«Эксперимент показал несостоятельность»: 12-ю горбольницу Казани национализируют

27.02.2021 08:06



Городская клиническая больница №12 практически национализирована. Республика Татарстан в лице министерства земельных и имущественных отношений РТ, которая ранее имела долю в АО в размере 68,84% (456 086 акций), увеличила ее до 96,68%, получив право распоряжаться 640 502 акциями больницы Фото: Евгений Жура
Тауфик Сафин проработал гендиректором ОАО «Городская клиническая больница № 12» до 2015 года Тауфик Сафин проработал гендиректором ОАО «Городская клиническая больница №12» до 2015 года Фото: «БИЗНЕС Online»
Рамиль Ахметов: «Коммерческая медицина нужна, она занимает определенную нишу, но гарантом в плане оказания медицинской помощи должно быть государство» Рамиль Ахметов: «Коммерческая медицина нужна, она занимает определенную нишу, но гарантом в плане оказания медицинской помощи должно быть государство» Фото: «БИЗНЕС Online»
«До 12-й больницы дорога из «Салават Купере» занимает 12-15 минут, для миллионного города это нормально» «До 12-й больницы дорога из «Салават Купере» занимает 12–15 минут, для миллионного города это нормально» Фото: «БИЗНЕС Online»
Коронавирус только подтолкнул власти ускорить процесс огосударствления ГКБ № 12 Коронавирус только подтолкнул власти ускорить процесс огосударствления ГКБ №12 Фото: Евгений Жура
На данный момент МЗИО РТ консолидировало 96,68% акций больницы Что же даст национализация больнице, ее работникам и пациентам? Что касается врачей, то они смогут получать более высокую зарплату, а это поможет сократить дефицит кадров — в поликлинике он достигает 40%, из-за чего возникают очереди, врачи ведут по два участка Фото: Евгений Жура
«Что касается врачей, то они смогут получать более высокую зарплату, а это поможет сократить дефицит кадров — в поликлинике он достигает 40%, из-за чего возникают очереди, врачи ведут по две участка» В стационаре ГКБ №12 были пролечены порядка 1,9 тыс. пациентов с COVID-19, кроме того, оказывалась амбулаторная помощь Фото: «БИЗНЕС Online»
Колокол звонит по всей частной медицине, которую отрезали от бюджетных денег, считают эксперты
Пионер государственно-частной медицины Казани — горбольница №12 в Авиастроительном районе, приватизированная в 1990-е, — готовится вернуться в лоно государства. Желание получать финансирование по нацпроектам, пониженные зарплаты врачей и растущие налоги заставили руководство клиники распрощаться с мечтой о независимости. Почему эксперимент с передачей акций в руки коллективу врачей потерпел фиаско, выяснял «БИЗНЕС Online».

гчп пошло вспять

Один из примеров государственно-частной медицины в Татарстане — Городская клиническая больница №12 (ГКБ №12), которую возглавляет депутат Государственного Совета РТ Рамиль Ахметов, — практически национализирована. Республика Татарстан в лице министерства земельных и имущественных отношений РТ (МЗИО), которая ранее имела долю в АО в размере 68,84% (456 086 акций), увеличила ее до 96,68%, получив право распоряжаться 640 502 акциями больницы. Об этом сообщается на сайте раскрытия информации. На долю миноритарных акционеров теперь приходится всего 3,32% акций компании. Сейчас в реестре АО их насчитывается 538. Они затаились в ожидании рыночной оценки активов больницы и принудительного выкупа акций.
Напомним предысторию данного лечебного учреждения. В 1990-е больница попала в непростую ситуацию, денег, выделяемых из бюджета, катастрофически не хватало, и больница приняла решение — акционироваться. В 1992 году решением коллектива учреждение приобрело статус арендного предприятия, а в 1996-м было преобразовано в ОАО «ГКБ №12». 40% акций больницы оказалось распределено между врачами и другими сотрудниками больницы, другие 60% остались у предыдущего владельца — города Казани в лице КЗИО. В частности, 4,31% акций перешло главврачу Тауфику Сафину, с 2014 года 0,21% ушло и заместителю гендиректора по лечебной работе Василе Хадеевой. Остальные акционеры — это бывшие и действующие работники больницы. Само же учреждение, действительно, получило толчок в развитии — оно смогло более широко оказывать платные услуги, привлекать кредиты на покупку оборудования. У самих врачей отношение к работе стало совсем иным — теперь они оказались не просто наемными работниками, а собственниками.
Об этом периоде в интервью нашему изданию в 2014 году рассказывал сам Сафин. «Мы, сотрудники-акционеры, стали не только собственниками, но и коллективными меценатами. И теперь все обеспечиваем на свои заработанные средства. Ни рубля не получаем от государства на развитие», — говорил главврач.
С 1990 по 2004 год Сафин избирался депутатом Госсовета РТ. Много лет являлся председателем правления республиканской больничной кассы. Был награжден орденом «За заслуги перед Республикой Татарстан». Сафин проработал гендиректором ОАО «Городская клиническая больница №12» до 2015 года, потом отошел от дел, уступив место более молодому, но опытному Рамилю Ахметову.
ГКБ №12 — одно из крупнейших лечебных заведений Татарстана, расположено в Авиастроительном районе Казани по адресу: ул. Лечебная, 7. Больница построена около 70 лет назад, состоит из нескольких корпусов: поликлиника на 750 посещений в смену, многопрофильный стационар на 450 коек, хирургическое отделение на 90 коек (сейчас оно отдано под «коронавирусный» госпиталь), республиканский центр профпатологий, травматологический пункт, межрайонная патологоанатомическая лаборатория и межрайонная бактериологическая лаборатория. Кроме того, у больницы имеется два филиала — в поселках Кадышево и Сухая Река.
На портале здравоохранения республики сообщается, что больница входит в число пяти крупнейших лечебных объединений в РФ по акционерной форме собственности. К поликлинике прикреплены 40 тыс. человек населения Казани, также учреждение ориентировано минздравом РТ на оказание скорой медпомощи для 200 тыс. жителей столицы (это жители Авиастроительного, а также Московского и Кировского районов). В год только через стационар больницы проходят порядка 13 тыс. пациентов.
Согласно отчету клиники за 2019 год, учреждение оказывает как бесплатную медицинскую помощь по госзаказу, так и платные медуслуги. В 2020 году ГКБ №12 подключилась к лечению пациентов с COVID-19. 10 сентября прошлого года клиника уходила в ковид-отпуск, вернувшись к лечению обычных больных, но уже в начале октября, с нарастанием эпидемии, 12-я больница возобновила прием пациентов с коронавирусом. «Возможно, из-за значительного отвлечения сил и ресурсов на преодоление эпидемии COVID-19 плановые задания АО „ГКБ №12“ на 2020 год по программам ОМС, платным услугам, диспансеризации и профилактическим медицинским осмотрам населения будут выполнены не полностью», — говорится в отчете компании.
В документе также сообщается, что консолидированный бюджет ГКБ в 2019 году оказался равным 533,2 млн, из них 84% поступило от территориального фонда ОМС на выполнение государственного заказа, 11% — от внебюджетной деятельности по оказанию медицинских и иных услуг. На 1 января 2020 года в больнице трудились 662 человека. Средняя зарплата по учреждению составила 37,9 тыс. рублей. За 2020-й выручка от платных услуг, по словам Ахметова, составила 63 млн рублей, что больше, чем в 2019-м. Рост объясняется увеличением объема оказания услуг по профосмотру работников предприятий.
Эффект от приватизации не мог длиться вечно. Закупленное оборудование постепенно ветшало, набранные в предыдущие годы кредиты давили, да и коллектив сильно обновился — кто-то уволился, кто-то вышел на пенсию. Новым сотрудникам, в отличие от челнинского народного предприятия КБК, акций уже никто не предлагал. Так что в коллективе остались всего около 70 работников-акционеров. Кроме того, стремительно менялись законодательство и в целом положение дел в здравоохранении. Приняты и уже много лет работают национальные проекты и госпрограммы, в рамках которых большинство государственных больниц и поликлиник было капитально отремонтировано и оснащено дорогостоящим оборудованием. При этом законы запрещают государству вкладывать средства в частные клиники. Кроме того, врачи негосударственных медучреждений лишены права на доплаты к своим зарплатам по указу президента РФ Владимира Путина в рамках доведения до уровня средней зарплаты по региону.

больница для «Салават купере» и иннополиса

О том, как больница подошла к вопросу смены собственника, «БИЗНЕС Online» рассказал сам Ахметов. Развивать ее как чисто коммерческое учреждение, по его словам, не представляется возможным. «Не потому, что кто-то плохо работает», — подчеркивает наш собеседник. Многие медицинские коммерческие центры, такие как «Медси» (филиал данной сети ушел из Казаниприм. ред.), в которые компании-миллиардеры вкладывали бешеные деньги, приходят к такому же выводу.
«Мое мнение таково: коммерческая медицина нужна, она занимает определенную нишу, но гарантом в плане оказания медицинской помощи должно быть государство, — считает главврач ГКБ №12. — Больнице надлежит быть рентабельной, ей необходимо считать свои расходы, но при этом пытаться извлечь прибыль на всех этапах, включая лекарственные препараты, питание, больница не имеет права». По мнению Ахметова, частные клиники сегодня могут существовать только в двух случаях: или резко повышать тарифы за оказание услуг, или в случае сохранения тарифов на приемлемом уровне государство должно начать помогать с оснащением, капремонтом, дополнительными выплатами врачам.
Кроме того, возникло понимание того, что территория Авиастроя нуждается в мощном медицинском центре, который возьмет на себя часть нагрузки, которая лежит на крупнейших казанских клиниках (РКБ, МКДЦ, 7-я горбольница). С учетом роста плотности населения, застройки новых микрорайонов и пробок на дорогах везти пациента, к примеру, из «Салават Купере» или из Иннополиса в РКБ на скорой помощи далеко и достаточно затратно.
«Мы не говорим про амбулаторную помощь, она должна оказываться на месте. Для этого в „Салават Купере“ есть филиал поликлиники „Спасения“. Мы имеем в виду стационарную и неотложную медицинскую помощь — это хирургия, травматология, все острые состояния, связанные с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Нужна хорошая многопрофильная клиника, которая сможет оказывать весь цикл экстренной медицинской помощи. 7-я больница великолепна, но она уже задыхается. Куда везти таких пациентов? А до 12-й больницы дорога из того же „Салават Купере“ занимает 12–15 минут, для миллионного города это нормально», — объясняет Ахметов.
В беседе с нашим корреспондентом главврач не раз подчеркивает, что высоко ценит заслуги своего предшественника Сафина и благодарен ему за то, что в непростое время благодаря его усилиям была сохранена как сама больница, так и коллектив. «БИЗНЕС Online» обратился к Сафину за комментарием, но тот отказался беседовать, сославшись на то, что он уже свое дело сделал и сейчас находится на пенсии.

Московский инвестор

В январе 2019 года, после того как возникла идея вернуть больницу в лоно государства, комитет земельных и имущественных отношений Казани, которому на тот момент принадлежало 59,9% акций поликлиники, безвозмездно передал свою долю в МЗИО РТ. Остальные акции, то есть порядка 40%, на тот момент оставались записанными на врачебный корпус учреждения.
И тут на пороге больницы появились представители ООО «Киль-Волга». Говорилось, что компания выступит инвестором и поможет с переоснащением клиники современным медицинским оборудованием.
Это крупный поставщик медицинского оборудования и фармацевтической продукции в России. Гендиректором ООО «Киль-Волга» и соучредителем (25%) является Сергей Сидоров, учредители — Рустам Ахметов (27,5%), Ирина Максимова (27,5%), Диляра Хабибова (20%). В 2019 году выручка составила 372,4 млн рублей, чистая прибыль — 17,2 миллиона. Но более известна компания-близнец — по тому же адресу и с теми же учредителями зарегистрировано ООО «Киль-Казань», его выручка по результатам 2019 года составляет уже 1,5 млрд рублей, а чистая прибыль — 40,3 млн рублей. Ранее компания «Киль-Казань» получила контракты на поставку бактерицидных облучателей в ряд госорганов РТ, томографов для нужд минздрава РТ, реанимационных кроватей, аппаратов искусственной вентиляции легких и т. д. «Киль-Волга», кроме того, специализируется на поставках медицинского оборудования и медизделий, а также на техническом обслуживании и ремонте медицинского оборудования.
«Киль-Казань» — филиал основанной в 2005 году московской группы медицинских компаний «Киль», которая является поставщиком более 90 российских, европейских, американских и азиатских заводов-производителей. Рустам Ахметов до недавнего времени являлся соучредителем московской ГМК «Киль», которая имеет 20 филиалов в разных регионах РФ и за рубежом. У московских и казанских «килевцев» в Казани, на ул. Меховщиков, 80, есть совместная производственная площадка — ЗАО «Производственно-торговое предприятие „Киль“» (производство полиэтиленовых пакетов, емкостей из пластмассы, полотна для изготовления бахил и др.), выручка за 2019 год — 112,6 млн рублей, чистая прибыль — 6,2 миллиона.
В августе 2020 года 12-я больница произвела дополнительный выпуск акций общей стоимостью порядка 6 млн рублей (607 288 акций по 10 рублей за штуку). «Киль-Волга» выкупила 184 416 акций и получила право распоряжаться 27,8% акций клиники. Остальные 422 872 акции выкупило МЗИО РТ. Таким образом, госпакет акций вырос с 60% до 68,8%.
Доля миноритарных акционеров при этом, разумеется, размылась с некогда внушительных 40% до скромных 3,32%. По данным компании на 31 декабря 2020 года, у Сафина осталось только 0,36% акций больницы, у Хадеевой — 0,02%. Рустам Ахметов поясняет, что миноритарным акционерам для сохранения их долей, следуя закону, предлагалось докупить «новые» акции, но они не откликнулись.
Наконец, 27 ноября 2020 года МЗИО вышло к акционерам ГКБ №12 с предложением о приобретении принадлежащих миноритариям 206 410 обыкновенных акций больницы по цене 10 рублей за штуку. «Киль-Волга» охотно откликнулась на призыв и уже 20 февраля 2021 года компания распрощалась со всеми своими акциями, сократив свое присутствие в обществе до нуля. Складывается впечатление, что участие инвестора изначально было нужно для того, чтобы выключить из процесса потенциально нелояльных миноритариев. Однако руководство больницы такую версию опровергает.
«„Киль“ планировал, что поставит здесь современное оборудование, что здесь он будет его демонстрировать, из-за чего у него пойдет синергия продаж по другим медицинским учреждениям, — объясняет Ахметов. — Но, когда они вошли, возникли проблемы коронавируса, и „Киль“ принял решение из бизнеса выйти, практически не войдя в него. Ничего не заработали, но и не потеряли ни копейки. К сожалению, в 2020 году объем платных услуг от физлиц снизился в 2 раза —сказались антикоронавирусные ограничения».

национализация акций

Коронавирус только подтолкнул власти ускорить процесс огосударствления ГКБ №12 — стало понятно, что случаются такие нестандартные ситуации, когда возникает острая необходимость в дополнительных койках, но «частный» статус больницы ограничивает возможность вкладывать в ее укрупнение бюджетные деньги.
«Законодательство не позволяет безвозмездно передавать оборудование частным организациям, поэтому [минздраву РТ] пришлось выпускать отдельное постановление, которое предусматривает участие частных организаций в оказании медицинской помощи ковидным пациентам», — поясняет главврач. Только это позволило врачам и медработникам получать все полагающиеся «коронавирусные» доплаты. На момент написания материала в стационаре ГКБ №12 были пролечены порядка 1,9 тыс. пациентов с COVID-19, кроме того, оказывалась амбулаторная помощь.
На данный момент МЗИО РТ консолидировало 96,68% акций больницы. «У нас было коллективное обращение акционеров, которые выразили готовность подписать письмо на имя руководства республики и передать оставшиеся в руках миноритариев акции государству безвозмездно, но мы решили пойти в рамках закона и предложили выкупить их акции по 10 рублей за штуку», — говорит главврач.
Впрочем, никто из миноритариев так и не воспользовался предложением от государства. Казалось бы, чего ради бережно хранить 100–200 акций? Прибыли у больницы невелики — акционеры по итогам года получают дивиденды по 6 рублей за акцию. Но, возможно, акционерам-работникам приятно осознавать себя совладельцами. «Многие не видят коммерческой привлекательности во владении акциями, половина акционеров не обращаются за своими дивидендами, но они приходят в больницу, и их основное желание — получить медицинскую помощь как акционерам, и, естественно, мы им всем помогаем. Хотя в рамках ОМС мы и так оказываем бесплатную медицинскую помощь», — говорит руководитель клиники.
Ахметов пояснил, что многие акционеры ждут рыночной оценки активов больницы, которая должна завершиться в течение месяца. Далее будет запущен следующий этап деприватизации — принудительный выкуп акции у миноритариев. Какова окажется выкупная стоимость, пока неясно, но ожидается, что все-таки выше 10 рублей за акцию. «Спящим» акционерам, которых не получится найти сразу, средства будут переданы через нотариусов. С учетом прописанной в законе длительности подобных процедур к июлю – августу 2021 года больница планирует стать государственной на 100%.
Что же даст национализация больнице, ее работникам и пациентам? Что касается врачей, то они смогут получать более высокую зарплату, а это поможет сократить дефицит кадров — в поликлинике он достигает 40%, из-за чего возникают очереди, врачи ведут по два участка.
Кроме того, появится возможность обновить медицинское оборудование. «Требуется и новое рентгенологическое оборудование, и наркозно-дыхательная аппаратура, и аппараты ИВЛ, флюорограф, маммограф, эндоскопическое оборудование… Все это у нас есть, но оборудование устаревает, ломается», — говорит Ахметов.
Есть также планы по ремонту и реконструкции зданий (расширить поликлинику и приемный покой), даже по строительству нового корпуса для стационара. В целом в планах — вывести больницу в лидеры по качеству оказания медицинских услуг в республике.
В пресс-службе минздрава РТ на вопрос о целесообразности национализации ГКБ №12 нашему изданию сообщили, что в период пандемии государственная медицина показала свою эффективность. «В результате национализации медорганизация будет преобразована в государственное автономное учреждение здравоохранения „Городская клиническая больница №12 города Казани“. ОАО уйдет в стадию ликвидации», — пояснили в минздраве.
В министерстве отмечают: «ГАУЗ „ГКБ №12“ будет включено в реализацию „майских указов“ президента РФ в части доведения уровня заработных плат медицинских работников до средней по региону, реализации национальных проектов и программ по капитальному ремонту больниц».

«Развивать частную медицину по высоким стандартам в данной ситуации невозможно»

«БИЗНЕС Online» попросил главных врачей, экспертов рынка оценить перспективы 12-й больницы как государственной клиники.
Григорий Эйдлин — директор и владелец центра неотложной медицинской помощи:
— Можно сказать, что дала приватизация: больница продолжила свою работу, сохранился стабильный коллектив. 12-я больница очень хороша, ее незаслуженно, на мой взгляд, в свое время забыли. Авиастроительный район считался тогда «краем географии», здесь не было большого количества жилья.
Сейчас пришло понимание, что развивать больницы в рамках коммерческой структуры не есть правильно, к тому же очень сложно. Медицина за 25 лет скакнула далеко вперед. Если раньше покупали оборудование, которое служило 10–15 лет, то сейчас некоторые приборы, купленные всего 5–6 лет назад, уже безнадежно устарели. Акционерное общество сколько заработало, столько и «проело». Развивать частную медицину по высоким стандартам в данной ситуации невозможно. Речь идет не об узкопрофильных клиниках (урология, стоматология), которые вполне успешно существуют в частном секторе, а именно о многопрофильной больнице с поликлиникой, большим стационаром, хирургией и прочим.
Налоговое законодательство очень сильно поменялось за эти 25 лет. Медицинские учреждения тогда были освобождены от ряда налогов, сегодня многие льготы отменили, из-за чего коммерческая медицина стала, мягко говоря, уже не такой шикарно рентабельной. А как подорожало оборудование, которое в основной своей части импортное, а значит, зависит от курса доллара или евро!

Артур Уразманов — владелец сети клиник «Звезда»:
— Мне кажется, вообще никогда по сути 12-я горбольница не была частной — она всегда выполняла госзаказ. Содержать клиническую больницу — в целом дело очень хлопотное.
Это (приватизацияприм. ред.) был эксперимент, который со временем показал свою несостоятельность. Содержать такой большой стационар на коммерческих рельсах очень сложно. В России только в Москве крупные стационары могут быть коммерчески привлекательными. Вообще, стационары, где лежат люди, коммерчески убыточны, если не оказывать высокотехнологические услуги, например искусственное оплодотворение, как в клинике «Мать и дитя» Марка Курцера, и то только в таких крупных городах, как Москва и Санкт-Петербург. А в Казани средний чек низкий, здесь это делать очень сложно. Подобное можно проводить только в условиях небольшой клиники, 20–30 коек, но никак не в таком масштабе, как 12-я горбольница. Там тарифы низкие, никогда денег не заработаешь.

Айрат Фаррахов — депутат Госдумы РФ от Татарстана, бывший министр здравоохранения РТ:
— Когда есть на рынке организации с негосударственной формой собственности, это хорошо. Более того, считаю, если создаются условия для того, чтобы в бюджетной среде (а де-факто здравоохранение — это бюджетная среда) работали негосударственные организации, частные, — это хорошо. Просто сейчас сложилась такая ситуация, когда подобные учреждения исключены из всех федеральных проектов помощи. Была, например, программа создания сосудистых центров, негосударственные учреждения не включались в данную программу и не могли приобретать оборудование, возникли проблемы с доплатами врачам. И проекты, существующие ныне, в том числе нацпроект «Здравоохранение», не включают подобные больницы. Я считаю, что это неправильно: негосударственные больницы управляются более эффективно, и на федеральном уровне важно, чтобы частные клиники наравне с бюджетными учреждениями могли участвовать во всех в программах. Там работают такие же врачи, они оказывают такую же медпомощь, они развиваются, они эффективны — тогда почему они не могут участвовать в нацпроектах, получать по нему выплаты, покупать оборудование?
К сожалению, невозможность их участия в госпрограммах приводит к тому, что их приходится национализировать. Это не всегда эффективно, но это вынужденная мера, хотя частное здравоохранение активно развивается, и я думаю, что в ближайшие лет 10 бюджеты частного здравоохранения могут приблизиться к бюджетам государственным, особенно в крупных городах.

Фарид Галяутдинов — главный врач станции скорой медицинской помощи Казани:
— На сегодня 12-я городская клиническая больница является серьезнейшим звеном здравоохранения Казани и республики, многие годы и сейчас она является ведущей больницей по лор-заболеваниям, по хирургии там обслуживали серьезный район, во время ковида учреждение себя хорошо проявило.
Наверное, времена сейчас диктуют переход к государственной форме собственности. Больница начинает работать по ОМС… А надо понимать, что те нормативные документы, которые применяются в госучреждениях по льготным доплатам, например президентским, не применяются к частным больницам. Люди теряют в зарплатах, слаженный коллектив начинает распадаться. С переходом на государственную форму собственности выиграют, на мой взгляд, кадры: у них увеличится зарплата, они будут иметь государственные льготы. А у нас кадры на первом месте, без них мы ничего не сможем. И когда коллектив работает с другим настроением, выиграет и население.
Я хорошо знаю эту клинику, людей, которые там работают, и, на мой сторонний взгляд, это решение правильное. Такие крупные медучреждения все же должны быть государственными. Для нас, для скорой помощи, тоже важно, чтобы больница работала в штатном режиме, эта больница несет серьезную нагрузку для жителей Авиастроительного района, Жилплощадки. Поэтому, когда я услышал новость, обрадовался. Думаю, сотрудники ждут не дождутся изменений. Насколько мне известно, некоторые специалисты ушли оттуда, потому что, как ни крути, есть разница, получает хирург зарплату 60 тысяч рублей или 30 тысяч.

Источник: m.business-gazeta.ru