Интервью с Михайловым – о доигровке, Полетаеве и юбилейном сезоне в Казани

22.12.2019 18:06



Максим признался, что звали в Питер.
31-летний Максим Михайлов проводит в казанском «Зените» уже десятый сезон. Все предыдущие годы он был основным диагональным команды, а в этом сезоне в интересах команды сменил амплуа, став доигровщиком. Перестройка даётся и ему, и команде довольно сложно – «Зенит» уже упустил Суперкубок России и только с «бронзой» вернулся с клубного чемпионата мира.
Через несколько дней казанцев ждёт борьба еще за один трофей – 25 - 26 декабря в Москве пройдёт «Финал четырёх» Кубка России. В преддверии турнира Михайлов дал совместное интервью «БИЗНЕС Online» и «Матч ТВ», в котором ответил на актуальные вопросы.
Максим Михайлов / фото (здесь и далее): Роман Кручинин, zenit-kazan.com

«В ЭТОМ СЕЗОНЕ РАБОТАЮ ВДВОЕ БОЛЬШЕ»
– Максим, сколько раз вы пожалели, что согласились в этом сезоне стать доигровщиком?
– На самом деле такие моменты сомнений бывают на протяжении всей карьеры. Бывало, что я жалел, что вообще волейболом начал заниматься (смеётся). Самое главное – перебороть себя, крепко стоять на ногах на пути к цели. Профессиональный спорт вообще непростая штука. Поражения очень болезненны. А если не получается игра, то вдвойне. Самое главное – не сворачивать с пути. В этом сезоне я работаю вдвое больше, чем обычно. Нужно больше контакта с мячом, чтобы наработать приём.
– Как вас убедили сменить амплуа?
– Я бы не назвал это решение безумным. Оно было досконально продумано. Мы постоянно общались с тренерским штабом. Мне обрисовали ситуацию. Такой состав у нас будет, если я останусь диагональным, такой – если буду доигровщиком. Оценивали все «за» и «против», ситуацию на рынке свободных игроков. Пришли к выводу, что с приходом Цветана Соколова и моим переходом в доигровку команда будет сильнее. Важный момент был в том, что Алексей Вербов обещал персонально работать со мной по приёму. Думаю, никто бы больше не смог меня уговорить.
– Этим летом Виктор Полетаев был диагональным №1 в сборной России. В этом плане ваша универсальность наверняка повысит шансы на попадание в состав?
– Безусловно. Если я могу быть полезен сборной России в диагонали – это плюс, если смогу подменить кого-то в доигровке – два плюса. Смотря на того же Мэтттью Андерсона, понимаешь, что такие игроки всегда будут востребованы и могут приносить максимально много пользы. Такая универсальность – большая редкость. Я бы тоже хотел всё уметь в волейболе.
– Вербов как-то говорил, что вам нужно поддерживать и навыки игры в диагонали.
– Да, хоть я играл на этой позиции больше десяти лет. К сожалению, в декабре у нас почти не было тренировочного процесса, летали всё время. Поэтому всё время отводилось работе в амплуа доигровщика. Думаю, в январе будет больше времени.

«МЫ СЕЙЧАС В НЕПРОСТОЙ СИТУАЦИИ»
– Вас всегда характеризовали как игрока, который сильно переживает ошибки в атаке. Теперь добивался еще и приём.
– С приёмом попроще. Я понимаю, что сейчас это не сильнейшая моя сторона. Моя задача – сделать средний приём, а дальше расчет на блок, атаку, подачу. В целом я, безусловно, переживаю за результат. Его пока нет, часть вины на мне.
– Какой матч сезона для вас лучший в доигровке? В матче Лиги чемпионов с «Халкбанком» у вас бешеная статистика.
– Он один из лучших, но всё-таки «Халкбанк» или «Нолико», это не Кемерово, не «Динамо» и не «Зенит» СПб. Если против турок на фоне остальных я выступил ярче, не показатель того, что я очень хорошо сыграл.
– В том матче Вербов в одном из тайм-аутов даже пристыдил команду – «мы упали на уровень высшей лиги А».
– Думаю, он не соврал – на тот момент мы играли плохо. Мы сейчас в непростой ситуации. Где-то мы заложники календаря, где-то еще новая система игры не до конца работает. Понятно, что сейчас наши ожидания перед сезоном и реальность не совпадают. К сожалению, мы проиграли ряд важных игр.
– В декабре у «Зенита» из-за клубного чемпионата мира получился трехнедельный выезд. Что в нем было самое тяжелое?
– Смена часовых поясов. Ложишься спать – не заснуть. Люди, которые могут заснуть в любое время – везунчики. Я мучаюсь, организм не сразу перестраивается под местное время. Вторая сложность – отсутствие тренировочного процесса, контакта с мячом. Каждый раз нужно буквально играть с листа.
– Как в команде восприняли ситуацию с Эрвином Нгапетом в Бразилии?
– Наверное, все уже видели видео со случившимся. Ничего криминального там не было, просто глупая ситуация. Тут уже репутация Эрвина сыграла – весь интернет шумел. Наверное, попади я в такую ситуацию, такого резонанса бы не было. Когда он вернулся в команду, ничего в наших отношениях не изменилось.
«АЛЕКНО МОЖЕТ ЗАДАВИТЬ АВТОРИТЕТОМ, ВЕРБОВ БОЛЕЕ МЯГКИЙ»
– В прошлом сезоне Алексей Вербов был игроком «Зенита», сидел рядом в раздевалке, а сейчас он – главный тренер. Есть проблемы с коммуникацией?
– Лично у меня никаких проблем нет. Мы по-прежнему можем оставаться друзьями, но это всё за пределами арены – не во время тренировочного процесса. Это вопрос профессионализма. Я понимаю, что Вербову сейчас вдвойне тяжелее, чем игроку. Безусловно, ему пока еще не хватает тренерского авторитета. Это приходит с опытом, а он полноценно работает только первый год. Тем не менее, я уважаю Вербова, как тренера. Он хорошо разбирается в волейболе, любит своё дело, живёт этим.
Алексей Вербов и Максим Михайлов

– В чем основные различия между философией работы Вербова и Владимира Алекно?

– Алекно может задавить авторитетом. У Вербова подход более современный, мягкий подход. Какой подход в работе лучше – покажут только результаты. Вербов частенько общается с игроками индивидуально. Плюс Алексей только-только закончил, изнутри досконально приём и защиту, подсказывает много деталей. Романыч в этом плане говорил более обобщенно.
– Алекно во время тайм-аутов иногда мог взбодрить крепким словом. Вербов в этом плане более сдержан. Вам такой способ встряски вообще нужен?
– Лично для меня – нет. Мне лучше остыть и услышать полезный по игре подсказ. Но я согласен с тем, что у российских игроков такой менталитет, что иногда полезно на них прикрикнуть.
– Летом вы поработали в сборной России с Туомасом Саммелвуо. Говорят, что у него на тренировках всё строится на доверии, а нагрузки очень щадящие. Насколько российские игроки к этому готовы?
– Мы – поколение игроков, которые росли еще при таких жёстких тренерах как Сергей Константинович Шляпников. Под давлением и жёсткими установками, когда на тебя прикрикнут и заставят работать, если не хочешь. Мне кажется, что ментальное мышление нашего поколения еще не до конца поменялось и игроки, порой, не знают, что делать с той свободой, которую дают современные либеральные тренеры. Безусловно, при такой философии важен профессионализм – личное желание выкладываться на тренировках, не халявить.
«ПОЛЕТАЕВ ДЛЯ «КУЗБАССА» – 50 ПРОЦЕНОВ КОМАНДЫ»
– Впереди «Финал четырёх» Кубка России. Кого вы считаете фаворитом турнира?
– Трудно сказать. В первой паре по именам, наверное, «Зенит» СПб. Но и «Динамо» в этом сезоне показывало хорошую игру. Выиграет тот, кто будет стабильнее в этот день. Что касается нас и «Кузбасса», то на фоне последних результатов, мы точно не фавориты. Может быть, оно и к лучшему – немножко раскрепостимся. Пусть другие играют под давлением. Самое главное нам сейчас немножко перезагрузиться после тяжелого и неудачного турне, удачно совместить работу с отдыхом. В Москве никаких мотивационных слов нам точно не нужно будет – хотим показать всё, на что способны и на хорошей ноте уйти на новогодний перерыв.
– В «Кузбассе» вы сыграете против Виктора Полетаева, который должен успеть восстановиться после травмы.
– Витя для «Кузбасса» – 50 процентов команды. Он решает концовки, забивает самые трудные мячи, обладает хорошей подачей. Если такого игрока нет, будет много но. Хорошо ли сыграет вся команда? Как проявят себя отдельные игроки? Когда есть Виктор, команда более уверена в себе. Даже если что-то не получится, Виктор спасёт.
Виктор Полетаев

– В казанском «Зените» такого лидера нет?

У нас сейчас нет человека, который регулярно в одиночку выигрывает матчи. У нас находятся лидеры на коротких отрезках, но это не так стабильно, как в случае с Полетаевым. Но когда у тебя ровный состав сильных игроков, в этом тоже есть определённый плюс. Это проблема для соперника, потому что он не знает, кому уделить основное внимание при разборе.
– «Зенит-Казань» ведь мог и не попасть в «Финал четырёх» – в Новосибирске вы проигрывали 1:2 и чудом отыгрались в четвертом сете со счёта 15:21...
– Мы проявили характер, это было важно для команды. Но лучше в такие ситуации, конечно, не попадать. Должны были проще выигрывать эту игру, но из-за нестабильности были систематические провалы по 5 - 6 очков.
«ЗВАЛИ В ПИТЕР, НО Я РЕШИЛ ОСТАТЬСЯ В КАЗАНИ»
– Нынешний сезон для вас уже десятый в казанском «Зените». Сколько планировали поиграть в команде, когда приходили в 2010 году?
– Тогда я, конечно, не заглядывал слишком далеко. Думаю, любой спортсмен не может смотреть дальше одного-двух-трёх сезонов. Честно говоря, даже не верится, что уже без малого десять лет прошло. Я очень рад, что всё так сложилось. Это годы, проведенные в большой семье. Годы, которые принесли массу положительных эмоций и титулов.
Михайлов в сезоне 2010/11

– Когда вы были максимально близки к уходу?

– Таких моментов не было – у нас с руководством клуба всегда было хорошее взаимопонимание. Я всегда понимал, чего от меня хотят. Думаю, я профессионально рос все эти годы. Наверное, для спортсмена это самый главный показатель. Если бы остановился в развитии, наверное, не получал бы предложений остаться.
– В последние годы ходили слухи про «Зенит» СПб...
– В «Зенит» СПб звали, но я решил остаться в Казани. Это для меня уже родной клуб, я здесь вырос, достиг всего и стал тем, кто я есть. А Петербург для меня родина как город: там я провёл детство, там семья и друзья.
– Что бы вы сейчас пожелали тому 22-летнему Михайлову, который перешёл в «Зенит-Казань»?
– Наверное, больше уверенности в себе. Тогда я был молодым, её часто не хватало в каких-то моментах. Возможно, поэтому не было стабильности.
– Какой для вас самый крутой сезон в Казани?
– Думаю, 2011/12. У нас тогда еще не было суперзвёздной команды, которая получилась с приходом Вильфредо Леона, когда мы и по пять титулов за сезон брали. В 2012 году в нас мало кто верил. Помню, в доигровке у нас были Женя Сивожелез и Юра Бережко. Они показали себя как топ-доигровщики, хотя в них многие сомневались. Мы были единым коллективом и в тот сезон выиграли и чемпионат России, и Лигу чемпионов – первую для меня.

Источник: sport.business-gazeta.ru