«Он всем сердцем полюбил Дагестан»: что сгубило Андрея Афонина?

22.12.2018 11:06



Соратника Артема Здунова нашли мертвым в гостиничном номере Махачкалы. Источники в правительстве призывают не искать «криминального следа»
Советник премьер-министра Дагестана и экс-глава ФПП РТ 47-летний Андрей Афонин найден мертвым в своем гостиничном номере. Неофициальные источники сообщают о слабом сердце чиновника, а также о возможном инсульте. В Дагестане его называют незаменимым соратником Артема Здунова, а близкие коллеги из Татарстана вспоминают его как хорошего друга, который снаружи был добряком и балагуром, никогда не говорившим о своих проблемах. Благодарны ему и вкладчики рухнувшего ТФБ.


«УСНУЛ И УЖЕ НЕ ПРОСНУЛСЯ»

Сегодня стало известно о том, что в Махачкале в возрасте 47 лет скоропостижно скончался бывший глава фонда поддержки предпринимательства Татарстана Андрей Афонин. В начале этого года он переехал в Дагестан вслед за экс-министром экономики РТ Артемом Здуновым, которого пригласили занять в республике пост премьер-министра. Афонин вошел в команду нового главы правительства Дагестана в качестве советника. Рано утром сегодня его тело обнаружили в одном из номеров гостиницы «Приморская» в Махачкале, сообщило РИА «Дербент». Информацию о смерти Афонина подтвердили и другие источники «БИЗНЕС Online» в правительстве Дагестана.
Подробности смерти раскрыли источники РИА «Федеральное агентство новостей». По данным издания, сегодня утром за Афониным, как обычно, заехал личный водитель. Афонин не спустился в положенное время, телефон также не отвечал, также никто не брал трубку по внутреннему гостиничному номеру. Сотрудники местного ресторана отметили, что он не спускался на завтрак, куда обычно приходит в каждое утро ровно в 7:45. Сотрудники гостиницы приняли решение открыть дверь номера.
«Андрей Афонин лежал в постели без признаков жизни. На место вызвали скорую и полицию. Врачи зафиксировали смерть. Предварительный диагноз — инсульт. Вероятнее всего, смерть наступила во сне, предполагают медики», — сообщает источник.
Агентство отмечает, что в этом году Афонина уже госпитализировали с повышенным давлением.
«Абсолютно уверен, что никакого криминального следа в этой истории нет, что бы сейчас ни писали некоторые журналисты. Это произошло по состоянию здоровья. Другой информации нет», — рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» высокопоставленный чиновник в правительстве Дагестана, пожелавший остаться неназванным. По словам собеседника, еще вчера Афонин был на рабочем месте и занимался бумажной волокитой. Отдельно источник подчеркнул, что никто советнику Здунова никогда не угрожал расправой. А говоря о причинах смерти, собеседник отметил, что Афонин, будучи человеком тучной комплекции, много работал, испытывая стрессы и перегрузки.
Как пояснила советник премьер-министра Дагестана Фатима Ашурбекова, причиной смерти стала сердечная недостаточность: «Уснул и уже не проснулся».
«Коллектив его полюбил. Он всегда ходил и всем улыбался, был отзывчивым и очень добрым. Могу вам сказать, что он всем сердцем полюбил Дагестан. Любил путешествовать по республике. Часто прилетала его семья сюда», — пояснила Ашурбекова. По ее словам, в составе дагестанской команды Здунова экс-глава фонда поддержки предпринимательства РТ курировал в должности советника общие вопросы.
«Он был очень эрудированным и общительным человеком. Просто незаменимый и верный соратник Артема Алексеевича», — отметила Ашурбекова. Другой собеседник газеты из правительства Дагестана отметил, что Афонин был «одним из основных советников Здунова» и что через него «проходили практически все вопросы». Вместе с тем приоритет отдавался все-таки знакомому Афонину направлению — инвестициям и поддержке малого и среднего предпринимательства.
В настоящий момент пока неизвестно, когда состоится церемония прощания с Афониным и где он будет похоронен.
Андрей Афонин довольно активно себя проявил в критический момент, связанный с социальным напряжением во время кризиса в банковском секторе Татарстана

ПЕРЕГОВОРЩИК С ВКЛАДЧИКАМИ

Афонин родился в Казани. Он экономист, в 1993 году окончил КГФЭИ. В том же году устроился по специальности отдела кредитования предприятий торговли и легкой промышленности Татсоцбанка, где, как указано в открытых источниках, трудился на протяжении двух лет.
Затем в течение трех лет Афонин работал директором филиала АКБ «Заречье». Однако в 1998 году из бизнеса ушел и, как указано в открытых источниках, на протяжении почти 17 лет занимался научной и преподавательской деятельностью. После длительного перерыва Афонин вернулся в деловое поле республики: в 2015 году его назначили руководителем НО «Фонд поддержки предпринимательства РТ», там он отвечал за выдачу микрозаймов под низкие проценты представителям малого и среднего бизнеса.
Афонин довольно активно себя проявил в критический момент, связанный с социальным напряжением во время кризиса в банковском секторе Татарстана. До момента отзыва лицензии Афонин провел несколько жарких встреч с вкладчиками-«погорельцами» ТФБ. Одна из его заслуг, как отмечалось на тот момент, положительный исход спора между рядом вкладчиков доверительного управления банка — «ТФБ Финанс» — и АСВ. Предмет спора касался разорванных по инициативе вкладчиков договоров с ДУ. Такие договоры разорвал 421 клиент «ТФБ Финанс», однако никто из них не успел получить денег до введения моратория 15 декабря 2016 года. АСВ до определенного момента считало, что деньги «де-факто сгорели». С помощью минэкономики и ФПП вкладчики смогли убедить своих антагонистов в законности разрыва отношений, их деньги попали в число застрахованных.
«Они хоть сегодня могут идти и получать свои деньги в уполномоченных банках в пределах 1,4 миллиона рублей», — с чувством выполненного долга отчитывался Афонин.
Впрочем, работа Афонина с «погорельцами» ТФБ вызывала и вопросы. Летом этого года МВД возбудило уголовное дело в отношении ряда предпринимателей и «неустановленных сотрудников из числа руководства ФПП». Фабула дела касалась так называемого распила «миннихановского миллиарда»: ФПП, по поручению президента РТ, выдавал льготные займы юрлицам, пострадавшим от падения банка. Как оказалось год спустя, в списке получателей денежных средств фигурировали фирмы-однодневки, которые не вели никакой хозяйственной деятельности и никак не пострадали от отзывала лицензии Татфондбанка. Оперативники УБЭП задержали двух предпринимателей — Александра Стефатова и Андрея Исаева, — на которых были зарегистрированы однодневки, но МВД прямым текстом заявляло, что без должностных лиц афера не могла состояться. По словам наших источников в силовых органах, серьезные вопросы были и непосредственно к Афонину. Сам он в беседе с «БИЗНЕС Online» отмечал, что об уголовном деле узнал из интернета и не допрашивался. Впрочем уже на тот момент он жил и работал в Дагестане в команде Здунова.
«Вряд ли даже его близкие знали об этом (о болезни — прим. ред.), он лучше будет шутить, чем о таких вещах рассказывать» «Вряд ли даже его близкие знали о болезни, он лучше будет шутить, чем о таких вещах рассказывать»

«Он никогда не показывал своиХ проблем, Снаружи был добрым, веселым, энергичным…»

«Мне очень жаль Андрея Геннадьевича, как близкого друга, товарища, коллегу» — признался в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» экс-руководитель гарантийного фонда РТ Дилюс Шавалиев. Собеседник издания заметил, что новость о случившемся стала для него «шоком». «В работе это был очень эрудированный, начитанный, работоспобный и энергичный челочек, — рассказал Шавалиев. — Ему нравилось работать достигать новых результатов, создавать события, организовывать важные программы». Одной из главных черт характера умершего экс-руководитель гарантийного фонда РТ назвал доброту. «Мне всегда было приятно с ним общаться, можно было поговорить на любые темы, он мог поддержать советом. Душевный, теплый человек, это большая утрата, как для меня, так и для его близких, для коллег, которые сейчас скорбят, — отозвался Шавалиев. — Татарстан тоже потерял профессионала своего дела, пусть земля Андрею будет пухом».
По словам Шавалиева, Андрей Афонин скрывал свою болезнь. «Он никогда не показывал своих проблем, — заметил собеседник издания. — Снаружи был всегда добрым, веселым, энергичным, что не давало повода усомниться в его работоспособности. Вряд ли даже его близкие знали об этом (о болезни — прим. ред.), он лучше будет шутить, чем о таких вещах рассказывать. Может, он не уделял здоровью должное внимание — ну, пару раз сердце екнуло, ну и что. Все мы такие, мужики, где-то болит, думаем — „ай, ладно, пройдет“. А когда возраст приходит, надо этим сигналам уделять внимание…».
По воспоминаниям Шавалиева, для Афонина работа в Дагестане мало чем отличалась от татарстанского периода. «И тут и там участки были сложные и интересные, он брал непростые задачи, но справлялся с ними как профессионал и выходил победителем» — добавил он. В беседе с корреспондентом нашего издания Шавалиев выразил соболезнования близким и родным умершего: «У него осталась замечательная супруга, довольно взрослый сын и дочка».
«В компании Афонин был веселым человеком. Позитивный! Он не зануда был. Но такой молодой…» «В компании Афонин был веселым человеком. Позитивный! Он не занудой был. Но такой молодой…»

«АНДРЕЙ ГЕННАДЬЕВИЧ БЫЛ ПЕРВЫМ, КТО ВЗЯЛ НА СЕБЯ УДАР, ОБРУШИВШИЙСЯ СО СТОРОНЫ ВКЛАДЧИКОВ»

«БИЗНЕС Online» обратился к экспертам и вкладчикам республиканских банков с вопросом о том, чем запомнится Афонин.
Шамиль Агеев  председатель правления ТПП РТ:
— Я помню Афонина хорошо, это хороший парень. Он мне запомнился адекватным и оперативным человеком. Мы вместе с ним вопросы решали по Татфондбанку, по предприятиям Зеленодольска и прочее. Он в тот момент активно включился. Очень тесно работал со Здуновым, пользовался его полным доверием. Веселый такой, хороший человек был, и семья неплохая. То, о чем вы сказали, для меня грустная неожиданность.
В компании Афонин был веселым человеком. Позитивный! Он не занудой был. Но такой молодой… Жаль, прямо скажу.
Начальству кивал не всегда. Я слышал, как он Здунову кое-какие вещи доказывал, не соглашался с его мнением. И по работе проявил себя позитивно. Но он был членом команды и поэтому не мог ответить отказом на приглашение Здунова об отъезде в Дагестан.
Руслан Титов — член комитета кредиторов ИнтехБанка:
— Наше первое знакомство было года за два до «ограбления» банков. Моя компания пыталась получить кредит в ФПП. В том году мы так кредита и не получили. На следующий год попытка была успешней — кредит был получен, правда, полгода опять ждали бюджета: те контракты, под которые хотели взять кредит, давно были закрыты. Как мы потом поняли, нам дали кредит по остаточному принципу. И в один из очередных дней попытки сдать документы мы с коллегой обсуждали работу ФПП в коридоре, а мимо проходил — кто, как вы думаете? — Афонин. Услышав обсуждение, он остановился и вступил в диалог…
Человек системы. Приближен к Здунову. Исполнителен. По ТФБ просто его назначили куратором процесса, чем он, в принципе, и занимался. Но отдать ему должное — он пришел на один из первых митингов, когда ему только не улюлюкали.
Человек был корректный. Но понимаем, что он исполнял чужую волю и ждать от него каких-то конструктивных действий и решений нельзя было.
Анастасия Кузнецова — представитель группы «погорельцев» Татфондбанка:
— Познакомились мы, наверное, в январе 2017 года. У нас в группе одна бабушка была активисткой, пострадавшей от «ТФБ-Финанс». И она записалась к нему на прием, а одной ей идти было страшно. И она говорит: «Давай вместе сходим». Ну вот мы с ней и пошли. И потом постоянно к нему обращались, он всегда помогал нам, чем мог.
Я с ним встречалась неоднократно. У меня был его сотовый телефон, я ему всегда звонила по любому вопросу. И он никогда нам не отказывал, всегда с нами встречался. Помогал, делал все, что было в его возможностях.
Он оставил о себе впечатление добродушного, очень доброго человека. Даже когда мы собирались в минэкономики республики, где был министр и другие заместители, он всегда принимал нашу сторону и нас поддерживал.
Я так сразу не могу вспомнить, чтобы он прямо в чем-то конкретно нам помог, но он всегда был с нами на связи по любому вопросу. Мы ему звонили, просили, чтобы он организовал собрание, чтобы с ними встретился министр экономики, и Афонин никогда не отказывал, он всегда перезванивал мне вечером: «Все, завтра вас ждут». Всегда шел на контакт, спокойно с нами общался.
Не знаю, потеряли ли мы что-то из-за его отъезда в Дагестан. К этому времени мы уже и суды прошли, и сумму получили, поэтому к тому времени это дело у нас уже было закрыто и мы в его помощи уже не нуждались.
Эдуард — пострадавший вкладчик «ТФБ-Финанс»:
— Мы с Андреем Геннадьевичем познакомились в конце 2016 года, под Новый год, когда в Татарстане еще только заговорили о возможном крахе Татфондбанка. Пострадавшим вкладчиком оказалась моя мама. Так получилось, что мы, вкладчики, объединились в большие группы и стали думать, что же нам делать. Обивали пороги различных министерств, собирали митинги, проводили пикеты.
На тот момент мы задавали правительству Республики Татарстан главный вопрос — как они собираются нам помочь. И тогда в первую очередь министерству экономики было поручено шефствовать над этим вопросом. Непосредственно Артему Здунову, который был на тот момент министром экономики республики. Там же, в рабочей группе, вместе со Здуновым был и Андрей Геннадьевич Афонин — руководитель фонда поддержки предпринимателей РТ. Они собрали всех нас в стенах Торгово-промышленной палаты. На этих встречах Андрей Геннадьевич был первым человеком, который взял на себя весь негатив, весь удар, обрушившийся со стороны пострадавших, недовольных вкладчиков. Он первым держал их удар, первым выходил на встречи, первым выходил на диалог и первым дал внятные объяснения пострадавшим вкладчикам, каким образом будет осуществляться их поддержка…
На тот момент эта поддержка оказалась не столь большой, но она была самой начальной, самой необходимой. Так что эту первую, желанную и успокаивающую пилюлю пострадавшим вкладчикам дал именно Афонин. И он на всех этапах, в дальнейшем — уже и краха Татфондбанка, всегда оказывал поддержку. Как вы знаете, пострадавшие люди, пострадавшие вкладчики всегда ищут виновников в ком? В тех, кто выходит к ним на открытый диалог. И одним из этих людей был Андрей Геннадьевич. На него в тот момент было обрушено много негатива. Именно у него спрашивали: «Когда вы нам вернете деньги? Что вы для этого будете делать?» И он всегда находил правильные слова, чтобы разговаривать с людьми.
Он помог создать рабочую площадку в рамках ТПП РТ, на которой пострадавшие вкладчики могли встретиться, обменяться нужной информацией. Там всегда были доступны компьютеры с интернетом. Там можно было узнать информацию о том, как происходит помощь, поддержка пострадавших вкладчиков. Эта рабочая группа, к которой на тот момент уже был подключен Тимур Нагуманов, республиканский фонд поддержки, совместно делала все для пострадавших вкладчиков. Помогали в составлении исковых заявлений для подачи в суд, для вкладчиков с доверительным управлением…
Я считаю, что Андрей Геннадьевич оказал огромную помощь и поддержку в организации этой площадки, этой базы в ТПП, где юристы и адвокаты абсолютно бесплатно давали правовую консультацию, помогали составлять документы.
Потеряли ли мы что-то от отъезда Афонина в Дагестан? Он ведь уехал в Дагестан после того, как туда был назначен Артем Здунов, а они были одной командой… Мне кажется, после отъезда Афонина у нас поддержки стало меньше. Я очень сильно соболезную его родным и близким. Это был большой человек в хорошем смысле этого слова во всех отношениях. Большой и сердцем, и душой, и в плане своей доброты, сочувствия и желания помочь людям.

Источник: www.business-gazeta.ru