Чем живет рынок антикафе Казани

13.12.2019 08:06



После «бума» антикафе в столице Татарстана закрылась почти половина таких заведений — но оставшиеся начали расширять бизнес
«Бум» тайм-кофеен как бизнеса (они же антикафе — заведения, где посетитель платит за проведенное там время) по всей России пришелся на 2013 год, и Казань его также не избежала: на пике в столице Татарстана было с десяток таких заведений. Но на сегодня половина из них уже прекратила работу (в том числе и один из «Циферблатов»), еще одно — закрылось буквально пару недель назад. Однако говорить о том, что антикафе изжили себя как формат, не получается — некоторые из оставшихся игроков, наоборот, активно расширяются в республике и за ее пределами, а в Татарстан намеревается зайти сеть из Ульяновска. «Реальное время» выяснило, что сейчас происходит в этой сфере и почему вообще антикафе закрываются — дело тут не всегда в деньгах.

Кто расширяется: казанский «Баклажан» и ульяновское «Спелое»

Как выяснило «Реальное время», татарстанская сеть антикафе «Баклажан» в будущем году откроет первое заведение за пределами республики — в Нижнем Новгороде. Совладелец сети Эдуард Онучкин сообщил, что в следующем месяце уже начинает обустраивать точку. При этом за последние два с небольшим года сеть открыла три точки в Казани (одну из них — около месяца назад) и одну — в Набережных Челнах (это заведение переехало из Елабуги). Таким образом, это единственный бизнес по модели тайм-кафе в Казани, который к настоящему времени расширяет свою сеть, — другие в данный момент закрываются.
Кроме того, по информации «Реального времени», сферу тайм-кофеен в Казани хочет дополнить еще и игрок извне: сеть заведений «Спелое» из Ульяновска ищет в столице Татарстана сразу три помещения под свои заведения. Судя по сайту сети, она также делает упор на относительно невысокие цены и на проведение различных мероприятий (в Ульяновске при кафе образовалось собственное аниматорское агентство).
Представители «Спелого» к моменту публикации не смогли ответить на вопросы «Реального времени» о планах экспансии в Казани. Также неясно, будет ли сеть открывать заведения самостоятельно или по франшизе.
В разговоре с «Реальным времени» Болцун объяснил закрытие заведения на Щапова тем, что оно генерировало убытки — в первую очередь из-за высокой арендной платы. Фото kazan.arendator.ru

Кто ушел: «Винегрет», «Смайлики», New York Caf и Ц. на Щ.

«Циферблат», первое казанское тайм-кафе (сеть предпочитает называть свои заведения исключительно «свободными пространствами»), наоборот, закрыло одну из своих точек летом 2019-го — знаменитое заведение на Щапова (в пабликах сети его название сокращают до двух букв — Ц. на Щ.). Отметим, что с 2015 года у франшизы в Казани сменился владелец: вместо известного предпринимателя Артема Крамина, который сейчас развивает сеть квестов «Выйти из комнаты» за рубежом, им стал Артем Болцун (за ним, по открытым источникам, не числится других компаний).
В разговоре с «Реальным времени» Болцун объяснил закрытие заведения на Щапова тем, что оно генерировало убытки — в первую очередь из-за высокой арендной платы. После закрытия в казанской сети заявляли, что будут искать новое помещение, «которое подойдет под все цели и ценности «Циферблата». Болцун заверил, что поиск помещения продолжается до сих пор — имеющиеся варианты якобы не отвечают требованиям франшизы либо есть вопросы по арендной плате.
Буквально несколько недель назад закрылось New York Cafe — не менее знаменитое, чем «Циферблат», заведение формата тайм-кафе с уклоном в музыкальные мероприятия и «ночи кино». Оно располагалось на Большой Красной, 34 — прямо напротив регионального управления ФСБ. Однако в этом формате не работало уже восемь месяцев — с момента смены собственника оно стало обычным общепитом.
Бывший владелец New York Cafe Евгений Кистанов объяснил, что продал заведение из-за того, что оно требует вложений большого количества времени и сил, но основным бизнесом никогда не было.
Буквально несколько недель назад закрылся New York Cafe — не менее знаменитое, чем «Циферблат» заведение формата тайм-кафе с уклоном в музыкальные мероприятия и «ночи кино». Фото vk.com/nycafe_kazan
— Наоборот, ощущение, что антикафе в Казани — довольно перспективная штука. По сравнению с тем же Санкт-Петербургом, у нас охват еще очень маленький, есть куда двигаться, — полагает Кистанов.
«Винегрет» на Вишневского, 3 немного отличался от остальных антикафе из-за упора на кальяны — в других подобных заведениях их всячески избегали. Заведение открылось в 2015-м, а в 2017-м его владелец выставил «Винегрет» на продажу за 390 тысяч рублей. Сейчас на месте заведения открыт магазин по продаже все тех же кальянов.
Однако бывший владелец «Винегрета» Сергей Дурасов в разговоре с «Реальным временем» также объяснил продаже заведения не экономическими, а личными причинами — рождением ребенка, из-за чего времени на развитие кафе стало не хватать.
— Когда ты открываешь такое заведение, ты там живешь. А после рождения ребенка надо жить дома, — объяснил он. Кафе, по его словам, работало в прибыль.
Одним из первых рынок покинуло антикафе «Смайлики», открывшееся весной 2013 года на улице Калинина — примерно во время бума подобных заведений в России. Оно просуществовало около года и объявило о закрытии в марте 2014-го.
— Не пошло, потому что большая аренда, недостаточное финансирование для раскрутки и доведения до полной готовности с запланированными идеями, помощи государства не было, кредит банки не дали, да и процентная ставка не самая привлекательная, — заявил «Реальному времени» бывший владелец «Смайликов», казанский предприниматель Равиль Хабибуллов. По его мнению, в Казани вряд ли появятся еще антикафе — имеющихся уже достаточно.
«Винегрет» на Вишневского, 3 немного отличался от остальных антикафе из-за упора на кальяны — в других подобных заведениях их всячески избегали. Фото yandex.ru

Антикафе открывают альтруисты

Об экономической стороне антикафе как бизнеса в разговоре с «Реальным временем» высказался бывший управляющий одного из крупных казанских антикафе:
— Такое заведение не приносит сумасшедших прибылей. Нет такого, чтобы ты открыл антикафе и гребешь деньги лопатой. Как правило, они существуют около безубыточности, может быть, будет небольшая прибыль — на уровне хорошей зарплаты. Нужно же еще постоянно вкладываться в развитие. Так что открывают их в основном альтруисты, кто очень хочет поддержать движуху. И у кого есть какой-то еще бизнес.
Отчасти с ним соглашается и Эдуард Онучкин:
— Есть много антикафе, которые когда-то открылись, их потом перепродали. И у тех, кто купил, нет никакой мотивации, кроме зарабатывания денег, — объясняет он закрытие ряда антикафе.
Некоторые из упомянутых антикафе в Казани работают как ИП, так что оценить результаты их деятельности по открытым источникам не представляется возможным. В качестве исключения можно привести казанский «Циферблат» — с 2015-го, когда развивать франшизу в Казани стал Артем Болцун, юрлицо оформлено как ООО. В 2016 году, согласно данным «СПАРК-Интерфакс», казанский «Циферблат» показал убыток в 850 тысяч рублей при выручке в 5,5 млн рублей, в 2018 — скромную прибыль в 49 тысяч рублей при схожих объемах выручки. Но следует учитывать тот факт, что в 2019 году «Циферблат» закрыл точку на Щапова — как заявлял сам Болцун, убыточную.
Данные за 2017 год в системе отсутствуют. Интересной деталью также является то, что официальное количество сотрудников в казанском «Циферблате», согласно тому же «СПАРКу», никогда не превышало пяти человек — что для одного, что для двух заведений это маловато.
«Баклажан» следует политике демпинга — выставил цену на уровне минимальной по Казани. Фото vk.com/baklazankzn
До продажи New York Cafe приносило прибыль около 100 тысяч в месяц. Бывший владелец «Винегрета» оценил норму прибыли заведения в 2017 году в «150—200 процентов от затрат».
Казанский «Баклажан» также зарегистрирован как ООО, но образованы юрлица в 2019 году, так что по открытым данным проследить финансовые показатели пока не представляется возможным. Однако Онучкин также оценил прибыль одного заведения на уровне в 100 тысяч рублей в месяц (напомним, что «Баклажан» следует политике демпинга — выставил цену на уровне минимальной по Казани). Средний чек в заведении при этом составляет 209 рублей. Онучков объяснил, что ощутимый доход приносит предоставление площадей антикафе под различные мероприятия.
Упомянутое выше «Спелое» на своем сайте заявляет доходность одной точки в районе 390 тысяч рублей в месяц и окупаемость в 8 месяцев. Требуемые вложения — 3 млн рублей (Онучкин оценил необходимые вложения в одну точку на уровне 1,5—2 млн рублей).

Будущее есть?

Нурислам Шарифуллин указывает на тот факт, что для досуга и работы сейчас есть альтернативы тайм-кофейням в виде, к примеру, коворкингов. Однако и у антикафе остается своя ниша.
— Лично для меня сама концепция тайм-кафе не очень понятна. Есть же коворкинги, есть тру-косты (заведения с платой за вход и блюдами по себестоимости, — прим. ред.), где еще и поесть можно. Но в тайм-кафе ходят за уникальной атмосферой, над чем им и стоит работать. Тот же «Циферблат», одно из первых заведений, уже имеет такую атмосферу, за которой ходит аудитория.
Шарифуллин также привел свой взгляд на причины неудач закрывшихся антикофеен:
— Это прописная истина: когда ты создаешь качественный продукт и выставляешь справедливую цену — потребитель проголосует своими деньгами. А когда люди начинают открывать тайм-кафе, где у одного вход, условно, 100 рублей, а у другого — 500, при этом где за 100 все так же, как в кафе за 500, то последние просто закроются. Или когда тайм-кафе заходит на аренду в 2 тысячи рублей за квадратный метр и перекладывает расходы на потребителя — все то же самое.
Заместитель гендиректора компании A-Development Владимир Шайхиев, наоборот, указывает, что будущее — в совмещении формата антикафе и коворкинга.
— Такой формат сейчас очень живучий, тенденция к открытию коворкингов — она очень большая. Сейчас очень большие пересечения происходят между коворкингами. Но при этом коворкинги не «перетягивают на себя одеяло», просто появляется универсальность. Делают площадки для рабочих мест, для проведения мероприятий. Спрос на такие помещения есть, могу сказать, что люди ищут. При этом должен быть концепт в зависимости от нахождения. Мой прогноз: антикафе есть и еще будут.
БизнесУслуги Татарстан

Источник: realnoevremya.ru