«Пойду биться до ЕСПЧ»: кто ответит за распил льготных кредитов банковских «погорельцев»?

18.12.2019 11:06



Андрей Исаев
Александр Стефатов и Ильнур Сабирзанов Александр Стефатов и Ильнур Сабирзянов
Светлана Фролова Светлана Фролова
В 2017-18 годах Стефатов занимался реконструкцией МФЦ на улице Петербургской в центре Казани. Сейчас это — Дом предпринимателя В 2017–2018 годах Стефатов занимался реконструкцией МФЦ на улице Петербургской в центре Казани. Сейчас это Дом предпринимателя Фото: president.tatarstan.ru
Адвокаты подсудимых Адвокаты подсудимых
На скамье подсудимых четыре фигуранта. Двое из них — бывшие сотрудники фонда поддержки предпринимательства РТ
До 10 лет лишения свободы грозит фигурантам дела о мошенничестве с льготными кредитами юрлицам-«погорельцам» ТФБ и ИнтехБанка. Эти кредиты фонд поддержки предпринимательства РТ раздавал в 2017 году. Среди обвиняемых — бывшие главный юрист ФПП Светлана Фролова и кредитный менеджер организации Ильнур Сабирзянов. По версии МВД, описанной нашими источниками, Фролова познакомилась с одним из незаконно получивших кредит еще во времена Универсиады-2013. Вины она категорически не признает.

сумма ущерба — 12 мИЛЛИОНОВ

Вахитовский районный суд рассматривает уголовное дело об особо крупном мошенничестве в фонде поддержки предпринимательства РТ при распределении льготных кредитов юрлицам-«погорельцам» ТФБ и Интехбанка. Оперативники УБЭП и следователи МВД раскручивали цепочку событий в течение полутора лет. Сумма ущерба, нанесенного ФПП и минэкономики РТ, оценивается в 12 млн рублей.
В пятницу, 13 декабря, состоялось первое судебное заседание по делу. Дело доверили молодому и неопытному федеральному судье Аделю Галееву. Впрочем, приступить к вопросам по существу ему не удалось — заседание длилось всего 15 минут. За это время судья успел лишь установить личность подсудимых.
Первый фигурант — бизнесмен, учредитель холдинга «Квинтэсс» Андрей Исаев. Он единственный, кто на протяжении всего следствия находится в следственном изоляторе. Исаеву 42 года, мужчина разведен, у него два несовершеннолетних ребенка: мальчик и девочка. «Я предприниматель, у меня собственные компании, управление, бизнес», — заявил в суде Исаев, как впоследствии окажется, самый разговорчивый из обвиняемых. Фигурант вспомнил, что всегда оказывал содействие следствию, а как только он узнал, что его личностью заинтересовались, он тут же вылетел из Москвы в Казань на допрос. Оттуда и отправился в изолятор. Копию обвинительного заключения ему прислали в конце ноября, как и всем. Но ознакомиться с ним он еще не успел.
Следующий фигурант — Александр Стефатов. Ему 47 лет, прописан в Самаре, разведен, несовершеннолетних детей у него нет. Стефатов — гражданский супруг другой обвиняемой, бывшей руководительницы юридического департамента фонда поддержки предпринимательства РТ Светланы Фроловой. Сейчас женщина официально — начальник юридической службы в дагестанской строительной компании «А-Строй». В суде она старалась прикрывать свое лицо курткой и бумагами.
Последнему, четвертому подсудимому Ильнуру Сабирзянову 30 лет, не женат, с высшим образованием. Ранее Сабирзянов работал в одной команде с Фроловой — кредитным менеджером в ФПП. Сейчас он бухгалтер в ООО «Зенит».
На заседание пришел и представитель потерпевшей стороны — начальник правового департамента некоммерческой кредитной компании ФПП РТ Артем Феоктистов.
Представив участникам процесса гособвинителя Рамиля Галеева, судья, предвидя возможное ходатайство об отводе прокурора, вдруг сказал: «До обсуждения вопросов об отводах довожу до сведения участников процесса, что с государственным обвинителем Галеевым мы являемся однофамильцами, а не родственниками». Прокурор Галеев же заявил другое ходатайство — перенести заседание в связи с тем, что участники процесса не были извещены о заседании за пять суток. Все присутствующие не были против данного заявления, кроме Исаева, который вел себя при этом очень активно.
«А я против! Я очень хотел бы попросить СМИ присутствовать на каждом заседании. Много интересного. Был бы очень благодарен», — вдруг неожиданно сказал арестант Исаев. А судья Галеев лишь добавил: СМИ имеют право присутствовать на каждом заседании.

Как «откатившие» бизнесмены стали потерпевшими

Несмотря на то что обвинение в суде огласить не успели, интересные детали расследования раскрыли источники «БИЗНЕС Online», которые прокомментировали адвокаты и подсудимые.
Программу поддержки льготного кредитования юрлиц – вкладчиков ТФБ и Интеха запустили 26 декабря 2016 года, спустя пару недель после того, как управление над банковской империей Роберта Мусина взяла на себя временная администрация из АСВ. К тому моменту в банках был введен мораторий на снятие денег со счетов.
По условиям участия в программе могли взять выгодный заем до 3 млн рублей под 5% годовых на срок до 3 лет. На помощь инвестиционно-венчурный фонд РТ выделил 1 млрд рублей — по поручению президента Рустама Минниханова. Выдачей денег по заявкам вкладчиков занимались сотрудники ФПП Татарстана при минэкономики РТ.
Слухи о том, что часть денег в итоге утекла далеко не вкладчикам банков, появились сразу после отзыва лицензии — в марте 2017-го. А спустя полтора года оперативники отдела УБЭП, курирующие нефтегазовую отрасль Татарстана, наткнулись на несоответствия, когда проверяли информацию совсем по другому делу. Они выяснили, что микрозаем незаконно получило ООО «Квинтэсс Ойл» (входит в число холдинга Исаева). Параллельно силовики выяснили, что аналогичный заем получило не имевшее отношения к рухнувшим банкам ООО «Биссан». Его гендиректор Рафаэль Байрамов на допросе признался, что заем — незаконный. Он сделал заявление о том, что получил льготный кредит за откат, и даже написал заявление о коммерческом подкупе. Однако по неизвестным причинам хода делу о подкупе не дали.
Вместо этого в МВД возбудили уголовное дело по статье «Мошенничество в крупном размере». Его доверили следователю Максиму Туртыгину, имевшему солидный бэкграунд в работе с хищениями в структурах минэкономики РТ. Туртыгин вел дело о громком мошенничестве с «лизинг-грантами». По этому делу осенью были осуждены 24 человека, а президента ассоциации МСБ РТ Хайдара Халиуллина отправили в колонию на 7 лет. Впрочем, приговор в законную силу еще не вступил.
Первые два эпизода уголовного дела связаны с владельцем ООО «Арт Кар» Артуром Шигаповым и уже упомянутым Байрамовым. Они, уверено следствие, за откат в 10% получили два займа по 3 млн рублей каждый. Их льготные кредиты, утверждают наши источники, были обеспечены реальными залогами. По кредиту «Арт Кар» был предоставлен дом в Званке, по второму — дорогостоящий аппарат МРТ. Так что к обеспеченности кредитов претензий не было. Силовиков смущала лишь одна маленькая деталь: ни Шигапов, ни Байрамов не были «погорельцами» ТФБ и ИнтехБанка, вкладов там у них не имелось. Еще один странный льготный кредит получило ООО «Старт», которое принадлежит супруге Байрамова. Эта фирма, пересказывают наши источники фабулу обвинительного заключения, единственная в деле, которая реально хранила деньги в ТФБ. Там на расчетном счету у «Старта» сгорело 250 тыс. рублей — несопоставимо меньше, чем полученный кредит.
Кому, по версии силовиков, отстегивали деньги? Посредником считают Стефатова, гражданского супруга Фроловой, получившего откат в 10%. В ходе расследования силовики выяснили: Шигапов вместе со Стефатовым получали консалтинговые услуги у одного бухгалтера, там они и познакомились. А Байрамов и Стефатов были бизнес-партнерами, вместе занимались строительством детских площадок. Последний, к слову, уже получал заем в ФПП в 2016 году, но на законных основаниях, в рамках одной из программ по поддержке малого бизнеса.
Затем Фролова якобы решала вопрос с выдачей кредитов. Роль исполнителя следствие закрепило за Сабирзяновым. Он обязан был проверить наличие и размер залогового имущества, чтобы оно являлось соразмерным с микрозаемом. Сабирзянов, установили силовики, уже однажды привлекался к уголовной ответственности за коммерческий подкуп — в 2014 году. Но дело было закрыто. Сабирзянов не задерживался в ходе расследования, он под подпиской о невыезде.
Важно отметить, что Шигапова и Байрамова в итоге не просто не привлекли к ответственности, но и вовсе признали одними из потерпевших. Фроловой и Стефатову по этим эпизодам вменяют ущерб в 600 тыс. рублей — те самые откаты. «Эти деньги они [Стефатов и Фролова] похитили и распорядились по своему усмотрению. Взятые кредиты предприниматели какое-то время погашали, а сейчас якобы в связи с финансовыми трудностями прекратили», — пересказывает наш источник фабулу обвинения. Эти деньги сейчас в арбитражах взыскивает ФПП.
Адвокат Фроловой Аскар Пономарев в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» сказал, что и Байрамова, и Шигапова, по его мнению, нужно привлечь к уголовной ответственности. «Стефатов и Фролова им на двоих 600 тысяч должны, потому что якобы у них мошенническим образом забрали. Они же прямым текстом говорят: это откат! То есть кто они по закону? Это лица, совершившие коммерческий подкуп, — часть 3 статьи 204! Их совершенно незаконно переводят в потерпевшие», — сказал Пономарев.
Сама Фролова объяснила нашему корреспонденту, что с Шигаповым у нее был личный конфликт, у него имелся интерес посадить свою оппонентку. Якобы тот хотел по поддельным документам получить еще один заем. «Я его на этом поймала, был грандиозный скандал. Он сказал в присутствии всего фонда, всего коллектива, „Я тебя посажу“. Вот и пошел меня сажать», — убеждала фигурантка.

Кто устроил фролову в фпп и почему не задали вопросов афонину

Следующие четыре эпизода обвинительного заключения связаны с получением четырех займов предпринимателем Исаевым. Он, уверены наши источники, бенефициар так называемого холдинга «Квинтэсс», куда вошли «Квинтэсс Ойл», «Квинтэсс Агро», ООО «ТК Аврора» и ООО «Патриот». Ни одна из этих фирм, по версии МВД, не хранила денег в ТФБ или Интехе. Ключи, говорит наш собеседник, от банковских счетов всех компаний хранились у жены Исаева — Гузель Габдрахмановой. Она допрошена, следователям рассказала, что лично ездила к Фроловой передавать документы для получения льготных кредитов. Супруги развелись почти одновременно с получением микрозаймов в ФПП.
На момент получения микрозаймов в ФПП руководителем «Квинтэсс Ойл» был Юрий Постнов. В «Квинтэсс Агро» единственный учредитель и участник — некто Айдар Насыбуллин. Они допрошены, дали показания, что были лишь номинальными директорами. Фирмы получили кредиты в феврале 2017 года. А через полгода ФПП выдал займы «Авроре» (действительно хранила деньги в ФПП) и «Патритору». Учредители первой — вышеупомянутый Насыбуллин и некто Юрий Потапов. В «Патриоте» — некий Вадим Карпушин. Номинальные директора и учредители фирм выступали поручителями по льготным кредитам.
«Подписывали документы, потому что так сказал Исаев», — воспроизводят версию силовиков наши источники. Залоговое имущество, по версии МВД, в момент получения льготного кредита было совсем бросовым — не больше 400 тыс. рублей по каждому заему.
Часть из полученных кредитов, уверено следствие, в итоге досталась не Исаеву, а казанскому бизнесмену, владельцу ГК «Дорожные опции» Евгению Гибину. Якобы один из кредитов Исаев получал исключительно, чтобы отдать долг Гибину. Почему это важно? Потому что Гибин в какой-то степени был связующим во взаимоотношениях фигурантов дела. В ходе расследования силовики, по версии наших источников, установили: Гибин являлся одним из подрядчиков во время подготовки к Универсиаде-2013, выполнял монтажно-строительные работы. Субподрядчиком Гибина же был «Стройхимсервис», фирма на тот момент принадлежала Стефатову. Юристом в этой фирме работала Фролова. Силовики считают, что с тех универсиадских времен троица поддерживала довольно близкие отношения. К примеру, после крупного спортивного события, когда рынок монтажно-строительных работ слегка просел, из «Стройхимсервиса» уволилась Фролова. В поисках работы, считают сотрудники МВД, она обратилась за советом к Гибину. Тот помог. Оказалось, что он неплохо общался с Андреем Афониным, руководителем ФПП РТ, который скончался в Дагестане около года назад. Афонин высоко оценил качества Фроловой и принял ее на работу. По нашим данным, Афонина не успели допросить в рамках расследования. Но и претензий к нему в ходе следствия не возникло. «Причастен ли он к схеме? Нет. Просто не досмотрел», — пересказывает выводы силовиков наш источник. Бизнесмен Гибин же проходит по делу как свидетель. Претензий к нему нет.

Дом предпринимателя сдали с завышенной сметой?

Последний эпизод относится исключительно к Стефатову. В 2017–2018 годах он занимался реконструкцией МФЦ на улице Петербургской в центре Казани. Сейчас это Дом предпринимателя. Компания Стефатова — ООО «Строительство и консалтинг» — должна была уложиться в смету в 10 млн рублей, но потом цена реконструкции выросла до 25 миллионов.
После визуального осмотра помещений оперативники пришли к выводу: смета завышена. Например, в одном из кабинетов должны были установить 30 розеток, а по факту их 10. Посчитали разницу и усмотрели в действиях Стефатова признаки мошенничества, правда, с весьма скромным ущербом — на 515 тыс. рублей.
Адвокат Стефатова Павел Мазуренко считает: обвинение по данному эпизоду предъявлено голословно, а сам осмотр помещений Дома предпринимателя и вовсе незаконный и безосновательный. «За 40 минут два этажа прошли! На каком основании, как мерили? Непонятно», — заявил Мазуренко.

«ХАМСТВО — ЭТО КОГДА НЕТ НИ ЕДИНОЙ УЛИКИ В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ»

«На сегодняшний день версия следствия, мысли и предположения следствия трактуются как истина», — недоволен адвокат Пономарев. Его подзащитная Фролова в коридоре суда после заседания поделилась с корреспондентом «БИЗНЕС Online» мнением, что «хамством было тащить это дело в суд». «Хамство — это когда нет ни единой улики в уголовном деле. Он [следователь] элементарно в обвинительном заключении упускает те эпизоды и те моменты из доказательств, о которых он знает, которые исключают преступные деяния, он их просто не вставляет. Например, что займы обеспечены. Была судебная экспертиза, независимая судебная экспертиза, проведенная судом вне рамок уголовного дела. И она земельные участки оценила больше чем в 5 миллионов рублей, — поясняла Фролова, что о необходимости экспертизы заявляла не она, а новый юрист фонда. При этом Фролова не спорит: залоги действительно менялись уже после выдачи займов. — Дело в том, что всю эту процедуру по смене залогов я как раз и провела. Я предприняла все необходимые действия в рамках своей должностной инструкции для того, чтобы обеспечить эти займы».
Фролова недовольна и тем, что следствие не учитывало результаты гражданских судов по нескольким выданным займам. Да, они не погашались, но суд начал взыскание с залогового имущества. «Ничего этого в деле нет, хотя мы об этом ходатайствовали», — расстроена она.
Не меньше обвиняемую возмущает и то, как следствие «подгоняло» показания ключевых свидетелей и потерпевших. По ее словам, один из допрошенных рассказал силовикам, что Исаев, договариваясь о получении кредитов, лично ходил к руководителю ФПП Афонину. Сама Фролова же якобы появилась в показаниях лишь в феврале этого года. «До ЕСПЧ пойду биться. Мне вот это грязное, шитое белыми нитками дело не нужно, мне еще ребенка растить», — горюет и Фролова.

Источник: m.business-gazeta.ru