«Белочехи – лохи!»: как Казань заново пережила Великую Октябрьскую

8.10.2018 17:20



Съемки «Зулейхи»: на Кремлевской вывалили три «КАМАЗа» грязи, а у колонн КФУ застрелили «пациентку» Сергея Маковецкого
В Татарстане продолжаются съемки фильма «Зулейха открывает глаза». На этот раз съемочная группа захватила центральные улицы Казани, где по крупицам воссоздали батальную сцену обороны города от белочехов. На перекрытой грузовиками Кремлевской палили из винтовок, а окровавленные трупы красноармейцев падали в грязь — так выглядел первый день съемок. Сколько платят за роль трупа и когда казанцам ждать нового нашествия съемочной группы — в репортаже «БИЗНЕС Online».

«ГЛАВНОЕ – В КАМЕРУ НЕ СМОТРЕТЬ…»
«Камера! Мотор! Стоп! Снято!» – именно эти слова накануне чаще всего повторяли на Кремлевской улице Казани, где начались съемки многосерийного фильма «Зулейха открывает глаза» по одноименному роману Гузель Яхиной. Сериал снимает кинокомпания «Русское», он выйдет на телеканале «Россия-1». На все воскресенье «сковородку» КФУ, главное здание вуза и Национальную библиотеку Татарстана превратили в масштабные декорации для съемок батальных сцен взятия города белочехами. Город уже видел такое в 1918 году – теперь, спустя век, это повторилось снова. К счастью, только в кино.
С самого раннего утра около УНИКСа деловито бродили красноармейцы – массовка к батальной сцене. В папахах с красными лентами, суконных шинелях с красными бантами на груди и винтовками Мосина за плечами они кружили на съемочной площадке. Как позже выяснится, винтовки у них были совсем не бутафорские, а вполне себе действующие.
«Главное – в камеру не смотреть», – подсказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» один из красноармейцев.
«И не начать передавать приветы!» – улыбнулся его коллега. Шутку оценила вся толпа. Молодых людей пригласили принять участие в съемках за 1,5 тыс. рублей в сутки. Именно такой прайс опубликовала накануне на своей странице в социальной сети руководитель дирекции «Время кино» Альбина Нафигова. Предложение было адресовано мужчинам в возрасте от 25 до 35 лет, готовым играть «трупы» военных. Такой же ценник выставили для «мужчин с густой бородой в возрасте 40–60 лет на роль трупов жителей». Дешевле обошлись для кинокомпании «Русское» гимназисты, горожане, «симпатичная женщина», нищий и крестьяне – их роли стоили по 700 рублей за смену. Впрочем, большинство актеров массовки пришли не ради денег, а ради соприкосновения с высоким искусством. Прежде всего это касалось красноармейцев, которые почти поголовно были представлены участниками местных военно-патриотических клубов «Легион» и «Витязь», пришедшие на съемки со своим реквизитом. На съемочной площадке они появились в 7:00, и к 9:00 на их лица опустились маски томного ожидания, которое они скрашивали «солдатским» юморком и сигаретами.
Снимать кино в Казани как будто бы не спешили. Массовка в количестве 70 человек была уже полностью готова, а камеры на площадке еще даже не выставили. Таковы будни кинопроизводства: коррективы в съемки внесла погода, накануне в городе прошел дождь, превратив разбросанные по Кремлевской комья земли в небывалое для современного горожанина коричневое болото. Однако съемочную группу это не смущало – похоже, так и было задумано. Как еще передать атмосферу далекого 1918 года в пору осенней распутицы – тогда Казань могла только мечтать о красиво уложенной брусчатке, не говоря об асфальте. Создатели фильма для пущей достоверности забросали грязью всю улицу – от Университетской до Лобачевского. По периметру выставили ограждения, у которых дежурили волонтеры. Их, как и массовку, набирали также накануне – за весь день дежурства по 1,5 тыс. рублей. На территории съемочной площадки сняли все дорожные и прочие опознавательные знаки, перечеркнув 100 лет прогресса. 
Продвигаясь вглубь улицы, корреспондент «БИЗНЕС Online» сразу заметил эпицентр кинособытий – забитые досками окна Нацбиблиотеки и огромная, на половину улицы, баррикада, собранная из старых досок, связанных веревками деревянных ящиков и прочего хлама – всего, что попалось под руку. Наблюдательные гости съемочного процесса заметили, что железных бочек, задействованных при строительстве баррикад, в тот период не было. Хотя какая разница, фильм же не документальный, а художественный. Остальное сделает магия кино: с помощью компьютерной графики замажут надпись КФУ на главном здании и уберут светофоры на перекрестке, а смена планов поможет создать чувство масштабности событий.
Буквально за углом от площадки разместился пункт управления съемочным процессом, вокруг которого сновали люди. Всего на площадке были задействованы 60 человек – от каскадеров до режиссеров и операторов. Сама площадка, по сути, это две палатки: в одной разместился звукорежиссер, в другой – сам режиссер перед двумя экранами playback. Там же установили передвижную гримерную. Художники перед началом съемок с помощью красной краски превращали живых красноармейцев в мертвых. Под конец этого процесса некоторые уже напоминали зомби из фильмов ужасов.
– Я играю мертвого солдата, – рассказал нашему корреспонденту один из актеров Игорь.
– Что будете делать в кадре?
– Ничего. Просто буду неподвижно лежать на земле. Мертвый, – с грустью отметил красноармеец. Его коллегам повезло больше – их в кадре не убивали. Из загримированных актеров особняком держались Виталий и Айваз. Молодые люди на съемках оказались случайно. Виталий рано утром шел на футбол поболеть за друга, но приглянулся создателям фильма. Айваз понравился режиссеру восточной внешностью – он родом из Ташкента. Если красноармейцы в целом могли быть все из одного города, то в Семрук (съемки сибирского поселения проходят в Лаишевском районе, подробности читайте в репортаже «БИЗНЕС Online» – прим. ред.) массовку привозили из разных уголков, чтобы продемонстрировать этническую разношерстность обитателей лагеря. Вот и двух студентов КФУ пригласили посниматься в кино в роли дореволюционных гимназистов.
«Не, ну а что? Прикольно же», – согласились ребята. Правда, что им конкретно предстояло делать в кадре, никто так и не объяснил – пока съемочной группе было не до этого: активно снимали перестрелку красноармейцев с белочехами.
«НЕ ТОПЧИ МОЕ СЕНО, МНЕ ТУДА ПАДАТЬ!»
«Где очки Бакиева? – ругалась на съемочную группу второй режиссер фильма Лилия Пысларь. – Зачем мне актеры на площадке неготовые? Без очков он на Гитлера похож! Зачем мне Гитлер в кадре?»
Действительно, без круглых очков актер, играющий Бакиева, был больше похож на Лаврентия Берию, чем на красноармейского комиссара. Основные съемки вооруженной баталии начались в 10 утра и продолжались несколько часов. По задумке сценаристов и режиссеров на Кремлевской нужно было снять лишь несколько эпичных сцен перестрелки с белочехами – всего 3 минуты экранного времени. Но для этого понадобился не один час съемок и немало снятых с разных ракурсов дублей беготни массовки и стрельбы. Прибавим к этому репетиции перед каждым дублем и получаем полноценный съемочный день. 
«Стреляем по зеленому сигналу светофора!» – шутили актеры во время репетиции. Шум выстрелов им поначалу заменяли скромные «Ба-бах!» из уст самих актеров. Режиссер, как дирижер, лично командовал актерами, давая сигнал, где, кому, когда и в какой позе упасть в грязь. Актеры повиновались, в противном случае на них обрушивалась эмоциональная ругань, под гнетом которой все мигом вставало на свои места.
«Закрыли все рты!» – командовала второй режиссер Пысларь, и пока на съемочной площадке работала камера стояла гробовая тишина – микрофоны чувствительны ко всем посторонним звукам. Пресловутые слова «тишина на площадке» – это не вымысел, а необходимая реальность кинопроизводства.
Отработав все детали во время репетиции, приступили к реальным съемкам. Теперь уже все по-настоящему: и гром выстрелов в направлении белочехов, и кровь, вырывающаяся из груди каскадеров (секрет в пиропатронахприм. ред.), горящие бочки, дым, заполнивший всю съемочную площадку. Казалось, все продолжалось несколько секунд, которые повторялись по кругу снова и снова, пока съемочная группа не добивалась совершенства картинки. За происходящим по экранам следил режиссер Егор Анашкин и, завидев малейший прокол актеров, требовал повторить сцену. Нередко проколы были не связаны с игрой: то сначала у чекиста Ивана Игнатова, роль которого исполняет Евгений Морозов, заклинило пистолет, то красноармейцы стреляли как-то невпопад. К слову, холостых патронов не жалели, равно как и искусственного дыма и здоровья массовки. Порой некоторым неопытным актерам приходилось неподвижно лежать в грязи не один десяток минут, притворяясь мертвыми. Правда, режиссеры про них не забывали, снабжая теплым чаем, кофе и термобельем. По крайней мере, никто из них не жаловался – искусство требует жертв, причем не только моральных, но и физических: одному из каскадеров пиротехникой повредило руку. Режиссер тут же командовал директору площадки: «Перекись тащи!»
Ко всем невзгодам члены съемочной группы и актеры подходили с юмором. «Не топчи мое сено, мне туда падать!» – ерничал один из каскадеров. «Белочехи – лохи!» – кричал Игнатов перед перестрелкой. Ближе к обеду вспомнили и про мнимую буфетчицу, которую обвинили в затягивании съемок сцены.
Стоит заметить, что все это время у оцепления с обеих сторон Кремлевской то и дело собирались зеваки, которые с раскрытыми ртами наблюдали за происходящим. Еще бы – грохот винтовочных выстрелов было слышно по всему центру города. Некоторые из них, как выяснилось позже, даже специально приходили, чтобы посмотреть вживую на то, как снимается кино.
«ТОГО, КАК ЛЮБЯТ СВОЙ ГОРОД ЗДЕСЬ, МЫ ЕЩЕ НИГДЕ НЕ ВИДЕЛИ»
Никто из тех горожан, кто встретился корреспонденту «БИЗНЕС Online» накануне утром, не жаловался на воскресное перекрытие одной из центральных улиц города. По словам продюсера проекта Ильи Папернова, с помощью исполкома Казани и руководства КФУ всех жителей города заранее предупредили о временных неудобствах. Площадку на Кремлевской готовили два месяца, и большую часть времени отняло решение вопросов с местными властями: согласовывалось постановление исполкома о перекрытии, утверждался порядок работы полиции, помощь со стороны ГИБДД, маршруты объездов и прочее. Расстановка декораций происходила с пятницы, большая часть работ проходила в субботу. «Вы видите, в каком состоянии это сейчас все находится. Сейчас заряжены коммунальные службы, которые будут стараться к завтрашнему дню это все убрать. Предварительно у нас перекрытие по 8 октября… Но надеемся, что за ночь мы успеем это все разобрать. Но тут уж как пойдет. Вдруг будет дождь?» – отметил один из собеседников нашего корреспондента. А убирать за собой съемочной группе предстоит действительно много: на Кремлевскую завезли три «КАМАЗа» по 16 «кубов» грязи в каждом. 
Утром в воскресенье на Кремлевской снимали реконструкцию Гражданской войны в Казани, а именно период августа и сентября 1918 года. В фильме эти кадры представят как воспоминания одного из главных героев картины – Игнатова. Так зрители познакомятся с возлюбленным Зулейхи, роль которой исполняет Чулпан Хаматова, а также с доктором Вольфом Лейбе (Сергей Маковецкий). Последний накануне появился на съемочной площадке во второй половине дня. Под колоннами главного здания КФУ сняли кадры убийства пациентки Лейбе. По сути, все осенние уличные съемки в Казани уложились в две точки – у колонн КФУ и баррикад Нацбиблиотеки РТ. 
На этом съемки в Казани не закончились. В осеннюю смену в столице Татарстана еще отснимут интерьеры в музее Арбузова, в доходном доме Киселева, музее Лобачевского, Казанской ратуше, а также во дворе здания КНИТУ на Карла Маркса, 72. «А вот зимой мы опять будем перекрывать Кремлевскую. Но уже от Кремля до пересечения с Чернышевского. Вот этот огромный кусок будет перекрываться для зимней сцены, когда обоз переселенцев будет въезжать в город. Тюрьму будем делать в Кремле. Но это где-то в январе, графики уточнят в декабре», – рассказал Папернов. Не стоит также забывать, что съемки в лаишевском лагере Семрук продлятся примерно до 29 октября. В графики пока укладываются, несмотря на небольшие рабочие проблемы.
«У нас идет такая помощь от исполкома, что вот с этим у нас вообще никаких проблем нет. Я хочу выразить большую благодарность и университету, потому что это по большому счету его территория. Он с большим пониманием отнесся, – отметил продюсер кинокартины. – Нам помогает правительство Татарстана. Там есть финансовая часть. Сказать кто конкретно и сколько – это немного за пределами моей епархии. Организационная помощь, конечно, колоссальна. Так нас нигде не встречали. Я понимаю, что это проект, имеющий непосредственное отношение к истории Татарстана и Казани. Мы много снимаем в различных городах. И я хочу сказать: того, как любят свой город здесь, мы еще нигде не видели».

Источник: www.business-gazeta.ru