«Их можно напрягать-перенапрягать, модернизировать, но 2 процента роста – это максимум!»

31.10.2018 23:20



На конференции в Казани призывали встроить 7 кластеров Татарстана в нацпроекты, а Иван Бортник вспоминал Здунова, который «все нам проел»
Как довести число предприятий, занимающихся технологическими новациями, до 50% с нынешних 7% всего за пять лет? Конечно же, стимулируя кластерное развитие, считают участники кластерного форума, начавшегося сегодня в Казани. Что тормозит создание тысяч производств продуктов с высокой добавленной стоимостью, что мешает внедрению IT-новинок и почему россияне не верят в российский продукт, выясняли корреспонденты «БИЗНЕС Online».
Погоду в зале делал помощник президента РТ, советник гендиректора фонда содействия инновациям Иван Бортник (слева), который выступил еще и сомодератором Фото: Сергей Елагин

НАЦПРОЕКТЫ ДЛЯ КЛАСТЕРОВ ИЛИ КЛАСТЕРЫ ДЛЯ НАЦПРОЕКТОВ?

На взгляд стороннего наблюдателя, пленарное заседание четвертого кластерного форума РТ «Партнерство для развития кластеров», начавшегося сегодня в «Корстоне», было на редкость малоинформативным, хотя спикеры периодически хвалили друг друга за интересную дискуссию. Даже премьер-министр РТ Алексей Песошин отделался общими словами о том, что он рад видеть собравшихся, и фактически отказался подвести итоги пленарной сессии, заявив, что он пришел сюда послушать и помолчать. А министр экономики РТ Фарид Абдулганиев не стал общаться с журналистами, хотя планировался пресс-подход с его участием.
Погоду в зале делал помощник президента РТ, советник гендиректора фонда содействия инновациям Иван Бортник, который выступил еще и сомодератором. Личность по-своему легендарная — в 80-е годы он был первым заместителем председателя госкомитета СССР по науке и технике. В дискуссии также принял участие управляющий директор консорциума «Леонтьевский центр — AV Group» Алексей Крыловский и др. В числе зрителей можно было заметить сразу несколько татарстанских министров: экономики — Фарида Абдулганиева, промышленности — Альберта Каримова, культуры — Ираду Аюпову, спорта — Владимира Леонова, а также главу госкомитета РТ по туризму Сергея Иванова, гендиректора «Татнефтехиминвест-холдинга» Рафината Яруллина, директора IT-парка Антона Грачева и прочих руководителей.
«Заполняемость зала — 60 процентов», — переговаривались между собой организаторы мероприятия. Возможно, сказалось отсутствие первого лица — президента РТ Рустама Минниханова, а представители минэкономразвития и минпромторга России и вовсе приехали на уровне руководителей или даже замруководителей департаментов…
В центре обсуждения пленарки кластерного форума оказалось 12 национальных проектов, принятых после знаменитых «майских указов» президента РФ Владимира Путина и вошедших в проект бюджета страны на 2019 год. «Кластеры отвечают на вопрос, зачем нужны нацпроекты», — рассуждали участники встречи, называя кластеры своего рода «вытягивающим механизмом» для экономики. Также был высказан тезис о том, что регионам нужно дать больше стимулов и свобод по развитию кластеров: мол, именно там, где региональные власти показывают заинтересованность в проектах, и идет бурное развитие.
По факту около двух часов гости рассуждали о том, чем именно смогут «выловить» российские кластеры в широких финансовых водах 12 нацпроектов. Сошлись во мнении, что наиболее перспективными в этом плане являются такие нацпроекты, как «Малое и среднее предпринимательство», «Производительность труда», «Наука» и «Цифровая экономика».


«КАКИЕ КЛАСТЕРЫ, ЕСТЬ, НАПРИМЕР, В ТАИЛАНДЕ, КАКАЯ У НИХ ПОЛИТИКА, КАКИЕ ТЕХНОПАРКИ?»

Однако, как выяснили корреспонденты «БИЗНЕС Online» на полях форума, у кластерного форума есть и другие, более глобальные, задачи, именно поэтому в Казань были приглашены иностранные эксперты по теме кластерного развития. Так, данное мероприятие считают своего рода пробным шаром для проведения впервые в России глобальной, международной кластерной конференции (TCI Network). Ранее они проводились, например, в Колумбии и Канаде, и вот планируется организовать в Татарстане. Именно поэтому на форум в Казань впервые позвали представителей TCI Network.
Вторая глобальная задача форума  — наладить межнациональные и региональные связи между кластерами, потому что банально не хватает информации друг о друге. В частности, на базе АТЭС (Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество) планируется создание некоей платформы, которая помогала бы кластерам из разных стран взаимодействовать друг с другом, делится информацией один из участников, Сергей Куценко, руководитель Российской кластерной обсерватории Высшей школы экономики.
«Какие кластеры, есть, например, в Таиланде, какая у них политика, какие технопарки, какие есть компании, кому позвонить? Причем само понимание термина „кластеры“ в разных странах различное», — говорит он. По словам Куценко, ряд стран уже поддержал этот проект минэкономразвития и ВШЭ.
О развитии спортивного кластера в РТ рассказал Владимир Леонов. Он ожидаемо прорекламировал завод по производству клюшек «ЗаряД», атрибутику от КАМАЗа, а также доски для сноубордаФото: Сергей Елагин

«КОГДА ВОЗНИКАЮТ ВОПРОСЫ, СОВЕТОВАТЬСЯ ПО ТРАДИЦИИ ЕДУТ В ТАТАРСТАН»

Замдиректора департамента региональной промышленной политики и проектного управления Денис Цуканов сообщил, что всего в России существует 39 официально зарегистрированных промышленных производственных кластеров, 7 из них — в Татарстане.
«А именно: машиностроительный кластер, промышленный и пищевой кластеры, кластер строительных технологий, Камский машиностроительный кластер, межрегиональный промышленный кластер „Композиты без границ“ и кластер производителей медицинского инструмента», — перечислил Цуканов. Всего в рамках этих кластеров работает более 130 предприятий РТ, у которых средний уровень промышленной кооперации составляет более 35%, то есть не меньше этого объема производимой продукции они отправляют другим участникам своего кластера.
26 кластеров в этом году и около 30 проектов в 2019-м вправе рассчитывать на госсубсидии. На ближайшие четыре года определено общее госфинансирование — в размере 5,5 млрд рублей. При этом эффективность вложений в кластеры, по мнению замдиректора департамента региональной промышленной политики и проектного управления, уже высока. «На каждый рубль вложенных субсидий из федерального бюджета за три года реализации проектов имеется отдача в виде налогов в 2,5 рубля», — говорит Цуканов.
Бортник заметил, что в числе поручений президента РФ есть и такое: довести число предприятий, занимающихся технологическими новациями, к 2024 году до 50%. Сейчас  — около 7%. Вопрос: как? «А когда возникают вопросы, советоваться по традиции едут в Татарстан», — весело заметил советник гендиректора фонда содействия инновациям, поясняя, почему именно РТ вновь стала площадкой для обмена мнениями.
Также он передал привет участникам форума «от Артема Алексеевича», имея в виду экс-министра экономики РТ Артема Здунова, уехавшего руководить правительством в Дагестан.
Далее о развитии спортивного кластера в РТ с места попросили рассказать министра спорта РТ Владимира Леонова. Он ожидаемо прорекламировал завод по производству клюшек «ЗаряД» от известного хоккеиста Даниса Зарипова, наградную атрибутику от КАМАЗа, а также доски для сноуборда. «Раньше производство сноубордов в Татарстане казалось бредовой идеей, а сегодня они 10 процентов сноубордов в стране продают» — радовался министр.
«Артем Алексеевич все нам „проел“ — давайте делать клюшки», — шутил Бортник, попросив Леонова не останавливаться на достигнутом и продолжить создание новых интересных производств.


«ДЛЯ РОССИИ — НАЦПРОЕКТЫ, А ДЛЯ ТАТАРСТАНА — СВОИ ПРИОРИТЕТЫ»

В 12 принятых нацпроектах заложены огромные средства, так что не зевайте, используйте их для развития региональных приоритетных проектов — такую идею сформулировал директор департамента стратегического развития и инноваций минэкономразвития РФ Артем Шадрин. Для Татарстана он предложил рисовать простую матрицу: по горизонтали — свои приоритетные направления, уже сформированные в кластеры согласно «Стратегии-2030»: нефтегазохимический комплекс, машиностроение, IT, научно-образовательный кластер, фармацевтика, сельское хозяйство и т. д., а по вертикали расположить федеральные интересы в виде нацпроектов и посмотреть, как можно использовать каждый из них в региональных интересах.
«Потому что для федерации надо выполнять программу в среднем по России. Но для субъектов Федерации нужно вытягивать свои приоритетные кластеры. В этом как раз и есть стратегическая задача: концентрировать федеральные возможности на реализацию тех региональных интересов, которые потом внесут свой вклад в решение федеральных задач», — отметил Шадрин.
 «Для России — нацпроекты, а для Татарстана — свои приоритеты», — переформулировал его Бортник.
Из зала спросили, какие нацпроекты, по мнению спикеров, могут внести наибольший вклад в развитие экономики России. Тем понадобилась шпаргалка в виде списка всех 12 нацпроектов, потом, посовещавшись, они отметили нацпроекты «Производительность труда», «Цифровая экономика», «Развитие малого и среднего предпринимательства», «Поддержка экспорта» как напрямую влияющие на ситуацию в экономике.

БЕЗ «КРЕАТИВНОГО БУЛЬОНА» МАКСИМАЛЬНЫЙ РОСТ ЛОКОМОТИВОВ ТАТАРСТАНСКОЙ ЭКОНОМИКИ СОСТАВИТ НЕ БОЛЕЕ 2% В ГОД

Крыловский отметил, что локомотивы традиционной экономики Татарстана образца 2013 года, которая зиждится на сильных предприятиях, созданных в советский период, до 2030 года могут показать рост на уровне 2% годовых. «Их можно напрягать-перенапрягать, увеличивать производительность труда, модернизировать, но 2 процента на таком промежутке времени — это максимальный рост», — сообщил он. Ему ли не знать, ведь именно Леонтьевский центр писал стратегию развития РТ до 2030 года.
По словам управляющего директора консорциума «Леонтьевский центр — AV Group», выйти уровень роста в 4% можно только за счет того, чтобы над этими локомотивами татарстанской экономики нарастить «креативный бульон», инновационную составляющую. «Мы провели исследование и увидели, что кластер Татарстана состоит из 100 сильных, очень устойчивых предприятий. Но какой-нибудь продвинутый иностранный кластер — это от 6 тысяч до 10 тысяч мелких, средних и крупных предприятий, которые внутри кластера производят тысячи конечных продуктов», — отметил Крыловский, констатировав, что Татарстан сможет достичь среднего экономического роста в 4% только в том случае, если в своих кластерах обеспечить производство тысяч конечных продуктов с высокой добавленной стоимостью.
Позднее этот момент корреспонденту «БИЗНЕС Online» прокомментировал Яруллин, который фактически отвечает за развитие нефтегазохимического кластера в Татарстане. «Малый бизнес никто не должен учить, что делать, — он сам ищет свободные рыночные ниши и сам принимает решения. Но где взять деньги, у кого? Банки дадут, но под 20 процентов годовых и с переписыванием всего имущества компании в залог. Бизнес и на такие бы условия пошел, но у него рентабельность — порядка 14 процентов. Есть, конечно, проекты и под 200–300 процентов рентабельности, но их очень мало. Так что корень проблемы — только в российской банковской системе. По моему мнению, банковская система у нас не работает, поэтому национальный проект развития малого бизнеса должен быть на первом месте — только он сможет вытащить и кластеры и всю экономику», — сказал генеральный директор ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг», при этом выразив сожаление, что в списке нацпроектов нет проекта развития промышленности.


«К СОЖАЛЕНИЮ, МНОГИЕ РОССИЙСКИЕ КОМПАНИИ НЕ ВЕРЯТ, ЧТО В РОССИИ МОЖЕТ БЫТЬ СОЗДАН КАЧЕСТВЕННЫЙ ПРОДУКТ»

Исполнительный директор АНО «СОПК „Композиты без границ“» Андрей Гасяк (руководитель композитного кластера, созданного в августе 2018 года по инициативе госкорпорации «Росатом») в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» подтвердил сложившееся впечатление о полезности мероприятия. «Я бы с большим удовольствием и пользой посещал не мероприятия, связанные с кластерами или с производством композитов, а, например, форумы производителей автомобилей. Все как-то тусуются в своем мире, но мы, как производители материалов, должны отслеживать, какие тенденции у наших конечных потребителей», — сказал Гасяк.
По его словам, развитию кластеров мешает дефицит доверия со стороны российских предприятий. «К сожалению, многие российские компании не верят, что в России может быть создан качественный продукт, и изначально ориентируются на заграничное сырье, хотя наше углеродное волокно по всем параметрам входит в число лучших в мире и при этом стоит дешевле зарубежных аналогов. Но когда мы инициировали создание композитного кластера и пригласили около 50 различных компаний на установочную стратегическую сессию на территорию ООО „Алабуга-Волокно“, то по итогам только 20 компаний (из них 11 — из Татарстана) согласились, что кластер может быть для них полезен, и решились войти в него», — рассказал исполнительный директор АНО «СОПК „Композиты без границ“».
Гасяк отметил: малые и средние компании из регионов не верят, что могут получить какие-то меры поддержки от государства. Кто-то считает, что это слишком сложно и затратно, кому-то не хватает времени и специалистов, чтобы заниматься подобным. «Кластер может в этом им помочь, подобрать нужный инструмент. Мы сейчас у себя в кластере формируем карту мер господдержки, где полностью расписываем все существующие субсидии, меры финансовой и нефинансовой поддержки», — сообщил он.

«ЕЩЕ ОДНА СУЩЕСТВЕННАЯ ПРОБЛЕМА — ЭТО ОТСУТСТВИЕ ИННОВАЦИОННОГО ЛИФТА»

Грачева беспокоит ряд проблем, с которыми сталкиваются сегодня участники IT-кластера в Татарстане и в России в целом. 
«Ключевая сложность в том, что IT-компании конкурируют со всем миром, соответственно, они стоят в неравных условиях. Сегодня уровни поддержки бизнесов на старте во всех странах существенно отличаются друг от друга. Стартап на ранней стадии своего развития зачастую не может получить необходимой поддержки», — говорит он. 
Директор IT-парка приводит в пример Швейцарию, где компания, занимающаяся технологической разработкой, может получить до 70% покрытия затрат на R&D. 
«Еще одна существенная проблема — это отсутствие инновационного лифта. На нашем рынке крупные предприятия, являясь потенциальными потребителями инновационных решений, как правило, монополисты, и, как следствие, они не очень конкурентны на мировом рынке. Мотиваций развиваться у них не очень много. И стартапы не могут довести свое решение до внедрения в крупную компанию. Причина простая — помимо того что крупные компании являются монополистами, так у них еще и существует иммунитет ко внедрению всего нового, как у любого крупного бизнеса», — подчеркивает Грачев. Во многих странах ситуация обратная, поэтому маленькие IT-компании нередко уходят на внешний рынок, где легко находят спрос на свои идеи. Исключением в России можно назвать крупные публичные предприятия, которые уже вышли на мировые рынки, начали задумываться о внедрении инноваций, позволяющих эффективно развиваться.
После завершения пленарной сессии конференция «Партнерство для развития кластеров» продолжила свою работу на круглых столах и панельных сессиях, где более углубленно обсуждались конкретные вопросы развития кластеров в РФ.

Источник: www.business-gazeta.ru