«Выбросы будут кратно ниже»: 5 главных вопросов про МСЗ

23.12.2019 09:06



Страсти вокруг проекта МСЗ кипят такие, что на прошлой неделе не обошлось без ОМОНа и переговоров с лидерами протеста в Доме правительства Фото: Андрей Титов
Достроить завод термической переработки отходов, как его называют в компании, по-прежнему планируется к 2022 году Достроить завод термической переработки отходов, как его называют в компании, по-прежнему планируется к 2022 году Фото: «БИЗНЕС Online»
Закончив свою экспертизу, противники МСЗ намерены потребовать заново провести и государственную экологическую экспертизу — с учетом новых данных Закончив свою экспертизу, противники МСЗ намерены потребовать опять провести и государственную экологическую экспертизу — с учетом новых данных Фото: «БИЗНЕС Online»
«Общий вклад в загрязнение воздуха от МСЗ — менее 2%» Общий вклад в загрязнение воздуха от МСЗ — менее 2% Фото: © Евгений Епанчинцев, РИА «Новости»
«В трехступенчатой очистке проектов «РТ-Инвест» первая стадия начинается в самом котле, куда впрыскивается раствор мочевины — это снижает образование окислов азота» В трехступенчатой очистке проектов «РТ-Инвест» первая стадия начинается в самом котле, куда впрыскивается раствор мочевины — это снижает образование окислов азота Фото: «БИЗНЕС Online»
Завод является одним из компонентов системы обращения с отходами. И это — конечная стадия «жизненного цикла» мусора. Ей предшествует обязательная сортировка отходов Завод является одним из компонентов системы обращения с отходами. И это — конечная стадия «жизненного цикла» мусора. Ей предшествует обязательная сортировка отходов Фото: kzn.ru
«РТ-Инвест» рассказывает о диоксинах, фильтрах, «засекреченной» документации, сортировке и сроках начала строительства
МСЗ в Осиново даст в 55 раз меньше загрязнения воздуха, чем близлежащие «Казаньоргсинтез» и ТЭЦ-3. Тем не менее страсти вокруг проекта кипят такие, что на прошлой неделе не обошлось без ОМОНа и переговоров с лидерами протеста в Доме правительства. «БИЗНЕС Online» встретился с представителями «РТ-Инвест», чтобы те вновь ответили на животрепещущие вопросы местных жителей.

ВСТРЕЧИ С ОМОНОМ И В ДОМЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Подзабытые страсти вокруг строительства МСЗ разгорелись с новой силой. Апогеем стал разгон палаточного лагеря на месте строительства подъездной дороги к промплощадке будущего завода на прошлой неделе. В ходе последовавшей за этим встречи с противниками МСЗ первый вице-премьер Рустам Нигматуллин дал понять, что незаконные действия будут пресекаться, но к диалогу власти готовы. На следующий день на пресс-конференции выступил министр экологии РТ Александр Шадриков, большую часть своего выступления живописавший ужасы свалок: каждый день в республике формируется объем мусора, равный трем пятиэтажкам. Попутно он развеивал фейк-ньюс про диоксины.
Однако, что еще более важно, отвечать на вопросы готовы и остававшиеся в последнее время в тени представители инвестора — компании «РТ-Инвест». На встрече в доме правительства присутствовали директор по экологии «АГК-1» Елена Ямщикова и исполнительный директор АГК-2 Рамиль Нигматуллин (эти компании непосредственно занимаются вопросами строительства МСЗ в Подмосковье и Татарстане, а также являются дочерними структурами «РТ-Инвест»). Они мало участвовали в состоявшемся диалоге, но затем дали пресс-конференцию региональным СМИ. Поговорив с ними, мы собрали подробные ответы на самые острые вопросы по теме строительства МСЗ в Осиново.

1. КОГДА В ПОЛЕ У ОСИНОВО НАЧНУТ ЗАБИВАТЬ СВАИ ПОД МСЗ?

Если все пойдет по плану — уже в первой половине 2020 года. Положительное заключение главного управления государственной экспертизы по проекту МСЗ было получено 2 декабря. Юридически, как подтвердил в разговоре с «БИЗНЕС Online» исполнительный директор «АГК-2» Нигматуллин, ничто не мешает инвестору выйти на стадию получения разрешения на строительство, которое при наличии всех документов должно быть выдано за считанные дни.
Однако президент РТ Рустам Минниханов, как известно, настаивает на дополнительной международной экспертизе проекта, которую заказывает и оплачивает республика, а не заказчик строительства. Эксперты из Германии приедут в Казань уже на этой неделе. Инвестор согласился ждать результатов данной экспертизы.

Участок, по словам Рамиля Нигматуллина, уже соответствует проекту — он переведен в зону промышленности. Площадка была выбрана правительством РТ с учетом транспортной логистики и инфраструктуры по электросетям, газу и водоотведению. Подрядчиков стройки выберут по конкурсу — об этом в ходе интернет-конференции «БИЗНЕС Online» говорил гендиректор «РТ-Инвест» Андрей Шипелов. Достроить завод термической переработки отходов, как его называют в компании, по-прежнему планируется к 2022 году.

2. УВИДЯТ ЛИ ЭКОАКТИВИСТЫ ПРОЕКТНУЮ ДОКУМЕНТАЦИЮ ЗАВОДА?

Напомним, проектная документация нужна активистам для того, чтобы провести альтернативную общественную экспертизу, заказав ее у той организации, которой они доверяют. Однако, по словам представляющей интересы протестующих юриста Елены Бикташевой, «АГК-2», невзирая на решение всех судебных инстанций, уже почти год не выдает документы. Закончив свою экспертизу, противники МСЗ намерены потребовать опять провести и государственную экологическую экспертизу — с учетом новых данных.
Инвестор же не видит для этого оснований. «Мы законодательно не обязаны проходить повторно государственную экологическую экспертизу», — пояснила газете «БИЗНЕС Online» Елена Ямщикова. По ее словам, экоактивисты оспорили процедуру проведения государственной экологической экспертизы в Нижнем Новгороде, но суд в этих исках отказал. «Все процессы в рамках экспертизы были соблюдены, мы работали с экспертами, снимали их замечания. Поэтому суд посчитал, что основания для отмены результатов отсутствуют».
При этом сам проект завода может быть выдан. Но лишь при условии, что выбранная экоактивистами экспертная организация подпишет соглашение о том, что пакет документации не попадет в публичное пространство. Этого требует контракт, заключенный инвестором с Hitachi Zosen Inova, чьи технологии использованы в проекте. Вопрос с предоставлением документации оказался в суде именно по данной причине, поясняет Ямщикова. Соглашение о конфиденциальности информации ООО «Принципъ», претендующее на общественную экоэкспертизу от имени активистов, подписывать отказывается, а это — риск для инвестора. «АГК-2», защищая интеллектуальную собственность зарубежных партнеров, вынуждено судиться. «Часть с экологическими параметрами мы предоставляем незамедлительно, но весь пакет документов, с чертежами и схемами, ограничен нашим договором с иностранным партнером», — поясняет Ямщикова.

3. ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ВЫБРОСЫ МСЗ: ПОЧЕМУ ТАТАРСТАНСКИЙ ПРОЕКТ В три РАЗА «ЧИЩЕ» ПОДМОСКОВНОГО?

Изучая том оценки воздействия заводов «РТ-Инвест» на окружающую среду, корреспондент «БИЗНЕС Online» обнаружил любопытные расхождения. Татарстанский проект по выбросам в атмосферу значительно мягче, чем московский.
Напомним, что, по данным ОВОС, завод в Осиново ежегодно будет выбрасывать в атмосферу 671 т загрязняющих веществ. При этом рядом действуют «Казаньоргсинтез» и ТЭЦ-3, суммарный объем выбросов которых — 37 тыс. тонн. То есть общий вклад в загрязнение воздуха от МСЗ — менее 2%. В числе всего прочего завод выбросит 23 кг ртути, 2 кг мышьяка и 0,05 г диоксинов и фуранов за год. Министр экологии Шадриков, напомним, заявил, что одна горящая свалка способна залпом выбросить 100 г диоксинов, чего хватит на 2 тыс. лет работы такого завода… Это ж сколько уже «вдохнула» Казань, когда неделю горело в Самосырово?
Подмосковный же проект — например в Наро-Фоминском районе — гораздо «грязнее», чем в Татарстане. Покопавшись в документации, вы можете узнать, что там выбросы ртути — 182 кг в год, а общий объем выбросов — 2,4 тыс. тонн. При этом его печи всего на треть мощнее, чем у татарстанского проекта.
В чем дело? Почему такая разница, нет ли ошибок в документации? Может, нам подсунули «неправильный» ОВОС? Ямщикова в ответ на этот вопрос пояснила, что в подмосковных проектах ОВОС фигурируют предельно допустимые значения, а в казанском — среднесуточные по году. Если приводить все к общему знаменателю, то значения станут совпадать. «ПДК тоже можно считать условным фактором выбросов, так как они будут кратно ниже. В ближайшее время мы представим прогнозный факт выбросов на примере европейского завода аналогичной мощности, где действуют такие же схемы очистки», — пояснила эколог.

По ее словам, прежде всего необходимо руководствоваться нормативно-правовой базой, действующей в России. «Можно долго говорить о различных величинах выбросов. Но это не имеет особого смысла. По закону на границе санитарно-защитной зоны, на границе жилой застройки параметры загрязняющих веществ не должны превышать 0,1 процента ПДК. Мы получили санитарно-эпидемиологическое заключение: наша ССЗ переменного размера, устанавливается по границам предприятия, и все нормы соблюдены. Сам проект соответствует всем показателям ИТС 9-2015 — обезвреживание отходов термическим способом. Кроме того, поскольку мы предлагаем европейские технологии, они соответствуют и законодательству Евросоюза». Иными словами — все это развеется даже не в радиусе километра от трубы 98-метровой высоты, а над территорией самого предприятия.
Но, кроме того, влияет и морфология мусора, добавила Ямщикова. Компания в течение года мониторила состав отходов, которые выбрасываются в Казани. На основании этого мониторинга проектировщики должны проводить расчеты колосниковой решетки: углов ее наклона, режимов работы — с тем, чтобы достичь необходимой для нейтрализации диоксинов температуры в 1260 градусов. Поэтому показатели выбросов рассчитаны, исходя из состава отходов.
Кроме того, в ОВОС указаны предельные значения выбросов, за границы которых система фильтрации выходить не должна. «Эти параметры не могут быть превышены. У нас в контракте с Hitachi Zosen Inova есть таблица с показателями. Hitachi установила этот предел и несет ответственность, предусмотренную контрактом. Компания рискует своим именем и деньгами — вплоть до полного возврата денежных средств, — добавила собеседница „БИЗНЕС Online“. — Вы должны понимать, что все подсчитано по самым высоким допустимым показателям, но по факту они будут в 3–4 раза ниже».

4. ПОЧЕМУ ТРИ СТУПЕНИ ОЧИСТКИ, А НЕ ПЯТЬ, И ДОЛГО ЛИ СЛУЖАТ ФИЛЬТРЫ?

Еще один постоянно будируемый вопрос касается системы фильтров. Почему российские проекты «РТ-Инвест» имеют лишь три ступени фильтрации топочных газов, а не, допустим, пять, как на образцово-показательном заводе в швейцарском Люцерне?
Считать число ступеней бессмысленно, говорит главный эколог «АГК-1». «В конце концов, важно ли пассажиру, сколько двигателей у самолета, если он все равно летит? — приводит пример Ямщикова. — Какая разница, за сколько шагов вы преодолеете лестничный пролет — за три или за пять, если в итоге вы его проходите?» Здесь та же самая логика: не важно, сколько ступеней очистки предусмотрено проектом. Главное, чтобы они обеспечивали соответствие фактических выбросов проектным параметрам и законодательным нормативам.
«Смотрите: мы должны понимать, что некоторые ступени очистки предусматривают предварительную фильтрацию газов, иначе они не будут работать. В каталитической системе, как в Люцерне, перед катализатором стоит электростатический фильтр. Его задача — снизить уровень пыли в топочных газах, иначе каталитический фильтр не сможет обезвредить окислы азота. Это его главная функция. Поэтому мы видим там пять фильтров. Наш проект предусматривает некаталитическую очистку, поэтому достаточно трех ступеней. Кстати, еще вопрос, что лучше — ведь катализатор потом приходится захоранивать, его уже не переработаешь».
В трехступенчатой очистке проектов «РТ-Инвест» первая стадия начинается в самом котле, куда впрыскивается раствор мочевины — это снижает образование окислов азота. Далее идет сухой реактор, где применяются активированный уголь и известь — для того, чтобы осадить тяжелые металлы и кислоты. Последний этап — рукавный фильтр, где оседают пыль и остатки веществ, которые прореагировали в сухом реакторе. Вся система очистки разрабатывается Hitachi Zosen Inova, так же как и системы управления предприятием.
В Люцерне, кстати, тоже есть рукавный фильтр — там как-то была зафиксирована аварийная ситуация: датчики показали превышение концентрации пыли в трубе. Оказалось, что несколько рукавов были повреждены, их пришлось заменить. Ежегодно МСЗ останавливается для проверки всех систем и ремонта в случае необходимости, но практика эксплуатации заводов в ЕС показывает, что замена фильтров требуется раз в 5–6 лет. Это делают по мере необходимости. Сигналом к замене становятся показатели выбросов: если они растут, значит, настало время ремонта.

5. ПОЙДЕТ ЛИ В ПЕЧЬ НЕСОРТИРОВАНнЫЙ МУСОР?

Проект МСЗ, по словам Ямщиковой, не самоцель. Завод является одним из компонентов системы обращения с отходами. И это — конечная стадия «жизненного цикла» мусора. Ей предшествует обязательная сортировка отходов.
«Раздельный сбор, сортировка, термическое обезвреживание, и только потом, в случае невозможности, захоронение», — процитировала она иерархию обращения с отходами, закрепленную в законодательстве.
Однако есть нюанс: на территории Казани, по данным на 2018 год, образуется примерно 560 тыс тонн отходов, и «мусорный «дракон» в осиновских полях способен сжечь абсолютно все! При этом глубина сортировки отходов на вторсырье в столице Татарстана — примерно 7 процентов. Никакого стимула для увеличения этой глубины, получается, просто не будет: все же будет гореть! И это одно из сомнений всех мыслящих людей.
Однако Казань растет как в приросте населения, так и в объеме мусора, парирует Ямщикова. Эта гора растет с темпом 1,5-2% в год. «Сомневаюсь, что к моменту запуска завода люди начнут дисциплинированно делить мусор хотя бы на „сухую“ и „мокрую“ фракции, — говорит она. — Для нас раздельный сбор и качественная сортировка остаются в приоритете. Со временем мы придем к этому, но и объем мусора станет больше».
На самом заводе сортировка не предусмотрена: он должен приходить уже отсортированным. Строительство нового мусороперерабатывающего комплекса в планах «РТ-Инвеста» есть, таких станций должно быть четыре. Напомним, что недавно аналогичную станцию запустили в Подмосковье: она способна извлекать примерно 20% полезных фракций, еще 35% — это пищевые отходы, идущие на компостирование. Такой же проект должен появиться и в Казани.
Следует также учесть, что завод будет обеспечивать также прилегающие районы республики: в Зеленодольске, например, свалку уже закрыли. И, как вы догадываетесь, мусор 100-тысячного города уже едет в Казань, забивая столичный полигон. В этом смысле ситуация обратная той, что порождает протесты в том же Шиесе — из Москвы объемы мусора планируется везти в близлежащие регионы. У нас наоборот: из районов — в центр. В перспективе таких «мусорных доноров» будет становится все больше. Так что топливо для МСЗ в любом случае найдется.

Источник: www.business-gazeta.ru