«Спроси любого про пятерку татарских героев, ответы поразят невразумительностью»

14.12.2019 14:06



Награждение ТАССР в честь 50-летия орденом Октябрьской революции. 1 июня 1970 года (на фото: секретарь ЦК КПСС А.П. Кириленко (в центре), первый секретарь Татарского обкома партии Фикрят Табеев (слева), председатель президиума Верховного Совета ТАССР С.Г. Батыев (справа) Награждение ТАССР в честь 50-летия орденом Октябрьской революции. 1 июня 1970 года (на фото: секретарь ЦК КПСС Андрей Кириленко (в центре), первый секретарь Татарского обкома партии Фикрят Табеев (слева), председатель президиума Верховного Совета ТАССР Салих Батыев (справа) Фото: Мясников Борис/Фотохроника ТАСС
Руслан Айсин уверен, что 100-летие ТАССР мы встречаем в эпоху, у которой вместо своего лица только бессодержательные селфи
На следующей неделе будет дан старт празднованию 100-летия ТАССР. Кроме того, в 2020-м воедино сливаются две знаменательные даты, еще и 30-летие декларации о суверенитете Татарстана, когда одна историческая и государственная субъектность органично вплелась в другую. Но с чем мы приходим к такому важному, но непростому году? Политолог Руслан Айсин напоминает, что нация скрепляется героями, историей, общей судьбой, но сегодня это лишь гангренизирующие раны, требующие целительного бальзама.
НАМ ОБЕЩАЮТ ПРАЗДНИК, НО НЕ БУДЕТ ЛИ ОН СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ?!
На следующей неделе президент Республики Татарстан Рустам Минниханов должен дать старт празднованию году 100-летия ТАССР. В концертном зале им. Шакирова на «Казань Экспо» состоятся торжественные мероприятия. Как сообщают официальные лица, праздничные действа запланированы в Москве, Санкт-Петербурге и других субъектах страны, а также за рубежом, в регионах проживания наших соотечественников. Нам обещают праздник, но не будет ли он со слезами на глазах?!
Вековой юбилей — срок немалый, бесспорно. В 2020 году воедино сливаются две знаменательные даты — 100-летие ТАССР и 30-летие декларации о государственном суверенитете Татарстана. Одна историческая и государственная субъектность органично вплелась в другую. По сути, образование ТАССР — это восстановление потерянной государственности татарского народа в далеком XVI веке. Когда мы говорим о подобном, многие критики тут же начинают кричать о сепаратизме, здесь же речь идет о государственности как форме объединения на основе некоей общей инфраструктуры. Само слово «федерация» с латинского означает «объединение». Части становятся целым объединением, ибо без них она не может быть полноценной, полнокровной. Это придает любому большому проекту устойчивость и гибкость одновременно. Россия долгое время не была страной стран. Таковой стал ранний СССР, до того же это было столкновение протостран, пространств, вольно (а где-то невольно) дрейфующих по евразийской территории.
Что есть страна? Она единый организм, в котором соприкасаются два полюса — общество и государство, но система «излишней власти» вторглась в этот идиллический тандем и «поглотила» данные основания, став моноцентром. Холодным и обреченным на быстрое старение. Хорошо сказал некогда историк Михаил Гефтер, учитель ни много ни мало Глеба Павловского, одного из политических архитекторов структуры «раннего Путина»: «А „единая и неделимая“ сегодня псевдорусская идея, ее адепт — политический русофоб!» Великая степь одарила страну соблазном большой географии, ни в малой степени Золотая Орда раскинула по бескрайним просторам семена могучего проекта. Какой же здесь сепаратизм, помилуйте! Это надо разобраться, кто от чего сепарируется и откалывается в надменность агрессии к иному.
Хоть большинство нынешних руководителей страны не любят Владимира Ленина и носятся с культом товарища Иосифа Сталина, нельзя не признать факт колоссального гения первого, который смог разорванную на лоскуты страны собрать под началом проекта социалистического союза народов. Он хорошо осознал, что имперское начало губительно, только республиканский принцип «общего дела» способен вдохнуть увядшей стране новый живительный импульс. В первые годы СССР и стал той самой интеграционной моделью суверенных территорий. Но новой власти надо было еще переварить не менее важное: множественное наследие протостран.
Сталин, который в 1920 году состоял в должности наркома по делам национальностей РСФСР, видел решение проблемы исторического наследия протостран по-своему. Он был стихийный империалист, национальный вопрос дался ему непросто. С Лениным уже тогда обозначились смысловые противоречия, линии разлома проходили по самым чувствительным политическим и цивилизационным аспектам. Вождя мирового пролетариата Коба преодолевал, замазывал все его основные идейные позиции, он заполировал первого в бронзовую немощность.

МЫ ВСТУПИЛИ В ДРУГУЮ ЭПОХУ, НО СЧИТАЕМ, ЧТО СТАРАЯ АРБА БУДЕТ КАТИТЬ ПО ШОССЕ НЕ ХУЖЕ СОВРЕМЕННЫХ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ КАРОВ

Сталину нужен был своей проект, свой народ, который подходит под его видение будущего. Он называл коллективизацию «революцией сверху». Прекрасный манипулятор, бывший нарком сделал все, чтобы советское пространство стало соподчиненным, унифицированным, сломав общинную связь, выломав все возможные потенциальные связи. При нарезке автономий в 1920 году Казанскую губернию он сильно покромсал. Отторг от матричной татарской земли значительные территории компактного проживания татар и присоединил их к соседним областям и республикам. Теперь по периметру Татарстана плотное кольцо татарского мира, которому Казань не всегда может помочь в удовлетворении духовно-культурных потребностей в силу административных преград. Тяжело открыть татарскую школу, мечеть, насытить территорию национальной инфраструктурой. Вождь народов делал это сознательно, закладывал противоречия там, где могла вырасти кооперация, как между Татарстаном и Башкортостаном. Отголоски ударов сталинского молота мы отчетливо слышим сегодня, и они сильнее отзовутся в 2020 году во время всероссийской переписи населения.
Как-то я уже на страницах «БИЗНЕС Online» писал, что один из идеологов консервативной революции Меллер ван ден Брук разработал концепцию «Третьего царства», видевшуюся ему как консервативно-революционный проект, который должен создаваться не как «левый» или «правый» конструкт. «Консерватор признает только надвременное», — писал он. То есть консерватор находится внутри времени, вместе с тем являясь его эпицентром. В аналогичном обновлении нуждается и Татарстан. «Третья республика», ступающая в свое второе 100-летие, должна выглядеть надвременной, передовой, динамичной, центральной. Но что мешает?
Способны ли мы складки гетерогенности наших проблем сгладить в гомогенность общего дела? Не теряем ли мы главного — человеческого пространства? Все эти проблемы требуют обязательного проговора, обсуждения. Мы давно вступили в другую эпоху, дышим иной атмосферой, но считаем, что старая арба будет катить по шоссе не хуже современных концептуальных каров. В этом вся беда, призрачность мнимого. Без хорошего чертежа, плана в будущее уверенно хозяином положения не попадешь.
С каким катехизисом вы входим в юбилейный, но в то же время крайне напряженный год, понять сложно. Столпы грандиозных событий — это еще и люди, которые их создают, вычленяют из потока времени и образуют историческое значение, утверждают символ. Но неясно, где пантеон героев-татар. Спроси любого встречного молодого человека про пятерку татарских героев, ответы поразят невразумительностью в лучшем случае. Не закладывается на этом уровне такое понимание. И даже наша литература пока что слабо и приземисто работает в данном направлении, она не создает портретов, исполинов, которым охота подражать, повторять их подвиги и свершения. Нация скрепляется героями, историей, традицией, языком, общей судьбой. Все это сегодня лишь гангренизирующие раны, требующие целительного бальзама.
В странное время, однако, мы живем: нет собственного героического лица у эпохи. Только бессодержательные селфи как жалкий симулякр, как бессознательное вопрошание о собственном месте в этом сложном мире.

Источник: m.business-gazeta.ru