А две рыночные оценки здания в феврале 2019 года, фигурирующие в банкротном деле и выполненные волгоградским ООО «Энергостар», показывают 130,9 млн рублей и 180,5 млн рублей соответственно. Кунин объясняет, что первая оценка проведена по его заказу, а вторая — по ходатайству Хакимова, с учетом его замечаний. Хакимов подчеркивает, что первая оценка была, на его взгляд, сделана с ошибками с учетом недооценённых активов, и Кунин, приняв это во внимание, сделал повторную оценку.
Здание «Симурга» выглядит вполне интересным бизнес-активом, отмечает владелец консалтинговой компании A-Development Мурат Ахмеров. Если, опять же, его решат продавать, то перспективы есть. «Что привлекательно — это Старо-Татарская слобода недалеко от Кабана, рядом благоустроенная набережная. Я считаю, покупатель должен найтись, потому что и локация подходящая, и площадь компактная — не огромное здание. И ресторанное оборудование проработано», — говорит эксперт. «Если говорить о рынке предложения, то такие исторические здания на первой линии могут выставлять и по 100 тысяч рублей за «квадрат». Но рынок сделок, которые реально совершаются, говорит нам о 70-80 тысячах за «квадрат», — отмечает Ахмеров. Таким образом, по его мнению, дом Садовского реально продать за 80-91 млн рублей. Это вдвое ниже той цены, по которой объект предлагалось выставлять на торги в последний раз.

Источник: m.business-gazeta.ru