«ТАИФ» и «Татнефть» встревожились федеральным законом, ограничивающим их инвестиционную активность

13.12.2019 09:06



Фото: KazanFirst, e-nkama.ru, gossov.tatarstan.ru
Госдума в первом чтении уже одобрила вступление документа в силу, но парламентарии Татарстана намерены внести поправки в него.
Крупные предприятия, в том числе бюджетообразующие ГК «ТАИФ» и «Татнефть», вместе с властями Татарстана выразили опасения по тому, какой закон, регламентирующий инвестиционную деятельность, сейчас готовят депутаты Госдумы.
Речь идёт о защите и поощрении капиталовложений. Законопроект был предложен федеральным Минфином. Площадкой для обсуждения документа стал комитет Госсовета по экономике, инвестициям и предпринимательству.
Суть предложений в том, чтобы закрепить в специальных актах два инвестиционных режима: общий и проектный. Первый обещает бизнесу только одну льготу - 3 года стабильных налоговых условий. Другие формы поддержки бизнес, конечно, может получить (субсидии для компенсации затрат на финансирование вложений в инфраструктуру, таможенные и налоговые льготы, гарантии и поручительства) по «иным» условиям. Но их законодатель пока ещё никак не подготовил.
Проектный режим устанавливает более длительные сроки (по 6,15 и 20 лет). И по этому режиму больше конкретики. Например, бизнес может вернуть те средства, что были потрачены на инфраструктуру, за счет средств от уплаты налогов с проекта - возвратное налоговое финансирование. Там же зафиксированы тарифы, квоты, таможенные пошлины, соглашения о защите капитальных вложений.
Но такой режим предусматривает серьёзный ценз для компаний. Например, у предприятий цифровой экономики и сельского хозяйства должны быть не менее 1,5 млрд собственных инвестиций при общем бюджете проекта не менее 7 млрд рублей. Проекты в области медицины, образования, культура и спорта - 250 млн рублей и 1 млрд рублей, соответственно. Другие отрасли экономики - 5 млрд рублей и 25 млрд рублей.
Такие финансовые высоты не потянуть рядовому бизнесу, и в частности предприятиям в регионах России. Такой ценз - это больше история для мегапроектов, экономический эффект которых сложно просчитать.
Инвесторы опасаются, что в случае принятие документа будут отменены все существующие режимы господдержки.
Закон ограничивает участие государства в реализации проектов, разрешая его только при отсутствии возможности привлечь инвестора. Жестко определяется понятие «инвестиция», видя в нём только прибыльную деятельность для бюджета страны или региона. Однако не каждый инфраструктурный проект может быть прибыльным, инвесторы такие в одиночку не потянут, нужна помощь государства. Здесь имеется в виду проекты, реализующие по механизмам концессии и ГЧП. Конкретно для Татарстана - это проект по строительству автомобильной дороги Москва-Казань, высокоскоростные железнодорожные магистрали.
Замминистра экономики Татарстана Индира Кареева о замечаниях в этот закон, упакованных в пакет поправок.
1) Есть вопросы к понятийному аппарату закона. Нужны определения «частные инвестиции».
2) Необходимо четко прописать полномочия федеральных, региональных и муниципальных органов власти. Предпочтительнее расширить полномочия субъектов РФ в вопросах регулирования инвестиционной деятельности.
3) Сохранение преференциальных режимов в ОЭЗах и ТОСЭРах
4) Уточнение перечня порядка предоставления государственной поддержки на федеральном уровне.
5) Целесообразность снижения порога для проектов в социальной сфере.
Заместитель гендиректора по экономике и финансам «ТАИФ-НК» Алла Евстафьева выразила позицию своей компании, сделав акцент на то, что предприятие «бюджетообразующее» для республики, по отношению к этому закону. Впрочем, она выразила консолидированное мнение всей нефтегазохимической отрасли республики. Представители «Татнефти», коих не было на заседании комитета, поддержали бы её.
- Суть предлагаемых нами изменений в закон - увеличение срока предоставления льгот по проектам с 7 до 13 лет, и проектов, стоимость которых превышает 10 миллиардов рублей. При этом срок ограничить сроком окупаемости проектов, - заявила Евстафьева.
Заместитель председателя Госсовета Татарстана Марат Ахметов поинтересовался у замминистра Кареевой, как обстоят дела в Татарстане вообще с инвестиционной активность.
- У нас в прошлом году была инвестиционная компания на 629 миллиардов рублей в основной капитал. Мы надеемся, что снижения в этом году не будет. Но по итогам 9 месяцев пока наблюдаем снижение, - ответила она Ахметову.
О плачевном состоянии с инвестициями на Зеленодольском судостроительном заводе имени Горького поделился и его гендиректор Ренат Мистахов.
- Капитализация у нас идёт. Завод имени Горького за 9 лет провел большую капитализацию в размере 6 миллиардов рублей. Наши инвесторы вкладывают деньги в ожидании стабильности и уверенности в завтрашний день. Но таковой не имеют. Почему? Потому что за 9 месяц итоги подводили, у нас идёт существенное падение. Уверенности акционерам мы сегодня не можем дать. То есть, мы вложили деньги, заменили оборудование, а по факту у нас в этом году 20%-ое снижение производства. Это снижение и на следующий год тоже просматривается. Потому что завод попал под санкции. Многие заказчики, которые на экспорт работали, от нас просто отказались, - говорит Мистахов. Он заявил участникам заседания, что для инвесторов предприятия очень важны возвратные деньги. Но с ними туго.
Председатель комитета Лотфулла Шафигуллин согласился практически со всеми замечаниями и претензиями в адрес федерального закона, в том числе и от Миндортранса РТ. Хотя детально они не проговаривались. Шафигуллин назвал главную суть, почему этот закон сейчас принимается.
- Руководство России хочет вытащить 30 триллионов рубелей, которые где-то лежат в счетах, и привлечь их в промышленность страны. Вот основная задача. Каким образом это будет сделано - это уже другой вопрос. На 20-й год запланировано 7,5 триллионов рублей, - сказал Шафигуллин.
Депутат Госсовета Марат Галеев в беседе с журналистом KazanFirst Ильнуром Ярхамовым придал ясность, почему закон вызвал такую тревогу у парламентариев Татарстана и представителей большого бизнеса.
- Есть в принятом документе как минусы, так и плюсы. К минусам можно отнести, что нечетко прописаны целый ряд моментов. И открыт вопрос, не ущемляются ли интересы регионов, которые уже на базе собственного законодательства заключили контракты и реализуют бизнес-проекты. И важно закрепить положение, что все ранее предоставленные регионами преференции сохраняются на срок реализации. Этого четко нет. Поскольку понятийный аппарат меняется этим законом, то сейчас уже понятием «инвестиции» предполагается извлечение прибыли. А в инфраструктурных проектах, которые связаны с транспортным сообщением… Во всём мире так, что такие транспортные проекты либо окупаются в ноль, либо не всегда прибыльны, либо вообще не окупаются. Но они крайне необходимы для развития в целом экономики. Там эффект опосредованный, - рассуждает Галеев.
По словам собеседника, федеральная инициатива вообще должна обойти стороной вопросы по транспортной инфраструктуре.
Депутат также прокомментировал озабоченность законом у таких компаний как «ТАИФ» и «Татнефть».
- У бюджетообразующих предприятий «ТАИФ» и «Татнефть» реализуется целый ряд перспективных проектов, которые действительно необходимы для улучшения структуры экономики в целом. Ведь в нефтехимии важно иметь многоступенчатую глубокую переработку нефти. Тогда маржинальность, то есть прибыльность, производства возрастает. И это выгодно бюджету Татарстана. Но трудность реализации их проектов связаны с тем, что сроки окупаемости и налоговые преференции, которые даются законодательством, не совпадают. Они поэтому просят удлинить сроки окупаемости. Я могу в адрес этих компаний сказать только одно - они, прежде чем требовать такие преференции, должны просчитать последствия для бюджета Татарстана. Потому что бюджет у нас достаточно напряженный. Мы просто так тоже не можем преференции раздавать. Последствия для бюджета и законодательства требуют заключения первого лица республики. Поэтому здесь необходимо дополнительное согласование, - объяснил Галеев.
На сегодня законопроект уже прошёл первое чтение в Госдуме. Документ ожидает второе чтение в середине января следующего года. Мнения и претензии к нему уже бесполезны. Если что и можно подправить, то только конкретными поправками в сам текст закона.

Читайте также: У энергомонополистов Татарстана позитива все меньше, но тарифы все равно вырастут

Понравился материал? Поделись в соцсетях

Источник: kazanfirst.ru