Письма «Автонома»: обвиняемые в убийстве студента из Чада пошли в отказ

11.11.2018 05:06



Руслан Архипов и Роман Халилов «давят» на пытки в полиции, а источники в органах просто показывают их письма «единомышленникам» на волю
О своей невиновности заявил в письме «БИЗНЕС Online» фигурант дела о резонансном убийстве африканского студента КФУ Руслан Архипов. Собственные признательные показания он объяснил пытками полицейского, который стал фигурантом дела о взятках. Наши источники в противовес заявлениям Архипова демонстрируют его перехваченную переписку: там он предстает расчетливым преступником, который призывает бороться в интересах расы белых и наставляет, как остаться не пойманным.
Более 20 месяцев провели в следственном изоляторе казанцы Руслан Архипов и Роман Халилов, обвиняемые в убийстве студента юрфака КФУ из Республики Чад Фото: «БИЗНЕС Online»

В ДЕЛЕ — ЕЩЕ 17 ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Более 20 месяцев провели в следственном изоляторе казанцы Руслан Архипов и Роман Халилов. Их обвиняют в убийстве студента юрфака КФУ Махджуба Тиджани Хассана, приехавшего в Россию из Республики Чад. По версии правоохранительных органов, Архипов и Халилов тщательно готовились к нападению, выследили жертву, а свой кровавый план исполнили поздним вечером 16 февраля 2017 года. Расправились с африканским студентом хладнокровно и профессионально — выстоять против 11 ножевых ударов у него не было шансов.
Убийство вызвало широчайший общественный резонанс: дело взял на особый контроль президент РТ Рустам Минниханов. В Казань на встречу с африканскими студентами прилетел советник посла Республики Чад в России, а прокурор Татарстана Илдус Нафиков назвал поиск преступников делом чести. «Полагаю, зацепки у правоохранительных органов уже есть. Мы держим руку на пульсе. Рассматриваются самые разные версии», — говорил прокурор.
Количество версий резко сократилось через неделю, когда неизвестные совершили нападение на улице Чуйкова — целью преступников стал 22-летний казанец Ранэль Мирсаидов. Ему, в отличие от Махджуба Тиджани, удалось спастись. Приехавшие на место ЧП полицейские обнаружили парня в снегу: врачи 7-й горбольницы диагностировали у Мирсаидова черепно-мозговую травму, сотрясение мозга и множество ножевых ранений. Собеседники нашего издания в органах сразу заявили: почерк не просто схож, методы нападения абсолютно идентичны.
Поймать предполагаемых помогла удача. По нашим сведениям, на след Архипова и Халилова вышли благодаря камерам наружного наблюдения, которые изучили сотрудники отдела полиции «Сафиуллина». «Профильной» группе силовиков самостоятельно установить подозреваемых не удалось — и своих кресел лишились сразу несколько высокопоставленных начальников МВД, в числе которых — теперь уже бывший руководитель центра противодействия экстремизму Алексей Гарин.
На первом же допросе ранее судимые Халилов и Архипов признали вину, СК опубликовал запись со следственного эксперимента. На видео оба фигуранта с уверенностью показывают, как наносили удары по африканскому студенту, в какие области тела били ножом. Причем, судя по кадрам, оба рассказывали довольно уверенно. «Раскаяться? Нет, я не раскаиваюсь… Эта акция прошла успешно. Я понимал, что рано или поздно меня поймают», — говорил на записи один из них. Позже фигуранты дела даже заявили ходатайство о заключении досудебного договора о сотрудничестве.
На данный момент следственный комитет предъявляет Архипову и Халилову 18 преступлений. По данным «БИЗНЕС Online», речь идет о внушительном списке. Это 3 избиения, 3 покушения на убийства (кроме Мирсаидова, покушение на некоего Мусаева, а также азербайджанского бойца смешанных единоборств Маммадова), 4 эпизода разжигания межнациональной розни, ограбление, поджог автомобиля, публичные призывы к экстремистской деятельности. Объединяет Архипова и Халилова статья об участии в экстремистском сообществе и вербовке в него. Также оба молодых человека обвиняются в убийстве африканского студента КФУ, за которое им грозит наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.
Расправились с африканским студентом хладнокровно и профессионально — выстоять против 11 ножевых ударов у него не было шансов Фото: «БИЗНЕС Online»

ВЕРСИЯ ФИГУРАНТОВ: ПРИЗНАНИЕ ВЫБИВАЛИ ПЫТКАМИ, У СЛЕДСТВИЯ НЕТ ПРЯМЫХ УЛИК

Как выяснилось, спустя время позиция молодых людей относительно признания вины поменялась, причем кардинальным образом. О желании одного из фигурантов высказаться на страницах нашего издания представители Архипова заявили еще в начале сентября. Вероятно, столь решительный шаг связан и с затянувшимся расследованием: окончательное обвинение ни Архипову, ни Халилову пока так и не предъявлено. Впрочем затянувшиеся сроки можно объяснить как объемом дел — одному лишь Архипову предъявляется обвинение в 18 уголовных эпизодах, так и кадровыми проблемами — из СК уволился следователь Игорь Золотов, который занимался расследованием данного дела. На личности последнего несколько раз акцентирует свое внимание и сам фигурант — и каждый раз выставляет бывшего сотрудника СК в крайне негативном свете.
Но куда больше от Архипова достается другому сотруднику правоохранительных органов. Вот как обвиняемый описывает собственное задержание: «6 марта 2017 года с ором и криками в 6 утра ко мне ворвались росгвардейцы, тыча оружием в лицо. Провели обыск, забрали все финтифлюшки наподобие ножек от стульев, весь гардероб и кухонные ножи, других потому что не было. Естественно, ни позвонить родственникам, ни почитать ничего не дали. [С росгвардейцами были] оперативники уголовного розыска». В числе тех самых оперативников УГРО Архипов выделяет одного — Романа Пахомова.
Личность теперь уже бывшего сотрудника МВД ранее была неизвестна широкой общественности, однако громко засветилась в СМИ в апреле этого года: тогда суд отправил Пахомова под домашний арест по подозрению в посредничестве во взяточничестве. Оперативники ФСБ задержали бывшего сотрудника УГРО с поличным — при получении 7 млн рублей от неназванных лидеров одной из организованных преступных групп (ОПГ). Эти деньги, по версии следственного комитета, предназначались ряду высокопоставленных сотрудников МВД, которые обещали лидерам ОПГ освобождение из-под стражи. До своего задержания Пахомов некоторое время руководил отделом УГРО. По словам наших собеседников, на его плечи ложилась работа по противодействию этническим группировкам. В конце 2017 года Пахомова наградили ведомственной медалью — «За доблесть».
Вот как Архипов описывает свое общение с Пахомовым в здании следственного комитета на улице Наки Исанбета: «Шапка на голову, наручники за спиной, заломили руки и утащили в машину. Уже в СК Пахомов сфотографировал меня в числе статистов за пару секунд до опознания и вышел в коридор, где показал это фото потерпевшему. Тот зашел, указал на меня, добавив, что опознает меня по родинке на лице, — рассказывает фигурант дела. — Отмечу, что родинки у меня нет, о чем я, конечно же, написал в протоколе опознания. Однако ни следователя, ни оперативников этот факт никак не заинтересовал. Вот так меня и арестовали. Вот и все сфальсифицированное задержание. И уверен: в тот день в СК оно было не единственное. Далее незрячего, бездвижного уволокли в машину, а там затащили в какой-то подвал, где на невиновном, непричастном реализовали все свои садистские фантазии и списали все висяки. Душили пакетом, потом снимали и резко подносили нашатырь, от глубоких вдохов обжигались легкие. Помимо пакета, меня пытали током — около трех часов. Подключали провода к запястьям, ногам. Провода смачивали водой, чтобы не оставалось ожогов. Самым болезненным было, когда провода подключали к вискам. Пару раз я терял сознание. Чтобы привести меня в чувства, садисты также использовали нашатырный спирт. Сами сотрудники называли эти истязания „катанием на электричке“. В ходе пыток сотрудники поняли, что я ничего не знаю про преступления, и начали подсовывать бумаги на подпись. Часть была заполнена, некоторые просто были пустые».
В аналогичных условиях, говорит Архипов, он писал и явку с повинной: дескать, в момент написания документов ему держали руку таким образом, чтобы двигалась только кисть. «Под ударами тока заставляли выучить события, которые нужно было изложить следователю, акцентируя внимания на том, что если я вздумаю умничать, что-то заявлять или жаловаться, то меня снова ждет „путешествие на электричке“. Мои показания настолько сухие, бездетальные, даже любой журналист, думаю, знает больше», — добавляет он, отмечая, что собственноручно написанные показания осуществлялись под диктовку. «Отдельно отмечу, что в материалах дела имеется медицинское освидетельствование, говорящее о том, что у меня на момент помещения в ИВС были телесные повреждения. Да, они незначительные, но это вызвано тем, что места ударов токов смачивались водой, от пакета ничего не остается, а бить меня дубинками или ногами оперативники не отважились, так как это было бы уже всем заметно», — поясняет Архипов.
Роман Пахомов От Архипова достается теперь уже бывшему сотруднику МВД Роману Пахомову, который подозревается в посредничестве во взяточничестве Фото: «БИЗНЕС Online»
Поздним вечером после этих «пыток», по словам обвиняемого, Пахомов с двумя оперативниками возил Архипова по местам совершения преступления. «Пахомов диктовал и показывал, как и что я должен сказать на утренних следственных экспериментах. Думаю, мало кто стал бы противиться после четырех часов истязаний. Так под манипуляцией повторных пыток и отработали события: откуда шли, где напали, что в руках, куда били и в какую сторону ушли. Причем в эти дни меня специально не закрывали в ИВС. Спал я то в машине оперов, то в отделе на Япеева. Я, кстати, просил следствие назначить биллинг по телефонам этих оперативников. Биллинг бы подтвердил, что эти оперативники были в ночь на 7 марта в данных местах. Меня просто не слышат!»
Почему о «пытках» и принуждении к даче ложных показаний Архипов решил заявить публично только сейчас? «Молчать уже нельзя! Вы думаете, прокурор про пытки не знает? Знает, конечно. Судьи прекрасно знают, что арестовывали нас. Вот один обвиняемый написал жалобу, что его били. В ответ — статья 306 УК РФ („Заведомо ложный донос“). Вот и все жалобы», — говорит он и добавляет, что Пахомов якобы задерживал подругу Архипова, заявляя тому: будешь писать жалобы — ее посадят. Какую-то устойчивую связь с Халиловым Архипов отрицает: познакомились на футболе, после ареста в 2013 году и освобождения в 2014-м тесно уже не общались. «Можно назвать нас знакомыми», — говорит наш собеседник.
Архипов уверен, что при «объективном разбирательстве без оказания давления на суд» он в буквальном смысле «обречен на оправдание»: «На меня ничего не указывает. Разумеется, я не пойман с поличным и не сознался под давлением улик. У следствия — только следственные действия и показания… Ну еще лжесвидетели, в которых они сами сомневаются». В деле, как считает обвиняемый, нет ни одного прямого доказательства его вины: «Следствием не найдены орудия преступлений, нет следов крови на изъятой у меня одежде, нет ни одного свидетеля, способного подтвердить мое присутствие в местах совершенных преступлений. Считаю, что в подобной ситуации я как подозреваемый должен как минимум находиться под домашним арестом, а не сидеть почти два года в СИЗО».
Обвиняемый утверждает, что не раз пытался доказать свою невиновность — после ареста оперативника Пахомова он направил 1737 ходатайств в разные инстанции. Все — безуспешно. «Пишу как чушь типа „исследовать мой подъезд на предмет свастики“, — признается Архипов, — так и серьезное: изъять камеры, полиграфы потерпевших и свидетелей, экспертизы».
Один из логических аргументов в пользу виновности Архипова и Халилова заключается в следующем: череда громких нападений по этническому принципу прервалась сразу после задержания героев нашей статьи. Сам Архипов объяснить такое совпадение не может: «Могу только предполагать, — говорит он. — Либо между этими преступлениями и связи не было: нужно учитывать, что серийность из нападений сделали следователи, объединив эпизоды в одно производство, повесив всех собак на одних людей и выступая в СМИ, либо исполнители скрылись из-за массовых задержаний... Или они вовсе из другого региона».
Роман Архипов Роман Архипов, помимо ходатайств в разные инстанции и обращения в СМИ, стремился к общению и со своими единомышленниками Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО МЕНЯ СИЛЬНО НЕ УСТРАИВАЕТ В СИЗО, — ЧТО Я НЕ МОГУ ДЕЙСТВОВАТЬ»

Как рассказали «БИЗНЕС Online» собеседники в правоохранительных органах, помимо ходатайств в разные инстанции и обращения в СМИ, Архипов стремился к общению и со своими единомышленниками. Еще в прошлом году в социальной сети «ВКонтакте» существовало закрытое сообщество, целиком и полностью посвященное поддержке — моральной и материальной — арестованных. Те, в свою очередь, отвечали «на волю». В распоряжении нашего издания оказалось письмо, которое, по уверению наших собеседников, Архипов отправил сопереживающим еще в декабре 2017 года. Подписывается он под письмом как Автоном — так Архипов известен в праворадикальных кругах. Наши собеседники уточнили, что позже письмо оказалось в руках правоохранительных органов: материал детально изучен, достоверность почерка установлена неоднократными экспертизами.
Что представляет из себя непубличное обращение Архипова? Несколько абзацев текста на двух листах. В них он, к примеру, описывает свою жизнь в стенах изолятора. Говорит, что чувствует себя хорошо, всего хватает, живет в двухместной камере, занимается спортом, каждый день ходит в следственный кабинет изолятора для изучения материалов дела. В общем, ни слова о «трендовых» в последнее время пытках, давлении и прочих должностных перегибах. В следственном изоляторе, по своим же словам, Архипов немало читает. Например, Джорджа Оруэлла и Виктора Суворова. Архипов говорит, что прочитал «Ледокол» (в книге излагается версия о том, что СССР готовился первым напасть на нацисткую Германию, а Гитлер сыграл на опережение). «Всем советую, чтоб вату на место ставить, да и для общего развития», — добавляет Архипов.
«Единственное, что меня сильно не устраивает, — что я больше не могу действовать. Это смысл моей жизни. Акции — это вообще самое приятное, что я когда-либо испытывал. Теперь, по крайней мере пока, остается ждать хороших новостей из СМИ. *** ужасно боятся новой волны нападения и продолжения расовых убийств, особенно перед футболом 2018 года», — пишет «друзьям» Архипов.
Довольно подробно молодой человек делится переживаниями в последние дни на свободе. Вспоминает, как его знакомых проверяли сотрудники полиции. Резюмируя: Архипов и Халилов были готовы к задержанию.
«Все ждали, когда к нам придут. К Роме [Халилову] пару раз из ЦПЭ [центра противодействия экстремизму] приезжали после наших атак, но он здорово ломал комедию, строя из себя обывателя с отсутствием каких-либо интересов, а про меня они уже давно забыли», — продолжает свой рассказ Архипов. Речь, вероятно, идет про сотрудников правоохранительных органов. Молодой человек рассказывает, что был осужден по 282-й статье. Повезло со сроками давности, которые к моменту обнаружения его экстремистских публикаций в соцсетях успели истечь. Судимость, уверен Архипов, пошла ему на пользу: он почерпнул немало полезных лайфхаков.
«Сразу занялся своей анонимностью и конспирологией, — говорит он в письме. — Обрубил все ненужные связи, не брал никуда телефон и даже по пустякам не созванивался с теми, кто приближен к субкультуре. В интернете использовал TOR-браузер (технология TOR позволяет интернет-пользователям свою анонимность за счет распределенной сети серверовприм. ред.)».
Архипов, продолжая рассказ, описывает ощущения: с момента убийства африканского студента КФУ он внимательно читал информационные сообщения в СМИ — о новых и старых нападениях. Он знал, что сотрудники полиции «весь февраль [2017 года] пахали без выходных», им нужно было «показать видимость работы».
Группировка Грозного Группировка Грозного Фото изъято в ходе обысков и предоставлено источником «БИЗНЕС Online»

«Наша цель — уничтожение врагов»

По словам наших собеседников, обращение Архипова нашло отклик. На связь с ним вышел по меньшей мере один приверженец праворадикальных взглядов. Архипов якобы посвятил тому свое письмо от 13 января этого года.
Данное письмо также оказалось в распоряжении «БИЗНЕС Online». Стилистика эпистолярного жанра заметно меняется: Архипов в своих выражениях становится более искренним, его фразы напоминают лозунги. Впечатление, что он примеряет на себя роль некоего наставника.
«Параноиков и трусов всегда много, — наставляет он. — Их существование, общение с ними мешают идти прямой дорогой! Важно думать самостоятельно, выстроить собственный идеал и стремиться к нему! Задать установки: каким ты хочешь себя видеть и чего достичь в самом конце! А барахтаться и плыть по течению проще всего, для Белых сейчас это губительно».
Что советует своему собеседнику Архипов? Последовательный лайфхак выглядит примерно так: во-первых, не брать на «акции» (так в субкультуре называют нападения) женщин. «Их суть — продолжение рода. Наша цель — уничтожение врагов», — объясняет он.
Во-вторых, Архипов обращает внимание своего собеседника на психологическую подготовку и прямое действие. «Сколько бы книг и пособий ты не прочел — результата не будет. Растешь лишь тогда, когда практикуешь сам», — пишет он.
В-третьих, по словам Архипова, его собеседнику важно сфокусироваться на уверенности в себе. «Чтобы ее достичь, нужно постепенно поднимать планку», — добавляет он. Наши источники отмечают, что этот принцип молодой человек испробовал на себе: свою праворадикальную деятельность он начинал не с убийств и покушений, а с уничтожения видеокамер. Эту информацию подтверждает и сам Архипов: по его словам, с 2015 по 2017 год он уничтожил порядка двух сотен камер видеонаблюдения. «Это движение мы продвигали в массы посредством распространения видеороликов», — добавляет Автоном.
Продолжая рассказ, Архипов напоминает — «литых», то есть надежных, соратников найти сложно, потому «на дело» лучше идти одному: «Меньше палева, сложнее раскрыть и доказывать».
Нажмите, чтобы посмотреть файл полностьюПисьмо изъято в ходе обысков и предоставлено источником «БИЗНЕС Online»
Затем Архипов уходит в лирику. Рассказывает, как из СИЗО жалуется в прокуратуру на порногруппы в соцсетях, как забрасывает полицию заявлениями о торговле экстремистской литературой в Казани. «Хоть как-то напрягаю», — говорит он. Касается Архипов и неприятного для себя эпизода: якобы пошли слухи о том, что он и Халилов, находясь в СИЗО, были понижены в иерархии заключенных, в связи с тем что какое-то время проживали в одной квартире с представителями сексуальных меньшинств. Архипов уверенно заявляет своему собеседнику, что все это клевета, а виноват в появлении подобных слухов не кто иной, как азербайджанец Маммадов, которого Архипов и Халилов, по версии следствия, пытались убить в 2017 году: «Злится азер, ну, а что? После встречи с нами он теперь инвалид… выкинули на обочину жизни. Пускай теперь его вид гласит о том, чему он подвергся в землях Руси».
Наши источники не раскрывают личность собеседника Архипова, называют лишь его прозвище — Грозный. Это молодой человек, который сейчас проживает в Казани. Он судим — естественно, по экстремистской 282-й статье. Ранее был активным участком одной из неформальных группировок Казани, название которой пока тоже держится в тайне. По словам наших источников, молодой человек заинтересовался деятельностью ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» прим. ред.). Тогда на его след и вышли правоохранительные органы: письма Архипова у него обнаружили в ходе обысков.

Источник: www.business-gazeta.ru