«Наверное, осознал, что был не прав»: прокуратура и суд наказали казанскую оперу

8.12.2019 10:06



«Невышедший ростом» тенор Хачатур Бадалян отсудил у театра Рауфаля Мухаметзянова более полумиллиона
На этой неделе случилась развязка в громкой февральской истории, когда с Шаляпинского фестиваля был изгнан певец, показавшийся директору театра им. Джалиля Рауфалю Мухаметзянову недостаточно высоким для исполнения своих вокально-артистических обязанностей. В результате ТАГТОиБ заключил мировое соглашение в арбитраже на условиях агентов певца, а Мухаметзянову еще и влепили штраф по итогам прокурорской проверки. О фиаско главного театрального генерала Татарстана — в материале «БИЗНЕС Online».
В феврале театр им. Джалиля в одностороннем порядке расторгнул контракт с тенором Хачатуром Бадаляном, в качестве причины негласно объявив низкий рост певца

«ОТВЕТЧИК ПРИЗНАЕТ СВОИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ВЫПЛАТЕ ГОНОРАРА В РАЗМЕРЕ 578 462 РУБЛЕЙ»

В феврале этого года культурная Казань неожиданно ославилась на всю страну как место, где «дискриминируют артистов по ростовым качествам». Скандал возник после того, как театр им. Джалиля в одностороннем порядке принял решение расторгнуть после первого выступления на Шаляпинском фестивале – 2019 контракт с тенором, солистом московской «Новой оперы» Хачатуром Бадаляном, хотя изначально предполагалось, что он примет участие в двух спектаклях и двух гала-концертах. Но более всего представителей артиста, арт-агентство «Премьер», возмутил тот факт, что в ТАГТОиБ в качестве причины прекращения соглашения негласно объявили… низкий рост певца.
Казанская опера тогда выплатила гонорар за один спектакль, не собираясь давать ничего больше. Однако арт-агентство «Премьер» потребовало выплаты всей суммы, положенной по контракту, а это 828 тыс. рублей. Кроме того, Бадалян в Казани написал заявление в прокуратуру РТ с просьбой разобраться в ситуации. С тех пор история стала как-то подзабываться, между тем, как выяснил «БИЗНЕС Online», она отнюдь не была исчерпана.
И вот на этой неделе, 5 декабря, в Арбитражном суде РТ слушалось дело по иску арт-агентства «Премьер» к театру оперы и балета им. Джалиля о взыскании с ответчика задолженности в 579 тыс. рублей (ровно той суммы, которую по изначальному контракту недополучил артист). Это было уже второе заседание, на первом сторона ответчика ходатайствовала о возврате искового заявления, а суд принял решение привлечь в качестве третьего лица самого певца.
На новом заседании, к нашему удивлению, сторона истца выступила против присутствия прессы. Сначала генеральный менеджер «Премьера» Ирина Комарова сказала корреспонденту «БИЗНЕС Online» при входе в зал: «А вам с нами нельзя». Правда, позже извинилась, сославшись на незнание правил. Далее вторую попытку выдворить журналиста предприняла уже юрист «Премьера» по фамилии Михалевич. Увидев, как репортер сделала пару снимков на свой смартфон (причем судьи в зале еще не было), она в жесткой форме потребовала прекратить съемку. Позже юрист обратилась к судье: «Разве СМИ могут писать? Мы же не договаривались, что будут писать что-то. Разве не нужно заранее уведомлять о присутствии СМИ?» Однако Ильнур Хафизов не стал возражать против присутствия «БИЗНЕС Online»: «Слушать имеет право».
После этого судья приступил к рассмотрению дела. «Представители сторон есть, третье лицо не явилось», — констатировал он, оглянув зал. «Адвокат театра вынес ходатайство о вынесении мирового соглашения. Текст готов?» — продолжил Хафизов. «Сейчас еще раз прочитаем, дочитаем», — принялись листать мировое соглашение немного опоздавшие на заседание дамы из «Премьера». Здесь же, прямо в зале суда, они и подписали соглашение. «Обе стороны поддерживают данное мировое соглашение?» — еще раз обратился к присутствующим судья. «Да, ходатайствуем», — ответили обе стороны в унисон. Интересно, что все это время представитель казанской оперы по фамилии Иксанов сохранял полную безучастность, кажется, мало интересуясь происходящим.
Судья объявил короткий перерыв на пару минут. Вернувшись, Хафизов спросил у представителей театра и певца, не было ли других ходатайств, и, получив отрицательный ответ, удалился в совещательную комнату для принятия решения. Далее огласил резолютивную часть мирового соглашения, согласно которому ответчик признает свои обязательства по выплате арт-агентству «Премьер» гонорара Бадаляна в размере 578 462 рублей. Само заседание длилось всего 30 минут, представители артиста поблагодарили судью за то, что тот встал на их сторону. «Это ваше решение, не мое. Мировое соглашение — лучшее решение для судьи», — парировал Хафизов.
По словам Ирины Комаровой, спор между «Премьером», который представляет интересы Бадаляна, и оперным театром Казани не сказался на работе других артистов этого арт-агентства По словам Ирины Комаровой, спор между «Премьером», который представляет интересы Бадаляна, и оперным театром Казани не сказался на работе других артистов этого арт-агентства
Как пояснила после суда корреспонденту «БИЗНЕС Online» руководитель арт-агентства «Премьер», театр им. Джалиля полностью признал иск и сам вышел с предложением о мировом соглашении. «По мировому соглашению театр полностью оплачивает сумму контракта. В нашем случае оно было заключено для того, чтобы не тратиться на судебные тяжбы», — отметила она.
Притом, по ее словам, спор между «Премьером», который представляет интересы Бадаляна, и оперным театром Казани не сказался на работе других артистов этого арт-агентства. «И, надеюсь, никогда не скажется. Я думаю, руководство понимает, что артисты здесь ни при чем, это наши с театром отношения. Вчера прекрасно спела премьеру в казанском театре в „Пиковой даме“ Елена Гусева, я присутствовала, и это было очень чудесно. Я надеюсь, что театр продолжит приглашать наших артистов, что будем взаимодействовать дальше, мы открыты к сотрудничеству, надеемся, что и театр — тоже. Всё во имя искусства, а разбирательства никому не нужны», — отметила Комарова. Притом возможное участие тенора Бадаляна в казанских постановках останется на усмотрение артиста. «Это же все ради зрителя», — подчеркнула она.
Также генменеджер «Премьера» добавила, что лично с директором ТАГТОиБ Рауфалем Мухаметзяновым, по инициативе которого и возникла вся нынешняя история, ситуацию так и не обсудила. «Но раз он пошел на мировое соглашение, то, наверное, осознал, что был не прав. Это наше предположение», — заключила она.
Театр им. Джалиля полностью признал иск и сам вышел с предложением о мировом соглашении Театр им. Джалиля полностью признал иск и сам вышел с предложением о мировом соглашении

«ДИРЕКТОР ТЕАТРА ПРИВЛЕЧЕН К ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ВИДЕ ЗАМЕЧАНИЯ»

Однако на этом проблемы Мухаметзянова, как выяснил «БИЗНЕС Online», не закончились. Еще в феврале старший помощник прокурора Татарстана по взаимодействию со СМИ Руслан Галиев в беседе с нашим изданием подтвердил, что надзорное ведомство РТ организовало проверку по имевшемуся факту. «Будет дана правовая оценка действиям администрации театра, и при наличии оснований окажутся приняты меры прокурорского реагирования, — пояснял он тогда. — Нас интересует не художественная и не эстетическая составляющая данного инцидента, а сугубо правовая его сторона, иными словами, нарушен закон или нет».
По информации источников газеты, прокуратура действительно серьезно и основательно подошла к вопросу, чем вызвала негодование самого Мухаметзянова, традиционно имеющего отличные контакты с силовиками. К примеру, директор казанской оперы, являющийся и депутатом Госсовета РТ, также возглавляет общественный совет при МВД по РТ. Поговаривают, что в ответ на действия прокурорских работников, которые заинтересовались экономико-хозяйственной деятельностью театрального учреждения, 70-летний Мухаметзянов, имеющий бессрочный контракт с минкультом Татарстана и возглавляющий театр им. Джалиля на протяжении 38 лет, даже грозился уйти в отставку.
Между тем проверка была проведена до конца и принято решение. Официально в прокуратуре Татарстана отметили, что изучили информацию об одностороннем расторжении контракта между Татарским государственном академическим театром оперы и балета им. Джалиля и ООО «Арт-агентство „Премьер“». По итогам проверки надзорное ведомство составило два протокола об административном правонарушении по статьям «Нарушение порядка расторжения контракта в случае одностороннего отказа от исполнения контракта» и «Нарушение должностным лицом заказчика сроков размещения информации более чем на один день».
К административной ответственности привлекли директора театра и одного из его подчиненных. Мухаметзянов оштрафован на 50 тыс., сотрудник — на 15 тыс. рублей. «Кроме того, прокуратурой города в адрес министра культуры Республики Татарстан внесено представление об устранении нарушений федерального законодательства, которое рассмотрено и удовлетворено. Директор театра привлечен к дисциплинарной ответственности в виде замечания», — добавил Галиев.
Прокуратура серьезно и основательно подошла к вопросу, чем вызвала негодование директора театра Рауфаля Мухаметзянова, традиционно имеющего отличные контакты с силовиками. Прокуратура серьезно и основательно подошла к вопросу, чем вызвала негодование директора театра Рауфаля Мухаметзянова, традиционно имеющего отличные контакты с силовиками

«ИСКУССТВЕННЫЙ РЕЗОНАнС» ОКАЗАЛСЯ ЕСТЕСТВЕННЫМ

Напомним, что скандальная история случилась без малого год назад. Изначально предполагалось, что Бадалян выступит на Шаляпинском фестивале – 2019, исполнив главные мужские партии в двух спектаклях, а также примет участие в паре гала-концертов. Однако уже после первого выступления в опере «Мадам Баттерфляй» представляющее интересы артиста арт-агентство «Премьер» получило из Казани уведомление о том, что в услугах его клиента не нуждаются. Официальных причин расторжения контракта названо не было, но неофициально заявлено, что певец низкого роста и будет комично смотреться в других постановках. Сторона Бадаляна настаивала на том, что 170 см — это средний рост оперного тенора, которые редко бывают очень высокими, а на «Мадам Баттерфляй», где он исполнял партию Пинкертона, артисту пошили костюм на несколько размеров больше. «Знаете, когда огромный костюм верстается под мой 48-й размер, это комично получается, как бы то ни было. А костюмы изготавливал здесь театр, — рассказывал сам певец, приехавший искать правду в Казань. — Хотя мерки все мы им выслали заранее, чуть ли не с размерами головы и прочее. Вообще, обычно в таких ситуациях лучше просто не выходить на сцену, сказать: „У вас нет костюмов“. Но я подумал, что в первый раз в этом театре, в Казани, меня тут ждут, люди пришли меня послушать». Так или иначе, но в «Травиате» в партии Альфреда его заменил срочно вызванный из Большого театра Илья Селиванов.
Тогда об этой истории рассказали и НТВ, и «Интерфакс», и «Российская газета», а также прочие федеральные издания, а самого тенора в соцсетях поддержали многие коллеги. Посты в его защиту написали, например, оперная дива Мария Гулегина, легенда советской и российской оперетты Юрий Веденеев и другие. Однако лишь известная экс-солистка Большого театра Галина Калинина призвала тогда коллег к действию: «Возьмите и откажитесь от выступления на фестивале! Это завтра может случиться и с вами! Как-то так!»
В министерстве культуры Татарстана в февале сообщили, что глава ведомства Ирада Аюпова с самого начала была в курсе ситуации и поддержала руководство театра В министерстве культуры Татарстана в феврале сообщили, что глава ведомства Ирада Аюпова с самого начала была в курсе ситуации и поддержала руководство театра
В свою очередь в министерстве культуры Татарстана в феврале сообщили, что глава ведомства Ирада Аюпова с самого начала была в курсе ситуации и поддержала руководство театра. «Вопрос находится в правовой плоскости и касается конкретно отдельного исполнителя и театра… Вопрос расторжения контрактов с приглашенными исполнителями является рабочим, — сообщил тогда „БИЗНЕС Online“ официальный представитель минкульта РТ Руслан Шигабетдинов. — По нашей информации, театр не нарушал действующего законодательства и, согласно нормам гражданского права, имел право расторгнуть договор с исполнителем в одностороннем порядке. Другое дело, какая интерпретация данному вопросу придана рядом СМИ и отдельными персонами, которые создали ситуации искусственный резонанс». Впрочем, «искусственный резонанс» закончился официальным замечанием, вынесенным Аюповой в адрес Мухаметзянова по требованию прокуратуры.
Вообще, последний по времени Шаляпинский фестиваль оказался трудным для директора оперного театра. Помимо истории с Бадаляном и неправильно пошитого певцу костюма, на одном из премьерных показов «Царской невесты» на сцену рухнула массивная декорация. Каких происшествий ждать в 2020 году? Пока, судя по объявленной программе, как минимум творческие прорывы не планируются. В основном привычный набор певцов, ни одной полноценной премьеры (вряд ли таковой можно считать концертное исполнение «Богемы»), кроме того, и вовсе отсутствие гала-концерта как такового. Видимо, внимание театра и его директора Мухаметзянова полностью сконцентрировано на концерте «Yзгәреш җиле» в Нью-Йорке, поэтому на выполнение прямых обязанностей времени и сил у руководства остается все меньше и меньше.

Источник: www.business-gazeta.ru