Промзона. Реинкарнация

17.12.2019 13:06



Превратить заброшенную промышленную территорию в современный городской район? Вполне реально! Тридцать проектов новых общественных пространств, выставленные в Иннополисе на суд архитектурных экспертов, отвечают на этот вопрос именно так.
ЖИЗНЬ В НОВОМ ФОРМАТЕ
Полуостров мечты. Да-да, имен­но таким мне видится это место, омываемое водами Волги. Гулять по нему можно долго и с настрое­нием. А ещё здесь можно рабо­тать, развиваться и жить – если тебе близок этот новый формат жизни, где правят красота и твор­чество. Меж аккуратных аллей парка идут нон-стоп театральные перформансы, впереди, на пло­щади Самореализации, бурлит звуками и красками фестиваль современного искусства. А ря­дом – знаменитый концептуаль­ный архитектурный комплекс, созданный по принципу триа­ды Витрувия и объединяющий в себе прочность (науку), пользу (бизнес) и красоту (творчество). Это целый мир креативной ин­дустрии с соответствующими бизнес-инкубаторами и ковор­кингами, исследовательскими лабораториями и институтами, концертными залами и лектория­ми, мастерскими и творческими студиями, ресторанами и отеля­ми…
Здесь я, пожалуй, прервусь, признавшись, что это картинка из будущего. Придумали и ви­зуализировали её молодые ар­хитекторы из казанской компа­нии «АСК «ЭСФОЭС Архитектс» Ильсияр Габдрахманова и Ринат Гарипов. Ребята вошли в тридцат­ку финалистов Второй Российс­кой молодёжной архитектурной биеннале, которая прошла в Ин­нополисе.
К слову, задача перед участни­ками биеннале стояла нелёгкая – разработать проект ревитализа­ции конкретного промышлен­ного объекта Казани. Другими словами, превратить унылую и заброшенную промзону в сов­ременный район. Да ещё и приду­мать, как вдохнуть в него жизнь! Полуостров будущего, по кото­рому я мысленно прогулялась, – это Казанский портовый элева­тор, что «предательски» распо­ложился рядом с речным портом. Почему «предательски»? Да по­тому что потенциал территории гораздо шире – место может стать ещё одним центром притяжения для горожан и красивым фаса­дом Казани – для туристов. И эта мысль уже много лет не даёт по­коя градостроителям и властям города. Архитектурная биеннале смогла предложить множество ва­риантов для воплощения мечты в реальность.
ПАМЯТЬ МЕСТА
Мусор как память о прошлом? Почему бы и нет?! В свете «му­сорной революции», что обещает грянуть в Казани, эта идея предс­тавляется не только современной, но и концептуальной. Применить её в своём проекте не побоя­лись молодые специалисты из уфимского архитектурного «КБ 11». Не побоялись и… получили серебряный приз в категории «Завод «Сантехприбор». Этот мёртвый промышленный монстр стал второй зоной, предложен­ной для проектирования участ­никам биеннале. Ребята из «КБ 11» решили переформатировать часть его территории в общест­венное пространство с активным рельефом, который может быть создан «при помощи законсер­вированного исторического слоя производственного мусора, наме­ренно оставленного на площадке как память о прошлом места и его нынешнем трагическом упадке, с которым сегодня необходи­мо справиться». Так рождается город-утопия, руины которого пригодны для использования. Впрочем, унынию здесь не мес­то, ведь промышленный антураж архитекторы-мечтатели разба­вили многофункциональными сооружениями, позволяющими изменять пространство, исходя из запросов аудитории, – с по­мощью стеклянных оранжерей и подвижных световых объектов, трансформирующихся стен, мос­тов и переходов, декоративных водоёмов, повторяющих контуры некогда существовавших здесь цехов. Да, в будущем эта терри­тория может стать уникальным местом, где размыты границы между улицей и интерьером, го­родской и домашней мебелью. Как вам такая идея?
– Мы видим, насколько нужны творческие люди, а их можно най­ти только среди молодёжи и благо­даря таким форумам. Меня вот уже арт-директором не сделаешь, я могу только кирпичи и раствор вам подносить, – воодушевившись работами финалистов, пошутил Рустам Минниханов. Президент РТ отметил, что тема ревитали­зации промышленных террито­рий актуальна сегодня для мно­гих городов страны и Казань не исключение: самые красивые места с видом на Волгу в столице республики заняты очистными сооружениями, грузовым портом, промзоной. Подобная ситуация сложилась и в некоторых цент­ральных районах города…
– В постсоветский период мы многое потеряли, много оши­бок сделали. И сегодня свежий взгляд очень важен. Эти молодые архитекторы привнесут новиз­ну, современные подходы. Будем их обязательно привлекать – ра­боты всем хватит!
С точки зрения генплана быв­шие промзоны предоставляют массу возможностей. Таково авторитетное мнение куратора и председателя жюри биеннале, известного российско-немецкого архитектора Сергея Чобана.
– Сегодня практически вся ар­хитектура возникает в результате «трения» между исторической средой и тем новым, что появ­ляется на её месте. Но, знаете, мне кажется, что в архитектуре все формы уже найдены, оттого не процесс нахождения какой‑то ещё более неожиданной формы сегодня наиболее интересен – ин­тересна тенденция ввести что‑то новое в контекст окружающего, создать пространство, удобное для жизни разных групп насе­ления. А в сочетании истории и нового строительства возни­кают самые интересные, самые напряжённые точки развития. Так что подобные территории для города – скорее шанс, а не препятствие.
Основной современный тренд, отличающий этот процесс, – ра­зумность, считает архитектор. Пришло время обратиться к ре­шениям, которые позволяют экономить ресурсы и не портить окружающую среду. Оценка ис­торической субстанции является главным критерием при подходе к изменению данных территорий: «Всегда нужно трезво оценивать, что лучше – снос или сохране­ние». Ну если только речь не идет об архитектурном памятнике. В то же время очень важно сох­ранять память места, подчерки­вает Чобан.
Чтобы архитекторы, работая с такими объектами, не напо­минали Лебедя, Рака и Щуку, Минстрой РФ совместно с ком­панией «ДОМ.РФ» и институтом «Стрелка» разработал Стандарт комплексного развития про­мышленных территорий, приз­ванный усовершенствовать нормативно-правовую базу в области градорегулирования и архитектурного проектирова­ния. В документе были учтены положительные международные практики и опыт. Сейчас перед создателями стоит задача внед­рения документа в жизнь. Денис Филиппов, замдиректора компа­нии «ДОМ.РФ», пояснил, что речь не идет о каком‑то стандартном строительстве. В нём говорится о самом важном – чётком разде­лении типов застройки, которое даст возможность создавать но­вые территории и сделает наши города ещё более комфортными.
Но решит ли данный документ ещё одну насущную проблему – противостояния между архитек­торами и девелоперами, что се­годня наблюдается в Москве, Санкт-Петербурге и уже наме­тилось в Казани? Как утверждает Константин Ходнев, профессор Международной академии архи­тектуры в Москве, гендиректор группы DNKag, если архитекто­ры стремятся сберечь памятни­ки промышленной архитектуры, вдохнув в них новую жизнь, то девелоперы рвутся всё снести и построить дом «этажей на сто, а лучше – на двести».
Один из недавних примеров подобного отношения к исто­рической территории в центре Казани – снос Арских казарм, вызвавший среди широкой об­щественности бурю негодования. Когда-то этот военный городок был вратами Казани, спустя сто лет это место обрело истори­ческую значимость для горожан и могло бы стать для них люби­мым общественным пространст­вом, наполненным жизнью. Но, вероятно, желающих вдохнуть новую жизнь в Арские казармы не нашлось, зато нашёлся инвес­тор, готовый к альтернативному использованию данного участка земли – уже без казарм.
НОВЫЕ МЕСТА СИЛЫ
То, что промышленные зоны в контексте генплана города представляют собой точки раз­вития, у градостроителей и влас­тей республики сомнений уже не вызывает. А вот общего чёткого видения, как это развитие долж­но происходить, пока ни у кого нет, призналась нам Наталия Фишман-Бекмамбетова, помощ­ник Президента РТ и директор биеннале.
– Это суперактуальная для нас тема, никуда мы от неё не денем­ся, просто надо грамотно к ней подойти. Я надеюсь, что биенна­ле нам в этом поможет. Думаю, мы дадим существенный толчок, чтобы такая стратегия сформи­ровалась, и привлечём к этому наших финалистов.
Будут ли реализованы лучшие проекты биеннале? Это решат уже не члены жюри, а собст­венники промзон. Впрочем, как поделилась с нами Наталия Львовна, тот же владелец быв­шего завода «Сантехприбор» уже выразил свою заинтере­сованность в ревитализации, сказав, что в текущей ситуации для него самым сложным было отсутствие какой‑либо стра­тегии, а сейчас в его арсенале столько прекрасных идей!
К слову, об идеях. Все проекты ревитализации были сделаны с учётом сохранения памяти места и нового функционала, которым наделялась территория. Таким образом, архитекторы предлагали бизнесу варианты развития в виде разумных и про­думанных до мелочей решений.
– В своём проекте мы ничего не сносили и сделали это наме­ренно, поместив часть помеще­ний в зону зернохранилища, – говорит Ильсияр Габдрахмано­ва. – В Казани много подобных промышленных территорий, но всё это наша история. Город должен опираться на неё, нарас­тая слоями, адаптируя старые
участки под новые социальные потребности и запросы. И это в том числе решает проблему расползания городов.
Хочется верить, что такая судьба ждёт не только портовый элеватор и «Сантехприбор», но и исторические заводы братьев Крестовниковых и Петцольда, а также многие другие места Ка­зани. В общем, архитекторам есть где развернуться. А ведь кроме столицы существуют ещё и малые города республики.
Но достаточно ли только ре­конструировать какую‑то пло­щадь, а далее надеяться, что люди туда потянутся, как по манове­нию волшебной палочки? Прак­тика показывает, что процесс из­менения городской ткани и возвращения в общественную жизнь промышленных территорий всег­да происходит по-разному. В ка­ких‑то случаях идея спускается сверху как часть государственной политики. В каких‑то иниции­руется снизу коммерческими структурами или самими горо­жанами. И практически никогда нельзя предугадать, каким ре­зультатом этот процесс завер­шится, – оживёт ли это некогда заброшенное место или нет. И об этом также говорили на биеннале, потому что если не задумываться на данный счёт, то ревитализация промышленных зон становится идеей как минимум бесполезной.
– Совсем недавно в каждом рос­сийском городе «местом силы» был торговый комплекс – жители ходили в мегамоллы за покуп­ками и просто для того, чтобы провести там свободное время. Сейчас мы наблюдаем другую тенденцию – люди перестали фокусироваться на потреблении и начали получать удовольствие от пребывания в городе, от обще­ния с ним и друг с другом. На на­ших глазах изменяются сценарии и форматы «мест силы», – рассказывает Елена Петухова, ме­неджер специальных проектов Союза московских архитекторов.
Действительно, повестка по­менялась и сегодня главной цен­ностью общественного прост­ранства становятся те возмож­ности, которые оно предоставляет посетителям для самореализа­ции, считает Сергей Десятов, руководитель Центра дизайна ARTPLAY, – один из пионеров создания креативного кластера в России. Его детище – яркий пример ревитализации бывше­го московского завода «Плутон», на территории которого была создана профессиональная сре­да для дизайнеров, архитекторов и проектировщиков.
Так совпало, что ещё во время Первой Российской молодёжной архитектурной биеннале в Ка­занский архитектурно-строитель­ный университет с лекцией прие­хал Фабио Панцери. Известный итальянский архитектор снискал славу приверженца регенерации городов: он даёт вторую жизнь заброшенным зданиям, заво­дам и фабрикам. Я спросила его, что из дня сегодняшнего являет­ся предвестником архитектуры будущего.
– Я думаю, что в использова­нии и в назначении зданий поя­вится гибкость, то есть они будут меняться в зависимости от пот­ребностей человека, – ответил тогда он. – Я думаю, эта гиб­кость – одна из характеристик архитектуры будущего, и она проявится в самое ближайшее время.
Вероятно, это время пришло.
Казанские архитекторы Ильсияр Габдрахманова и Ринат Гарипов (финалисты биеннале, категория «Портовый элеватор») разработали особое пространство, где науку и творчество объединяет бизнес, где можно развиваться, общаться с единомышленниками, наслаждаться искусством.
1-3
Архитекторы уфимского «КБ 11» (серебряные призёры биеннале в категории «Завод «Сантехприбор») создали новый фор­мат общественного пространства с ак­тивным рельефом.
1-2
Тридцать проектов новых обществен­ных пространств – финалистов би­еннале – вызвали интерес в архитек­турном сообществе, а также у руковод­ства республики и собственников территорий..
1-1
Рустам Минниханов, Президент РТ, отме­тил, что тема реви­тализации промыш­ленных территорий актуальна сегодня для многих городов страны и Казань не исключение.

Источник: protatarstan.ru